В последнее время на поле российско-японских отношений вновь нарастает напряженность дискуссии вокруг так называемых «северных территориях», под которыми японская сторона подразумевает четыре острова из состава южной группы островов Большой Курильской гряды (Кунашир и Итуруп) и Малой Курильской гряды (Шикотан и архипелаг Хабомаи). 

Японцы считают их своей «суверенной территорией» и с завидными постоянством и настойчивостью, а то и наглостью требуют от России «возврата» их под юрисдикцию Японии. Именно это выдвигается Токио основным условием своего согласия на подписание с Российской Федерацией, как правопреемницей Советского Союза, мирного договора по итогам второй мировой войны, в которой Япония потерпела сокрушительное поражение от Советского Союза и США. То есть, с августа 1945 г. и по настоящее время (70 лет) Россия и Япония юридически продолжают находиться в состоянии войны.

 

Общие сведения об островах Южной Курильской гряды

Характеристики

Кунашир

Шикотан

Итуруп

Хабомаи

Площадь, км.кв

1580

225

6725

100

Размеры, км х км

123х7-30

27 х 5-13

200 х 6-46

Архипелаг

Население, чел

8000

2100

6400

Пограничники

Админ. центр

Южно-Курильск

Малокурильское

Курильск

 

Тема «северных территорий» - явно не новая, но с учетом существующих геополитических реалий, тенденций и происходящих изменений в расстановке сил в зоне Азиатско-тихоокеанского региона (АТР) в начале второго десятилетия 21 века требует быть рассмотренной еще не один раз. Задачами такого рассмотрения должны быть, во-первых, доведение до читателей и российской общественности не фрагментарной и деформированной, а полной и объективной картины ситуации вокруг проблемы островов и, во-вторых, формулирование объективных выводов из оценки обстановки и некоторых дополнительных предложений по российской политике в отношении навязываемой нам Японией и ее покровителем в лице США проблемы Курильских островов.

Выдвигая свои претензии на владение упомянутыми выше островами, японцы прибегают к манипулированию сомнительными историческими фактами, замалчиванию невыгодных для них исторических и политических событий, а также к односторонней трактовке в свою пользу отдельных положений межгосударственных договоров, соглашений и некоторых опрометчивых и не продуманных заявлений российских должностных лиц.

В Токио замалчивают факты японских военных преступлений в ходе второй мировой войны в зоне Тихого и Индийского океанов, на территориях Китая и Кореи. Но именно эти преступления легли в основу принятых международным сообществом послевоенных санкций против милитаристской Японии. Она была принуждена к безоговорочной капитуляции со всеми вытекающими из этого международно-правовыми последствиями. Япония была признана агрессором, подвергнута демилитаризации и военной оккупации Соединенными Штатами. Она была лишена всех ее внешних территориальных «приобретений» и принуждена к принятию новой конституции, по которой лишалась права иметь классические вооруженные силы, наступательные вооружения и применять разрешенные ей ограниченные «Силы самообороны» за пределами национальной территории.

Справедливости ради при этом нельзя обойти вниманием и факты преступных и антигуманных действий против самих японцев. В первую очередь - это не вызванные военной необходимостью атомные бомбардировки Соединенными Штатами мирных японских городов Хиросима и Нагасаки (6 и 9 августа 1945 г. соответственно). Тем не менее, сегодня именно США являются главным адвокатом Японии в вопросе о «северных территориях». И японцы эту услугу спокойно принимают. Кроме того, излишне суровые условия нахождения в советском плену японских военнопленных привели к смерти многих из них на чужбине уже в послевоенное время, и это еще долго будет омрачать российско-японские отношения.

В этой статье мы не будем останавливаться подробно на страноведческой и политико-дипломатической истории Курильских островов и Сахалина, так как это очень объемная тема, и глубокое погружение в нее только отвлечет наше внимание от рассмотрения главных на сегодня вопросов: оценки обоснованности претензий Японии на т.н. «северные территории», влияния территориальных претензий Японии к России на общую военно-политическую ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, уточнению задач внутренней и внешней политики Российской Федерации на Дальнем Востоке и в АТР в целом.

Вокруг проблемы Курильских островов за два с небольшим столетия скопилось бесчисленное множество всякого рода документов, свидетельств, результатов научных исследований, легенд, домыслов, фальсификаций и т.п. На эту тему защищены десятки диссертаций. Опубликовано множество статей. Изучив большое число материалов по рассматриваемой теме, приходишь к твердому убеждению в необоснованности японских территориальных претензий к России, об отсутствии у японской стороны не только историко-правовых, но и моральных оснований для этого.

Во-первых, имеется достаточно свидетельств и доказательств того, что русские по времени значительно опередили японцев в системном освоении Курил. В частности, первый российско-японский договор, регулирующий отношения двух стран вокруг островов (т.н. Симодский трактат) был подписан только в 1855 г., т.е. более, чем на два столетия позже первых посещений островов русскими (1646 г.), появления там первых русских промысловых поселений и установления подданными российского государя деловых контактов с местными племенами айнов, обращения последних в российское подданство и православие и т.п.

Еще с 1639 года военными правителями Японии— сегунами— был установлен жесткий режим изоляции, который окончательно был отменен только в 1767-68 годах. В результате изолированности Японии, ее отгороженности от внешнего мира на протяжении более двух столетий всякие контакты с иностранными го­сударствами были строго запрещены. Ограниченная внешняя торговля велась лишь с Китаем и Голландией, самим же японцам под страхом смертной каз­ни запрещалось как покидать родину, так и строить морские суда, способ­ные удаляться от берега на сколько-нибудь значительное расстояние. Ре­жим изоляции, таким образом, искус­ственно удерживал страну в рамках ее исторических средневековых границ и потому никак не способствовал рас­ширению территории. Япония, помимо этого, не входила в европейское «Содружество наций», и поэтому на нее не распространялись и не могли распространяться междуна­родно-правовые нормы христианского мира, в том числе нормы, касавшейся территориальных приобретений. И, наконец, вплоть до середины XIX столетия северная японская граница не простиралась дальше половины (юго-восточной части) острова Хоккайдо-Матмая. Остров Хоккайдо считался Японией иноземной территорией, и только незначительная часть его была заселена и освоена. В конце 70-х годов русские купцы доходили до Хоккайдо и пытались завести торговлю с местными жителями. Россия была заинтересована в приобретении продовольствия в Японии для русских промысловых экспедиций и поселений на Аляске и островах Тихого океана, но завязать торговлю не удавалось, так как это запрещал закон об изоляции Японии 1639 года, который гласил:

На будущее время, доколе солнце освещает мир, никто не имеет права приставать к берегам Японии, хотя бы он даже и был посланником, и этот закон никогда не может быть никем отменен под страхом смерти".

 

Таким образом, если Япония не считала своей террито­рией даже северную половину Хоккайдо, то как могли принадлежать ей острова южной части Курильского архипелага, лежащие севернее Хоккай­до. Этот факт признают и весьма авто­ритетные японские исследователи.

Во-вторых, все договоры, заключенные между Россией и Японией по Курильским островам и острову Сахалин (Симодский трактат 1855 г., Петербургский трактат 1875 г., Портсмутский договор 1905 г.) появились на свет в совершенно специфических условиях, когда России приходилось параллельно с «мелкими неприятностями» на Дальнем Востоке заниматься куда более серьезными проблемами (Крымская война 1853-1856 гг., события в Европе, внутриполитический кризис 1905-1907 гг. и др.), уделяя им главное внимание. То есть, упомянутые три договора по существу были навязаны России под внешним давлением, силой и не могли иметь под собой прочной исторической и правовой основы.

Правительство российского императора Александра II главным направлением своей политики сделало Ближний Восток и Среднюю Азию и, опасаясь оставлять неопределенными свои отношения с Японией на случай нового обострения отношений с Англией, пошло на подписание так называемого Петербургского трактата 1875 года, согласно которому все Курильские острова в обмен на признание Сахалина русской территорией переходили к Японии. Александр II, который до этого в 1867 году продал США Аляску за символическую и по тем временам сумму - 11 миллионов рублей, и на этот раз совершил крупную ошибку, недооценив стратегическое значение Курил, которые в дальнейшем были использованы Японией для агрессии против России. Царь наивно полагал, что Япония станет миролюбивым и спокойным соседом России, и когда японцы, обосновывая свои претензии, ссылаются на трактат 1875 года, то почему-то забывают о его первой статье, где есть такие слова:

... и впредь будет установлен вечный мир и дружба между Российской и Японской империей".

 

В-третьих, согласно нормам и практике международного права, подписание Японией 2 сентября 1945 г. Акта о безоговорочной капитуляции означало прекраще­ние существования Японии как субъекта международ­ных отношений, демонтаж прежнего госу­дарства, утрату им суверенитета и всех властных полномочий, которые переходили к победителям, а уж те сами оп­ределяли условия мира и послевоенного устройства. На месте прежнего возник новый субъект международного права. А это может означать только то, что современная Япония еще в 1945 г. лишилась всяких прав на контролировавшиеся прежним правящим режимом захваченные в разные годы и разными путями территории, и сегодняшние апелляции японской стороны к упомянутым выше договорам не имеют никакой юридической силы.

Кстати, в 1905 г. на военно-морской базе США в Портсмуте при заключении мирного договора японская сторона требовала от России в порядке контрибуции весь остров Сахалин. Когда русская сторона заявила, что это противоречит российско-японскому трактату 1875 года, японцы ответили, что «война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся на сегодняшний день обстановки». Т.е. предшественники нынешних японских политиков, сами того не подозревая, высказались в духе современных норм международного права.

Думать надо, что говоришь! За свои слова придется отвечать, правда, часто не тебе самому, а твоим преемникам и потомкам. И в свое время бывший Председатель Совета Министров (правительства) СССР Алексей Николаевич Косыгин имел все основания для того, чтобы ответить японцам по поводу их территориальных притязаний: «Границы между СССР и Японией следует рассматривать как итог второй мировой войны».

Произошло то, о чем писал в своем дневнике граф С.Ю. Витте, представлявший Российскую Империю на переговорах в Портсмуте. В частности, он тогда записал, что более унизительного договора он не видел и что эта обида непременно будет отмщена. Так и случилось. В 1945 году наша страна поставила подпись на акте о безоговорочной капитуляции Японии. Сталин произнес свою известную речь, в которой сказал, что черное пятно с истории страны ликвидировано.

В качестве небольшого и поучительного отступления можно сказать, что Россия явно поспешила с подписанием Портсмутского мирного договора на известных нам сегодня условиях. На нее оказывали сильное политическое и экономическое давление США и Великобритания. Они настаивали на быстрейшем заключении мирного договора России с Японией, так как полагали, что в итоге войны Токио явно и серьезно усилит свои позиции в Тихом океане, что не отвечало интересам американцев и англичан. Но при этом нелишне отметить, что именно Вашингтон и Лондон подталкивали Японию к войне против России и финансировали японскую военщину. Они даже не могли себе представить, что японцы в полной мере используют прием внезапного массированного удара с моря по стратегическим объектам противника для получения первоначального успеха в войне (1904 год – российский Порт-Артур, 1941 год – американский Перл-Харбор). Как говорится, «не рой другому яму, ибо сам в нее попадешь!».

Россия, несмотря на понесенные ею поражения на сухопутном фронте в Маньчжурии и на море (Мукденское сражение, захват японцами Порт-Артура, Цусимское морское сражение и др.), непрерывно наращивала свой потенциал на театре войны и в случае продолжения военной кампании имела все возможности для разгрома японцев. И последние это чувствовали. Но не все в России, особенно «наверху», это понимали. Что касается Японии, то она, понеся огромные потери на фронте и испытывая большие экономические трудности, уже была не в состоянии успешно продолжать войну. Тем не менее, они блефовали, убеждая Россию в своей мощи. И им это удавалось.

Тогда что же помешало России переломить войну в свою пользу? Я думаю, что здесь сыграли свою роль следующие факторы.

Во-первых, это неповоротливость, беспечность и непредусмотрительность российской государственной и военной машины на первом этапе войны и неадекватность их решений и распорядительных действий ситуации на ее завершающем этапе.

Во-вторых, императорский дом России и российский Генеральный штаб не владели в полном объеме всей стратегической информацией, что не позволяло им принимать правильные, адекватные стратегической обстановке решения. Работа российской разведки в русско-японской войне была, что совершенно очевидно, недостаточно эффективной.

В-третьих, это явные, недопустимые в ходе войны изъяны в системе принятия и реализации решений. В окружении императора Николая II несколько групп принятия решений, зачастую взаимоисключающих друг друга.

В-четвертых, в России, как это часто бывало, в обществе и среди некоторой части военных по отношению к противнику существовали настроения, которые после войны с Японией стали называться шапкозакидательскими («Да мы их шапками закидаем!»). Недооценка противника всегда оборачивается неприятными и опасными неожиданностями.

Что касается моральной стороны японских требований, то здесь все еще более ясно. Русские люди никогда не ступали на японские острова с оружием в роли агрессоров и поработителей. Японцы же находились в этой роли на территории нашей страны с 1905 по 1945 гг. (оккупация принадлежавших России Курильских островов и Южного Сахалина) и в 1918 – 1922 гг. (действия японского экспедиционного корпуса на российском Дальнем Востоке). Хорошо известны и огромные масштабы разграбления японцами в эти годы природных богатств России.

Япония цепко держалась за Курилы и Сахалин, будто чувствуя предстоящее возвращение их истинного хозяина. 20 января 1925 года, после длительных и непростых переговоров в Пекине, Япония и СССР установили дипломатические отношения, подписав Пекинский договор. СССР был вынужден признать положение, сложившееся в >1905 году в результате русско-японской войны, однако отказался признать «политическую ответственность» за Портсмутский договор.

История возникновения соперничества и борьбы России и Японии за контроль над Курильскими островами уходит своими корнями к середине 18 века и, как представляет себе японская сторона, продолжается до сих пор. Но у России иная позиция на этот счет. Сегодня у России нет оснований и причин говорить, что она продолжает эту борьбу. Москва не считает, что у нее с Японией есть какие-то противоречия и споры по вопросу о принадлежности Курильских островов. Эти острова – суверенная часть российской территории, и России не о чем спорить с Японией. Предмета спора не существует с момента подписания 2 сентября 1945 г. на борту американского флагманского линкора «Миссури» уполномоченными представителями императорской Японии, США, Советского Союза и других стран документа под названием «Акт о безоговорочной капитуляции Японии». >

Следует напомнить, что вопросы о роли милитаристской Японии во второй мировой войне, о ее ответственности за агрессивные действия в зоне Тихого океана, на территории Китая, Кореи и на других океанских территориях, а также о ее послевоенном правовом статусе неоднократно рассматривались союзными государствами антигитлеровской коалиции.

В Каирской декларации от 27 ноября 1943 года указывалось, что цель союзных держав (США, Великобритании и гоминдановского Китая) заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане, которые она захватила или оккупировала с начала первой мировой войны. Кстати, Китай представлял Чан Кайши. В этом заявлении также говорилось, что Япония должна быть лишена территорий, захваченных ею посредством насилия (в частности, её колоний — Кореи и Тайваня).

Три великих союзника выразили свою решимость оказывать неослабевающее давление на своих жестоких врагов на море, на суше и в воздухе. Это давление уже усиливается. Три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрессию Японии. Они не стремятся ни к каким завоеваниям для самих себя и не имеют никаких помыслов о территориальной экспансии. Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане, которые она захватила или оккупировала с начала первой мировой войны 1914 г., и в том, чтобы все территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике. Япония будет также изгнана со всех других территорий, которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности. Вышеуказанные три великие державы, помня о порабощенном народе Кореи, решили, чтобы в должное время Корея стала свободной и независимой. Имея в виду эти цели, три союзника, в согласии с теми из Объединенных наций, которые находятся в состоянии войны с Японией, будут продолжать вести серьезные и длительные операции, необходимые для того, чтобы обеспечить безоговорочную капитуляцию Японии".

 

На Ялтинской конференции СССР, США и Великобритания11 февраля 945 года достигли письменной договорённости о вступлении Советского Союза в войну с Японией при условии возвращения ему после окончания войны Южного Сахалина и Курильских островов (Ялтинское соглашение глав правительств США, СССР и Великобритании по вопросам Дальнего Востока). По условиям договорённости, Советский Союз должен был вступить в войну не позднее трёх месяцев после победы над Германией. 5 апреля 1945 года >В.М.Молотов пригласил посла Японии в СССР Наотакэ Сато и от имени Советского правительства сделал заявление о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 г.

Чтобы не уходить далеко от истории с советско-японском пактом о нейтралитете, следует остановиться на мотивах сторон, заключивших его. Советский Союз, что совершенно очевидно, стремился избежать войны на два фронта. А такая опасность существовала реально. Что же касается военного кабинета министров Японии, то он пошел на заключение пакта о нейтралитете с единственной целью: повременить, посмотреть, как пойдут дела у гитлеровской Германии в начальный период войны против СССР, и выбрать удобный момент для вступления в войну. Об этом говорят следующие события. 2 июля 1941 г. японское руководство приняло решение о нападении на СССР в случае успешного продвижения германских войск вглубь советской территории. 4 августа 1941 г. на заседании японского правительства были сформулированы «Основные принципы дипломатических переговоров с Советским Союзом». В документе говорилось о необходимости заставить советскую сторону вывести войска с территории Дальнего Востока, принудить СССР к прекращению помощи Китаю и передать Японии Северный Сахалин, Камчатку, а также территории к востоку от Амура.

Я думаю, что нам в России все это забывать нельзя. Следует хорошо помнить прошлое. Для того, чтобы знать, кто в 1941 году хотел отрезать себе пол-России, а сегодня прикидывается обиженным и требует «возвратить» им «северные территории». Неважно, что японская военная машина была разрушена, а ее создатели и операторы - наказаны. Остались потомки, которые ничего не забыли и, что совершенно очевидно, не забудут.

Из опубликованных в Японии стенограмм имперских совещаний 1941 года известно, что японское военное руководство проводило подготовку к нападению на Советский Союз, и даже была определена дата — 29 августа 1941 г. В начале 1942 г. Япония заключила с Германией и Италией соглашение, по которому при вступлении Японии в войну против СССР устанавливалась линия разграничения зон влияния по меридиану города Омска. Т.е. японцы нацеливались практически на всю Сибирь. За годы войны СССР с Германией японская армия 779 раз нарушила границу, японская авиация 433 раза вторгалась в воздушное пространство Советского Союза, военно-морской флот Японии незаконно задержал 178 и потопил 18 советских торговых судов. Кстати, эти акты агрессии осуществлялись японскими войсками, дислоцировавшимися на Курильских островах. Внезапный удар японцами по главной американской военно-морской базе Перл-Харбор на острове Оаху (Гавайские острова) 7 декабря 1941 г. также был нанесен японскими авианосными силами, базировавшимися на Курилах. Именно такое базирование позволяло японцам обеспечить скрытность подготовки удара по Перл-Харбору. Реально Япония не считала себя связанной пактом о нейтралитете, и не он удержал ее от нападения на СССР, а мощные группировки вооруженных сил, которые Советский Союз был вынужден держать на дальневосточных рубежах, не имея возможности применить их на советско-германском фронте.

Вот таков он, «нейтралитет» по-японски!

При таком положении пакт о нейтралитете между Японией — союзницей Германии, и СССР — союзником США и Англии, воевавших с Японией, очень быстро потерял смысл. Законность вступления Советского Союза в войну с Японией не вызывает сомнений, хотя кое-кто и пытается обвинить СССР в вероломстве.

В пункте 8 Потсдамской декларации, подписанной главами правительств Соединенных Штатов, Соединенного Королевства и Китая 25 июля 1945 г., говорилось, что условия Каирской декларации будут выполнены, и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми более мелкими островами, которые укажут союзники — без упоминания островов Курильской гряды:

Условия Каирской декларации будут выполнены и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем».

 

Совершенно очевидно, что союзники СССР по антигитлеровской коалиции в лице США, Соединенного Королевства и их вассалов уже в 1943 году, после того как Советский Союз в одиночку сломал хребет гитлеровскому вермахту, а окончательное поражение фашистской Германии стало лишь вопросом времени, принялись активно продвигать свои послевоенные геополитические интересы.

Что касается Японии, то в отношении нее политиками западных союзников СССР преследовались самые решительные цели: нанести японской военщине и ее вооруженным силам полное поражение, изгнать японцев из всех захваченных ими в зоне Тихого океана островных и материковых территорий, запереть Японию в пределах ее исторической островной территории, ввести в отношении Японии ряд политических, конституционных, военных и иных ограничений, которые впредь не позволяли бы японцам даже в мыслях покушаться на интересы США и их западных союзников в зоне Тихого и Индийского океанов. Об этом было ясно сказано в Каирской декларации.

Но в отношении интересов СССР, в частности, о возвращении ему отобранных Японией у России в разное время, под разными предлогами и пусть даже переговорным путем и подписанием соответствующих договоров Курильских островов и Южной части острова Сахалин в упомянутых декларациях, как можно видеть, никакой конкретики не было. Все вокруг да около и вилами по воде.

Было ясно, что западные союзники в отношении Японии хотят решить три задачи. Во-первых, примерно и жестоко (вспомните американские ядерные бомбардировки японских городов) наказать Японию, поставить ее на колени и заставить Токио в дальнейшем играть по американским правилам. Во-вторых, обеспечить использование японской территории в качестве своего рода «непотопляемого авианосца» США (что впоследствии и было сделано), а саму Японию превратить в одного из ключевых военных партнеров США на Дальнем Востоке. В-третьих, сохранить Японию, этого многолетнего опасного соперника и противника России на ее восточных морских границах, в качестве постоянно ноющей занозы советской (российской) политики и внешней угрозы в зоне АТР.

В Москве видели все эти замыслы и маневры своих союзников. Именно поэтому советское руководство в лице И.В.Сталина и В.М.Молотова решило присоединиться к Потсдамской декларации только 8 августа 1945 г., т.е. одновременно с объявлением войны Японии. Этот демарш был нужен для того, чтобы повлиять на позицию союзников в вопросе о возвращении Советскому Союзу всех Курильских островов и южной части Сахалина. Без закаленных в годы войны Великой Отечественной войны Вооруженных сил СССР американцы еще долго возились бы с японцами в Тихом океане, неся при этом огромные потери.

2 сентября 1945 г., меньше чем через месяц после вступления СССР в войну против Японии, был подписан акт о безоговорочной капитуляции «страны восходящего солнца». На борту американского линкора «Миссури» с американской стороны акт подписал генерал Дуглас Макартур, от Советского Союза - генерал-лейтенант военной разведки Кузьма Николаевич Деревянко. От Японии этот акт подписали министр иностранных дел М.Сигемицу и генерал Умедзу.

Вот первые две статьи акта о капитуляции:

  1. Мы, действуя по приказу и от имени императора, японского правительства и японского императорского генерального штаба, настоящим принимаем условия декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединенных Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился и СССР, каковые четыре державы будут впоследствии именоваться союзными державами.
  2. Настоящим мы заявляем о безоговорочной капитуляции союзным державам японского императорского генерального штаба, всех японских вооруженных сил и всех вооружённых сил под японским контролем вне зависимости от того, где они находятся…»

Запись в Акте о принятии Японией условий Потсдамского заявления (декларации) имело принципиальное значение, так как это означало согласие Токио на возврат под контроль СССР всех Курильских островов и всего Сахалина.

3 сентября 1945 г. дипломатический обозреватель агентства Рейтер писал: «заявление Генералиссимуса Сталина, что Советский Союз получит обратно Южный Сахалин и Курильские острова, расположенные к северу от Японии, не явилось сюрпризом для информированных лондонских кругов, где возвращение этих территорий считалось неизбежным со времени вступления России в войну на Дальнем Востоке. Возвращение этих территорий подразумевалось в Потсдамском обращении к народу Японии, где говорилось, что японский суверенитет будет ограничен основными японскими островами и "теми небольшими островами, которые мы выберем".

29 января 1946 года Меморандумом №677 Главнокомандующего силами Союзных Держав в зоне Тихого океана генерала Дугласа Макартура из состава территории Японии были исключены Курильские острова (острова Тисима), группа островов Хабомаи (Хабомадзе), острова Шикотан (Сикотан) и Сахалин (Карафуто).

 

2 февраля 1946 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР на этих территориях была образована Южно-Сахалинская область в составе Хабаровского края РСФСР, которая 2 января 1947 года вошла в состав новообразованной Сахалинской области в составе РСФСР.

 

Подведение итогов послевоенного урегулирования вокруг Японии завершим рассмотрением Сан-Францисского мирного договора между странами антигитлеровской коалиции и Японией. Договор был подписан 8 сентября 1951 г. и официально завершил вторую мировую войну, закрепил порядок выплаты репараций союзникам и компенсацийпострадавшим от японской агрессии странам. И что интересно, статья 2 этого договора гласит, что Япония отказывается от всех прав и правооснований на остров Сахалин и Курильские острова:

Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.»

 

Таким образом, Япония сама отказалась от территориальных притязаний к нашей стране, подкрепив это своей подписью. Но, заметьте, в тексте Договора нет даже намека на то, к кому от японцев переходят эти острова.

Проект договора был подготовлен в период "холодной войны" без участия СССР и в нарушение принципов Потсдамской декларации. При обсуждении Договора Сан-Франциско в сенате США была принята односторонняя резолюция, содержавшая следующую оговорку: «Предусматривается, что условия Договора не будут означать признание за СССР каких бы то ни было прав или претензий на территории, принадлежавшие Японии на 7 декабря 1941г., которые наносили бы ущерб правам и правооснованиям Японии на эти территории, равно как не будут признаваться какие бы то ни было положения в пользу СССР в отношении Японии, содержащиеся в Ялтинском соглашении».

Так бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции отплатили советской стороне за ее верность союзническому долгу и усилия по разгрому милитаристской Японии. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Хорошо известен американский прагматизм, согласно которому оказанная услуга ничего не стоит.

Советская сторона в Сан-Франциско предложила своим западным партнерам внести в текст договора положения о демилитаризации и демократизации Японии. Представители США и Великобритании заявили нашей делегации, что они приехали сюда не для того, чтобы обсуждать, а подписать договор и поэтому ни одной строчки менять не станут. Представители Советского Союза, Чехословакии и Польши, участвовавшие в конференции, отказались его подписать. Глава советской делегации А.А.Громыкосделал упор на то, что на конференцию не пригласили представителей КНР, и в тексте договора не закреплены территориальные права Китая на Тайвань, Пескадорские(архипелаг из 64 островов в Тайваньском проливе) и Парасельские острова (группа островов в Южно-Китайском море), а также суверенитет СССР над Южным Сахалином и Курильскими островами. С точки зрения западного договорного права вопрос о принадлежности Южных Курил после Сан-Франциско остался неопределенным. Курилы перестали быть японскими, но не стали советскими.

Советско-японские и российско-японские отношения в послевоенный период складывались крайне противоречиво и неоднозначно, хотя в чем-то и последовательно. СССР и РФ твердо стояли на позициях окончательно решенной по итогам второй мировой войны территориальной проблемы в отношениях с Японией. Японцы же, которые вели себя вполне смирно до начала 50-х годов, затем явно под влиянием Вашингтона, державшего в своих руках основные рычаги управления внутренней и внешней политикой Токио, в 1955 г. предъявила СССР претензии на все Курильские острова и южную часть Сахалина. И удивляться здесь нечему: уже вовсю шла «холодная война», а Япония к тому времени уже превратилась в политического партнера и военную союзницу США.

В чем сила и слабость советской и российской дипломатии? Сильными ее сторонами являются профессионализм дипломатической службы, богатые традиции, опыт, уважение к международному праву, договороспособность и гибкость, верность своим обязательствам и, я бы сказал, ее человечность.

Слабые стороны, как ни странно, порождены ее достоинствами. Например, профессионализм не позволяет российской дипломатии действовать теми же недостойными приемами, которыми нередко пользуются некоторые зарубежные коллеги. Излишний романтизм дипломатической службы России и иногда ее неоправданная торопливость не позволяют точно просчитать конечный результат собственных усилий. К слабостям дипломатии России можно отнести и ее неготовность отстаивать свою обоснованную точку зрения перед руководством страны, недостаточную жесткость при решении вопросов, затрагивающих национальные интересы.

Вот и в случае с японским демаршем 1955 года советская сторона, не разобравшись досконально в американо-японской игре, поспешила выйти на переговоры с японцами и уже 19 октября 1956 г. подписала Совместную декларацию СССР и Японии о прекращении состояния войны между двумя государствами и восстановлении дипломатических и консульских отношений. Японцам удалось добиться согласия СССР на передачу ей после заключения мирного договора островов Хабомаи и Итуруп. Согласитесь: полутора-двух лет для выхода на такие решения – это чрезвычайно мало. И потом – обменивать свою территорию на чисто символическую бумагу мирного договора не имеет никакого смысла. Это означало бы, что не СССР (сегодня Россия), а именно Япония является победителем в войне 1941-1945 гг.

Как можно согласиться с этим? К чему такая спешка, что или кто подгоняли советскую дипломатию? Об этом сегодня можно только гадать, хотя понятно, что это во власти высшего политического руководства страны. Можно предположить, что своим согласием на передачу японцам указанных островов СССР рассчитывал разорвать наметившуюся стратегическую связку Япония-США и не допустить появления на Дальнем Востоке нового антисоветского военно-стратегического альянса. Есть версия, что в условиях холодной войны советский лидер Н.С.Хрущёвхотел передачей двух островов и заключением мирного договора подвигнуть Японию к принятию статуса нейтрального государства, по аналогии со Швейцарской Конфедерацией или Австрийской Республикой. Однако позже японская сторона отказалась от подписания мирного договора под давлением США, которые пригрозили, что в случае снятия Японией претензий на острова Кунашир и Итуруп, в состав Японии не будет возвращен архипелаг Рюкю с островом Окинава, который на основании Статьи 3 Сан-Францисского мирного договора тогда находился под управлением США.

Планам Москвы не было дано реализоваться. 1960 года Япония подписала с СШВ Договор о взаимодействии и безопасности, согласно которому японские власти разрешили американцам пользоваться в течение последующих 10 лет военными базами на своей территории, содержать там сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. Этим договором был продлен подписанный 8 сентября 1951 годаяпоно-американский «Пакт безопасности», являвшийся юридической базой пребывания американских войск на японской территории.

Все эти события поставили крест на расчетах Москвы. 27 января 1960 года правительство СССР заявило, что поскольку японо-американский договор о взаимодействии и безопасности направлен против СССР и КНР, советское правительство отказывается рассматривать вопрос о передаче Японии островов, поскольку это приведёт к расширению территории, используемой американскими войсками. В памятной записке советского пра­вительства от 28 января 1960 г. указывалось, что в результате подписания договора безопасности с США Токио способствовал созданию нового положения, при котором невозможно осуществле­ние советского обещания о передаче островов Малой Курильской гряды, поскольку Москва не может содействовать тому, чтобы передача указанных островов Японии привела к расширению тер­ритории, используемой иностранными войсками. В документе ука­зывалось, что Хабомаи и Шикотан будут переданы «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией... ». Япон­ское правительство отреагировало заявлением, что намерено неот­ступно добиваться возвращения не только островов Хабомаи и острова Шикотан, но и других исконных японских территорий. В ответ советское правительство в памятной записке от 22 апреля 1960 г. заявило, что «территориальный вопрос между СССР и Японией решен и закреплен соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться».

С тех пор СССР вплоть до 1991 г. официально придерживался позиции, согласно которой территориальной проблемы в советско-японских отношениях не существует. Между тем известно, что в начале 1970-х годов Кремль в зондажном порядке предложил То­кио заключить мирный договор на основе Совместной декларации 1956 г. Однако японское правительство отклонило этот вариант.

Период 60-х - начала 90-х годов ХХ столетия в советско-японских отношениях характеризовался отсутствием каких-либо заметных событий и подвижек в сближении позиций сторон по территориальному вопросу.М.С.Горбачева 19 апреля 1991 г. было подписано Совместное заявление, в котором снова была затронута проблема островов. Статья 4 Совместного заявления гласила: «Премьер-министр Японии Тосики Кайфу и Президент СССР М. С. Горбачев провели обстоятельные и углубленные переговоры по всему комплексу вопросов, касающихся разработки и заключения мирного договора между Японией и СССР, включая проблему территориального размежевания, с учетом позиций сторон о принадлежности островов Хабомаи, острова Шикотан, острова Кунашир и острова Итуруп». Японский джинн островных надежд снова был выпущен на свободу, рамки которой для Японии, казалось, существенно расширились с развалом Советского Союза.

Новый российско-японский этап «островной дипломатии» начался осенью 1993 года. Сразу же после трагический событий 4 октября 1993 г. в Москве, где по прямому указанию президента Бориса Ельцина был расстрелян парламент страны – Верховный Совет, состоялся визит президента РФ в Японию. Ельцину нужно было одобрение своих действий со стороны ведущих государств мира, и он ее получил в Токио.

В статье 1 «Токийской декларации о российско-японских отношениях» было записано: «…Премьер-министр Японии передал Президенту Российской Федерации следующее послание лидеров стран "семерки": "Мы сожалеем, что в результате спровоцированных в Москве сторонниками бывшего парламента вооруженных столкновений имели место многочисленные человеческие жертвы, но вместе с тем приветствуем, что обстановка нормализуется, восстанавливаются законность и порядок, включая уважение прав человека. Мы вновь подтверждаем, что наша поддержка проводимому Президентом Б.Н.Ельциным курсу демократических и экономических реформ остается неизменной, и выражаем большую надежду на то, что в результате проведения свободных и справедливых, с широким народным участием выборов в новый парламент родится подлинно демократическое общество, которое будет отражать волю народа, и реформы получат дальнейшее продолжение".

В статье 2 Декларации говорилось:

Президент Российской Федерации и Премьер-министр Японии, придерживаясь общего понимания о необходимости преодоления в двусторонних отношениях тяжелого наследия прошлого, провели серьезные переговоры по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Стороны соглашаются в том, что следует продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора путем решения указанного вопроса, исходя из исторических и юридических фактов, и на основе выработанных по договоренности между двумя странами документов, а также принципов законности и справедливости и таким образом полностью нормализовать двусторонние отношения. В этой связи Правительство Российской Федерации и Правительство Японии подтверждают, что Российская Федерация является государством-продолжателем СССР и что все договоры и другие международные договоренности между Советским Союзом и Японией продолжают применяться в отношениях между Российской Федерацией и Японией».

 

Интересные тексты! Чем больше вчитываешься в них, тем острее чувствуешь всю их драматичность, трагичность и одновременно фальшь. Они много могут сказать и о первом российском президенте, и о панических настроениях его окружения, и о российской дипломатической службе тех лет, но еще больше – о японцах и их союзниках по пресловутой «семерке», так «переживавших» за судьбу демократии в России. Не случайно японская сторона включила Токийскую декларацию в список базовых документов, на которые она постоянно ссылается в своих нынешних переговорах и территориальных претензиях к России.

Дальнейшая динамика российско-японских дипломатических контактов, переговоров и маневров вокруг проблем мирного договора и Курильских островов выглядела следующим образом.

12 ноября 1997 г. в Красноярске состоялась первая в истории взаимоотношений России и Японии неформальная встреча руководителей двух государств. Как сообщалось по итогам этой встречи, «Красноярский саммит стал этапным событием в отношениях с нашим дальневосточным соседом, положившим начало их продвижения в направлении партнерства. Президент Б. Н. Ельцин и японский премьер-министр Р. Хасимото сформулировали новые принципы российско-японских отношений взаимное доверие, взаимная выгода, долгосрочность, тесное экономическое сотрудничество. Значительное внимание было уделено проблеме мирного договора. Руководители стран отметили необходимость развязывания этого узла, омрачающего отношения России и Японии и договорились приложить все усилия, чтобы заключить мирный договор к 2000 году на основе Токийской декларации».

18—19 апреля 1998 г. в японском курортном местечке Кавана состоялась вторая неформальная встреча Президента России Б.Н. Ельцина с Премьер-министром Японии Р. Хасимото. По поводу этой встречи сообщалось, что «она еще раз подтвердила, что в российско-японских отношениях складывается благоприятная, конструктивная атмосфера. Во главу угла выдвигаются задачи всеобъемлющего дружественного сотрудничества между Россией и Японией с прицелом в XXI век… Детально обсуждалась проблема мирного договора. Была подтверждена верность принципам Токийской декларации 1993 года в качестве основы продвижения к его заключению. Б.Н. Ельцин предложил выйти за рамки традиционного формата мирного договора и разработать масштабный двусторонний документ — ориентированный в XXI век договор о мире, дружбе и сотрудничестве между Россией и Японией».

13 ноября 1998 г. в Москве президентом Б.Н.Ельциным и была подписана Московская «Декларация об установлении созидательного партнерства между Российской Федерацией и Японией». Это был широкоформатный документ с большими заявками и обещаниями на перспективу. Именно поэтому японская сторона сразу же включила его в перечень базовых документов по вопросам японско-российских отношений.

5 сентября 2000 годасостоялся официальный визит нового Президента России В. В. Путина в Японию. Переговоры В. Путина с премьер-министром Японии И. Мори были сфокусированы на таких ключевых аспектах, как стратегическое сотрудничество в мировых делах, развитие двусторонних торгово-экономических связей и проблема мирного договора.

25 марта 2001 г. в Иркутске состоялась встреча президента России и премьер-министра Японии. По итогам встречи было сделано заявление руководителей двух стран, в котором стороны в очередной раз «с удовлетворением констатировали динамичное развитие российско-японских отношений во всех областях» и провели углубленное обсуждение проблемы мирного договора на основе положений, согласованных в Заявлениикутском заявлении была зафиксирована готовность сторон вести дальнейшие переговоры о заключении мирного договора на основе принятых прежде документов, включая Совместную декларацию СССР и Японии 1956 года, Совместное советско-японское заявление 1991 года, Токийскую декларацию о российско-японских отношениях 1993 года, Московскую декларацию об установлении созидательного партнерства между Российской Федерации и Японией 1998 года, Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии 2000 года по проблеме мирного договора.

Стороны подтвердили, что Совместная декларация СССР и Японии 1956 года представляет собой базовый юридический документ, положивший начало процессу переговоров о заключении мирного договора после восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Исходя из этого, они согласились ускорить дальнейшие переговоры в целях заключения мирного договора путем решения вопроса о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи и таким образом достичь полной нормализации двусторонних отношений на основе Токийской декларации о российско-японских отношениях 1993 года. Была достигнута договоренность об активизации переговоров в целях достижения взаимоприемлемого решения и в ближайшее возможное время определения конкретного направления движения к заключению мирного договора. В очередной раз стороны подтвердили, что будут продолжать сотрудничество, связанное с островами Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, направленное на создание благоприятных условий для скорейшего заключения мирного договора.

 

Иркутская встреча политических лидеров РФ и Японии и их заявление от 25 марта 2001 г. подвели промежуточный итог послевоенного российско-японского политико-дипломатического переговорного марафона по вопросам мирного договора и Курильских островов. Других событий подобного масштаба после Иркутска в истории отношений двух стран пока не было.

Бросается в глаза то, что периоды политической и дипломатической активности в российско-японских отношениях в XIX и XX столетиях совпадали по времени с обострением внутренних проблем в России или с усилением давления на нее извне. Эти совпадения можно представить в виде нижеследующей таблицы.

 

СОБЫТИЯ РОССИЙСКО-ЯПОНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ВНУТРЕННИЕ ИЛИ ВНЕШНИЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИИ

Симодский трактат1855 г.

Крымская война 1853-1856 гг.

Петербургский трактат1875 г.

Глубокая вовлеченность России в противоборство европейских держав. Военные операции России в Туркестане. Нарастание внешней военной экспансии Японии

Портсмутский мирный договор 1905 г.

 

Нарастание внутриполитической напряженности. Политическое и финансовой давление на Россию со стороны США и Великобритании

Совместная декларация СССР и Японии от 19 октября 1956 г.

Разгар «холодной войны». Попытка СССР вывести Японию из состава антисоветского фронта

Совместное советско-японское заявление от 19 апреля 1991 г.

Провал политики перестройки М.Горбачева, острая финансово-экономическая ситуация в стране

Токийская декларация октября 1991 г.

Острейший внутриполитический конфликт в России, углубление политического раскола в обществе, расстрел режимом Ельцина Верховного Совета России

Московская декларация об установлении созидательного партнерства меду Российской Федерацией и Японией от 13 ноября 1998 г.

Снижение политического авторитета режима Б.Ельцина после финансового дефолта России 1998 г., попытка привлечь в Россию японские инвестиции

Природа этих совпадений в общем понятна: главные внешнеполитические интересы и задачи Российской империи, СССР и России в этот исторический период были в Европе, на Ближнем Востоке и на Юге (Кавказ, Туркестан). Вопросы дальневосточной политики оставались при этом немного в стороне. Российские власти стремились в них глубоко не увязать, решать их быстро переговорным путем, за счет временных уступок, в крайнем случае – ответными силовыми мерами. Японию приходилось каким-то образом сдерживать и часто задабривать, чтобы она сильно не отвлекала Россию от ее внутренних забот и внешних дел на западе и юге. Что же касается Японии, то она, как мы уже успели заметить, сегодня всегда готова отозваться на приглашение к переговорам с Россией с тем, чтобы еще раз напомнить ей о «северных территориях».

После иркутской встречи 25 марта 2001 г. в течение последнего десятилетия темы мирного договора и диалога по территориальным вопросам российско-японских отношений поднимались все реже и реже. Российская политическая элита, по-видимому, разуверилась в возможности договориться с Токио по проблеме заключения мирного договора без территориальных уступок японцам. А желания идти на эти уступки у российских политиков все меньше и меньше. И действительно, во имя чего отдавать соседу свое то, что нам самим очень нужно? Ведь Россия кроме японского «спасибо» ничего больше не получит, а потерять может очень много. Но мы это здесь рассматривать не будем. Это отдельный вопрос, и мы обязательно к нему вернемся в другой раз.

В позиции России и ее руководства по проблемам российско-японских отношений, похоже, назревают серьезные изменения, в результате которых Москва вообще уйдет от любых контактов и переговоров с Японией по территориальным вопросам, не будет проявлять настойчивость в вопросе о заключении мирного договора с Японией ценой территориальных уступок, продолжит диверсификацию внешних торгово-экономических связей в рамках АТЭС. В то же время искусственно сдерживать развитие торгово-экономических связей с Японией Москва, судя по всему, не будет. Если эти связи успешно работают на благо обеих стран, то пусть работают.

Факторами, которые объективно могут вызвать изменения в подходах российской стороны к рассматриваемым в данном обзоре вопросам российско-японских отношений, являются:

Во-первых, изменения в долгосрочной стратегии развития России, в которой регионам Сибири и Дальнего Востока отдаются многие приоритеты. Дальний Восток должен стать исходным рубежом долговременной политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Стратегическое значение Курильских острова в этой ситуации будет только возрастать.

Во-вторых,это возрастание значения для развития России ресурсного потенциала Восточной Сибири и Дальнего Востока, в том числе шельфа Сахалина и Курильских островов.

В-третьих,появление у Японии активных и мощных экономических и политических конкурентов в АТР (КНР, Тайвань, Южная Корея, Малайзия, Сингапур и другие). Это объективно ослабляет позиции японских фигур на шахматной доске российских интересов в АТР. Япония перестает быть для России на Дальнем Востоке той единственной страной, с которой только и имело смысл сотрудничать, учиться у нее всяким японским премудростям и т.п. Оказывается, есть и другие интересные партнеры!

В-четвертых, усложнение военно-политической обстановки в АТР: решение США о наращивании своего военного присутствия в регионе, обострение территориальных споров между государствами, наращивание вооружений, сохранение японо-американского военного сотрудничества, происходящий выход Японии за рамки ограничений, установленных для нее по итогам второй мировой войны.

Развитие российско-японского политического диалога на современном этапе подтверждает изложенные выше выводы и предположения.

Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев в рамках своей рабочей поездки на Дальней Восток 3 июля 2012 г. прибыл на второй по величине остров Южной Курильской гряды Кунашир, где ознакомился с проблемами развития острова, работой местных предприятий и жизнью проживающих на острове российских граждан. Это было второе посещение Д.Медведевым острова. Первая его поездка на него состоялась 1 ноября 2010 г. в ранге президента Российской Федерации. Рабочие поездки на Курильские острова в течение последних нескольких лет совершили другие высокопоставленные лица России: секретарь Совета Безопасности РФ Н.П.Патрушев, первый вице-премьер правительства России И.И.Шувалов, министр обороны России А.Э.Сердюков, бывший министр по делам регионального развития В.Ф. Басаргин и другие. Президент РФ Д.Медведев в феврале 2011 г. заявил, что «…все эти посещения связаны с одним – мы должны уделить внимание развитию курильских территорий».

Как и следовало ожидать, эти поездки вызвали бурю возмущения и протестов высших должностных лиц Японии, заявляющих, что Кунашир и еще три острова Южной Курильской гряды (Итуруп, Шикотан и Хабомаи) «являются исконно японскими территориями». Посещение этих островов официальными должностными лицами России и любая хозяйственная деятельность россиян на них расцениваются японской стороной как покушение на японский суверенитет над этими территориями. В японском дипломатическом лексиконе для этих островов даже придуман термин «северные территории». Бывший министр иностранных дел Японии Сейдзи Маэхара 12 февраля 2012 г. сказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы», что «семь с половиной тысяч японцев хотят вернуться на «северные территории». А прямой начальник министра премьер-министр Японии Наото Кан оценил ноябрьскую поездку 2010 г. поездку российского президента на часть конституционной территории РФ остров Кунашир «непозволительной грубостью».

Кабинет Наото Кана, скомпрометированный своими решениями и действиями по ликвидации последствий катастрофы на атомной электростанции «Фукусима», благополучно ушел в отставку. Но пришедший ему на смену кабинет Йосихико Нода продолжает линию своего предшественника. В июле с.г. уже новый глава МИИД Японии Хоитиро Гемба (в Японии министры иностранных дел могут меняться по несколько раз в году) заявляет: «… Токио относит Кунашир к своим северным территориям, и поездка Медведева на этот остров вступает в противоречие с этой позицией».

По всему получается, что вопрос о т.н. «северных территориях» засел в головах японских политиков настолько глубоко и прочно, что это практически навсегда.

Все вышеизложенное дает возможность сделать следующие выводы.

Первое.Россия имеет все исторические, юридические и иные права на Курильские острова. Это конституционная территория Российской Федерации, и любое посягательство на нее извне, в какой бы форме оно не проявлялось, следует расценивать как угрозу безопасности и национальным интересам России. Наступил тот момент, когда российской стороне необходимо прекратить любые контакты и переговоры с Японией по территориальным вопросам и сосредоточиться на других вопросах развития связей и сотрудничества с этой страной.

Второе. Россия должна считать проблему Курильских островов для себя окончательно решенной. Всю свою политику на этом направлении наша страна должна строить с учетом того, что Курильские острова являются частью суверенной территории страны и нуждаются в таком же и даже больше внимании к себе со стороны федеральных и региональных властей. В ноябре 2011 года министр иностранных дел России Сергей Лавров в очередной раз официально подтвердил позицию Российской Федерации, что «Курилы были, есть и будут нашей территорией в соответствии с теми решениями, которые были приняты по итогам Второй мировой войны». Касаясь Сан-Францисского договора, министр, в частности, заявил: «Все разговоры про какие-то другие документы - декларация Сан-Франциско (которую Советский Союз не подписал) - не имеют никакого значения. Есть Устав ООН, в котором все написано просто и понятно и черным по белому».

Третье. Японцы, конечно, тоже никогда – по крайней мере, до тех пор, пока за их спиной будет маячить тень США – не откажется от своих притязаний на Курильские острова. По всему выходит, что это – военно-политический узел, развязка которого может произойти только силовым путем. Именно поэтому необходимо внимательно следить за тем, как изменяется военная политика Японии и возрождение ее военного потенциала.

Четвертое.Все переговоры российской стороны с официальными властями Японии, подписанные декларации, заявления и другие официальные акты свидетельствуют об одном: японцев интересует исключительно перспектива возвращения на Курильские острова (пока на два или четыре, а затем – как распорядится история). Их, японцев, не интересуют какие-либо половинчатые решения типа согласия России на ностальгические посещения островов детьми и внуками бывших оккупантов и колонизаторов, совместная японо-российская экономическая деятельность в зоне Курил и Сахалина и т.п. Политика Токио на российском направлении формируются их направленным интересом к наращиванию зоны исключительного экономического влияния, доступа к новым источникам природных ресурсов морского дна, расширению контроля над судоходством в северо-западной части Тихого океана и в проливах на выходе из Охотского моря.

Пятое. У Японии сегодня нет никакого интереса к заключению мирного договора с Россией по итогам второй мировой войны на тех условиях, которые предлагает ей российская сторона: сначала договор, а потом продолжение диалога по территориальным претензиям Токио. Отсутствие такого договора не мешает японцам иметь с Россией взаимовыгодные торгово-экономические отношения, получать из России энергоносители и другое сырье, осваивать российские рынки, поддерживать научно-технические и культурные связи. Отсутствие мирного договора и международно признанного территориального размежевания с Россией оставляет для японцев призрачную надежду на то, что им когда-нибудь удастся получить от России то, в чем им сегодня отказывают. Т.е. в этом отношении они боятся лишить себя даже такой невероятной перспективы. Кроме того, это оставляет японской стороне лазейки для оспаривания практически любой хозяйственной и политической деятельности российской стороны на оспариваемых ими островах, браконьерского вылова рыбы и добычи морепродуктов в российской экономической зоне, для контрабандной торговли. Поэтому получить мирный договор с Японией Россия может только ценой территориальных уступок. Ну и зачем нам такой «мирный договор»?

Шестое. Весь опыт отношений Российской империи, СССР и Российской Федерации с Японией подсказывает, что японским политикам никогда не следует верить до конца. Они так себя зарекомендовали. Сами они тоже никому не верят. Это создает серьезные препятствия для конструктивных и результативных переговоров с японской стороной по принципиальным вопросам двухсторонних отношений.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив