Базовые ценности Рахмона

06 февраль 2014
Автор:

Российская 201-я дивизия одновременно привлекает и пугает лидера Таджикистана. Он пытается сохранить монополию на власть и, при этом, не оказаться беззащитным. Похоже, что рядом с российскими военными недостижимо первое, а без них - второе...

Для 201-й базы российских войск в Таджикистане 2014 год станет годом изобилия. Во всех смыслах. Сюда придет больше людей, денег и военной техники, а также — наркотиков, бандитов и террористов. Для Москвы 201-я база — возможность усилить влияние в Центральной Азии после вывода коалиции НАТО из Афганистана. Президенту же Таджикистана Эмомали Рахмону усиление российского присутствия удовольствия не принесет. Однако таджикистанскому лидеру, который всеми силами пытается сохранить монополию на власть, без 201-й базы все-таки не обойтись.

 

Чистота намерений

 

24 января зампред правительства России Игорь Шувалов прилетел в Душанбе, чтобы принять участие в заседании российско-таджикистанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Одним из центральных событий встречи Шувалова с премьером страны Кохиром Расулзодой стал обмен ратификационными грамотами по дислокации 201-й базы ВС РФ на территории Таджикистана.

Обмен грамотами завершил насыщенный и долгий переговорный процесс о расширении российского присутствия в стране. Принципиальное согласие на расширение базы и продление ее пребывания в Таджикистане на 49 лет с начала действия первого договора (т.е. с 1993 года) было достигнуто еще во время встречи президента РФ Владимира Путина с Рахмоном в октябре 2012 года. Однако Душанбе потребовал взамен целый ряд экономических преференций, причем требования эти появились не сразу, а постепенно. В течение 2013 года Россия согласилась выделить Таджикистану 5 млн долл. на борьбу с наркотрафиком, упростить трудовой миграционный режим для таджикистанских граждан, а также поставлять стране нефтепродукты без пошлин в объемах внутреннего потребления. На нефтяной части сделки Душанбе снова заупрямился и заявил: договор по 201-й базе начнет действовать только после того, как в Таджикистане появится первая дешевая нефть. Поставки беспошлинной нефти начались в декабре, что в конце концов доказало Таджикистану чистоту российских намерений.

Впрочем, министр обороны России Сергей Шойгу еще в ноябре начал рассказывать о том, как изменится 201-я база. По его словам, в ближайшие полгода контингент будет вновь доукомплектован до уровня дивизии. Это означает, что численность военнослужащих здесь будет увеличена в три раза (ранее личный состав насчитывал около 7 тыс. человек). Боевая техника 1980-х годов, которая до сих пор находится на вооружении 201-й дивизии, также будет заменена. База получит современные БТРы «Тигр», БМП «Рысь», зенитные комплексы «Тор» и более сотни грузовых автомобилей «Урал» и «КамАЗ». Минобороны, впрочем, решило не заменять танки Т-72 — главную ударную силу 201-й дивизии, сочтя ее достаточно современной. Кстати, замененные вооружения дивизии также перейдут в пользование ВС Таджикистана. Стоимость этого оружия колеблется в районе 150—200 млн долл.

 

 

Обновленные вооруженные силы России будут дислоцироваться на уже привычных им объектах в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе.

 

Афганский гул

 

201-я дивизия — это не только предмет торга для Рахмона, а один из главных факторов стабильной ситуации в стране. Особенно сейчас, когда регион стоит на пороге серьезнейших политических изменений, которые обязательно произойдут после вывода войск НАТО из Афганистана к концу 2014 года.

«Главная проблема заключается в том, что никто не знает, как изменится структура безопасности Центральной Азии после выхода западной коалиции из Афганистана. Граничащий с этой страной Таджикистан, бесспорно, должен быть готов к увеличению наркотрафика и потока боевиков из радикальных исламистских группировок, — заявил в интервью "МП” эксперт Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Андрей Арешев. — Однако никто не может предугадать, насколько эти потоки будут велики и как конкретно они будут перемещаться».

Эксперт добавил, что эти проблемы с безопасностью Таджикистана могут усугубить и пограничные споры с Киргизией. «Между пограничными войсками двух стран 11 января произошла стычка, — добавил Арешев. — Этот конфликт давний, и еще долго не будет исчерпан».

Таким образом, военное присутствие России в Таджикистане в ближайшей перспективе будет способствовать стабилизации обстановки. А это, в свою очередь, пойдет только на пользу режиму Рахмона.

 

 

Москва выбирает Рахмона

 

Об этих новых угрозах Эмомали Рахмон предпочел не говорить во время предвыборной президентской кампании в прошлом ноябре. Ему было незачем: политический режим Рахмона построен таким образом, что любой сильный оппозиционный голос заглушается или становится вне закона.

Президент не участвовал в предвыборных дебатах, объяснив это тем, что у него мало времени. Вместе с тем по телевидению постоянно крутились сюжеты об успехах Таджикистана при Рахмоне, огромные плакаты с президентом висели на всех крупных улицах городов, а официальные оппозиционные кандидаты во время дебатов хвалили президента, за себя практически не агитировали и призывали избирателей выбрать по совести — самого подходящего кандидата. К слову, слоган «Самый подходящий кандидат» был одним из предвыборных лозунгов того же Рахмона.

Именно с президентскими выборами многие эксперты связывали тот факт, что переговоры о 201-й базе затянулись. С момента объявления договора в октябре 2012 года до голосования 7 ноября 2013 года Рахмон делал очень скромные шаги по ратификации соглашения. Подвижки наметились только за месяц до выборов, когда Путин пригласил Рахмона в Сочи на саммит СКБ ОДКБ. 18 сентября — в тот же день, когда стало известно о приглашении, — Рахмон направил договор по 201-й базе на ратификацию в парламент.

Мелочный торг Душанбе вокруг базы вызван опасениями Рахмона, что Москва может существенно повлиять на таджикистанский политический процесс. Один из главных аргументов — 1 млн трудовых мигрантов из Таджикистана, которые работают в России и находятся под постоянной угрозой депортации. Если Москва примет решение выдворить их на родину, где нет надежд на достойную зарплату, это существенно усилит оппозиционные настроения в Таджикистане.

Дело в том, что Рахмон уже многие годы не может вывести страну из экономического кризиса, настолько глубокого, что рецессия 2008 года на него практически не повлияла. ВВП Таджикистана составляет около 17,5 млрд долл., что делает страну второй по бедности в Центральной Азии после Киргизии (ее ВВП составляет 13 млрд долл.). Половину таджикистанского ВВП составляют денежные переводы мигрантов из России. Кроме того, Таджикистан занимает первое место в мире по числу брошенных жен. В такой ситуации президент страны не может не чувствовать себя заложником России.

По словам источника, близкого к дипломатическому процессу между двумя странами, Рахмон очень остро реагирует на все заявления Москвы, которые могут свидетельствовать о нежелании использовать 201-ю базу для поддержки его власти.

«Например, генсек ОДКБ Николай Бордюжа в одном из своих недавних интервью заявил, что 201-я база не собирается вмешиваться во внутренние дела Таджикистана, если в стране возникнет политический кризис. Рахмон, узнав об этом, стал срочно выяснять через дипломатические каналы, насколько серьезно стоит воспринимать это заявление», — рассказал собеседник «МП».

 

 

Когда снаряды были большими

Виктор Крюков, полковник ВС РФ, бывший начальник штаба 201-й дивизии: «Российское руководство в то время больше всего опасалось обвинения во вмешательстве во внутренние дела государств, получивших независимость после развала СССР. Такая позиция отражалась и на нас. Поэтому о ведении боевых действий в интересах какой-либо противоборствующей стороны, а тем более в интересах России, просто не могло быть речи. В отчетных материалах ООН того времени есть упоминание о том, что дивизия сохраняет полный нейтралитет и выполняет свои задачи в условиях невмешательства во внутренние дела республики. Для ООН эта позиция выгодна тем, что она дает возможность объявить всему миру, что только благодаря действиям наблюдателей было достигнуто перемирие между правительством и оппозицией. Однако реально главную роль в процессе примирения, опираясь на имеющийся военный потенциал, играли командование 201-й дивизии, Коллективных миротворческих сил, посольство РФ в Таджикистане. Лидерами противоборствующих сторон в первую очередь принималось во внимание именно их мнение, а не пришельцев с Запада. Одной из особенностей того времени было то, что личный состав 201-й мсд проживал не в закрытых и изолированных от внешнего мира военных городках, а снимал жилье у местного населения. И даже на бытовом уровне наши люди призывали к прекращению гражданской войны. Зачастую выросшие в Таджикистане россияне примиряли враждующих. Об этом огромном и неоценимом вкладе личного состава в достижение мира пока никто вслух не говорил».


201-я база между тем сыграла одну из ключевых ролей в политической биографии Рахмона. Если бы российские войска в 1992 году не поддержали Народный фронт Таджикистана (НФТ), боровшийся против исламистских боевых групп, сегодня страна вряд ли бы имела должность президента.

Таджикистан после развала СССР поделился на два противоборствующих лагеря: сторонников светской власти (к ним примкнуло бывшее советское руководство) из НФТ и сторонников исламского развития страны (этот лагерь включил в себя и радикальных исламистов). С обеих сторон боевые группы управлялись полевыми командирами. Рахмон (до «таджикизации» фамилии его звали Рахмонов) в то время был рядовым председателем колхоза и быстро попал под влияние Сангака Сафарова — одного из главных лидеров НФТ.

Будущий президент Таджикистана не прогадал. НФТ при поддержке российских войск вытеснил исламистов с территории стран и продвинул Рахмона сначала на пост главы Кулябского облисполкома, а после — на пост председателя Верховного Совета Таджикистана. Сангак Сафаров погиб при до сих пор не выясненных обстоятельствах в 1993 году, что развязало Рахмону руки. В 1994 году он выиграл президентские выборы и начал строить свое государство.

 

Жертвы гражданской войны в Таджикистане 1992–1993 года: от 20 до 60 тыс. человек погибло 195 тыс. беженцев 1 млн перемещенных лиц материальные потери — более 10 млрд долл.

 

Сегодня власти Таджикистана не хотят вспоминать, что значили в 1990-х годах для страны российские военные. Во время официальных встреч Эмомали Рахмон благодарит и выражает уважение российским военнослужащим 201-й базы. Однако газета «Имруз News», принадлежащая брату жены Рахмона (единственная газета в стране, которая печатается 5 раз в неделю), периодически публикует статьи, ставящие под сомнение необходимость присутствия российских войск на территории Таджикистана.

По данным «МП», во время контактов с американскими дипломатами Эмомали Рахмон жаловался, что не доверяет представителями своего аппарата, так как они работают на Москву. Но пока реальной альтернативы 201-й базы у Душанбе нет. Если во время операции НАТО в Афганистане США и интересовались возможностью сотрудничества с Таджикистаном, то дальше обучающей программы для таджикистанских пограничников дело не пошло.

Теперь же США постепенно покидают Афганистан, и Рахмону, очевидно, придется смириться с тем, что 201-я база продолжит защищать его безопасность.

 

Не совсем ветераны

Насколько Россия ценит боевой опыт 201-й таджикистанской дивизии — тоже вопрос открытый. Военнослужащие ВС РФ, прошедшие гражданскую войну в Таджикистане, до сих пор сталкиваются с большими трудностями, пытаясь присвоить себе статус ветерана боевых действий, который существенно расширит их набор социальных льгот. Дело в том, что по внешнеполитическим причинам Россия не признает гражданскую войну в Таджикистане полноценной войной, а в документах у ветеранов 201-й базы значится: «принимал участие и привлекался к выполнению задач в зоне вооруженного конфликта в Республике Таджикистан». 

русский. 6 февраля 2014 19:22 цитировать
Таджикистон-зебо,рахшони!
Рулёв Виктор 13 февраля 2014 14:11 цитировать
там ещё были пограничник из России которых Рахмонов всё таки убрал из республике ..Путин на вовремя встречи в 2012 году дал команду разобраться с проблемой ветеранов боевых действий в Таджикистан, прошло 1.5 года и правительство не спешить выполнять поручения президента всем по барабану мало ли что он сказал )))...
Крюков Виктор 14 февраля 2014 18:09 цитировать
Не на поспешно вырытой меже,
Где рвут на части отчие богатства.
На обагренном кровью рубеже
Мы защищали равенство и братство.

Не в танках, пушках и не в штык-ноже,
Мы никогда не видели кумира.
А только одного хотели - мира,
На обагренном кровью рубеже.
(А.Рамазанов)
Воины 201 дивизии и пограничники, десантники и спецназовцы. Все, кто волею судьбы оказался в то время в Таджикистане, продемонстрировали истинное стремление к достижению мира на Таджикской земле. В борьбе за это многие погибли, получили ранения(у них в документах записано"при исполнении обязанностей военной службы") , были удостоены государственных наград за "мужество и героизм, проявленные при выполнении задач в условиях сопряженных с риском для жизни", но основная часть имеет только запись в учетных документах "принимал участие в выполнении задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте". Сегодня принят закон о признании их ветеранами боевых действий. Но наше Российское Правительство плюет им всем в лицо, требуя письменных подтверждений о непосредственном участии в боевых действиях. Эта фраза придумана была в 2000 году.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив