Ближний цвет

26 август 2013

«Альянс белого человека» против Китая может стать реальной политикой

Убитый три года назад двумя черными работниками создатель и лидер «Движения сопротивления африканеров» (ЮАР) Эжен Ней Тербланш сказал как-то в интервью: «У африканеров и русских много общего. И те, и другие похожи на европейцев, но таковыми не являются». Даже главный борец и практиковавший идеолог расовой солидарности, написавший множество литературных произведений о белом христианском национализме, признавал отсутствие единства среди европеоидных наций.

Тем не менее, в мировых СМИ идея «альянса белого человека» (США, ЕС и России) против набирающего силу Китая обсуждается все смелее — хотя и, по понятным причинам, формулируемая экивоками, эвфемизмами, с подменой объектов и субъектов. Серьезный авторитет в области стратегического менеджмента, профессор Harvard Business School Роберт Каплан написал недавно большую статью о Владимире Путине, в которой предположил, что российский президент играет на расовых струнах западных партнеров, так как осознает невозможность тесного союза с китайским колоссом. Раз русских, европейцев и большинство американцев объединяет цвет кожи, то Путин желает использовать это, пишет Каплан.

Расовый фактор стал решающим в глобальной политике лишь однажды, да так, что Жозеф де Гобино, автор расовой теории, переворачивался в гробу. Имеются в виду нацистская Германия и Япония, пораженная вирусом шовинизма. Французский граф считал интеллект важным семантическим свойством, отличающим нордическую расу от низших, а Гитлер - лишь следствием биологической природы. «Арийцами Азии» оказались японцы, калмыки и тибетцы, а в 1943-м году и славяне стали «полноценными». Что касается Японии, то ее лозунг «Азия для азиатов», изначально преследующий справедливые цели равноправия с белыми, привел к нанкинской резне в Китае, бойням в Сингапуре и Маниле, экспериментам генерала Исии и т.д. «Желтой солидарностью» не пахло точно так же, как и «белой».

Возможно, Роберт Каплан прав, и президент России действительно отошел - пока в глубине души - от традиционного советского антиамериканизма, а также интернационализма, включающего в орбиту российского влияния именно страны третьего, «цветного» мира. Может, он заинтересовался старинными идеями Мальтуса, Гобино, Спенсера, Вольтмана, опять же, - в глубине души. Но в данном случае интереснее позиция самого американского профессора, человека весьма осведомленного и влиятельного в центрах принятия решений.

Профессор Каплан известен жесткой антикитайской позицией. В статье «География китайской мощи», опубликованной в 2010 году в журнале Foreign Affairs, он анализирует угрозы, исходящие от этой азиатской державы. Планы строительства Великого Китая, реализующиеся на суше и на море, сомнений не вызывают: «Ситуация на границах Евразии выглядит сейчас гораздо более сложной, чем в первые годы после Второй мировой войны». То есть тогда, когда над Европой опустился «железный занавес», разразился кризис в Иране, гражданская война в Греции, а недавние союзники по антигитлеровской коалиции приготовились к апокалиптической схватке с применением ядерного оружия. Каплан резюмирует: «В ближайшие годы сам факт укрепления экономической и военной мощи Китая усугубит напряженность в американо-китайских отношениях… Не исключено, что это станет самой потрясающей драмой нашей эпохи».

Впрочем, в статье о Владимире Путине Роберт Каплан отмечает, что в своей дальневосточной политике Соединенные Штаты меньше всего руководствуются расовым принципом и втягивают в союзнические отношения не Европу и Россию, а соседей Китая по континенту, таких же азиатов – Японию, Южную Корею, Филиппины, Тайвань, даже Вьетнам.

Один из самых влиятельных людей в США, бывший госсекретарь страны Генри Киссинджер утверждает, что конфронтация с Западом или агрессивная внешняя политика никогда не будут приоритетом Китая. Тем не менее, в его последней книге «О Китае», изданной в прошлом году, выражаются опасения, что в долгосрочной перспективе Пекин намерен вытеснить США как доминирующую силу из западного Тихоокеанского региона и консолидировать Азию в соответствии со своими интересами.

Очевидно, что даже скрытая пока угроза заставляет лучшие внешнеполитические умы Америки искать пути противодействия. Поэтому почему бы и не существовать идее «Альянса белого человека» в качестве запасного варианта, если ситуация выйдет из-под контроля Вашингтона, азиатские союзники попадут в зависимость от Пекина, и буферное значение России с ее ВСТО внезапно вырастет? Американская политологическая школа сильна именно долгосрочными прогнозами и рецептами, и то, что казалось невозможным сегодня, вполне способно оказаться realpolitik завтра.

Если идея «альянса» возобладает, то будет не для внутреннего американского потребления - слишком многие граждане (по данным US Census Bureau, как минимум 35%, включая президента Обаму) испытают пресловутый когнитивный диссонанс. А в России идея пойдет на ура в широких массах, и властям особо не потребуется эзопов язык. Самочувствием нацменьшинств, конечно, никто не поинтересуется, но, положа руку на сердце, лично я, как представитель этого меньшинства, не возражал бы против интеграции с Западом не мытьем, так катаньем.

Alexis7 28 августа 2013 11:10 цитировать
Подписывайтесь также и на электронную версию журнала "Мир и политика"
www.mir-politika.ru/advertisment.html
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив