Дэвид Сэттер в интервью «МП»: «На этот раз я хотел остаться жить в России»

17 январь 2014
Американский журналист и эксперт по российской политике университета Джона Гопкинса Дэвид Сэттер, которому в декабре отказали во въезде в Россию, рассказал «МП» о том, почему отечественные спецслужбы не захотели видеть его здесь.

Дэвид, вы работали в России много лет, сделав ее практически своим вторым домом. Скажите лично у вас не было ощущения, когда вы узнали, что власти вас не хотят видеть в России, что вас не пускают домой?

Это, конечно же, меня расстроило и возмутило. Я не собираюсь мириться со сложившейся ситуацией. То, что сделали российские власти — это не только незаконно, но и нечестно. Потому что они предлагают в качестве объяснения ложную версию событий (МИД РФ утверждает, что журналист не успел подать документы на российскую визу вовремя. - «МП»).

Ситуация, в которую я попал, в очередной раз демонстрирует, как плохо сегодня обстоят дела в России со свободой слова.

 

Вы наблюдали за нашей страной на протяжении почти всей новейшей истории, и вас считают специалистом по России. Неужели ваш опыт и знания не позволили вам предсказать, что однажды вас не пустят?

Конечно, я вполне мог предположить, что со мной может приключиться такая история. Такое поведение властей — характерная черта сложившегося в России политического режима.

Однако это не означает, что решение властей РФ относительно моего статуса не должно быть оспорено. Есть способы противостоять.

 

Какие, например?


Например, должна последовать ответная реакция конгресса США. Должна быть реакция международного сообщества. Кроме того, реакция общественности внутри России может сильно повлиять на развитие ситуации.

 

Считаете ли вы, что вам удастся успешно опротестовать решение российских властей?

Да, я уверен в этом. Потому что позиция России не выдерживает никакой критики.

 

Почему ваша персона вызвала такую резкую реакцию Москвы именно сейчас? Ведь ваша книга «Darkness at Dawn» (она повествует о связи российских спецслужб со взрывами домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске 1999 года, а также о других неудобных подробностях раннего периода власти Владимира Путина. – «МП») вышла в 2003 году.

Во-первых, эта книга была переведена на русский и появилась на книжных прилавках России в прошлом году под названием «Как Путин стал президентом». Во-вторых, в предыдущие мои визиты в Россию я прилетал, а потом через некоторое время улетал обратно. В прошлом сентябре все было по-другому: я приехал в Москву, чтобы остаться здесь жить.

Что было главной причиной отказа во въезде, я не знаю. Спросите у российских властей. По крайней мере, представитель консульства РФ в Украине, через которого я пытался получить визу, сказал мне о рекомендации российских спецслужб: мое пребывание в стране нежелательно.

 

В 2011 году на территорию РФ не пустили другого журналиста, корреспондента британской The Guardian Люка Хардинга. Как вы считаете, связан ли этот инцидент с вашим?

Хардинг, как и я, много и с глубоким знанием дело писал о темах, неудобных для российских властей. Например, о деле Литвиненко. Так что с этой точки зрения наши с Люком истории — две стороны одной медали.

 

Вы известны как критик политики «перезагрузки» отношений с Россией, которой долгое время руководствовался президент США Барак Обама. Но что вы можете предложить взамен?

В первые дни первого срока Барака Обамы я изложил свои рекомендации относительно этого в журнале Forbes. Главный совет — быть с Россией максимально реалистичным и честным. То есть чтобы у Кремля не возникало ощущения, что США готовы дать ему больше, чем это возможно. Также нельзя ставить знак равенства между интересами российского государства и интересами ее руководителей. Кроме того, в отношениях с Россией США не должны отступать от своих принципов, касающихся прав человека.

Это только оздоровит отношения двух стран, потому что не будет лишних иллюзий.

 

Если курс политики в России не изменится, и Путин пойдет на четвертый срок, что может произойти с нашей страной в ближайшее десятилетие, по-вашему?

Все довольно просто. Если Путин пойдет на четвертый срок, это будет очевидным сигналом, что от власти он не откажется никогда. И это приведет к новому витку нарушений прав человека, включая свободу слова.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив