Для Первеза Мушаррафа битва за власть стала вопросом жизни и смерти. Сегодня партия некогда всемогущего генерала и диктатора Пакистана, имеет одно место в нижней палате парламента страны. Вернувшись на родину из политической ссылки с надеждой на реванш, он проиграл все. 

В июне премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, которого Мушарраф сверг почти 15 лет назад, рекомендовал Верховному суду возбудить против него дело о государственной измене. Если Мушаррафа признают виновным, ему может грозить смертная казнь. 27 сентября Верховный суд в очередной раз отклонил прошение об освобождении Мушаррафа под залог. Пакистанские СМИ все чаще пишут о том, что судебное преследование бывшего президента выглядит как политическая травля. Изнурительный судебный процесс над Мушаррафом, очевидно, должен показать и пакистанской, и мировой общественности, насколько несправедливой была диктатура генерала, на протяжении двух президентских сроков думавшего только о сохранении собственной власти.


Первый среди генералов

В генерал-президенте, как его называли на взлете политической карьеры, Первезе Мушаррафе всегда было больше от генерала. Армия дала ему все: и лавры героя в юности, и военные почести и мощнейшее влияние на первых государственных лиц в зрелости.

 

В 1999 году, когда генерал и начальник генштаба сухопутных войск Мушарраф стал слишком независимым от власти тогдашнего премьера Миан Мухаммада Наваза Шарифа, за его бойцовскими качествами могла наблюдать вся страна.

 

На президентское кресло Мушаррафа привел Каргильский кризис между Пакистаном и Индией. Тогда пограничные военные операции под его командованием чуть было не закончились полномасштабной войной между двумя странами. Кто принял решение начать конфликт — своевольный Мушарраф или любимый народом Шариф — неизвестно. Однако в результате скандала Шариф начал терять популярность, а армия раскололась между сторонниками премьера и Мушаррафа, который отвергал все обвинения и настаивал: он всего лишь честный солдат, выполнявший приказ.

 

В начале октября 1999 года Шариф, воспользовавшись отсутствием в стране начальника штаба сухопутных войск, предпринял попытку сместить его с должности. Мушарраф, узнав об этом, срочно вылетел из Куала-Лумпура на родину. Наземным службам аэропорта Карачи было приказано не давать разрешение борту на посадку. Но Мушарраф связался со своими людьми из кабины пилота, и лайнер посадку совершил. Наваз Шариф был отстранен от власти и арестован, а в 2000 году Верховный суд страны вынес решение о пожизненном заключении премьера. Впрочем, в инцидент вмешались власти Саудовской Аравии и США, которые уговорили Мушаррафа выслать Шарифа из страны.

 

В 2002 году генерал отменил чрезвычайное положение и вернул стране демократию — в удобной ему форме. На тот момент пост президента, согласно конституции от 1973 года, уступал по влиятельности премьеру. Мушарраф исправил это, обеспечив принятие 17-й поправки к конституции в лояльном парламенте. Многие другие государственные органы также оставались под контролем военных: президент решил опираться на своих сослуживцев и в новой, вроде бы вполне гражданской системе власти. В ноябре 2002 года Мушарраф в первый раз одержал победу на президентских выборах. От поста главы ВС он не отказался.

 

В стране появилась партия Мушаррафа — Пакистанская мусульманская лига Каид-и-Азама (ПМЛ-К), вокруг которой в дальнейшем и формировалась политическая жизнь. Она сумела привлечь в свои ряды членов других партий и в условиях фактического отсутствия какой-либо борьбы одержала «убедительную» победу на парламентских выборах 2003 года.

 

Фото:Faisal Mahmood/ReutersФото:Faisal Mahmood/Reuters

 

Гроза талибов

Военный переворот Мушаррафа сильно обеспокоил администрацию США, которую генерал все-таки хотел видеть главным партнером. Однако ввод американских и британских войск в соседний с Пакистаном Афганистан в конце сентября 2001 года потребовал участия Исламабада в качестве логистической составляющей для транспортировки техники и оборудования. Фигура Мушаррафа, сочетавшая в едином лице военную и государственно-административную власть, была США весьма кстати. Мушаррафу не требовалась резолюция обеих палат парламента, санкционирующая фактически бесплатное использование транспортной системы страны для переброски союзнических войск.

 

Пакистанский президент, желая вернуть благосклонность Вашингтона, быстро принял новые правила «афганской игры»: Исламабад теперь должен был искоренять талибов, которых он совсем недавно поддерживал. Президент выступил с заявлением, осуждавшим исламистскую идеологию, и на некоторое время даже ввел запрет на обучение иностранцев в пакистанских духовных училищах. Страна открыла свое воздушное пространство для американских самолетов, которые поныне патрулируют пограничные пакистанские земли, нанося удары по укрепленным пунктам террористов.

 

Взамен Вашингтон закрыл глаза на нелегитимность прихода к власти генерала. Были отменены экономические санкции в отношении Исламабада. Мушарраф получил признание на международной арене. В страну потекла щедрая иностранная финансовая помощь со стороны различных международных организаций, включая Всемирный банк и МВФ.

 

Однако присоединение Пакистана к антитеррористической коалиции для режима Мушаррафа означало ослабление позиций в западных районах страны и углубляющийся раскол среди населения. Пуштунская зона племен фактически стала террористическим анклавом, где боевые группы, связанные с «Талибаном», давали отпор всем «чужакам» — в том числе и военнослужащим пакистанских ВС. Несколько военных операций по обеспечению безопасности в этих районах большого успеха не принесли. Мушарраф же здесь стал одной из самых ненавистных фигур из числа пакистанских политиков.


Консервативные слои населения в остальных районах страны также увидели в Мушаррафе не только предателя национальных интересов, но и отступника ислама. Чем дольше продолжалась западная операция а Афганистане, тем больше людей выходило протестовать против Мушаррафа. В 2003–2004 годах было совершено несколько покушений на его жизнь.

 

Предатель террористов

В 1992 году просоветский режим в Афганистане окончательно рухнул, и США искали способ сменить местные власти на лояльные себе. На западе Пакистана, в свою очередь, проживало немало пуштунов, которых государственная граница ничуть не останавливала от того, чтобы навещать представителей своих кланов в Афганистане. Эти племена Вашингтон и хотел использовать как агентов собственного влияния. По мнению целого ряда пакистанских военных экспертов, именно Мушарраф контролировал развитие исламского фундаменталистского движения в зоне пуштунских племен, которое к концу 1990-х годов оформилось в «Талибан». При помощи пакистанских военных советников и американского финансирования это вооруженное движение захватило власть в Афганистане.

 

Однако после нью-йоркских терактов 11 сентября 2001 года, организованных террористической сетью «Аль-Каида», базировавшейся в Афганистане и действовавшей при негласной, но крепкой поддержке властей талибов, ситуация в корне изменилась. США, долгое время надеявшиеся, что «Талибан» станет если не союзником, то по крайней мере трезвым партнером, внезапно обнаружили в Афганистане врага и начали военную операцию, не завершившуюся до сих пор.

 


Старые связи

В середине 2000-х годов в Пакистане в полной мере проявились экономические проблемы, корни которых тянулись еще с 1990-х годов. Инфляция зашкаливала за 25%. Отношения Мушаррафа с пакистанцами тоже не способствовали экономической стабильности. Режимом недовольны были и либералы, возмущенные давлением исполнительной власти на суды, и религиозные консерваторы, устроившие сепаратистский бунт в Белуджистане и вооруженное сопротивление студентов-исламистов в Исламабаде. Все это произошло в первые шесть месяцев 2007 года, года президентских и парламентских выборов.

 

Фото:Jim Young/ReutersФото:Jim Young/Reuters

Мушарраф решил погасить общественное недовольство, использовав Беназир Бхутто — свою бывшую союзницу, дважды премьера Пакистана, вынужденную бежать за границу после прихода Наваза Шарифа. Придя к власти, Мушарраф не торопился приглашать ее на родину. Но спустя 6 лет, перед выборами, Бхутто вновь понадобилась генералу.

 

Для ее возвращения в страну был разработан президентский указ о национальном примирении. В Пакистане на тот момент было несколько открытых судебных дел, решением которых Бхутто обвинялась в коррупции на крупные суммы, и по возвращении ее ждал арест. Указ Мушаррафа «закрывал» эти судебные дела. В октябре 2007 года Бхутто прилетела в Карачи.

 

Вернувшаяся из Лондона Бхутто, харизматичный политик и к тому же первая женщина-премьер Пакистана, развернула политическую кампанию и быстро стала набирать популярность — особенно среди недовольного генералом-президентом сельского населения. Пакистанская пресса много писала о предполагавшемся разделении властей. Мушарраф должен был выиграть в октябре 2007 года президентские выборы и остаться главой государства еще на пять лет. Бхутто — победить на парламентских выборах в январе следующего года.

 

Согласно официальным результатам президентских выборов 6 октября 2007 года, 58% голосов получил Мушарраф. Для того чтобы добиться признания этих результатов, президенту пришлось сместить с должности слишком независимого главу Верховного суда Ифрихара Чоудри, создать лояльную себе коллегию судей и ввести в стране чрезвычайное положение — на случай масштабных антиправительственных выступлений, что оказалось весьма кстати.

29 ноября 2007 года Мушарраф принес президентскую присягу, а после — сделал первый шаг навстречу оппозиции: отказался от поста главы армии. 15 декабря под давлением общественности чрезвычайное пожение также было отменено.

 

Смерть не к лицу

В стране развернулась работа по подготовке к парламентским выборам, на которые ширящаяся оппозиция возлагала особенные надежды. Однако в разгар избирательной кампании, 27 декабря 2007 года, главный антагонист Мушаррафа Беназир Бхутто погибла в результате террористического акта. Убийц не нашли. В официальную версию — месть талибов — общественность не поверила. Многие в стране обвиняли лично президента. Парламентские выборы были перенесены на 18 февраля 2008 года.


Смерть любимой народом Бхутто стала началом конца режима Мушаррафа. Ее Пакистанскую народную партию возглавил вдовец Бхутто, Асиф Али Зардари. Даже несмотря на его репутацию взяточника, партия с легкостью победила на выборах. Пакистанская мусульманская лига Наваз Шарифа стала второй в парламенте. Члены федерального кабинета министров в день присяги пришли с черными траурными повязками на рукавах, молча демонстрируя неприязнь Мушаррафу.

 

Политик все еще сохранял мощные властные полномочия, имел право роспуска нижней палаты парламента. Однако Мушарраф в результаты парламентских выборов вмешиваться не решился: и судебная, и законодательная власти к этому моменту были настроены против него. Более того, военные впервые оставили Мушаррафа: генералитет отказался помогать ему, решив молча наблюдать за его политической агонией. США также сделали ставку на новые гражданские власти.

 

Летом 2008 года сторонники Зардари и Шарифа начали действовать сообща, требуя парламентской резолюции об импичменте президента. 17 августа того же года президент Пакистана Мушарраф добровольно вышел в отставку и с семьей покинул страну.

 

Отступать некуда

Однако опальный генерал не смог смириться с поражением. Он лишь три года прожил в изгнании, разъезжая по миру с лекциями. В августе 2011 года Мушарраф через посредников зарегистрировал в Карачи новую политическую партию — Всепакистанскую мусульманскую лигу (ВПМЛ) с целью принять участие в парламентских выборах 2013 года. Трудно сказать, что руководило опальным президентом в его намерениях вернуться в Пакистан из консервативного Лондона. Но он осознавал, что безопасность его жизни и свободы политической активности на родине мог гарантировать только парламентский мандат.

 

Противники Мушаррафа в Пакистане сделали все возможное, чтобы экс-президент не вернулся в страну. Еще в январе 2012 года парламент одобрил резолюцию о возбуждении уголовного дела против «военного диктатора» и бывшего президента Первеза Мушаррафа и его аресте по прибытии в страну. Его обвиняли в причастности к убийству Бхутто и Наваба Акбара Бугти, лидера одной из националистических организаций Белуджистана, в коррупции, а также в злоупотреблении властью.

 

Мушарраф вернулся в Пакистан 24 марта, чтобы участвовать в майских парламентских выборах. Он был встречен толпой сторонников. Но когда приветствия закончились, ему был предъявлен ордер на арест. Адвокаты договорились о залоге. Он одновременно подал документы в четыре избирательных участка. Но только в Читрале приняли документы. Он попытался обжаловать решение властей и сделал несколько громких заявлений о том, что гарантировать справедливость и прозрачность выборов может только армия. Однако это не вызвало у пакистанской общественности ничего, кроме болезненных воспоминаний о его диктатуре.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив