Бывший глава МВД и МИД ФРГ 86-летний Ганс-Дитрих Геншер, который, по целому ряду свидетельств, принимал непосредственное участие в освобождении главного российского политзаключенного Михаила Ходорковского, в политическом смысле получил от этого не меньше, чем сам опальный олигарх.

Тот факт, что Ходорковского сразу из тюрьмы вывезли в Германию, а в Берлине его встретил Геншер, старейшина Свободной демократической партии (СДП) Германии, резко увеличил вес либералов на немецкой политической арене. Теперь СДП, которая переживает кризис популярности и в прошлом году даже не прошла в парламент страны, надеется на скорое возвращение во власть.


Окрыленный освободитель

На ежегодный съезд СДП, который проходил в здании центрального театра Штутгарта 5–6 января, Ганс-Дитрих Геншер прибыл в своем традиционном желтом жилете и голубой рубашке (желтый и голубой — официальные цвета партии). На этот раз он был однозначно одной из главных фигур мероприятия: после того как в декабре за ним закрепился имидж спасителя Ходорковского, внимание прессы к его персоне возросло в разы. Геншер даже заготовил для журналистов каламбур, который на русский переводится примерно как «Я пришел сюда не обиженным и оскорбленным, а окрыленным».


Один из старейшин немецкого либерального крыла, который уже много лет не занимался большой политикой, выступая на многочисленных не слишком важных мероприятиях как авторитетный, но не обладающий властью дипломат, в 2014 году Геншер внезапно для всех вновь обрел реальное влияние в партии. Благодаря ему немецкие СМИ с интересом взглянули и на нового лидера СДП Кристиана Линднера, которого объявили на том же съезде 5 января. Ведь если бы не было истории с Ходорковским, избрание Линднера воспринималось бы только как попытка сменить руководство на фоне глубочайшего кризиса партии. Но теперь, когда за спиной Линднера возник «гений тайной дипломатии» Геншер, с СДП вновь начали считаться.

 

Практически все немецкие СМИ представили освобождение Ходорковского и его стремительный перелет в Германию как «триумф немецкой тайной дипломатии». Общая канва такова: Ганс-Дитрих Геншер был знаком с бывшим главой нефтяного концерна «ЮКОС», поддерживал с ним хорошие отношения и близко к сердцу принял его конфликт с президентом Владимиром Путиным и последующее заключение опального олигарха в тюрьму. Примерно два года назад (т.е. когда Ходорковский сидел уже более семи лет) Геншер решил начать тонкую дипломатическую кампанию по освобождению бизнесмена. С Ходорковским он поддерживал связь через адвоката. С Путиным Геншер встречался дважды: в июне 2012 года и в 2013 году.

 

В прошлом ноябре Геншер сообщил заключенному бизнесмену о существенном изменении позиции Путина: если раньше для освобождения Ходорковского требовалось, чтобы он признал вину по делу хищения прибыли «ЮКОСа», то теперь Кремль на этом не настаивает. Бизнесмен ответил, что на таких условиях готов подписать прошение о помиловании. 19 декабря Владимир Путин в ходе пресс-конференции заявил, что Ходорковский будет помилован. На следующий же день бизнесмен покинул колонию в Сегеже на служебном автомобиле УФСИН, в Петрозаводске его посадили на самолет до Санкт-Петербурга, а оттуда — до Берлина. Там на взлетно-посадочной полосе его встречали Геншер и Александр Рар, научный директор Германо-российского форума.

 

Как заявил Рар в интервью «МП», Геншер использовал весь свой дипломатический опыт, для того чтобы подтолкнуть Кремль к освобождению Ходорковского, однако им вряд ли двигало желание возобновить политическую карьеру. «Для Геншера поезд все-таки ушел, ему уже 86 лет, он прекрасно это понимает и точно не видит себя как будущий руководитель СДП. Но это одновременно является его сильной стороной: он более свободен в политических маневрах».

 

«Если бы освобождение Ходорковского произошло до 22 сентября 2013 года, когда прошли выборы в бундестаг, СДП, конечно же, осталась бы в парламенте», — считает Александр Рар. По данным последних немецких соцопросов, сегодня рейтинг партии вновь составляет около 5%, а не 2%, как было всего пару месяцев назад.  


Тонкий подход

Немецкий дипломат, похоже, знал подход к Путину и его окружению. Пик долгой и яркой политической карьеры Геншер переживал в конце 1980-х годов, когда Берлинская стена уже начинала рушиться — в кабинетах руководителей ФРГ, ГДР и СССР.

Геншер, в то время работавший главой МИД Западной Германии, провел немало встреч с советским руководством, чтобы объединение ФРГ и ГДР прошло без эксцессов. Путин же, в то время офицер КГБ на службе в ГДР, не мог не следить за деятельностью Геншера, главного поборника идеи «разрядки напряженности» с СССР.


Геншера и Путина роднит еще одно обстоятельство. Немецкий дипломат не понаслышке знает, как общаться с советскими спецслужбами. Он занимал пост министра внутренних дел ФРГ с 1969 по 1974 год.


После блестяще проведенной «разрядки» 1980-х годов опыт одновременно дипломата и спецслужбиста Геншеру понадобился только 30 лет спустя, когда начались переговоры об освобождении Ходорковского.

 

 

Неудобная юность

Ганс-Дитрих Геншер приложил много усилий, чтобы преодолеть негативный шлейф своей биографии. В 1944 году в возрасте 17 лет он был записан в члены НСДАП — по собственным словам, вопреки желанию. В 1945 году Геншер записался в Вермахт, желая стать офицером запаса. Он принимал участие в битве за Берлин, однако его война продлилась недолго: он попал в американский плен в звании ефрейтора незадолго до капитуляции Германии.


В 1952 году Геншер, получивший образование юриста и работавший по специальности в ГДР, бежал в ФРГ. В том же году он вступил в СДП и начал сочетать активную политическую деятельность с адвокатской практикой. Тогда началось его восхождение как политика-либерала. Геншер возглавлял СДП с 1974 по 1985 год.

 

Без союзников

Помощь Геншера пришлась очень кстати для его соратников-либералов. С 2011 года в Германии прокатилась череда скандалов, в результате которых лишились высоких должностей несколько крупных политиков, на поддержку которых опиралась СДП.


Самый громкий из скандалов был связан с президентом Германии Кристианом Вульфом. До февраля 2012 года он был одним из популярнейших политиков правящего Христианско-демократического союза (ХДС) и главным протеже Ангелы Меркель, а СДП, в свою очередь, считала его достойным доверия союзником. С 2003 года Вульф успешно возглавлял коалицию ХДС и СДП в федеральной земле Нижняя Саксония. Поэтому в 2010 году, когда Вульф баллотировался на пост президента Германии, тогдашний глава СДП Гидо Вестервелле с готовностью поддержал его кандидатуру.

 

Вульф стал самым молодым и популярным президентом современной Германии, что положительно отражалось и на рейтинге СДП. Однако в 2011 году вокруг политика стали разрастаться слухи о том, что он воспользовался дружбой с предпринимателем Эгоном Геркинсом, чтобы обеспечить себе льготный банковский кредит на 500 тыс. евро сроком на пять лет. Кроме того, другой друг Вульфа, Давид Греневольд, оплатил ему счет в размере 750 евро во время Октоберфеста. И хотя, как выяснилось позже, все эти истории с очень большой натяжкой говорили о Вульфе как о заядлом коррупционере, политическую карьеру Вульфа уже было не спасти: политик позвонил в редакцию журнала Bild, который расследовал его коррупционные связи, и резко потребовал отменить публикацию. Журнал с удовольствием поделился с читателями и этой информацией, а Вульфу пришлось уйти из-за давления со стороны коллег по ХДС.

 

Вторым крупным политиком, пострадавшим от скандала, была глава фракции СДП в Европарламенте Сильвана Кох-Мерин, одна из самых молодых и подающих надежды политиков партии. В 2011 году ее уличили в плагиате докторской работы, Гейдельбергский университет лишил Кох-Мерин докторской степени, и ей пришлось уйти из политики — по крайней мере на время.

 

Еще одна попавшаяся на плагиате — бывшая министр образования Германии Аннете Шаван. Несмотря на давнее членство в ХДС, Шаван поддерживала партнерские отношения с либералами, и в 2004 году она рассматривалась как кандидат от коалиции ХДС и СДП на пост президента Германии. В 2012 году анонимный блогер опубликовал пост, в котором уличал Шаван в плагиате докторской работы. После расследования этих обвинений Шаван лишилась степени, а вместе с ней и министерского кресла в феврале 2013 года.


Слишком много свободы

На фоне этих событий был заметен и разлад, происходивший внутри коалиции, правящей с 2009 по 2013 год. Партия ХДС во главе с канцлером Ангелой Меркель так и не смогла найти общий язык с СДП, которую первые два года возглавлял министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, а после 2011 года — Филипп Реслер.


 

Александр Рар, научный директор Германо-российского форума:

Германии не удалось с Тимошенко, но удалось с Ходорковским

Ганс-Фридрих Геншер не получал никаких денег от Ходорковского. Он неоднократно подчеркивал: к личности этого российского бизнесмена можно относиться как угодно, но Геншер как адвокат считает пребывание Ходорковского в тюрьме неправильным. И его старания объясняются гуманистическими соображениями.


Так что освобождение Ходорковского — победа ценностной политики Германии. Эта история подчеркнула, что Берлин постепенно начинает продвигать европейские ценности, основанные на уважении к правам человека и демократических ценностях. Причем делается это не агрессивно. Европа не собирается колонизировать мир, она собирается последовательно доказывать, что ее ценностная модель лучше работает и приносит лучшие результаты.

 

Современная Германия, в отличие, скажем, от США, никогда не использовала этот ценностный подход для конкретных политических целей. Пытаясь разрешить конфликт между Путиным и Ходорковским, которые все-таки почти враги, Геншер не делал ставку на последнего. Нет ни одного политика в Германии, который хотел бы продвигать Ходорковского как будущего президента России. Это просто не в правилах Берлина.

Раньше Германия уже пыталась использовать дипломатические рычаги для освобождения бывшего премьера Украины Юлии Тимошенко, которая с точки зрения Берлина удерживается в тюрьме в условиях нарушения ее прав. Но Киев навстречу германской ценностной дипломатии не пошел. Германия со всем уважением отнеслась к такому исходу: в конце концов, принимает решение Украина.

 

С Ходорковским, напротив, все получилось успешно. Но, опять же, это совсем не означает, что современная Германия собирается повторить ошибку кайзеровской Германии столетней давности. Берлин точно не собирается обеспечивать Ходорковскому финансирование, чтобы он как Ленин вернулся в Россию и устроил революцию.

 

Тогдашнее руководство СДП, по мнению критиков (к которым впоследствии присоединился и Геншер), слишком агрессивно отстаивало свои требования и не было готово к компромиссам с ХДС, что привело к параличу работы правительства. Либералы настаивали на налоговых послаблениях и резком уменьшении социальных гарантий, что для партии Меркель было неприемлемо. Кроме того, руководство ХДС было возмущено заявлениями Вестервелле, который в 2010 году подверг жесткой критике обещание лагеря Меркель постепенно превратить Германию в велфаристское государство. Вестервелле пригрозил возвращением призрака социализма, а также предупредил: такие обещания могут привести страну в состояние разложения масштабов поздней Римской империи. Отдельной раздражающей деталью для консервативного электората Меркель был и тот факт, что глава СДП Вестервелле — открытый гей, который в качестве министра иностранных дел брал с собой в заграничные поездки своих партнеров, представляя их в качестве представителей немецкого бизнес-сообщества.

 

Говоря о германо-российских отношениях, представители СДП в правительстве также были слишком прямолинейны. Именно министры-либералы впервые открыто заговорили о возможном бойкоте Олимпиады в Сочи. В августе 2013 года министр юстиции Германии, член СДП Сабина Лойтхойссер-Шнарренбергер и министр экономического сотрудничества и развития, член СДП Дирк Нибель заявили, что в России сегодня «чистой воды диктатура» и поэтому нужно показать Москве, что Германия этого не приемлет. Представители ХДС тогда ответили либеральным коллегам: вопрос о бойкоте зимних Игр в России просто не обсуждается.

 

Была ли череда скандалов вокруг близких СДП политиков и их крах на выборах в бундестаг результатом противодействия ХДС — неясно. Немецкие СМИ обсуждали этот вопрос лишь на уровне слухов. Но как бы там ни было, сегодня даже на официальном сайте СДП признают, что дело не только в политике: либеральная идеология в Германии сегодня далеко не так популярна, как в те же 1980-е годы. Чтобы это обсудить, на один из берлинских форумов СДП в Фонде Фридриха Науманна даже приехал один из лидеров сегодняшнего российского экономического либерализма, бывший министр финансов РФ и нынешний лидер Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, с момента своей добровольной отставки открыто критикующий экономический курс страны и призывающий прежде всего избавиться от нефтяной зависимости России.


 

Из пресс-релиза СДП, посвященного конференции в Фонде Фридриха Науманна (11 декабря 2013 года):

Презренный либерализм

На конференции, посвященной либеральной экономической и финансовой политике, в которой принял участие бывший министр экономики России Алексей Кудрин, все докладчики сошлись во мнении: либеральные политические идеи нужны как в Германии, так и в России.

В России слово «либеральный» обладает негативной окраской со времени экономических реформ 1990-х годов. В Германии не только члены СДП с беспокойством наблюдают, с какой легкостью сегодня страна отказывается от прошлых завоеваний либеральной политики. Одна из причин кроется в том, что финансовый кризис заставил людей разочароваться в рыночной экономике. В результате все больше людей обращаются к государству за защитой.

В России слово «либерал» считается бранным. Это объясняется тем, что после развала СССР Егор Гайдар решил провести болезненные реформы, в результате которых многие граждане оказались в тяжелой экономической ситуации.

Тем не менее, по словам одного из докладчиков, сотрудника института Гайдара Андрей Нечаева, выход из кризиса виден. Все большее число людей, выступающих за частную собственность и свободу слова, а также против усиления влияния государства в бизнесе и частной жизни граждан, не связывает эти идеи с термином «либерализм».


Освобождение Ходорковского стало редкой победой германского либерального политического крыла. Может ли это превратиться в победу отечественных либералов и может ли это событие стать началом возрождения этой идеологи в России — вопрос, который обретет смысл только в том случае, если бывший олигарх вернется на родину. Пока, помимо Германии, Ходорковский посетил только Швейцарию и Израиль.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив