Национальная политика диктует ресторанам свои правила.

Кухня — одна из самых понятных и очевидных сфер культуры, на которую обращает внимание всякий, кто выезжает за пределы родной страны. Для многих народов кухня составляет основу национальной гордости. Подчас национальные рестораны с их колоритом и меню не на государственном языке вызывают очевидное раздражение властей целого ряда стран.

Квебек без ложечек

Квебек – единственная канадская провинция, в которой французский язык является единственным официальным языком, а английский не обладает таким статусом. Добропорядочные граждане Квебека настаивают на своем праве обслуживаться на французском языке. Местное правительство их в этом сильно поддерживает. И если вдруг посетителю квебекского ресторана покажется, что его языковые права не соблюдаются, он вправе подать жалобу в Квебекский Совет французского языка OQLF («языковую полицию», как его еще называют) который отвечает за обработку этих жалоб. Юридически, это учреждение не имеет полицейской власти. Однако бывали случаи, когда языковая полиция налагала штрафы или даже закрывала разного рода бизнес.

Именно из-за этого обостренного чувства языка в Квебеке произошла череда скандалов, которые выглядят курьезными для всех, кроме владельцев ресторанов и кафе. 21 июня сотрудники OQLF, реагируя на жалобу клиента, провели проверку магазина-кафе замороженных йогуртов в Монреале. Ведомство получило жалобу, что на пластиковых столовых приборах заведения имеется надпись на английском языке и без перевода на французский.

В итоге кафетерию Menchie, головной офис которого находится в Калифорнии, был сделан выговор: его пластиковые ложки, на которых было выгравировано по-английски «Sweet Moosic», нарушают закон Квебека о языках. Владельцам кафе пришлось сменить злополучные ложки на обычные ложки из пластика, что, в свою очередь, расстроило посетителей кафе, особенно детей, поскольку из ярких ложек получались отменные украшения и талисманы.

Однако после того как канадские СМИ рассказали об этом случае, ровно через неделю после инцидента на адрес кафе пришло письмо с извинениями от OQLF. В нем говорилось, что произошло недоразумение: во французской хартии языков существует ряд исключений, которые позволяют нефранцузским надписям существовать на территории Квебека. Для этого предметы (изделия), на которых выгравированы (вычеканены, инкрустированы или вышиты) эти надписи, должны производиться за пределами провинции.

Ранее, в середине февраля в Монреале в одной пивной произошел еще более нелепый инцидент: хозяина этой пивной попросили заклеить кнопки «ON / OFF» на телефоне и микроволновой печи, заменив их надписью на французском языке.

Но самый широкий резонанс получил скандал, который произошел также в феврале этого года между OQLF и фешенебельным итальянским рестораном «Buonanotte», получившим от языковой полиции письмо - предостережение за использование в меню итальянских слов, таких как «pasta, antipasti, calamari, polpette, insalata mista, caffe» и т.д., а не их французские эквиваленты. Примечательно, что итальянское слово «pizza» не попало в список «запрещенных» слов.

Владелец ресторана выложил это письмо в интернет, привлек внимание канадских и американских СМИ. Ресторан не только отстоял свое итальянское меню. Шумиха, поднявшаяся после этого, привела к отставке Луизы Маршан, главы OQLF. Кто-то из журналистов пошутил, что дело может дойти до того, что языковая полиция может запретить японским ресторанам использовать слово «суши» и потребует заменить его на «poisson cru variées sur boule de riz», что приблизительно переводится как «сырая рыба различных сортов внутри шара из риса».

Кафе за права индейцев

Американские рестораны, напротив, страдают из-за либеральной языковой политики. США считают незаконной дискриминацию при устройстве на работу по причине расовой, или религиозной принадлежности, - однако конституция умалчивает относительно языка. Это становится поводом для судебных разбирательств, центральный вопрос которых: в какой степени язык может рассматриваться как притеснение на основе национального происхождения?

Одним из громких разбирательств такого рода было судебное дело владельцев ресторана «Richard & Shauna Kidman» против Комиссии по равным возможностям занятости (EEOC) (федерального правоохранительного органа, который приводит в исполнение законы, направленные против дискриминации на рабочих местах). Владелец небольшого семейного ресторана города Пейдж, Аризона был обвинен EEOC в незаконной дискриминации при трудоустройстве, поскольку персоналу ресторана на рабочих местах разрешалось говорить только на английском языке. Все сотрудники Кидманов свободно говорили на английском, а половина персонала вдобавок говорила на языке индейского племени навахо. Летом 2000 года, некоторые из сотрудников-навахо пожаловались, что их коллеги употребляют в их адрес оскорбительные и унизительные выражения на языке навахо. Некоторые навахо по этой причине бросили работу. К жалующимся также присоединились посетители заведения, которым не нравилось слышать ненормативную лексику и вульгарные выражения на языке навахо. Чтобы как-то обуздать эти злоупотребления, Кидманы решили в своем ресторане внедрить политику, требующую от всех сотрудников говорить на рабочем месте только по-английски. По их словам, прежде чем пойти на этот шаг, они сверились с официальным сайтом EEOC, чтобы удостовериться, что они соблюдают языковые правила Комиссии по равным возможностям трудоустройства. В 2002 году Кидманы выиграли дело.

В том же году группа испаноязычных клиентов вступила в спор с обслуживающим персоналом ресторана, когда узнала, что персонал говорил только по-английски. По словам владельца ресторана, Грэга Саймонса, посетители обиделись, потому что в ресторане не говорили по-испански. Но, по мнению Саймонса, его ресторан не одинок в этом, поскольку ни в одном ресторане его родного города Лексингтон, штат Северная Каролина не говорят на испанском или же любом другом иностранном языке. После нашумевшего случая Саймонс решил повесить объявление на испанском, французском, немецком и русском языках на входной двери ресторана, которое гласило: «Если Вы не говорите по-английски, то не получите никакого обслуживания». И приписал «English-only» (в ресторане говорят только по-английски). Этим самым вовлекая и себя, и свой ресторан в гущу еще более громкого скандала. Саймонс пожаловался журналистам, что после этого его завалили гневными сообщениями по электронной почте и телефонными звонками с угрозами. Мало того, кто-то бросил кирпич в окно ресторана. В конце - концов, Саймонсу пришлось снять то злополучное объявление.

В 2005 году несколько латиноамериканских и бангладешских работников ресторана Daniel в Нью-Йорке обратилось к правозащитникам с просьбой вмешаться. Они жаловались на негласные правила ресторана — белокожие работники здесь росли по карьерной лестинце и получали надбавки к зарплате гораздо быстрее и чаще, чем люди с темным цветом кожи. Правозащитные организации пришли к выводу, что руководство Daniel намеренно оставляло в своих правилах юридические лакуны для дискриминации сотрудников.

Кухня притеснения

Европейская ресторанная культура, несмотря на то, что считается самой развитой в мире, также не преодолела языковую проблему. В испанской Каталонии, начиная с 1997 года, весь бизнес — в том числе ресторанный, - во избежание штрафов должен вестись только на каталонском языке. Испанский язык здесь не приветствуется. Такая ситуация приходится не по душе многим испанцам, живущим в других регионах Испании, так как незнание каталонского языка не позволяет им трудоустроиться в Каталонии.

Напряженность между говорящим на нидерландском языке и франкоязычным населением в Бельгии также вызывала ресторанные скандалы. Во второй половине 20 века во Фландрии владельцы ресторанов и кафе отказывались платить налоги, когда обнаруживали, что налоговая декларация была оформлена только на французском языке. Однако в Брюсселе и его окрестностях по сей день совсем иная ситуация – были отмечены случаи, когда в некоторых фешенебельных ресторанах отказывались говорить и обслуживать посетителей на нидерландском языке.

Иностранцы, приезжающие в Норвегию, нередко жалуются на царящий там «культурный расизм». В 2012 году сотрудника общепита уволили за употребление родного языка. Инцидент произошел во время обеденного перерыва, однако начальство не сочло это обстоятельство веским. После этого во многих кафе и ресторанах появились таблички с надписью «На работе мы говорим по-норвежски». Гастарбайтеров не устраивает сложившаяся ситуация, однако власти города объясняют такие меры желанием сохранить родной язык. По их мнению, он находится под угрозой из-за высокого процента приезжих.

Постсоветское меню

На территории бывшего СССР языковая политика также диктует правила национальным ресторанам. На Украине, где русский и украинский языки до сих пор разделяют страну на «сферы влияния», эта проблема нередко вызывает ресторанные скандалы.

Жители Киева жалуются, что в сетевых ресторанах обслуживание производится исключительно на русском языке. В городе Львове ситуация обратная. Здесь городские власти проводят проверки в ресторанах и считают нарушением использование русского языка персоналом. В 2011 году в городском совете обсуждали необходимость запрета русской музыки в кафе и ресторанах. В июле 2013 года был подготовлен законопроект, согласно которому жители Львова могут разговаривать на русском языке только в период с 22 до 8 утра. Любопытно, что такие же временные ограничения наложены на продажу крепких спиртных напитков.

В Белоруссии же национальная политика диктует ресторанному бизнесу не только язык общения и меню — но и само меню. Министерство торговли Белоруссии выпустило постановление №22 от 3 августа 2012 года. Согласно которому, начиная с 7 декабря 2012 года, рестораны, кафе и бары в обязательном порядке должны предлагать своим посетителям блюда национальной белорусской кухни. А само меню должно будет переведено на английский язык. Конечно же, несложно связать это постановление с приближающимся чемпионатом мира по хоккею, который в следующем году пройдет в Белоруссии. Для того чтобы иностранные туристы в полной мере смогли ощутить вкус белорусских блюд, пищевыми заведениями страны будут использоваться усилители вкуса белорусского картофеля.

Совсем недавно изменилась ситуация в Эстонии, где русский язык традиционно не жалуют. В 2011 году здесь резко увеличилось число русских туристов. И власти страны, восстанавливающие экономику после кризиса 2008 года, решили, наконец, улучшить условия их пребывания в стране. Они обратились к предприятиям общественного питания с просьбой печатать меню на русском языке, а также пригласить русскоговорящий персонал.

Подобная практика характерна для курортов Турции и Египта, столь популярных у наших соотечественников. Представители гостиничного и ресторанного бизнеса выбирают на работу людей со знанием русского языка, чтобы турист мог расслабиться и не преодолевать языковой барьер.

В Израиле же соперничество иврита и арабского до сих пор находится в активной фазе — даже, несмотря на то, что оба языка являются официальными языками страны. В 2004 году корпорация McDonald's оскандалилась, запретив своим сотрудникам говорить по-арабски в израильских ресторанах своей сети, а использовать для общения между собой и клиентами только иврит. Израильские левые СМИ обрушились на компанию с критикой, что палестинские граждане составляют 20% местной рабочей силы — в том числе в самом McDonald's. Несмотря на поднявшуюся шумиху, работникам McDonald's до сих пор не рекомендуется говорить на арабском и русском языках.

 

Статья написана в соавторстве с Анной Полуниной.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив