«Западная угроза» — ключевая фраза для понимания олимпийского пиара Кремля. Самый масштабный спортивно-инфраструктурный проект в новейшей истории страны приковал к России внимание всего мира. Только вряд ли Кремль доволен полученным паблисити. 

«Олимпиада — не мои личные амбиции, — объяснил Владимир Путин. — Нам нужно встряхнуться. Понять и почувствовать, что мы можем осуществлять масштабные проекты». Что тут скажешь: поняли и почувствовали. Чем меньше времени оставалось до начала Игр, тем милосерднее становилась российская власть. По амнистии вышли на свободу участницы панк-молебна из Pussy Riot. Обвиненным в пиратстве гринписовцам с ледокола Arctic Sunrise позволили покинуть Россию до Нового года. Ну и самая громкая история: Михаил Ходорковский, против которого уже готовилось третье дело, внезапно вышел на свободу и был переправлен в Германию.


Еще полгода назад невозможным казалось любое из этих освобождений, а тут — сразу три. «Можно ли считать, что вы настоящий либерал?» — спросил в январе Владимира Путина журналист Би-би-си. «Так и есть», — ответил президент.


Если идеологи амнистии верили, что это внезапное проявление гуманизма впечатлит мировую общественность, то расчет явно не оправдался. Торжественную церемонию открытия Олимпиады в Сочи отказались посещать Барак Обама, Франсуа Олланд, Ангела Меркель и многие другие. Политическими причинами свою неявку в Сочи объяснила лишь давний критик Кремля литовский президент Даля Грибаускайте. Остальные сослались на напряженный рабочий график.

 

К этому оправданию трудно относиться всерьез, учитывая недавнюю историю. Когда шесть лет назад Олимпиаду проводил злостный нарушитель прав человека Китай, у западных лидеров оказалось куда больше свободного времени. Собственно, из лидеров «Большой восьмерки» в Пекин не приехало лишь трое — британец Гордон Браун, канадец Стивен Харпер и все та же Ангела Меркель. Остальные, включая президента США Джорджа Буша и лидера председательствовавшей на том момент в Евросоюзе Франции Николя Саркози, на открытии Игр были.


На политику еще можно было бы махнуть рукой, но неожиданно удары посыпались и с других сторон. Два теракта в Волгограде подняли в прессе позабытый было вопрос о безопасности праздника спорта. ФБР даже заявило об отправке своей группы в Сочи для защиты американских спортсменов.


Чиновники Международного олимпийского комитета, которые до недавних пор источали в адрес Москвы одни комплименты, внезапно заговорили про деньги. Президент Международной федерации лыжного спорта Жан-Франко Каспер в эфире швейцарской радиостанции заявил, что порядка 30% средств, выделенных на Олимпиаду, было украдено или проведено через сомнительные сделки.

 

К критике Запада Москве не привыкать, да и тактика асимметричных ответов отработана отлично. Беспокоиться вроде бы не о чем, однако непохоже, что в Кремле спокойны. Президент вступает в заочную полемику, объясняет, что коррупции не было, лиц нетрадиционной сексуальной ориентации просит не волноваться и билеты в Сочи не сдавать.

 

Вряд ли «оттепельные» шаги Москвы делались исключительно из желания задобрить Запад — но это обстоятельство при принятии решения точно учитывалось. Однако не сработало. Российские власти настолько увлеклись воссозданием образа «западной угрозы» во внутриполитических целях, что явно не задумались о внешних последствиях. Доверие и симпатии Запада не удалось вернуть одномоментно, едва Кремлю это потребовалось.


Глядя на пустующие кресла в вип-зоне стадиона «Фишт» во время торжественной церемонии открытия сочинских Игр, представителям российской властной элиты будет трудно избавиться от грустных мыслей. Пиар-компания перед Олимпиадой по сути провалилась. Спортивная часть Игр триумфа российским спортсменам также не обещает. В марте, когда отгремят последние выстрелы стартовых пистолетов и болельщики разъедутся по домам, российский бюджет останется один на один с объектами Сочи, счета за которые ему еще долго придется оплачивать.

К следующему крупному спортивному событию — Чемпионату мира по футболу-2018 — чиновники должны подойти с четким пониманием того, что сражения за мировое общественное мнение не выигрываются блицкригом. Вопрос в том, хватит ли у них мужества сделать все необходимые в связи с этим выводы.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив