Ливийский сюрреалист

14 октябрь 2013
Сейф аль-Ислам Каддафи отвечает за грехи отца

19 сентября на скамье подсудимых в Триполи появился художник-сюрреалист. Не слишком понятый критиками, но никак не обойденный общественным вниманием в Ливии. Далеко не публичный, но часто скандальный. В каком-то смысле творческий путь и завел его за решетку. Список обвинений длинный и разнообразный — от изнасилования до преступлений против человечности. Имя этого художника — Сейф аль-Ислам, сын свергнутого диктатора Муаммара Каддафи.

Второй сын покойного лидера Ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи оказался в руках повстанцев в ноябре 2011 года, через девять месяцев после начала гражданской войны в Ливии. Он был последним живым членом правящей семьи, остававшимся на территории государства во время конфликта. Теперь он единственный Каддафи, представший перед судом и олицетворяющий жестокость и несправедливость свергнутого в 2011 году режима.

Тот же Сейф аль-Ислам — единственный Каддафи, который хотя бы перед журналистами говорил о необходимости реформировать страну и сделать ее открытой для остального мира. «Это неправда, что мы только покупаем оружие да продаем нефть и газ. У нас есть свои культура, искусство и история», — заявил он, начиная мировое турне с выставкой ливийского искусства «Пустыня не безмолвна». С большим шумом экспозиция открылась в Лондоне в 2002 году. Помимо исторических экспонатов и некоторых работ современных художников Ливии, она состояла в основном из картин за подписью самого Каддафи-младшего.

Тогда мир впервые узнал о Сейфе аль-Исламе — сюрреалисте не от политики, а от живописи. Судьба его полотен сейчас неизвестна. Его собственная судьба тоже под вопросом. Но был короткий период времени, когда две эти судьбы были тесно связаны.

 

Как закалялся талант

Юношество и молодость сына бывшего ливийского лидера пришлись на очень непростое для страны время. Отношения с Западом были напряжены до предела, результатом чего стал авианалет США на резиденцию Каддафи в 1986 году. Семье удалось спастись, за исключением младшей приемной дочери полковника Муаммара. В 1988 году над шотландским озером Локерби был взорван самолет американской авиакомпании PanAm. В причастности к теракту обвинили Триполи, и Ливия оказалась в полной изоляции от западных государств.

Тем временем в стране шли масштабные экономические и политические реформы, заявленной целью которых было улучшение благосостояния граждан и прекращение гонений в отношении критиков официальной власти. Но амнистии и де-факто роспуск Революционных комитетов — главных карателей на местах — сопровождались активизацией исламистской оппозиции. Последовала череда неудачных восстаний и покушений на Муаммара Каддафи, а за ней — новые репрессии. Один из самых кровавых годов — 1996-й: подавление бунта в тюрьме «Абу Салим», беспорядки с участием настроенных против режима футбольных фанатов в Триполи, подрыв кортежа ливийского лидера в Сирте.

 

«Арабский конь», 1996

Так называется самая ранняя из работ Сейфа аль-Ислама, показанных на упомянутой выставке. На ней изображена белая лошадь, скачущая галопом по ярко-зеленой траве на темном фоне горизонта. К моменту написания картины недавно закончивший инженерный (по другим данным, архитектурный) факультет университета Аль-Фатех в Триполи 24-летний Каддафи-младший уже активно задействован в политической деятельности Ливии.

В это время на глазах сына ливийского лидера от его родины отвернулся не только Запад, но и «дружественные» арабские страны. Его отец остался окончательно разочарован в идеях панарабизма. Даже создание в 1989 году Союза арабского Магриба (с Тунисом, Алжиром, Марокко и Мавританией), который должен был стать началом нового единения арабов, на практике оказалось промежуточным этапом на пути Каддафи к другому грандиозному и столь же неперспективному проекту — Африканскому союзу.

И вот — арабский конь на холсте Сейф аль-Ислама побежал неизвестно откуда и неизвестно куда в кромешной темноте.

 

«Сон в пустыне», 1997; «Шатер», 1998

Следующие несколько картин, выставленных в ходе турне, Каддафи-младший написал скорее всего уже за рубежом — в Австрии. С 1997 года он учился в международной бизнес-школе IMADEC в Вене и работал над диссертацией о возможности построения в Ливии экономики, независимой от нефти. Одновременно он создавал свой «Сон в пустыне», в котором центральное место занял стилизованный жираф — самый узнаваемый представитель исключительно африканской фауны.

Еще одно полотно того же периода — «Шатер» — также весьма символично. Как бы из шатра открывается перспектива на пустыню и вечернее небо. На его фоне над горизонтом виднеются очертания лица ливийского бедуина, рядом с которым фрагмент из треугольников в виде характерного для южноафриканских племен узора, окрашенных в цвета национального флага ЮАР.

Годом ранее, будучи с визитом в Триполи, Нельсон Мандела подверг жесткой критике введенные против Ливии международные санкции и вручил Муаммару Каддафи за борьбу с апартеидом высшую награду Южно-Африканской Республики — Орден Доброй Надежды.

 

«Далекий свет», 1999

В конце XX– начале XXI века Сейф аль-Ислам начал свою стремительную карьеру дипломата доброй воли. В качестве главы созданного им же Международного фонда сотрудничества в области благотворительности Каддафи (Gadhafi International Foundation for Charity Associations — GIFCA) он провел переговоры с группой филиппинских повстанцев «Абу Сайяф» об освобождении захваченных ею западных заложников. В конце 2001 года он уговорил руководство афганского движения «Талибан» отпустить удерживаемых представителей иностранных гуманитарных миссий.

В том же году Каддафи-младший приступил к улучшению имиджа Ливии на Западе. Он старался демонстрировать открытость ливийского режима, его готовность к реформам и принятию критики. Но активность в дипломатическом искусстве не помешала (а возможно, и помогла) ему развивать свою живопись.

В этот период он много рисовал, пробуя разные художественные приемы. Некоторые из картин этого периода — среди них и «Далекий свет» — оставляют чувство недосказанности. Там, где Сейф аль-Ислам увидел свет, изображен пестрый хаос без каких-либо конкретных форм и очертаний.

Между тем, похоже, именно в этот период Каддафи-младший начал осознанно и откровенно связывать свою живопись с политической деятельностью. Целая серия полотен, созданных им на рубеже веков, легла в основу и дала название выставке, с помощью которой в последующие несколько лет он знакомил мир с древним и современным ливийским искусством.

 

Серия «Пустыня не безмолвна», 1999–2001

(«Вызов», 2000; «Интифада», 2001; «Война», 2001)

Работы данной серии были посвящены в основном пустынным пейзажам, древним наскальным рисункам и бедуинской культуре, в которых автор увидел истоки культуры Ливии современной. Во всяком случае, так говорил сам Сейф аль-Ислам. Впрочем, значительно больше внимания публики и критиков уже на открытии экспозиции в Лондоне привлекли не эти, а сугубо политические картины.

К примеру, полотно под названием «Вызов» (2000). Над тремя фигурами в одежде кающихся христиан с крестами в руках парят призрачный орел и портрет Муаммара Каддафи. Картина изображает «поражение сил, начавших новый крестовый поход», говорится в каталоге. А одним из центральных ее фрагментов является осколок бомбы, сброшенной американскими ВВС на резиденцию ливийского лидера.

Интерес также вызвали картины «Интифада» и «Война». Обе 2001 года. На первой изображена рука, держащая окровавленный камень, — символ палестинского сопротивления. На второй — бурное море, которое, как сказано в том же каталоге, отражает события на Балканах в 1990-е годы.

Остальные полотна могли бы остаться вовсе незамеченными, если бы один из ведущих британских критиков Джонатан Джонс не написал о них в контексте «угнетающей связи плохого искусства с режимами, страдающими манией величия». Мол, Гитлер тоже рисовал посредственные пейзажи, Сталин писал стихи, а Тони Блэр играет рок на гитаре.

Позже эта выставка докатилась и до Москвы, где была принята с восторгом и на высоком уровне. Произошло это только через восемь лет — за восемь месяцев до начала гражданской войны в Ливии.

 

Картины без масла

На 2001 году история Сейф аль-Ислама-живописца оборвалась. О том, какие полотна он еще написал и написал ли, ничего не известно. Вся остальная доступная биография Каддафи-младшего состоит из растиражированных СМИ в той или иной степени скандальных эпизодов его политической жизни. В получившем западное образование и заявляющем о своих либеральных взглядах сыне ливийского лидера многие тогда пытались разглядеть новое лицо будущей открытой Ливии.

В начале 2000-х годов Сейф аль-Ислам поступил в Лондонскую школу экономики (LSE), где защитил диссертацию на тему «Роль гражданского общества в демократизации институтов международного регулирования». До сих пор некоторые утверждают, что он не был ее автором, однако то, что он подписался под этим трудом, — факт.

Будучи в Великобритании в 2003 году, Каддафи-младший участвовал в секретных переговорах с тем самым британским премьером Блэром, которого критик Джонс причислил к фигурам, «страдающим манией величия». Результатом этих встреч стало возобновление торговых отношений с ливийским режимом.

В том же 2003 году Сейф аль-Ислам зарегистрировал свой фонд (GIFCA) в Швейцарии и с его помощью пытался снять международные санкции со своей родины. Через GIFCA была выплачена значительная часть компенсаций жертвам теракта в берлинском ночном клубе 1986 года и родственникам погибших при взрыве самолета над Локерби — после того как Триполи официально признал причастность своих спецслужб к их организации. Тогда же Каддафи-младший сыграл немаловажную роль в решении Ливии объявить об отказе от оружия массового поражения.

Далее сын ливийского лидера взялся за режим своего отца. В 2005 году Сейф аль-Ислам призвал раскрыть информацию о нарушениях прав человека в Ливии и объявил об освобождении ряда политических заключенных. По некоторым данным, он даже критиковал Муаммара Каддафи, утверждая, что его система джамахирии — «власти народа» — превратилась в мафию бюрократов и на практике не работает.

Однако, как сообщалось, под давлением представителей консервативной элиты (в том числе своих братьев) в 2008 году Сейф аль-Ислам объявил о своем уходе из политики. Впрочем, уже в следующем году он создал Арабский альянс за демократию, развитие и права человека, призванный поднимать эту проблематику в странах Ближнего Востока. В Ливии от каких-либо государственных постов он по-прежнему отказывался.

Из ярких эпизодов на международной арене с участием Каддафи-младшего следует упомянуть также освобождение болгарских медсестер, осужденных на смертную казнь еще в 1998 году по обвинению в умышленном заражении ливийских младенцев СПИДом. В 2007 году они были отправлены назад в Болгарию в результате переговоров с представителями Европейского союза.

Это событие (как утверждается, неслучайно) совпало с визитом в Триполи бывшего президента Франции Николя Саркози, с которым были подписаны договоры в сферах ВПК и мирного атома. А в 2011 году, когда Париж заявил о готовности применить силу в отношении ливийского режима, пытающегося подавить начавшийся в стране переворот, Сейф аль-Ислам рассказал, что ко всему прочему Ливия финансировала предвыборную кампанию Саркози.

Сын Муаммара Каддафи вслед за своим отцом крайне остро отреагировал на начавшиеся в стране антиправительственные выступления и последующие беспорядки. В феврале 2011 года Сейф аль-Ислам заявил, что исламисты при поддержке террористической организации «Аль-Каида» и западных держав развязывают в Ливии гражданскую войну, а затем неоднократно призывал жестко карать врагов государства.

Эти его заявления Совет Безопасности ООН признал «провокационными» и «поощрявшими применение насилия против протестующих», что послужило поводом включить Каддафи-младшего в черный список представителей режима, которым запрещается выезд за пределы Ливии. Вскоре гаагский Международный уголовный суд выдал ордер на арест Сейфа аль-Ислама по обвинению в совершении преступлений против человечности. Однако после долгих переговоров европейские власти так и не смогли уговорить новый ливийский режим вывезти Каддафи-младшего в ЕС. Отчасти — из-за того что политики Европы тоже не хотят слушать признаний Сейф аль-Ислама, который может рассказать многое о тайных финансовых связях своего отца с Евросоюзом. Отчасти — из-за того что Триполи хочет показательного суда над «убийцей и сыном убийцы», как называет его нынешняя официальная пропаганда.

Его образ в Ливии демонизирует и желтая пресса. Выходят публикации свидетельств его «подруг», рассказывающих о крайне грубом обращении с ними. Часть этих «фактов» также подшита к делу сына бывшего ливийского лидера.

Сейчас Каддафи-младший находится в тюрьме, ожидая приговора ливийского суда. Страшнейшему диктатору Европы Адольфу Гитлеру предписывается фраза: «Каждый может обидеть художника, но не каждый может избежать его мести». Но Каддафи-младший никак не Гитлер, и, похоже, время для его мести безвозвратно ушло.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив