С Саакашвили Грузия потеряла яркого лидера и не жалеет об этом. Президентские выборы 27 октября не только привели к «переформатированию» государственного устройства и появлению на политической авансцене новых действующих лиц. Налицо нечто большее.

 

17 ноября в Тбилиси состоялась инаугурация нового, четвертого президента постсоветской Грузии Георгия Маргвелашвили. Спустя еще неделю на съезде своей партии «Грузинская мечта» премьер-министр Бидзина Иванишвили объявил о завершении политической деятельности. А на саммите «Восточного партнерства» Евросоюза в Вильнюсе 28–29 ноября Грузию представляли не только новый президент, но и новый председатель правительства. Этот ключевой отныне в стране пост — страна из президентской становится парламентской республикой — занял министр внутренних дел Ираклий Гарибашвили. Президентские выборы 27 октября не только завершили почти десятилетнее правление Михаила Саакашвили и его «Единого национального движения», привели к «переформатированию» государственного устройства и появлению на политической авансцене новых действующих лиц. Налицо нечто большее. Грузия словно замерла на границе между завершающимся постсоветским периодом, отмеченным гражданской войной, конфликтами с мятежными автономиями — Абхазией и Южной Осетией, громкими внутриполитическими разборками, и пока еще неизвестным будущим.

 

 

Выход в Старый Свет

В конце этого года Грузия отмечает особую в своей новейшей истории дату — четверть века с начала первых массовых волнений на проспекте Руставели. Выборы 27 октября могут стать еще одной особой датой в истории Грузии. Нынешняя предвыборная кампания значительно отличалась своей «европеизированностью» от аналогичных кампаний прежних лет. А президент и философ Георгий Маргвелашвили сказал: «Этими выборами страна подводит черту под постсоветским периодом развития, который принес ей множество проблем. В эти годы политика блокировала развитие экономики, культуры. На мой взгляд, Грузия сейчас начинает эпоху реальной европейской ориентации, европейской политической культуры».

 

Сейчас Бидзина Иванишвили намерен основать НПО, а также вложить почти весь свой капитал в экономику страны. Он уже перечислил 1 млрд долл. в основанный в конце сентября Фонд соинвестирования, насчитывающий 6 млрд долл. За минувший год «Грузинская мечта» осуществила успешные проекты в традиционной для Грузии сфере сельского хозяйства и в здравоохранении. Правительство помогло льготными кредитами 710 тыс. фермеров и организовало страхование здоровья для двух с половиной миллионов граждан. Несмотря на политические трудности в отношениях с Россией, «Грузинская мечта» добилась отмены Москвой эмбарго на грузинскую продукцию, которое было введено в 2006 году. В течение этого года Грузия втрое увеличила товарооборот с Россией. В денежном исчислении новый показатель составляет 426 млн долл. При этом «Грузинская мечта» декларирует свое будущее в европейском и евроатлантическом пространстве. В миссии НАТО в Афганистане служат 1675 военных из Грузии, это больше всего из стран, не входящих в Североатлантический альянс. В этой стране погибло 29 грузинских военных. Грузия в 2015 году вольется в Силы быстрого реагирования НАТО.

 

Фото: David Mdzinarishvili / ReutersФото: David Mdzinarishvili / ReutersКак заявил «МП» профессор Грузино-американского университета Сосо Цинцадзе, главная заслуга Бидзины Иванишвили — «в победе над драконом-Саакашвили». «Теперь Грузия входит, во многом благодаря Иванишвили, в новую фазу своей политической действительности, это первая попытка завершить постсоветскую эпоху, — считает эксперт. — Но не надо впадать в эйфорию — вопрос в том, подготовлена ли наша публика к отсутствию харизматичного лидера. Хрустальная мечта гражданина Грузии — не знать фамилию премьер-министра, но иметь полные холодильник и кошелек. Может, мы начинаем двигаться в направлении, когда главное, чтобы страной руководили холодные экономические прагматики».

 

Охота на «дракона»

Гия Хухашвили, бывший советником премьера Иванишвили, прогнозирует, что достоянием гласности может стать информация из президентской администрации, Совбеза и Нацбанка: «Возможно, мы еще не знаем всех масштабов преступной деятельности режима Саакашвили, но вскоре завеса приподнимется, и думаю, что мы узнаем о коррупционных сделках, методах преследования политических оппонентов. Полагаю, после этого просто будет невозможно не начать правовое преследование против бывшего президента. Можно думать об амнистии для среднего и низшего звена прежних властей. Но основной круг, внедрявший в Грузии беспредел, должен ответить по закону».

 

 

Петрэ Мамрадзе, председатель НПО «Институт стратегии развития»:

Самое главное, что сделал Иванишвили, это вернул общественности веру в то, что народ может взять судьбу в свои руки и улучшить свою жизнь. Без такого лидера грузинский народ не смог бы одержать победу на выборах в парламент 2012 года. Система, выстроенная Саакашвили, потерпела крах. Невиновных не арестовывают, у бизнесменов не вымогают имущество, заключенных не пытают в тюрьмах. В обществе исчез страх. Люди стали достойнее и свободнее. Иванишвили поступает нестандартно, и, возможно, поэтому его не всегда понимают на Западе. Иванишвили ломает стереотипы. Он пришел в политику спонтанно и неподготовленным. Саакашвили же и его команда все эти годы тратили колоссальные суммы на зарубежных лоббистов, позиционировали себя фанатиками Запада, на деле все больше и больше оказываясь под политическим и экономическим влиянием России. Не выстроив реальную демократию, Саакашвили обесценил в собственном народе западные ценности. В Грузии мало сильных партий, общество не развито, нет профсоюзов и сильных институтов, труднейшая внешнеполитическая ситуация. Иммунитета от возвращения в прошлое нет, но Иванишвили постарается исправить ситуацию и на этом направлении. 


 

Однако у экс-президента Грузии есть и козыри. «То, что США и Европа призывают Грузию не стать "второй Украиной”, не потерять "европейский вектор развития”, это заслуга прежних властей и лично Саакашвили. Также лично его заслуга в том, что Запад подозревает, что правовое преследование прежнего руководства Грузии политически мотивировано. Саакашвили рассчитывает, что для него это будет определенного рода гарантией, — говорит помощник нового президента Иванэ Мачавариани. — Полагаю, что Саакашвили обязательно продолжит политическую деятельность, будет критиковать "Грузинскую мечту” и стараться внутри страны и за ее пределами нивелировать успехи правящей коалиции». Ассоциативный ряд Вильнюс станет первым международным смотром нового грузинского руководства. После 2008 года во всех внешних контактах Тбилиси незримо присутствует Россия.

 

«Есть темы, о которых мы с Москвой никогда не договоримся, — говорит Мачавариани. — Однако необходимо максимально использовать все ресурсы для восстановления доверия между двумя странами». «Вектор интересов США смещен к странам "арабской весны”, к Сирии, Ирану, региону Тихого океана. Евросоюз, парафирующий с нами в Вильнюсе Соглашение об ассоциации, подчеркивает, что ориентирован на сбалансированную политику в отношениях с Россией и не позволит никому, в том числе и нам, нарушить этот баланс. Мне кажется, новые власти Грузии отчетливо понимают, что нужен рационализм, поэтому и стремятся снизить накал напряженности в отношениях с Москвой», — рассказала «МП» сопредседатель Института европейских ценностей Хатуна Лагазидзе. По ее словам, следующий после парафирования год будет очень напряженным для Грузии, так как «необходимо так нейтрализовать давление России, чтобы не довести дело до конфронтации и при этом не создать дискомфорт ни себе, ни ЕС».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив