Нефтяная грамота

16 сентябрь 2013
Автор:

Россия и Китай заключили беспрецедентное соглашение – о поставке примерно 360 млн т нефти в течение 25 лет с предоплатой до $70 млрд. Для обеих стран это укрепление связей и энергобезопасности. Впрочем, такие длинные соглашения часто меняются, да и от Европы Россия не откажется.

Беспрецедентную нефтяную сделку заключили две государственные нефтекомпании – российская «Роснефть» и китайская CNPC -- 21 июня, на Петербургском экономическом форуме. За день до этого президент России Владимир Путин встречался с первым заместителем премьера Госсовета КНР Чжан Гаоли. «Знаю, что Вы сюда приехали не просто погулять по Петербургу и посмотреть этот прекрасный город, познакомиться с ним, посмотреть на выставку, а приехали для работы, причем она носит действительно беспрецедентно масштабный характер», - заметил тогда российский президент, тут же анонсировав многомиллиардный нефтяной контракт. Китайский вице-премьер в свою очередь решил напомнить, что председатель КНР Си Цзиньпин после своего вступления в должность выбрал для первого международного визита именно Россию. И тогдашняя встреча двух лидеров «представляет большое, вековое значение для поднятия на новый уровень китайско-российских отношений, всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства».

 

Рекордный контракт

Сделка CNPC и «Роснефти» действительно уникальна для обеих стран. Предыдущий рекорд – как минимум для России – был поставлен в 2009 г.: тогда «Роснефть» и «Транснефть» подписали 20-летний контракт на поставку в Китай до 15 млн т нефти в год, получив кредиты от китайских банков на $25 млрд. После этого началось строительство одного из крупнейших нефтепроводов на планете – Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) с ответвлением на Китай. Поставки по трубопроводу начались в 2011 г.

Все детали нового контракта пока не известны. Но, как заявил президент «Роснефти» Игорь Сечин, общий объем поставок составит около 360 млн т нефти примерно на $270 млрд. Это предварительный расчет, поскольку цена не фиксируется – она рассчитывается исходя из котировок восточносибирской нефти ESPO в момент поставки.

CNPC объявила, что на пике Китай будет получать из России до 46,1 млн т нефти в год по всем маршрутам. Это примерно 10% текущих потребностей страны и порядка $36 млрд в год по нынешним ценам. При этом контракт на поставку сырья по основной магистрали – ВСТО (предполагающий увеличение объемов с нынешних 15 млн до 30 млн т в год к 2018 г.) заключен на 25 лет с возможностью продления еще на 5 лет.

Масштабы контракта для России также ощутимы. Наша страна добывает примерно 500 млн т нефти в год, половина идет на экспорт. Основной покупатель – Европа. На Китай в прошлом году пришлось 24,3 млн т. Но уже в 2015 г. Поднебесная может сравняться по объемам закупки с нынешним крупнейшим клиентом России – Германией, прогнозируют эксперты.

Кроме того, «Роснефть» получит от CNPC авансовые платежи в размере до $70 млрд, что полностью покрывает весь текущий долг госкомпании, который заметно вырос из-за новых заимствований на $37 млрд, привлеченных для недавней покупки ТНК-ВР.

 

Альтернатива Ирану

В 1970-80-х гг. Китай был таким же экспортером нефти, как Россия. Но в 1993 г. из-за бурного роста экономики, за которым не поспевала местная добыча топлива, Поднебесная превратилась в нетто-импортера. К 2009 г. Китай занял второе место по объемам импорта после США. И разрыв между странами неуклонно сокращается: уже в 2014 г. КНР может обойти Штаты, гласят недавние прогнозы ОПЕК.

Сказывается не только продолжающийся рост промышленного производства (хотя и не такими темпами, как раньше). Благодаря новым технологиям и так называемой «сланцевой революции» Америка смоглаувеличить собственное производство нефти. А у Китая с этим проблемы.

В итоге Поднебесная слишком сильно зависит от импорта нефти: в 2013 г. его доля может достичь 60% (285 млн т из примерно 475 млн, которые тратятся китайской экономикой). А к 2020 г. импорт может составить две трети рынка. Такие экспертные оценки в начале года приводило китайское агентство Xinhua.

При этом примерно половина поставок идет из политически рискованного Персидского залива. Китай вложил миллиарды долларов в этот регион, для Ирана до недавних пор он был крупнейшим покупателем нефти, а стоимость сделок с Ираном в сфере энергетики превысила $120 млрд.

Неудивительно, что Китай не раз становился мишенью для претензий США - за то, что обеспечивает деньгами государства, которые в свою очередь спонсируют мировой терроризм, например, Ирак, Иран и Судан. Особенно это стало актуально после событий 11 сентября 2001 г. и после избрания президентом Джорджа Буша, который прямо провозгласил Китай стратегическим соперником Америки.

«Ключевой фактор в отношениях Китая с правительствами стран, поддерживающими терроризм, - это его зависимость от иностранной нефти, которая нужна для обеспечения экономического развития. И эта зависимость, как ожидается, увеличится в ближайшие десятилетия», - отмечалось в докладе 2002 г., который составили для Конгресса США эксперты специальной американской комиссии по изучению отношений США и Китая (US-China Economic and Security Review Commission). В том же 2002 г. США разместили свои военные базы в Индии и военные корабли двух стран начали совместное патрулирование Малаккского пролива, на который приходится четвертая часть морских нефтеперевозок и через который идет более 60% импортируемой в Китай нефти.

Поднебесная усилила сотрудничество с каспийскими странами: активизировались не только закупки нефти и газа, но и совместные проекты в Центральной Азии – на китайские инвестиции. Китай начал настоящую гонку за энергоресурсами Африки и Латинской Америки. Плюс, естественно, оставалась Россия.

 

Назад в прошлое

Ровно 10 лет назад – в мае 2003 г. – Китай уже заключал беспрецедентную нефтяную сделку с Россией, которая, правда, не была реализована. Тогда частная компания ЮКОС и китайская госмонополия CNPC подписали 25-летнее соглашение на поставку примерно 700 млн т нефти по будущему нефтепроводу из Ангарска до китайского Дацина. Проект трубопровода обсуждался с 1994 г. И пока он не заработает, нефть предполагалось поставлять по железной дороге.

Соглашению также предшествовала встреча Владимира Путина и недавно назначенного председателя Госсовета КНР Ху Цзиньтао. И тогда для китайского лидера это также был первый официальный визит в другую страну – свое международное турне он начал именно с Москвы.

Не все поддерживали ставку ЮКОСа на Китай. «Транснефть» предлагала альтернативный трубопровод – до Находки, то есть до побережья Тихого океана. Компания настаивала, что так рынок для российской нефти будет гораздо шире – от Китая до Японии и, возможно, Америки. А строить сразу два нефтепровода невыгодно – на их заполнение может просто не хватить восточносибирской нефти.

Российское правительство, лавирующее между КНР и Японией, постаралось не обидеть обоих и объединило маршруты - Ангарск-Находка с отводом на Китай. Загвоздка была лишь в том, какое из ответвлений трубы строить первым.

Планы Михаила Ходорковского по известным причинам так и остались планами. Но задуманная им схема в итоге не изменилась. Только реализовала ее государственная «Роснефть», ставшая крупнейшей нефтяной компанией России именно благодаря покупке активов обанкротившегося ЮКОСа.

В 2009 г. Китай помог «Роснефти» купить первый актив банкрота – «Юганскнефтегаз»: с помощью Внешэкономбанка госкомпания заняла у КНР $6 млрд для оплаты сделки в обмен на поставку 48,4 млн т нефти в 2005-2010 гг., которая как раз шла в Китай по железной дороге. После этого начались переговоры о строительстве нефтепровода – от Ангарска до Находки с ответвлением на Китай (и именно маршрут на КНР заработал первым, а потом - труба до Тихоокеанского побережья). В 2009 г., как уже отмечалось выше, появилось 20-летнее соглашение на поставку примерно 300 млн т нефти. Теперь добавились еще 360 млн т на 25 лет.

 

Беспокойство соседей

"Россия и Китай хорошо дополняют друг друга в энергетическом секторе, углубление сотрудничества выгодно обеим сторонам", - заметил после заключения сделки помощник российского президента Андрей Фурсенко в беседе с агентством Xinhua.

Готовы согласиться с этим и эксперты. Новое соглашение с Китаем – это углубление связей двух стран, продолжение «линии на создание отношений взаимозависимости и взаимодополняемости», чтобы обеспечить безопасность и снизить риск конфликтов и противоречий, констатирует эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин. Правда, России не стоит допускать того, чтобы развитие Дальнего Востока «тотально» зависело от Китая. Теперь стратегически правильно усилить сотрудничество и с другими странами азиатского региона – Японией и Южной Кореей, добавляет он: «Это вопрос экономический безопасности Дальнего Востока».

Еще в начале 2000-х Япония яростно боролась за тихоокеанский маршрут ВСТО, каждый раз не скрывая разочарования при усилении позиций Китая. Причины те же, что у Китая, – необходимость снизить зависимость от Ближнего Востока.

Вряд ли новая сделка с КНР снизит активность Японии, рассуждает Василий Кашин. Скорее будет наоборот – конкуренция азиатских стран за право сотрудничать с Россией только усилится, появятся новые продолжения. Еще один плюс для России – диверсификация рынков сбыта, добавляет аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров.

Владимир Путин не раз обрушивался с критикой на Евросоюз (особенно из-за газовых конфликтов), намекая, что не только Европа пытается снизить энергозависимость от России, у России также появляются новые партнеры – в Азии.

Нефтяная сделка с Китаем уже беспокоит ЕС – во всяком случае, об этом пишут европейские СМИ. В июле экспорт нефти из России в Европу достиг рекордно низкого уровня за последние десять лет, сообщила недавно Financial Times. Европейцы бьют тревогу из-за того, что Россия переориентирует экспорт в восточном направлении, европейские НПЗ могут столкнуться с дефицитом сырья.

В отличие от Саудовской Аравии Россия не может резко увеличить добычу нефти – отечественное

производство практически не растет: новые проекты на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири по большей части компенсируют снижающуюся добычу на западносибирских месторождениях, разработка которых началась еще во времена Советского союза.

Впрочем, вряд ли Европе стоит серьезно беспокоиться, считает Валерий Нестеров: Россия и дальше будет стремиться сохранить рынки в ЕС, это очевидно, наша страна «пока ищет себя, учится торговать», так что Восток – это скорее хорошее дополнение. Кроме того, всегда нужно сохранять тылы.

Примерно то же самое говорит и «Роснефть», правда, конкретных цифр не называет. «Европейский рынок является одним из ключевых для «Роснефти», компания заинтересована в укреплении своих позиций в этом регионе и проводит последовательную экспансию на европейский рынок, расширяя бизнес и наращивая поставки, - отмечает представитель «Роснефти». - Сотрудничество с Китаем не отразится на реализации этой стратегии: в среднесрочной перспективе «Роснефть» планирует сохранить объем экспорта в Европу на текущем уровне».

 

Все меняется

Еще один момент, о котором не стоит забывать – все долгосрочные соглашения, как показывает практика, рано или поздно меняются. Европейские клиенты «Газпрома» третий год подряд добиваются поправок в долгосрочные контракты с российским концерном. Сам «Газпром» еще в 2010 г. решил изменить собственные планы по закупке газа в Туркмении, поскольку ему просто не нужно столько сырья, сколько планировалось купить еще 5-10 лет назад. Плюс Китай – не самый простой партнер, у нас уже были противоречия по 20-летнему нефтяному контракту, подписанному в 2009 г., напоминает Нестеров. Так что и по объемам, и по срокам рекордной нефтяной сделки наверняка будут изменения. Вероятность всего того, что было объявлено на Петербургском форуме, - 20-30%, считает эксперт. Хотя сам факт укрепления связей – это, конечно, символично.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив