Предшественникам Эдварда Сноудена в XX веке было проще

Эдварда Сноудена нельзя назвать шпионом-перебежчиком. Нет никаких данных о том, что он, распространив через международные СМИ секретные данные ЦРУ и АНБ США, работал на Китай или какую-либо другую иностранную разведку. Более вероятно, что Сноуден решился на такой шаг из-за мук совести. Это выглядит необычным и даже странным. Хотя в истории американских спецслужб уже происходили схожие странные случаи.

 

29-летний американец в трогательных скромных очках однозначно попал в тренд сезона. Будучи агентом ЦРУ и АНБ, он стал «секретным агентом честности»: обманул самую продвинутую разведку мира, бежал от бывших работодателей, публично, с использованием западных СМИ, разоблачил двуличный шпионаж США за европейскими союзниками — как он утверждает, ради блага и его родины, и всего мира.

Для специалистов разведки разоблачения Сноудена не стали таким откровением, как для жаждущей сенсаций публики. Профессионалы разведсообществ назубок знали, что до системы интернет-слежки PRISM, о которой рассказал СМИ беглый американский агент, уже несколько лет вполне успешно действовала система Echelon. Даже сенсации о постоянном и прослушивании 38 посольств были восприняты профи от разведки хоть и не равнодушно, но лишь как нечто подтверждающее давно, как говорят в этих кругах, «установленное».

Дело Сноудена примечательно не столько его разоблачениями — которые, по большому счету, неудивительны для историков разведки. Суть в ином. Сноуден неожиданно продемонстрировал, что в ХХI веке, за которым уже прочно закрепился образ самого циничного, еще остались люди совестливые.

История совестливого американского агента — далеко не единственная. В XX веке, когда для мировых держав идеология была не менее важна, чем экономические интересы, такие истории случались не раз.

 

Дэниэл Эллсберг: неуязвимый пацифист

Американская корпорация RAND формально не считается учреждением разведывательным. Но на самом деле таковым является, финансируемая американскими властями и используемая в качестве аналитического центра для спецслужб страны. Анализ, прогноз, стратегичское планирование в мировом масштабе – вот что такое RAND. Именно сюда пришел после демобилизации из морской пехоты старший лейтенант ВС США Дэниэл Эллсберг, начав карьеру спецслужбиста.

Лучше бы было для ЦРУ, чтобы из Эллсберга получился хороший пианист, - как хотела его мать Адель. Однако она погибла в автокатастрофе, и мальчик перестал даже подходить к фортепиано. Зато у ребенка хз малообеспеченной еврейской семьи проснулся интерес к науке. Чтобы поступить в престижнейший Гарвард пришлось выиграть стипендию, иначе отец не потянул бы с платой за обучение. Дэн стал бакалавром, а потом тяга к науке привела его в Кембридж. Для этого пришлось опять выигрывать стипендию.

В 1955 году началась война США во Вьетнаме. Старший офицер Дэниэл Эллсберг был призван и направлен на поле боя, где около двух лет со свойственной ему проницательной энергией трудился в отделе связи при посольстве США в Сайгоне.

Богатый научный и военный опыт Эллсберга оценили по заслугам, когда в 1959 году он начал работать в RAND. Сферой обязанностей Эллсберга стало изучение вопросов мировой ядерной стратегии.

ВRAND он получил важнейшее задание от министра обороны, американского ястреба Роберта Макнамары подготовить секретный доклад «Американо-вьетнамские отношения за период с 1945 по 1967 годы», об их подлинном, непоказушном состоянии. Именно эта работа заставила Дэна задуматься над тем, ради чего он работает.

Спецслужбы «проморгали» Эллсберга - как четыре с лишним десятка лет спустя «проморгали» Сноудена. Аналитик RAND начал открыто участвовать в митингах пацифистов, взялся активно поддерживать активистов, требовавших прекращения войны. Об этом знало начальство, однако сочло эту информацию несущественной.

Еще сохранявший веру в американские свободы, Эллсберг несколько лет безрезультатно обращался в конгресс и сенат США. Выходил, как ему казалось, на наиболее честных политиков, предлагая свой доклад, где без прекрас были перечислены многие военные преступления США во Вьетнаме. За это время Дэн добился лишь одного: его взяли под колпак сотоварищи из американских спецслужб.

В 1971, отчаявшись или поняв всю бесполезность своих усилий, Дэниэл Эллсберг, скопировавший около 7000 страниц секретного доклада, в написании которого сам и участвовал, передал материалы в газету The New York Times, где они и были опубликованы в конце того же года.

Скандал разразился страшный. В адрес Эллсберга посыпались обвинения в шпионаже непонятно на кого, в предательстве. Тот охотно раздавал интервью и бежать никуда не собирался. Его отдали под суд – относительно быстрый и подписавший обвинительный приговор, предполагавший 115 лет тюрьмы.

Однако официальная грязь, лившаяся на Эллсберга, произвела обратный эффект. С Вьетнамом все было уже понятно. На массовых митингах теперь протестовали не только против войны, но и выступали в защиту Эллсберга. Ведь он рассказал миру, а не какой-то отдельно взятой враждебной США державе, - правду. Он не шпион, не предатель, а честный парень, существование которого отравили прослушиванием его телефонных разговоров, слежкой, постоянными обысками, иногда без присутствия Дэна. Это помогло адвокатам Эллсберга отменить суровый приговор. Им удалось доказать: свидетельства против него были собранны незаконно.

ИзRAND Дэна, понятно, уволили. Но без работы разоблачитель не остался. Он начал ездить по миру с лекциями и выпускать книги, неплохо расходившиеся. На его славном имени чуть не сделали имени себе киношники. Документальная лента 2009 года «Эллсберг – опаснейший американец» была номинирована на Оскара, хотя премии так и не получила.

Эллсберг никогда не был коммунистом. Левым - в определенной степени, той самой, что касалась наступательной внешней политики США. Не более. Пацифст Эллсберг продолжает выходить на демонстрации и по сей день. В последний раз он был арестован в 2005 году — за протест против иракской войны, развязанной при американском президенте Джордже Буше-младшем.

Сегодня Эллсберг нередко выступает с комментариями в СМИ. И, конечно же, поддерживает Сноудена.

 

Филипп Эйджи: идейный беженец

В 1979-м на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Гаване собрались одни единомышленники — представители так называемого советского лагеря. С главным противником, как тогда именовали американцев, прибывшие туда молодые люди успешно боролись заочно. Но не все.

В первый же день на фестивале я, приехавший на Кубу за репортажем, попал на пресс-конференцию в отель Havana Libre. При диктаторе Батисте она звалась Hilton. Зал был неполон. Но человека, выступавшего перед нами, стоило послушать. Это был бывший офицер ЦРУ Филипп Эйджи. Хорошо одетый, уверенный в себе и в нас, своих слушателях, он долго и очень четко объяснял, как работает ЦРУ. Упор делался на Мексике, где в свое время работал сам перебежчик. Методы он описывал грязные. И если сейчас Сноуден ведет пока разговор о подсушивании, то Эйджи приводил примеры пострашнее. Убийства неугодных США политических деятелей – главным образом чужими руками. Свержения режимов – на американские деньги и с помощью наемников, реже - обученных в ЦРУ инструкторов. Преследования инакомыслящих и вступление ради этого в доверительные отношения с мафиозными картелями.

В том же зале раздавали маленькую, специально выпущенную к фестивалю книжицу, где перечислялись страны с действующими американскими агентами. Приводились имена начальников «станций» - так в ЦРУ называют резидентуры. Эйджи тогда же говорил и о своем двухтомнике, где разоблачений еще больше.

Кто-то из западных журналистов спросил Эйджи о его связях с КГБ. Словно только этого и ждавший Филипп опроверг даже теоретическую возможность этих отношений. Он считал себя идейным перебежчиком, никаким не шпионом. Я, воспитанный в лучших традициях совсистемы почувствовал тут и обиду: «А что, мог бы поработать и на КГБ». Вопрос Эйджи я так и не задал. Ни то чтобы стеснялся. Скорее, задавленный нашей же пропагандой, боялся спросить не то, попасть впросак. Да и об Эйджи в ту пору в советской прессе писалось мало. Потенциальных авторов, как и меня, смущал все тот же пункт: с СССР перебежчик из ЦРУ никак связан не был. Лучше уж помолчать.

Эйджи всю свою жизнь после разрыва с ЦРУ в 1968 году старался сохранить независимость. Сначала он осел было в Великобритании. Но американцы потребовали его выдачи, подбросив друзьям-коллегам недоказанный компормат. Якобы Эйджи выдал полякам двух английских агентов, впоследствии расстрелянных. Покинув Англию, Эйджи попытался обосноваться в ФРГ. Тоже не получилось. Под страхом депортации в США пришлось уехать из понравившегся ему Гамбурга.

В 1981-м, как сейчас у Сноудена, родина отобрала у него американский паспорт. И тут же навстречу протянулись загорелые руки сандинистов из Никарагуа и убежденных марксистов с испанского острова Гренада. С паспортом этих стран и передвигался по двум мировым полушариям идейный беженец Филипп Эйджи.

В книге «Грязная работа», том самом двухтомнике, о котором и говорил на пресс-конференции Эйджи, он привел имена около двух тысяч людей, сотрудничавших с ЦРУ. Эта книга нанесла американским спецслужбам урон, сравнимый разве что с Олдричем Эймсом, работавшим на советскую и российскую разведки с 1980-х по 1990-е годы — пока не был разоблачен и посажен в тюрьму в США. В отличии от Эймса, Филиип Эйджи не получал ни от одной из разведок мира — по крайней мере, никто не смог этого доказать. Когда сбежавший в Англию советский отставник – архивариус Василий Митрохин попытался «пришить» Эйджи связь с КГБ, Эйджи умело поймал его на деталях и внутренних противоречиях в «легенде».

Эйджи на склоне лет поселился на Кубе. Там он жил в почете и уважении. Власти никак не мешали его попыткам открыть туристическое агентство. Иногда на приглашения Эйджи откликались целые группы туристов, полулегально посещавших остров Свободы. Он умер в 2007 году. США так и не удалось его арестовать. Был ли он счастлив — кто знает? Но совесть его точно была чиста.

 

Сноуден без покровителей

От современной истории «беженца совести» Сноудена дурное предчувствие. С потерей экономической, но никак не военной и уж точно не разведывательной мощи, США стали настойчивее и решительнее. В контексте Сноудена — в особенности. Отсидеться в США, как Эллсбергу, беглому сотруднику ЦРУ и АНБ не удастся. С предоставлением же приемлемого для Сноудена убежища никто, по-видимому, не торопится. Ведь у него, решившегося очистить совесть, нет влиятельных покровителей.

 

 

 

«Привет. Меня зовут Эдвард Сноуден. Чуть более месяца назад у меня была семья, дом в раю, и я жил в отменном комфорте. Я также мог без какого-либо ордера перехватывать и читать вашу переписку. Переписку любого человека в любое время. Это власть, способная ломать человеческие судьбы.

Кроме того, это серьезное нарушение закона. 4-я и 5-я поправки к Конституции моей страны, 12 статья Всеобщей декларации прав человека и множество статутов и договоров запрещают такие масштабные и вездесущие системы разведки. Хотя Конституция США считает эти программы незаконными, мое правительство утверждает, что секретные судебные решения, о которых не должен знать остальной мир, каким-то образом легитимизируют эту противозаконную деятельность. Но эти судебные решения просто уничтожают самую суть правосудия: оно должно быть видно всем, чтобы быть правосудием. Аморальное не может стать моральным через секретные судебные директивы.

Я верю в принципы, оглашенные в Нюрнберге в 1945 году: «У всяких лиц есть международные обязательства, которые преобладают над обязанностями подчиняться национальному законодательству. Таким образом, отдельные граждане обязаны нарушить внутреннее законодательство страны, чтобы не допустить совершение преступлений против человечности».(Цитата из комментариев от 1950 года к своду принципов Нюрнбергского процесса, взятого ООН в качестве одной из основы для международного права. - «МП»)

В соответствии с этим я сделал то, что счел правильным и начал кампанию по исправлению этой несправедливости. Я не искал личного обогащения. Я не договаривался ни с одним государством о гарантиях моей безопасности. Напротив, я рассказал о том, что знаю, широкой общественности, чтобы то, что затрагивает всех нас, можно было бы обсудить сообща и открыто. Я попросил справедливости у мира.

Рассказать общественности о шпионаже, который касается каждого, было решением, которое дорого мне обошлось. Но это было правильным шагом, и я не раскаиваюсь...»

Из официального обращения Эдварда Сноудена к российским правозащитникам в московском аэропорту «Шереметьево». Опубликовано на сайте Wikileaks 12 июля.

 

Alexis7 20 августа 2013 14:20 цитировать
Подписывайтесь на электронную версию журнала "Мир и политика" www.mir-politika.ru/advertisers.html
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив