Российский рыболовный траулер «Олег Найденов» 23 января смог наконец покинуть порт Дакара. Но радоваться тут, похоже, нечему. Как следует из доклада ЦНПМИ, одного траулера оказалось достаточно, чтобы понять: как военная сила, российский флот, на сегодня, не представляет из себя практически ничего.

В распоряжении «МП» оказался доклад о результатах исследования, проведенного Центром политический мысли и идеологии (ЦНПМИ) в отношение инцидента с российским траулером «Олег Найденов», задержанным 4 января в исключительной экономической зоне Гвинеи-Биссау, с 22 гражданами этой страны и 62 россиянами на борту.


Большая часть документа ЦНПМИ посвящена исследованию предыстории инцидента, его обстоятельств и оценке связей с ними различных агентов политического влияния, действующих непосредственно в зоне задержания.

 

Так, например, в документе указывается, что «инцидент не был случайным», а был спланирован властями Сенегала заранее. Так существует официальное заявление «Гринпис», в котором говорится, что «Олег Найденов» был обнаружен с самолета 23 декабря. Но ведь задержан он 4 января! То есть спустя почти две недели после обнаружения и не на сенегальской территории, что прямо противоречит Конвенции ООН по морскому праву, которая разрешает подобное лишь в случае непрерывного преследования (что, раз судно было обнаружено с самолета, в данном случае исключено).

 

Медлили с задержанием судна по вполне конкретным причинам. 4 января в Сенегал посетил с запланированным визитом Министр иностранных дел Китая Ван И. Что в свою очередь делало для России объективно невозможными логичные в таких случаях действия: осуществить над Сенегалом пролет авиации или организовать проход военных кораблей рядом с ее территориальными водами. Почему? Да просто потому, что в этом случае Китай автоматически оказывался стороной, оказывающей Сенегалу поддержку симметричную поддержку. Иначе говоря Ван И стал бы в этом случае для Сенегала тем, чем для «Олега Найденова» были бы военные суда и авиация вблизи Дакара. А это бы делало военный демарш в лучшем случае бесполезным.

 

 

Впрочем, причастность Китая к созданию такой ситуации в ЦНПМИ исключают: «провоцирование инцидента с российским судном никак не согласуется с теми принципами и логикой внешнеполитического поведения, которые были заложены Дэном Сяопином и на практике претворяются в жизнь властями КНР».

 

Да и здравый смысл говорит, будь власти КНР в сговоре с Сенегалом, Ван И не стал бы медлить почти две недели с визитом, рискуя упустить цель из зоны влияния. Спланировано задержание «Олега Найденова» было без помощи Поднебесной, и, что интересно, могло соваться, не останься траулер на доступной для Сенегала территории в момент Ч.

 

Но хотя Китай и не причастен к инциденту, власти Сенегала действовали все же не одиночку. В противном случае, выгоды от задержания российского судна, с риском самим навлечь на себя недовольство Поднебесной, выглядели бы несущественно. ЦНПМИ удалось вычислить, кто наряду с властями Сенегала оказывался бы в очевидном выигрыше. Оказалось, у инцидента в водах Гвинеи-Биссау есть связь с задержанным четырьмя месяцами ранее российскими властями ледокола «Арктик Санрайз» с представителями «Гринпис» на борту.

 

И вот же совпадение, министр рыболовства Сенегала Айдар Эль-Али, ответственный за выдвижение официальных претензий к траулеру, в свою очередь, является лидером экологического общественно-политического движения Сенегала, очевидно имеющее личные связи с руководством «Гринпис».

 

Исследование же непосредственно политической ситуации в Сенегале выявило, что решения, типа того, что было принято по «Олегу Найденову», требуют согласования с интересами иных внешних сил, имеющих политическое влияние. Такими силами в Сенегале являются Франция, США и Китай, из которых только у Франции имелся повод способствовать инциденту. Россия в 2013 году раскритиковала выход Франции за пределы мандата СБ ООН в Кт-д’Ивуаре и Ливии. И надо же, оказывается, именно ВВС Франции обнаружили передали Сенегалу положение траулера. И сказано об этом все в том же официальном заявлении «Гринпис».

 

Впрочем, не обошлось в докладе ЦНПМИ и без «страхующих» оговорок о том, что очевидная выгода для «Гринпис» и властей Сенегала не доказывает, что участие Франции в этих событиях было результатом сговора. «Участие Франции во взаимодействии с Сенегалом и «Гринпис» – требует тщательной проверки», - аккуратно говорят эксперты.

 

Поиск причастных к произошедшему и доказательство факта тщательной подготовки к пленению российского судна значимы. Но они, все же, наверное, не так важны, как обнаруженные, по ходу исследования ЦНПМИ данные, позволяющие прояснить вопрос возможностей внешнеполитического влияния для всей России в целом.

 

Проработка инцидента с «Олегом Найденовм» обратила внимание экспертов на «катастрофическое снижение численности надводных сил ВМФ», которые произошли с 1990-го по 2010 год, и связанные с этим негативные последствия.

 

Так, например, количество авианосцев за 20 лет сократилось с 7 до… одного. Из 15 крейсеров за то же время осталось только 4. Количество эсминцев сократилось с 25 до 6. От 50 противолодочных кораблей осталось только 10. От 50 сторожевых кораблей – всего 5.

 

«В этих условиях отправка даже небольшого соединения российского ВМФ к берегам Сенегала, тем более если речь идет об авианесущей группе, серьёзно изменяет плановое распределение сил ВМФ России в Мировом океане. Это тревожный симптом, поскольку потенциально он открывает возможность «выманить» в нужный момент значительную часть сил ВМФ России (например, единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов») из мест планового пребывания путём организации провокации в отдалённом от России регионе», - гласит документ.

Отказ от оперативных объединений ВМФ в дальнем зарубежье повлияло на существенное снижение международно-политического престижа страны, и, де факто, поставили Россию в такую ситуацию, что «силовые действия против наших судов могут позволить себе уже небольшие африканские страны». Что, собственно задержание «Олега Найденова» и проиллюстрировало.

 

В ЦНПИ, впрочем идут в своих размышлениях дальше, и утверждают, что история с траулером находится в одной по значению категории с нападениями на гражданские суда, дипломатов и просто российских граждан.

 

«Страна в последние годы уже привыкла к сообщениям о подобных происшествиях: примерами могут послужить избиение российских дипломатов в Катаре и Нидерландах, нападения на российские посольства в Ливии и Польше, более десятка случаев задержаний российских судов за границей, экстрадиция российских граждан по запросу правоохранительных органов США из третьих стран: Либерии, Таиланда и др.». – заключают эксперты, подчеркивая, что не смотря на всю опасность ситуации «системных усилий российского руководства по решению этой проблемы не прослеживается».

 

И действительно, когда стало окончательно ясно, что «Олег Найденов» сможет свободно покинуть порт в Дакаре, МИД России, на прощанье, выразил надежду, «что сенегальцы больше не допустят повторения подобных случаев с российскими моряками и будут решать возникающие споры в соответствии с нормами международного права и межправительственными соглашениями». То есть, фактически, ведомство Сергея Лаврова, расписалось в том, что в подобных ситуациях ему для защиты своих граждан больше предложить нечего.

 

И нам тогда остается надеяться в ответ, что у тех, кто должен нас защищать, появится уже наконец что-то поубедительней, чем пресловутая надежда.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив