Министерство национальной обороны Канады является партнером США, Великобритании, Дании, Нидерландов, Норвегии, Италии, Турции и Австралии в их совместном проекте Joint Strike Fighter (Единый ударный истребитель).

Канада на данный момент владеет истребителями CF-18 Hornet (Шершень), выпущенными в 80-е годы прошлого столетия. В начале 2000-х стало очевидно, что техника устаревает, и поэтому самолеты подверглись капитальному обновлению, таким образом, срок эксплуатации техники был продлен до 2017 – 2020-х. Тогда же министерство обороны Канады заявило, что нужно срочно искать замену самолетам CF-18, иначе министерство не сможет справиться с международными и отечественными миссиями, поставленными перед ними правительством Канады.

Устаревшую технику решили заменить более мощными самолетами F-35 Lightning II (Молния 2), аналогов которым нет больше в мире. На данном этапе эти самолеты только-только стали проектироваться и разрабатываться. Еще ни один такой истребитель не был поднят в небо.

КУДА УХОДЯТ ДЕНЬГИ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ?

Федеральное правительство, когда только начинался этот проект, заявило, что сумма его стоимости будет составлять 9 миллиардов долларов. Но на самом деле этот амбициозный проект Канаде обходится намного дороже. Поэтому не утихают споры по поводу реальных затрат, размер которых правительство Харпера постоянно изменяет, и не в лучшую для налогоплательщиков сторону.

В 2010 году Партии Консерваторов задали жару после того, как ими было объявлено, что заявленная изначально стоимость проекта в 9 миллиардов долларов на сборку новых самолетов стелс возросла теперь до 25 миллиардов. А через некоторое время министр обороны Канады заявил, что затраты составили уже 35 миллиардов долларов и дал понять, что это ещё не предел.

Для разъяснений произошедшего, министр МакКей и его заместитель были приглашены в парламент. На заседании парламента, где присутствовали «виновники торжества», первым выступил Главный аудитор Канады Майкл Фергюсон, который обрушился с критикой на правительство за то, что оно не в состоянии следовать логике в принятии своих решений и совершило ряд грубейших ошибок. К слову, с этой критикой частично согласился и сам министр обороны.

По словам аудитора, заявленный бюджет проекта F-35 в 9 миллиардов с самого начала был составлен неправильно, без учёта всевозможных дополнительных затрат.

В свою очередь, сотрудник парламентского комитета по бюджету Кевин Пейдж поделился мнением, что за 30 миллиардов долларов самолеты спроектировать, собрать, а потом ещё поднять их в небо за 30 лет почти невозможно. Пейдж добавил, что, будь у него конкретные цифры от министерства обороны, то он мог бы говорить о более точных цифрах.

Лидер Либеральной партии Канады Боб Рей подверг критике заместителя министра обороны Роберта Фонберга за то, что, до того, как главный аудитор Канады Фергюсон не озвучил действительную сумму затрат в 25 миллиардов, правительство Харпера настаивало на том, что было потрачено на проект всего 15 миллиардов. Кевин Пейдж полагает, что федеральное правительство намеренно занизило реальную стоимость проекта.

Потом пришел черёд официальной оппозиции взять эстафету. Депутат от Новых демократов Малколм Аллен сказал, что правительству выгодно было занизить стоимость проекта и сделать его более дешевым для того, чтобы показать, что проект лучше, чем он есть на самом деле.

Под таким напором критики федеральное правительство решило пересчитать стоимость проекта и дать возможность независимым экспертам сверить эти расчеты.

Казалось бы, министра обороны пора отправлять в отставку. Но не тут-то было! Ни тот факт, что он скрывал реальную стоимость военного вмешательства в Ливии, ни то, что он поступил таким же образом с истребителями, не убедили Харпера в необходимости отставки министра. По его словам, не будет никаких серьезных изменений в кабинете министров, пока только что ушедший на каникулы парламент не возобновит работу в сентябре. Значит, МакКей никуда не уходит.

Остается загадкой, почему Харпер решил оставить МакКея у власти. Бытует мнение, что это, возможно, связано с тем, что он играет большую роль в партии и имеет серьёзные связи в атлантическом регионе, а также пользуется уважением военных за почти безупречное командование войсками во время проведения миссий в Афганистане.

МакКей был лидером федеральной партии Прогрессивных консерваторов, когда он и Стивен Харпер, который в то время возглавлял Канадский Альянс, решили объединить свои партии в 2003 году в период десятилетнего правления либералов.

Это слияние могло поставить крест на их политических карьерах, но, напротив, через 3 года оно привело их к власти. И МакКею был гарантирован высокий министерский пост.

Наверное, поэтому, ни его эксцентричная рыбалка на спасательном вертолете, ни умалчивание реальных затрат, никак не отразились на его карьере, тогда как для бывшего министра международного сотрудничества Канады Бел Оды стоимость стакана апельсинового сока в 16 долларов оказалась роковой.

В своем последнем интервью в Альберте на вопрос о МакКее премьер-министр ответил, что его партия идет в правильном направлении, и что на данном этапе все обещанные проекты, анонсированные во время избирательной кампании, выполнены уже наполовину. Поэтому, для завершения этих начинаний, ему хотелось бы, чтобы его министры оставались сфокусированными на своих обязанностях.

Он также добавил, что доволен работой своей команды, поскольку Канада вышла из мирового кризиса с наименьшими потерями, по сравнению с Европой, США и Японией.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив