Заключительные строки…

10 февраль 2012
Автор:
"Много лет назад два экстрасенса из разных городов страны, независимо друг от друга, напророчили мне конец моей научной деятельности, а может быть и всякой деятельности вообще, где-то на 82-м году жизни. Я очень торопился, чтобы успеть осуществить всё задуманное..."

И представьте, мне несказанно повезло. Из казённой управы благочиния, коей по сути является наша выхолощенная феодально-кастовая Академия наук и её второсортные отростки типа Академии образования, где мне пришлось провести почти всю жизнь, я, уже в ХХI веке, попал в независимый институт, где за несколько лет успел сделать больше, чем за несколько предыдущих десятилетий.

В 2004 г. вышли шеститомные мемуары, сведённые для удобства издателя в один фактически почти 100-листовый фолиант мелким шрифтом, в 2006 г. – «Малая российская энциклопедия прогностики». Сейчас мои коллеги работают над многотомной «Большой». За 2007- начало 2008 г. издал целых три монографии («Моя богоданная Россия», «Очень уж краткая история человечества» и вторым изданием переработанную «Россию в ХХ-ХХ1 в.в.».

А дальше меня ждала судьба почти всех идиотов-трудоголиков. Один гипертонический криз, другой и, наконец, микроинсульт, падение по типу карточного домика, слом шейки бедра, три больницы, две операции и, наконец, трехлетний домашний полупостельный режим, в котором с трудом возвращаюсь к работе, время от времени ковыляя с палочкой по квартире в виде моциона. Для довольно суматошного совсем недавно внешнего мира полностью перестал существовать. Да и кому нужен никак не умирающий пережиток ХХ века, с удивлением или огорчением взирающий на окружающий мир?

Чтобы не показалось мало, ровно через три года, словно для симметрии, сломалась шейка бедра на другой ноге. Снова больница, снова операция. Снова лазарет в квартире. На сей раз с сиделкой-фельдшером и ходунками. Но раз смерть не идёт – надо либо выбрасываться из окна, либо добираться на ходунках от кровати до компьютера и продолжать привычную работу. Первое выглядит: страшновато, да и христианство запрещает. Остаётся второе.

Возвращаться к работе не думал, готовился к возможно менее огорчительной кончине (с помощью книг, компьютерных игр и РТВ или вечером ТВ-ДВД), а смерть-избавительница всё не идёт и не идёт. Дети, достигшие пенсионного возраста, и даже внуки, еще не достигшие (правнуки не в счёт: у них свой мир) деликатно дают понять, что на девятом десятке лет жизни всё-таки принято вести себя иначе, чем на первом или даже на втором. Поневоле, кряхтя, приходится садиться к компьютеру не только для того, чтобы поиграть. И больше не отговоришься, что муки издательские невыносимы: завтра же издадим безо всяких прежних издательских мучений – было бы читабельно!

Ну, а интересно ли и правдоподобно ли – судить читателю.

1.

Каждому человеку хочется выглядеть прилично, хотя бы просто выглядеть! Точно так же каждому государству хочется выглядеть демократично. Некоторым это более или менее удается, хотя чаще скандальнее, чем на родине демократии – в Древней Греции. А обычно (в России, например) тысяча с лишним лет сплошная автократия – прямая противоположность демократии. Вплоть до сегодняшнего дня. Детально описанная в гоголевском «Ревизоре» и ничуть не изменившаяся с тех пор. Несмотря на тьму революций. Потому что социальная психология народа (традиции, нравы, обычаи) никакой политике (приказам) не подчиняется. Должно пройти тысячелетие, прежде чем свирепый монгол или норманн превратится в вежливого современного монгола или шведа-норвежца. А русский и доселе примет за оскорбление, если немец преподнесёт ему 15-граммовую рюмку водки. Немец же деликатно отопьёт помянутые 15 грамм из преподнесенного ему стакана. Так уж веками склалось, утверждает мой сын.

Но ведь что такое демократия (не древнегреческая)? Это, прежде всего, полная зависимость исполнительной власти (правительства) от законодательной (парламента). Того и другого – от суда. Наконец, того, другого и третьего – от средств массовой информации, способных свергнуть власти предержащие не революцией, а просто скандальной публикацией. Формально у нас всё это есть. А фактически?

Фактически у нас свергнута «диктатура пролетариата» (чиновничье-бюрократического). И заменена диктатурой олигархиата. Только олигархиат - это не горстка абрамовичей, а сложная социальная структура, которую не так-то просто свалить. Каждое общество – от первейшего чукчи до последнего русского на всех материках земной поверхности - делится ровно на пять классов (страт): не больше и не меньше.

Высший – мультимиллионеры и миллиардеры (собственно олигархи, у нас – «новые русские»), высше-средний (богачи), средний, низше-средний (бедняки) и низший (нищие – не обязательно попрошайки, можно и по помойкам), или на своих пресловутых «шести сотках» (чем ближе к экватору, тем соток меньше).

Естественно, в каждой из дюжины земных субцивилизаций, на которые делится земная цивилизация (Северная Америка, с Австралией и Новой Зеландией, Латинская Америка, Западная Европа, Центральная или Восточная Европа, Евразия (Россия, Украина, Беларусь, Молдавия), Исламский мир (от Марокко до Индонезии и Малайзии), Китай, Индия и Индокитай, Африка к Югу и Юго-Востоку от Сахары), Япония – Южная Корея-Тайвань. Сюда можно добавить Сингапур и ему подобное. А с другой стороны – реликты «холодной войны» – Северная Корея, Куба и т. п. Естественно, всюду – своя специфика. Но по части классов всюду в общем одно и то же. Вся разница – в пропорциях.

В благополучной Швеции, например, и многих похожих на нее странах высший класс не превышает одного процента. И в него очень трудно попасть: заработаешь миллион – 98% налогов. А воровать там так же не принято, как у нас ходить голым по улице. Примерно столько же насчитывает и низший класс (опустившиеся наркоманы или «мы сами не здешние»). Из прочих выделяются 3-4% явно богаче других и столько же бедных. По нашим меркам не таких уж и бедных. Остальные – «средний класс», опора государства и залог его благополучия.

Напротив, в России, назвать которую благополучной можно только на трибуне или на эстраде, процент сверхбогатых даже больше (фактически), чем в каких-то там США или Швеции. Но это уже из области «теневой экономики». Проще говоря, безнаказанно наворовано. Богатых здесь тоже не более десятка процентов. И даже «середняков» ненамного больше. Всего-совсем получается (если подходить к делу формально), что прилично живут процентов двадцать, на которых рассчитана реклама, да и многое другое, которые катаются по заграницам, наполняют театры и рестораны. Остальные, если быть честным, не столько живут, сколько просто не умирают, хотя делают всё возможное – с помощью никотина, алкоголя и более сильных наркотиков, бесконечных ДТП и т. п., чтобы по возможности сократить свои мытарства. И надо сказать, слишком многим это удаётся.

2.

Мы знаем, что и 50 и 100 лет назад всё это выглядело по-другому. И знаем, что отнюдь не лучше, а, напротив, много хуже. Так, значит, лет через 50-100 заживем и вовсе припеваючи? Увы, это целиком зависит от того, сумеем ли мы справиться с очень серьезными проблемами, которые, если их не решать, к концу начавшегося столетия не оставят на земной поверхности ни одного россиянина. А мы их не только не решаем – просто не замечаем. Вот погуляем в Сочи в 2014 г, а далее будет якобы еще веселее. А если не будет?

Сорок тысяч лет человечество держалось на многодетной семье. За последнее полустолетие в развитых странах (один миллиард человек из семи) семья развалена, заменена конкубинатом (простым сожительством, пышно именуемом «гражданский брак»), где двух родителей в одном поколении сменяет в среднем всего один в следующем. Подавляющее большинство семей бездетны или однодетны (так удобнее).Но ведь это всего лишь один из семи! Как-то забываешь, что дурные примеры заразительны, и достаточно посмотреть на молодежь разных стран, чтобы понять, что это – не продолжатели жизни (такое уже бывало: вспомните Содом и Гоморру – да ведь это не в глобальных масштабах!)

Научные прогнозы, основанные на анализе трендов (наблюдаемых тенденций) ясно показывают два одновременно идущих противоположных процесса. Один – продолжающийся по инерции рост населения в Африке, Азии и Латинской Америке. Он доведёт через два-три десятилетия численность земного народонаселения с семи до восьми-девяти или даже несколько более миллиардов. А потом этот рост выдохнется, потому что он возможен только при сельском образе жизни.

Город, наоборот, как некая «чёрная дыра», всегда поглощал свое население и всегда подпитывался только за счёт деревни. А теперь пошла массовая урбанизация: миллиард за миллиардом переходит от сельского образа жизни к городскому. И нарастает противоположный процесс. Горожане вымирают и их место занимает нарастающая масса выходцев из села. Всё это видно невооруженным глазом хотя бы на примере Москвы.

Но ведь это не может продолжаться бесконечно. И конец не за горами. С городами будет покончено не позднее конца начавшегося столетия, Ну, может быть, агония растянется еще на два-три века – и всё. А ведь деревня повсюду в мире валом валит в город. Так что говорить о веках и тысячелетиях можно только в поэзии. А с суровой прозой жизни не поспоришь.

Впрочем, не огорчайтесь. На самом деле это наши чисто умозрительные домыслы. Современные научные исследования будущего (пресловутая «футурология») дают гораздо более впечатляющую картину. Основанную не на домыслах, а на научном анализе целых четырех следующих поколениях компьютера и Интернета, над которыми трудятся тысячи ученых в разных странах мира (Россия здесь далеко не в первых рядах – где-то на уровне Мексики или Бразилии).

Первое из четырех известных нам будущих поколений компьютера – мобильник с экраном. Он уже изобретен, но пока еще не получил широкого распространения и по своей примитивности напоминает паровые автомобили ХУШ века. Но подождите несколько лет – и портативный мобильник с экраном затмит современную автомобильную армаду. Тем более, что автоматически отпадет надобность во многих поездках. (Хотя потребность «встреч вживую» никуда не денется).

Второе поколение, если верить суждениям специалистов, будет носить преимущественно медицинский характер. Система датчиков, работающих круглосуточно, постепенно создаст каждому своего рода «персональную поликлинику на дому». Правда, для множества наших курильщиков, пьяниц и наркоманов наступят не лучшие времена. Затянулся, опрокинул в себя хмельное или «принял дозу» - и тебя тут же мучительно выворачивает наизнанку, словно нашатыря глотнул. Но, может быть, переживём такую беду?

Третье поколение опять же из области медицины. Оно напоминает современную пластическую хирургию, только более радикальную Вам не нравится ваш вес, рост, фигура и т.д.? Сейчас поправим. Желательно еще в детстве, а еще лучше – в младенчестве или даже прямо в роддоме. Наконец, четвертое и последнее из известных современным футурологам будущих поколений - кибернетический организм (киборг). Это не обязательно робот. Это может быть особая раса людей, снабженная, наряду с лёгкими, жабрами (скажем, на месте зря пропадающего пространства аппендикса) и поэтому чувствующими себя, по пословице, как рыба в воде. А может быть приспособленная к жизни на поверхности Луны, Марса, Венеры безо всякого космического скафандра. Впрочем, тут уж мы перебираемся в следующий век. Или даже в следующие века.

Такие же четыре будущих поколения футурологи видят и у Интернета, точнее, у еще более сложных глобальных информационных сетей будущего. Сначала устройства, исключающие злоупотребления этими сетями (но, конечно, без нашей средневековой цензуры). Затем запрограммированные на какую-то целевую информацию. Затем работающие в эвристическом режиме, по какому-то импульсу, данному человеком. И, наконец, работающие в диалоговом режиме - как бы «на равных» с человеком.

В этой связи уместно вспомнить об идее «лучистого человечества», которую одни приписывают Циолковскому, другие - Чижевскому, но, независимо от авторства, в том и другом случае речь идет об идее так называемого «мирового разума» в виде сложно упорядоченных информационных сетей.

3.

Наверное, пора от разных информационных абстракций перейти к более конкретным земным проблемам.. Пропустим миллионы лет предыстории человечества и сразу перейдем к первобытной общине, как она сформировалась из сначала обезьяно-человечьего стада, а затем человеко-обезьяньей стаи примерно 30-40 тысяч лет назад (дата дискуссионная, антропологи до сих пор спорят о ней), но мы не будем вдаваться в их споры, ибо ушли от тех времён постыдно недалеко.

Прежде всего, мы с огорчением и стыдом убеждаемся, что мы очень близкие родственники наших далёких предков. И по разуму, и по поведению. Но в далёкие времена это имело определенный смысл. А сегодня существует просто по инерции. И доказывать ничего не надо. Просто полюбуйтесь на обычную детскую, подростковую, молодёжную, а еще лучше уголовную компанию. Разница невелика. Уточним, что в любом людском сообществе - все то же самое, только выглядит более цивилизованно.

Прежде всего, выделяется фигура вождя, в уголовном мире – пахана. Упаси Бог, если на эту роль претендуют двое или больше. Сразу начинается постыдная дуэль Сталин-Троцкий, Горбачев-Ельцин и т.д. С ужасающими для страны последствиями

Пахан и дня не продержался бы на своем месте, если бы не был подкреплен силовыми структурами, в уголовном мире – «шестерками», подручными пахана, которые жестоко подавляют всякую реальную оппозицию (не декоративно имитационную, как у нас). Он прочно опирается на многочисленное привилегированное военное, полицейское и гражданское чиновничество, за которым сверкают штыки ОМОН-а и прочих опор государства. Чтобы поколебать эту систему, нужна либо сильная оппозиционная партия (у нас политических партий давно нет, ни правящих, ни оппозиционных – есть только довольно смешные и абсолютно бессильные пародии на них), либо чудовищная провокация (вариант – крупный внешний конфликт), либо драка панов, при которой у холопов трещат чубы.

Прочее население делится на более уважаемое (уважительно именуемое «мужики») менее или даже вовсе неуважаемое («козлы») и наконец всеми презираемые бедолаги («опущенные»), чьей судьбе во всех случаях жизни трудно позавидовать.

Картина, конечно, восторгов не вызывает. Но что делать, если это и есть так называемая проза жизни? Всё остальное - поэзия.

Иногда эту картину называют евразайской субцвилизацией. Не европейской, но и не одной из азиатских. С этим необходимо считаться. Чтобы поменять цивилизационные устои, нужен Петр 1 или 1917 год. С числом жертв, во много раз больше, чем при монголо-татарском нашествии.

Никаким приказом-указом это положение не изменишь, Но помечтать о лучшем будущем не возбраняется. Мало того, это одно из самых существенных отличий человека от животного. Раньше этого не требовалось. И без того всё шло своим порядком. Почти все взрослые с 15-16 лет и старше были замужем или женаты. Исключение делалось только для прислуги, солдат и т. п. Но ведь это считанные проценты! Рожали почти каждый год. Пока не теряли способность к этому. При этом каждая четвертая женщина умирала от родов – не от первых, так от вторых - третьих. А из каждых рожденных ею четверых детей двое умирали в младенчестве или детстве, а еще один - в отрочестве. Так что до своей свадьбы доживал лишь один из четырех. Но и этого было достаточно, чтобы с десятка миллионов при Петре 1 население России выросло до полутораста миллионов при Николае П.

А затем десятки миллионов погибли на войне. Остались миллионы вдов и миллионы «невест навечно». В 1955 г. Хрущев по второму разу раскрепостил крестьян, вновь закрепощенных в 1929 г. Сталиным. Миллионы, а затем десятки миллионов крестьян хлынули из деревни в город. В деревне проживало две трети – подавляющее большинство! – осталась треть, постепенно сокращающаяся до сих пор.

Внезапно обнаружилось, что в городе – в отличие от села – люди все больше теряют потребность в семье и детях. Без них проще и легче. И начался развал семьи – основы общества. А за ним, естественно, последовала депопуляция – вырождение, вымирание народа со скоростью до миллиона человек в год.

Им на смену хлынули выходцы с Кавказа и Средней Азии. Где процесс депопуляции только еще начинается и незанятых рабочих рук - навалом. Не надо большого воображения, чтобы представить себе, как будет выглядеть Россия вообще и Москва, в частности, всего через одно-два поколения, т.е. через 20-40 лет

Есть ли выход из этого положеиия?

На наш взгляд, начинать нужно с коренного изменения стратегии градостроительства. Отказаться от курса на разрастание крупных и сверхкрупных городов. Соорудить специальные административные центры федерального и губернских масштабов с пешеходной доступностью мест работы, покупок и отдыха. А Москву, Питер и другие крупные города превратить в научно-университетские и туристские центры. Всё остальное – постепенно брать курс на посёлки с индивидуальной застройкой и помянутой пешеходной доступностью мест работы, покупок и развлечений.

4.

А теперь приглядимся к жителям особняков, утопающих в зелени.

Ясно, что до трех лет ребенок должен быть с мамой и, по возможности, возможно чаще с папой, не говоря уже об очень желательных бабушках и дедушках. А чтобы он заранее понял, что человек – существо общественное, очень полезна коллективная песочница под надзором взрослых. А вот дальше игры кончаются и начинается система образования (правда, поначалу тоже играючи).

У нас только изверг-детоненавистник мог придумать такое чудовищное учреждение, как детсад, куда надо годами стоять в очереди как на квартиру, да еще платить за это сомнительное удовольствие, вместо того, чтобы получать премию за нового гражданина страны – да еще в условиях, когда число граждан сокращается на миллион в год. Вместо детсада не в сумасшедшем доме должна быть первая ступень всеобщей бесплатной начальной школы недалеко от дома родителей, где преподавали бы этику (чтобы хоть чуть обуздать торжествующее хамство), эстетику (чтобы не жил свинья свиньей), давали бы элементарные навыки домашнего хозяйства. И многое другое, вплоть до первых навыков чтения, счёта, письма (проходил всё это самолично и с первого класса до докторантуры не вылезал из отличников).

Не забывать при этом, что школа десятилетиями существовала только для того, чтобы знать грамоте – и все. После чего возвращаться домой – помогать по хозяйству, проходить главную - домашнюю школу, чтобы выбиться в женихи и невесты. В школу ходили обычно дети (до десяти лет). А подростки годами готовились к свадьбе без отрыва от «домашнего производства». В 1922 г среднюю школу заканчивал лишь один из ста 18-летних. И даже в 1950 г. – лишь один из двадцати. Поэтому школа была и остаётся ориентированной на подготовку в вуз. Но в вуз поступает лишь 10-15% абитуриентов, да и из тех после первой-второй экзаменационной сессии вылетает до трети поступивших. Такого не видали даже в щедринском городе Глупове.

Идиотизм положения был официально зафиксирован в 1974 г. И школа была приговорена к коренной реформе на самом высоком кремлевском уровне. Но испугались восстания родителей, для которых аттестат и медаль для любимого котенка или кутёнка – главное в жизни. А теперь уже поздно. Школа уже давно перестала быть учебным заведением и превратилась в лавочку по торговле аттестатами–дипломами. Мало того, она раздвоилась. Для состоятельных семей - одна (в том числе зарубежная), для иных - прочих совсем другая. Попробуй-ка тронь куцые официальные учительские доходы, покусись на «теневые», - мало не покажется.

5.

Наша школа сложилась к середине 1930-х гг. и с тех пор не претерпела существенных изменений.

А ведь тогда обстановка была совсем другая. Начальство, как правило, начиная со Сталина, щеголяло начальным образованием. Родители отдавали в школу детей учиться читать, считать и писать – большего им по жизни не требовалось. Всё остальное – подросток-ученик по месту работы. Тогдашнему крестьянину не нужны были премудрости средней и тем более высшей школы.

А сегодня школа (и начальная, и средняя, и высшая) по сути перестала существовать, целиком перешла в сферу «теневой экономики», превратилась в лавочку для продажи аттестатов и дипломов. Результаты мы видим, что называется воочию. Вообще-то говоря, школу глупо сводить к подготовке в институт, должно быть несколько программ – на выбор. Одно дело - будущий станочник, водитель, строитель. Другое – будущий инженер, педагог, врач, управленец.

Но разве в «теневой экономике» (а наши школы и университеты целиком погрязли в этой сфере) до таких изысков? Нет, здесь всё свелось к купле–продаже «корочек». Причём вовсе не обязательно по профилю будущей профессии. Была бы «корочка» - а там уж куда пристроишься. Эх, дорогой Михаил Евграфович, зря вам померещилось, будто в городе Глупове «история прекратила течение свое». Еще как не прекратила!

В неглуповской школе должна быть не одна, а несколько программ – на выбор: продвинутая, стандартная, ознакомительная и т. д. С пониманием, что с ознакомительной программой по физике к физтеху лучше близко не подходить. Но водителем или строителем – пожалуйста.

Чтобы не продолжать до бесконечности экскурсии по грязным глуповским закоулкам, уместно вспомнить слова нашего поэта с трагической судьбою, который рекомендовал Америку закрыть, как следует почистить, а потом опять открыть – вторично. Но вы понимаете, что он не мог сказать то же самое о своей родной стране. Ни тогда, ни сейчас. Хотя оснований до сих пор – предостаточно.

6.

Будь моя воля, я бы вместо наших идиотических якобы общеобразовательных школ взял курс на ремесленные училища (не путать с «ремеслухой» для выходцев из неблагополучных семей минувших лет). Возродил бы реальные училища для будущих рабочих и служащих низшего звена. Военные училища (не обязательно казармы). Педучилища с весомыми привилегиями, если обзаведёшься хотя бы двумя-тремя детьми (если пятью-шестью – приравниваешься к воспитательнице детсада с соответствующей зарплатой и статусом воспитателя). Лишь бы только не на шее родителей (часто в виде псевдостудента). Не забыть бы об общем самообразовании (подкрепить весомыми стимулами), о периодической переподготовке, об обязательной всеобщей военно-спортивной подготовке (на случай разных неурядиц, как у нынешних арабов).

Наша система образования нуждается в серьезном совершенствовании. Эти слова были произнесены с самой высокой трибуны более полувека назад. И остались пустым сотрясением воздуха. Что же? Подождем еще полвека, соперничая с самыми отсталыми странами Азии, Африки, Латинской Америки? Или призовём нового Петра Первого с его массовыми казнями стрельцов и прочими деяниями?

На пороге – персональный портативный компьютер у каждого. Лавинообразно надвигающийся Интернет. И школа образца 1935\1936 года. Совместимо ли это? И если да, то на сколько лет?

7.

Сразу за школой начинается взрослый мир политики, точнее соперничающих между собой правящей (по числу голосов на выборах) и оппозиционных партий. Если нет партий – сразу появляется диктатор по типу Гитлера или Сталина. И прощай всякая демократия. Начинается тирания, хорошо известная с древнего мира и сохранившаяся в виде реликта в КНДР, а в закамуфлированном виде – почти во всех отсталых странах, включая Россию. Этим особо не погордишься (а стыдиться разучились давно).

Поэтому в ходу имитация: вроде гостиница, а на самом деле – казарма. И попробуй тронь эту казарму. Сразу получишь «ревущие сороковые» - у нас «хуже чем «ревущие (благим матом) девяностые») Под дирижерской палочкой алкоголика. Точнее – государственного преступника, по пьянке развалившего государство с последствиями в виде миллионов жертв. Нет, мы решительно за стабильность, как бы забавно она порой ни выглядела. Уж лучше тандем, чем ГУЛАГ. Знаем. Проходили.

…А дальше с этого уровня надо поднимать политическую культуру народа – хотя бы до уровня Словении или Словакии. Но это работа потруднее, чем война. И требует больше времени. Она включает минимизацию чудовищно разросшегося легального криминала (совсем искоренить – вряд ли получится: как известно, преступность – это социальная болезнь общества, а болезни не искореняют – лечат, тем более тяжелые, запущенные).

Хорошо бы, если бы грядущие десятилетия пошли именно в этом направлении. Желательно без северо-африканских судорог.

И начинать, конечно же, с системы образования.

Ну, скажите, положа руку на сердце, зачем нужна будущему заурядному рабочему или служащему алгебра, геометрия, тригонометрия, тысячи тут же забываемых задач по физике, химии, биологии, загадка, в каком году была революция 1917 года и какие фамилии носили связанные с ней негодяи – от Ленина, Сталина, Троцкого до Хрущева и далее со всеми остановками?

Но, как мы знаем, не всем судьба стать рабочими и служащими. Тем более, обязательно заурядными. Следовательно, нужна не одна, а несколько программ обучения, одна сложнее другой. И если на финише одной ты выходишь вполне приемлемым токарем-слесарем, водителем или бухгалтером, то на финише другой – ты доктор физико-математических или геолого-минералогических наук. Если не по потребностям, то по способностям. И никому не обидно.

Мы знаем также, что изменить сложившееся идиотское положение очень трудно. Слишком много отъявленных негодяев шкурно заинтересовано в сохранении безумного порядка вещей. Значит, необходимы продолжительные и содержательные дискуссии-обсуждения (да здравствует бесцензурный, но не базарный Интернет), конструктивные, обоснованные социально-педагогические эксперименты и прочие проявления разума, а не пресловутого волюнтаризма.

Ну, а завершать, конечно же, полагается политикой. Современной, а не нашей существующей неандертальской. Тут и изобретать ничего не надо. Все давно изобретено и если не идеально, то вполне реально работает в действительно цивилизованных странах (Россия тут не при чём).

Обязательно необходимы две политические партии с альтернативными политическими программами типа либерал- и социал-демократической. Можно немного больше, но это уже зряшное излишество. Изначально исключаются экстремисты (фашисты и коммунисты, неизбежно несущие с собой гору бедствий, до войны включительно).

Далее полагаются выборы. В России под строгим контролем ООН (из-за неизбывного расейского жульничества). Победившее большинство формирует правительство, ответственное перед парламентом, независимым судом и возможно более широкой общественностью, подкрепленной Интернетом.

Вот и всё. Неясно только, куда девать в кричаще авторитарном государстве 1250-летнего князя с его придворными, которые под разными вывесками самоуправно владычествуют страной. Остаётся надеяться только на смену поколений, на приход молодёжи, для которой вековая аксиома: ты - начальник, я – дурак, на глазах уходит в прошлое.

Судя по событиям в России конца 2011 года, ждать осталось недолго.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив