ЭКСКЛЮЗИВНО С БОРТА КАНАДСКОГО ФРЕГАТА. (ОКОНЧАНИЕ)

08 август 2012
Во время нашего с офицером Сержем Мишоу насыщенного разговора, к нам присоединился Никита Ковалев, непосредственный начальник Сержа. Не скрою, мне стало радостно при мысли оттого, что на этом корабле служат русские. Жаль только, что Никита не очень хорошо говорит по-русски. Но это не помешало мне попросить Никиту рассказать о себе.

- Я родился в Торонто. Мой отец родом из Таганрога, а мама не русская. Я окончил Королевский военный колледж Канады (Royal Military College of Canada). После его окончания, я был послан на службу в Британскую Колумбию, где и прослужил 4 года. Позже я был дислоцирован в Африку. По возвращении в Канаду я завершил свое обучение, окончив курсы по навигации.
Перед Сержем и мной стояла дилемма, какую военную дисциплину выбрать для себя. Я выбрал навигацию.

  А выбирать можно было из шести разных дисциплин. Я считаю, что навигация – самая сложная из них. Потому что нужно очень много и усердно заниматься. Курсы длятся по шесть месяцев и только трое или четверо из десяти кадетов могут окончить их успешно. Многие еще терпят неудачу во время экзаменов на симуляторе.

  Меня  обучали ориентироваться с высокой скоростью без использования GPS, лишь только с использованием визуальных направлений и радаров и тому подобное, для того, чтобы уметь определять местонахождение судна.

- А как же ориентирование по звездам?

- Да, мы также обучались астрономии. И мы используем секстант (навигационный измерительный инструмент, с помощью которого можно определить географические координаты местности), опираясь на скорость, узнаем о нашем местоположении.

- А ты принимал участие в вооруженных конфликтах?

-Нет.

-А как насчет корабля?

- Я не знаю. Я здесь всего шесть месяцев. К сожалению, я не могу рассказать ничего особенного об этом корабле.

 И тогда я спросила у Сержа, может, он знает. Он ответил, что в последний раз, насколько он помнит, корабль выполнял миссию за пределами Канады в 2008 году, когда он сопровождал грузовые судна в Африку, для того, чтобы обезопасить эти судна от нападений сомалийских пиратов. Дальше разговор зашел о том, насколько тяжело быть военным, ведь приходится находиться в постоянном стрессе. На что Никита ответил, что не остается иного выбора, как приспосабливаться.

  А на вопрос о том, как они думают, нельзя ли прожить на этом свете совсем без войн, я получила от Сержа такой ответ:

 

- Покуда есть люди, я всегда буду при работе. А иного в этом мире не дано.

-А как Ваши родители отнеслись к Вашему выбору?

 - Знаете ли, они уважают мой выбор. У меня такой характер, что, если бы я не стал военным, то, наверное, стал бы каким-нибудь мафиози. У меня был друг, который был на год меня старше, и тоже учился в военном колледже. А когда он по его окончании вернулся, он рассказал, что учеба ему очень понравилась, и что по окончании этого училища открываются большие перспективы и, вдобавок, обучение бесплатное. К тому же есть большая вероятность того, что ты будешь много путешествовать. Так что это учебное заведение для меня было наилучшим выбором.

 Почему-то мне Никита показался немного уставшим, я подумала, может, это от нашей долгой беседы, но он меня успокоил, сказав, что просто не выспался, потому что он единственный на корабле специалист по навигации.

 Вот что он сказал:

- Я единственный штурман корабля, поэтому, бывает, что не высыпаюсь. Конечно, Серж помогает мне, но бывают моменты, которые ты никому не можешь поручить. Это не значит, что я не доверяю Сержу, Серж заслуживает всяческого доверия. Просто мне надо быть уверенным, что все сделано правильно. После Монреаля мы направляемся к Великим озерам, а туда 22 часа пути. Так что я все эти 22 часа буду на капитанском мостике. Поэтому мне нужно все заранее подготовить, изучить маршрут и многие другие важные детали.

Мы так беседовали и спускались вниз. Надо сказать, на этом, как и на американском корабле, непосвященному будет очень легко заблудиться.

 Мы подошли к помещению, внутрь которого, по словам Сержа, по уставу офицерскому составу вход воспрещен. Тогда мы взяли разрешение и вошли в помещение, которое, на мой взгляд, находится как раз сразу под офицерской кают-компанией. Мне показалось, что телевизор здесь с более большим экраном, чем у офицеров. И, поскольку у них показывает спутниковое телевидение, они, конечно же, смотрели Олимпийские игры.

Серж продолжил рассказывать:

- Вот видите, у них тоже есть колокольчик, о котором я рассказывал. У них также имеется собственный бармен. А здесь стоит машина для попкорна, а это пивной автомат. Просто нужно опустить в автомат однодолларовую монету и можно получить баночку пива. А у американцев такого аппарата нет. А еще Вы можете видеть повсюду спортивные тренажеры. Что касается меня, то не большой их любитель, поскольку во время плавания корабль не совсем устойчив, поэтому заниматься на таком тренажере гораздо сложнее.

На мою просьбу рассказать о рационе питания на корабле ответил Никита.

- Питание очень хорошее, даже очень. Очень сбалансированное. Обычно на завтрак у нас бекон, яйца и йогурт, а также фрукты, такие, как арбуз, ананас, клубника и виноград.

 Серж добавил, что на завтрак он ест только миску хлопьев и тост.

-А сколько раз в день вас кормят?

Рассказывает Никита:

- Обычно три раза в день, но бывает, что и четыре, если ты на ночном дежурстве. Таким образом, если тебе надо продежурить 4 часа, начиная с полуночи, то ты идешь и перекусываешь чем-нибудь, перед тем, как выйти на капитанский мостик.

-А вы можете перекусить в любое время?

-Да, всегда можно перекусить чем-нибудь в любое время.

В продолжение экскурсии Серж рассказал о ремонтной мастерской, в которой можно отремонтировать все по мелочам.

- А здесь находится каюта, в которой производится контроль работы корабля в целом. Если происходят на корабле какие-либо неполадки, то сигнал о бедствии, например, о пожаре, сразу поступает сюда. Потому что весь корабль оснащен датчиками. Если, не дай Бог, происходит возгорание, то из этой комнаты производится остановка вентилирования, для того, чтобы дым не распространялся по всему кораблю.

- Я знаю, что в таких случаях обычно блокируют двери.

-Да, блокируют двери во время возгорания или протечки воды.

 Я обратилась к Никите с вопросом о том,  что, хотя снаружи корабль и выглядит громоздким, все равно невозможно предположить, настолько он велик изнутри.

- А сколько метров в высоту корабль?

- Около 135 метров в высоту вместе с мачтой. Корпус, который под водой, около семи с половиной метров.

- Значит, теоретически мы сейчас под водой? Просто я не умею плавать.

- Нет, вода сейчас доходит только до пояса.

 Во время этого разговора мы дошли до места, которое Серж назвал киоском, где можно приобрести все по мелочам, например, мыло, бритвенный станок, сигареты или конфеты. Также он показал каюту, где живет экипаж. Она мне показалась немного тесноватой, но опрятной.

 Серж также рассказал, что повсюду лежат  толстые палки, которыми при возникновении чрезвычайных ситуаций можно выдолбить пробоину. Например, пришла вода и вам нужно закрыть дверь, но давление воды не позволяет вам этого сделать. В таких случаях необходимо проделать дыру, чтобы давление воды уменьшилось.

  А Никита сказал, что, может быть, это и звучит забавно, но многие, когда во время отпуска находятся дома, не могут заснуть без шума двигателей, и поэтому оставляют включенным фен, засыпая под его однотонное жужжание.

 Мы подошли к каюте, в которой проживает шестеро пожарных. Она очень узкая, и кровати стоят трехъярусные. По словам Сержа, даже в такой узкой каюте пожарным удается, как по команде быть, наготове в случае необходимости. И еще Серж добавил:

- Это сейчас корабль устойчивый. А при шторме корабль довольно сильно раскачивается, поэтому пожарные спят во время шторма пристегнутыми ремнями, чтобы не упасть с кровати.

-Какая у вас с Никитой романтичная профессия.

- Я бы не сказал, что в Канаде наша профессия считается романтичной. Да, но зато, когда мы плывем в Штаты, там нас на самом деле встречают достойно.

-Я бы сказала, что и в России, да и почти во всем мире вас бы встречали хорошо, особенно, если вы в такой нарядной форме, как эта.

 И тут внезапно Никита задал очень неожиданный вопрос, слышала ли я о городе Таганроге? Да, отвечаю я, конечно. И он мне сказал такое, что еще раз подтверждает, что мир очень тесен. Вот что он сказал:

- У меня есть двоюродный брат Александр Ковалев, он родом из Таганрога, но сейчас он живет и работает в Москве. Он шоумен и телеведущий.

 Да, мир, действительно, тесен. Признаюсь, на тот момент я не смогла вспомнить, видела ли передачи с участием Александра Ковалева. Но позже вспомнила.
 
 Тем временем Серж привел нас к ангару, где обычно находятся вертолеты.
Приятно было подышать свежим воздухом. На мой вопрос, где дышится лучше, здесь, или посреди океана, Серж и Никита сказали, что океанский воздух – он гораздо свежее, прозрачнее, чище. Приятно им дышать. И что можно смотреть на звезды, сколько твоей душе угодно, потому что все небе перед тобою как на ладони, особенно, если ты на ночном дежурстве.

Пообщалась я с этими замечательными парнями и как-то спокойнее, что ли, стало. Потому что, по-моему, когда такие парни, как Никита и Серж стоят на страже мира и покоя во всем мире, можно спать спокойно.

Лаура Джаватханова,
собственный корреспондент портала "Мир и Политика" в Канаде, специально для МиП.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив