Как известно из новейшей истории Украины, современное украинское государство основали казаки. Их степная вольница изрядно досаждала всем, кто в разное время пытался закрепиться в украинских землях с помощью военной силы или ввести на этих территориях режим «внешнего антикризисного управления»: полякам, литовцам, туркам, татарам. Немало успехам летучих казачьих отрядов содействовала грамотно поставленная разведка: она включала в себя и агентурную, и рейдерскую, и сторожевую. Была ли в те времена в составе разведки запорожцев служба наружного наблюдения, или нет, история умалчивает. Наверняка, в те далекие времена она была так же необходима для работы разведки, как и сейчас. Тем не менее, достоверных сведений о действительном существовании такой службы в Сечи у потомков казаков не сохранилось. Вот почему украинские разведчики могут выводить историю своей национальной службы наружного наблюдения только с начала советского периода, с органов ВЧК-ОГПУ. То есть, могли бы, конечно, если б захотели.

Служба наружного наблюдения КГБ при Советском Союзе была на высоте: ведь противник, с которым ей приходилось сталкиваться, посылал в СССР самых способных, опытных и наиболее профессионально подготовленных сотрудников. Так, чтобы попасть в посольскую резидентуру США в Москве, специальному агенту ЦРУ необходимо было долгие годы оттачивать свое мастерство, нести «тяготы и лишения» службы разведчика на Ближнем Востоке или в горячих точках Юго-восточной Азии и Африки. Потом, как правило, шла обкатка разведчика спецслужбами стран Восточного блока. Если кто проходил и через это, то его ждала работа в ГДР, под колпаком легендарной Штази. Южное направление Советского Союза для иностранных разведчиков было не менее опасно для работы, чем Москва и Ленинград: Крым был покрыт сетью военных баз, Севастополь был закрытым городом. Можно представить, кого во времена КГБ посылали укреплять кадры Симферопольского управления.

С распадом Советского Союза и возникновением из его обломков независимой Украины многое изменилось. Немало квалифицированных кадров ушло сразу же или в первые годы после провозглашения независимости: советским чекистам трудно было смириться с мыслью, что теперь они обеспечивают не безопасность великой страны, а интересы удельного княжества. Правда, многие еще оставались – семьи, жилье, родные и близкие привязали их к Украине, да и в ельцинской России никто их не ждал. Впрочем, такая ситуация продолжалась недолго: вскоре органы безопасности Украины были полностью зачищены от сотрудников, служивших еще в КГБ, - новая оранжевая власть видела в советских военспецах прямую для себя угрозу. Так, по некоторым данным, в оперативных подразделениях СБУ остались только молодые сотрудники, лояльные к пришедшим к власти оранжевым. Соотвестсвенно, профессиональная преемственность была нарушена и уникальный опыт оперативной работы, передающейся сотрудниками спецслужб от поколения к поколению, был утрачен. Иностранные резидентуры вовремя уловили эти новые веяния и перестали посылать в Украину опытных разведчиков, заменив их стажерами.
С работой новейшей украинской службы наружного наблюдения я познакомился, уже несколько лет как оставив военную службу и серьезно увлекшись научной работой. А случилось вот что: в 2004 году меня пригласили принять участие в крупной научной конференции «Информационные технологии и безопасность», проводившейся в городе Партенит на базе санатория ВС Украины «Крым». Среди организаторов конференции значилась и СБУ. Впрочем, интерес украинской спецслужбы к информационным технологиям был вполне понятен: все здесь касалось национальной безопасности, начиная от новейших технологий криптозащиты и заканчивая технологиями информационной войны. Среди докладчиков и просто участников конференции было немало сотрудников специального факультета связи и телекоммуникаций СБУ.
Год спустя, в 2005-м, уже на правах члена организационного комитета, я пригласил принять участие в конференции своего более матерого и именитого коллегу, известного дипломата и медиа-персону, И.Н.. Он уже тогда был очень известен как ведущий эксперт по информационным войнам. Несмотря на большую занятость, И.Н. любезно согласился.

В принципе, я еще по опыту участия в первой конференции не исключал, что со стороны украинских контраззведчиков могут быть неожиданности и сюрпризы. Тем более, что за год, прошедший с момента первой конференции, время подготовится у них было. Да и глупо иметь в пределах досягаемости известного специалиста – представителя мейнстрима в сфере психологических операций, и не сделать к нему хотя бы парочку разведывательных подходов. Впрочем, я вряд ли был так интересен СБУ. Но дело существенно меняло присутствие на конференции И.Н.: его  наверняка хорошо знало руководство СБУ и в Киеве, и в Симферополе. Если бы его удалось на чем-нибудь подцепить, это потянуло бы как минимум на орден, наградное оружие или повышение по службе. Перспективы выглядели еще более заманчивыми, если представить, как это можно, при желании,  красочно описать в отчете киевскому руководству. Представив как крупную специальную операцию, не меньше.

Первые два дня конференции были насыщены событиями, знакомствами, хлопотами с размещением и акклиматизацией, конкретным подрывом здоровья с помощью банкета и потому пролетели незаметно. СБУ вела себя корректно и казалось бы, не участвовали в кипучей жизни научного сообщества, хотя ее сотрудников вокруг было предостаточно – множество мальчиков, стриженных по-военному, очень суетились вокруг докладчиков под легендой технического персонала. Однако, уже в первый же день один из молодых оперативников, носящих гордое звание заместителя директора по безопасности одного из ведущих институтов Национальной академии наук, увидев днем на партенитском пляже известного украинского профессора, лежавшего  на солнышке с бутылкой вина, сделал ему замечание: герр профессор, Вы здесь на работе! И должны работать, а не пить, гулять и купаться в море – для Вас, герр профессор, рабочий день еще не кончился. На что профессор очень грамотно поставил его на место, сказав, что если он сам и любой из его коллег-ученых, лежа на пляже, придумает хоть одну дельную мысль, то уже одним этим он принесет стране пользы больше, чем этот самый замдиректора за всю его службу в органах безопасности.

Приключения начались позже. Как и в прошлый раз, профессора отгородили в кафе  на набережной санатория небольшой уголок: он с легкой руки профессора Владимира Мохора стал называться «профессорский майданчик»: майданчик, потому что большой майдан к тому моменту уже был вписан в историю Украины, а профессорский – потому, что на первой конференции в первый же вечер на этом майданчике собралось одиннадцать профессоров… и один  профессор-завхоз.
Уже на второй вечер мы отметили, что вокруг нашего майданчика вертятся две симпатичные девушки, не замеченные среди участников конференции. Они все время старались быть на виду, демонстративно скучали, украдкой стреляли глазками и почему то все время оказывались там, куда мы с И.Н. направлялись. В общем, судьба не давала нам ни одного шанса с ними разминуться. С судьбой не поспоришь, решили мы уже на третий день конференции, и, споткнувшись в очередной раз об одну из этих девушек в каком-то узком проходе между столиками, наконец познакомились с ними и предложили отправиться вместе осматривать достопримечательности ночного Партенита.  Под достопримечательностями, конечно, имелся в виду местный клуб – кстати, единственный на тот момент ночной клуб в городе. Девушки в ответ на наше предложение быстро и как бы с облегчением согласились.
Как потом оказалось, бригада наружного наблюдения приклеилась к нам в тот момент, когда в сопровождении девушек мы миновали контрольно-пропускной пункт военного санатория «Крым». Санаторий – военный объект, выйти из него можно только через один пост. Там и дежурила бригада: для них, также как и для нас, было очевидно, что для того, чтобы попасть в город, мы не станем  перелезать через окружающий санаторий высокий забор. Перед КПП санатория располагалась набольшая площадь, по периметру которой стояли торговые ларьки. Вот за этими ларьками разведчики наружного наблюдения и ждали нашего появления.
 

В ночной клубе Партенита мы расположились за одним из столиков недалеко от танцпола. Разведчики украинской наружки проводили нас до самого клуба, где бригада наружного наблюдения разделилась на две группы: двое остались караулить единственный выход из клуба, а оставшиеся трое разведчиков втянулись в ночной клуб вслед за нами. В клубе бойцы наружного наблюдения расположились за столиком прямо напротив нас, через проход, ведущий к танцполу. Выдало их особое и очень странное поведение: в ночном клубе это были единственные посетители, которые из всех предлагаемых в клубе напитков пили только кока-колу, сидели с хмурыми и очень сосредоточенными лицами, не танцевали, много курили и отлучались в туалет по очереди, сменяя друг друга.

Спустя некоторое время точно также, по очереди, стали куда то отлучаться и наши знакомые девушки. Выйдя в один из таких моментов из танцевального зала, я обнаружил одну из девушек, внимательно слушающую указания одного из разведчиков. Тут разрозненная мозаика, состоящая из отдельных настораживающих факторов и сигналов, стала быстро складываться в общем то в стандартную и вполне понятную картину.

К часам четырем утра в глазах следивших за нами разведчиков, державшихся до этого подчеркнуто безразлично, начало отчетливо читаться чувство классовой ненависти: в это время сильнее всего хочется спать, а мы так увлеклись танцами, что вполне могли задержаться в клубе еще несколько часов, - до утра. К тому же, в это время ночи в Партените были уже довольно прохладные, и ребята, караулившие нас у выхода, видимо, основательно замерзли. Около четырех часов утра они бросили свой пост на улице, вошли в клуб и присоединились к другой части бригады – видимо, для того чтобы погреться. В этот момент мы быстро снялись с места, вышли из клуба и в считанные секунды растворились в темной украинской ночи. Застигнутая врасплох этим маневром, бригада нас потеряла.
В том, что мы все-таки оторвались от хвоста, мы окончательно убедились, когда около пяти утра, возвращаясь из города, подошли к воротам санатория. Вся бригада наружного наблюдения, посещавшая с нами клуб, в полном составе терпеливо ждала нашего возвращения, укрывшись за ларьками на маленькой площади перед КПП.

 На следующий день мне удалось отловить одного из видных участников конференции и по совместительству – действующего полковника СБУ, и задать ему несколько вопросов. По существу дела, вопросов у меня было два. Первый: если я иду с подружкой по темной аллее и вдруг сворачиваю в ее не очень освещенный уголок, а спустя уже пару секунд за мной в те же кусты лезет три-четыре хлопчика с озабоченными лицами, что мне отвечать подружке на ее вопрос - эти ребята, что, тоже вместе с тобой? И второй: если в качестве подружки мне подставили для знакомства сотрудницу или агента контрразведки, то нельзя ли отбросить условности и огласить весь список кандидатур заранее, чтобы я мог выбрать наиболее для себя интересных? Ведь нельзя же полагаться на слепой случай и сомнительный вкус центрального руководства, утвердившего именно эти кандидатуры для операции по оперативному внедрению. Полковник улыбнулся, потом сказал что то вроде: «вот, м… чудаки», и очень деловым тоном заверил: «Зато от наших сотрудниц ты точно к себе в Москву ничего не привезешь». Убедить, конечно, не убедил, но за добрые слова тоже спасибо.

Спустя примерно пять минут после этого разговора, подойдя к своему корпусу, я в дверях столкнулся с молодым сотрудником оргкомитета, отвечающим за техническое оснащение. К моему удивлению, на его лице при виде меня отразился такой испуг, что он в два прыжка преодолел оставшиеся ступеньки лестницы и пулей вылетел из корпуса. Тут я понял, что соответствующие оргвыводы из моего разговора уже сделаны, и кроме того, что сотовая связь – великое достижение человеческого прогресса.
На протяжении следующих дней конференция протекала в штатном режиме, вторичных подходов со стороны украинской контрразведки вроде бы замечено не было, и скоро эта забавная история с клубом отошла на второй план. Между тем, приближался день окончания конференции, а техническая прослушка номеров, видимо, не содержала ничего интересного. Хватаясь за последнюю возможность как-нибудь зацепить гостей из Москвы, украинские оперативники, по-видимому, пошли на следующий тактический ход.

В последний день конференции прогуливаемся мы с И.Н. по набережной санатория «Крым». Заключительное пленарное заседание только что закончилось, впереди, в восемь вечера, - торжественный банкет. До банкета времени еще прилично, девать его некуда. В общем, прогуливаемся мы мирно, не шалим и никого не трогаем. И тут неожиданно прямо на нас выскакивает молодой человек с характерной военной стрижкой. В руках у него – пачка пригласительных билетов. Очень натурально играя роль раздатчика бесплатных приглашений, он вручает нам два билета на… стриптиз в том самом ночном клубе, с незабываемой атмосферой которого мы уже имели возможность познакомиться.

«Приходите, пожалуйста!» - начинает он нас убеждать. – «Только сегодня! Исключительная стрип-шоу программа! Для нас сегодня танцует звезда стриптиза miss Diamond, приехавшая к нам всего на одну ночь из Симферополя!»
Мы стоим на месте, мнемся. 

«Вы придете?» - настойчиво спрашивает он. «Ну наверно,» - отвечаем в нерешительности мы и задаем встречный вопрос:
 « А во сколько начало шоу?»

Получив в ответ, что в девять, мы отвечаем, что, конечно, постараемся.

«Вы обязательно приходите!» - произносит паренек с чувством уже знакомого нам облегчения и покидает наше общество, направившись по набережной в противоположном направлении. Мы с И.Н., не оборачиваясь,  делаем с десяток шагов, потом случайно оглядываемся: интересно, продолжает ли этот паренек и дальше распространять билеты среди отдыхающих? К нашему немалому удивлению, нашего хлопца уже след простыл: видимо, решив, что дело сделано, он отправился доложиться руководству. Вот тут то и стало ясно, что этот неожиданно упавший нам с неба бесплатный стриптиз – неспроста.
В восемь часов мы отправились на финальный банкет и не заметили, как пролетело время: на дворе уже был второй час ночи, когда мы все таки решили воспользоваться бесплатным сыром и, попрощавшись с друзьями-учеными, отправились за ним прямо в мышеловку - в ночной клуб. В зал мы вошли, опоздав на стриптиз почти на пять часов. И все эти пять часов СБУ держала для нас в абсолютно переполненном зале лучший персональный столик почти у самого шеста.

Программа еще продолжалась: мисс Даймонд, интересная фигуристая блондинка, сохранившая на себе из всех элементов одежды одну только черную полумаску, со знанием дела раздевала какую-то девушку-волонтера. Зал был переполнен, некоторые зрители, которым не досталось места, толпились вдоль стен и у барной стойки. И только один, видимо самый дорогой и недоступный, столик на двоих у самого подиума оставался почему то свободен.

Мы вошли в зал и на секунду остановились. В тот же миг к нам подбежал администратор и, даже не посмотрев на билеты, сказал: «Здравствуйте! Как хорошо что Вы пришли! Давайте я Вас проведу к Вашему столику» - и показывает на тот самый столик у сцены. Тут какая то стайка молодежи внезапно снялась с одного из столиков у дальней стены и я, показав на это место, сказал: «Нет, спасибо, там слишком шумно. Вон место освободилось – давайте, мы лучше пойдем туда». В ответ на лице администратора появилось выражение испуга и он быстро проговорил: «что Вы, что Вы, этот столик специально для вас!». Так мы оказались практически в паре метров от шеста и разворачивающегося на нем шоу.

Спустя 10-15 минут девушка-доброволец была окончательно раздета и «звезда» стриптиза мисс Даймонд пригласила на сцену всех привлекательных девушек, желающих показать свою пластику. Глядя на танцующих красавиц, я сообщил И.Н.: «знаешь, в нашем положении есть свои неоспоримые преимущества. Теперь, когда нас усадили за предназначенный специально для нас столик, мы можем полностью расслабиться: все равно те девушки, которым дано задание как бы случайно познакомиться с нами, уже нас заметили, и обязательно подойдут к нам, как только настанет удобный момент. Независимо от того, уроды мы или красавцы, нам все равно сегодня достанутся только самые лучшие». И.Н. понимающе улыбнулся.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив