Искусство править

01 август 2013
Автор:
В своих отношениях с государством ГМИИ им. Пушкина ближе к Лувру, чем к Уффици.

Уход Ирины Антоновой с поста директора государственного Музея изобразительных искусств им. Пушкина вызвал удивление мировой общественности. ГМИИ в одночасье потерял руководительницу, которая за 52 года работы стала частью музейного имиджа. Первая с советских времен смена директора в главном российском музее изобразительного искусства XIX-XX веков позволяет рассуждать о том, как ГМИИ будет простраивать взаимоотношения с властью современной России, и как эта система отношений соотносится с системой других важнейших музеев мира.

Больше всего толков вызвала сама непрозрачность процедуры смены руководителя одного из главных музеев России. Об уходе Антоновой и назначении Марины Лошак, которая до этого работала арт-директором московского музейно-выставочного объединения «Манеж», сообщили летом, в день, когда музей не принимал посетителей. На пресс-конференцию по этому поводу пригласили очень мало журналистов. Никакого предварительного публичного обсуждения смены руководства в ГМИИ не было.

Смена руководителей крупнейших национальных арт-музеев всегда большое событие, в одних странах перед назначением предпочитают посоветоваться с общественностью, в других решают вопрос чисто административным способом. Специфика процедуры назначения во многом определяется статусом музеев по отношению к государству, потому что разные статусы предполагают разную систему управления. Большинство государств стараются, с одной стороны, предоставлять музеям больше автономии, а с другой стороны, сокращать их бюджетирование.

В классическом варианте у музея появляется совет попечителей в качестве главного органа управления, отвечающий за принятие решений и выполнение проектов, и директор, который разрабатывает стратегию развития и отчитывается перед государственными органами, курирующими музей. Однако в ряде случаев государство предпочитает сохранять с музеем более тесные отношения.

Это, в свою очередь, может сказываться на том, какого рода административную информацию музей готов предоставлять широкой аудитории. Чем больше государство дистанцируется от музеев, переводя их по возможности на самообеспечение, тем больше такого рода информации они стремятся предоставить. Это вполне предсказуемо: институты, которые вынуждены полагаться на частные ресурсы, стараются привлекать их, помимо прочего, прозрачностью, чтобы спонсорам было проще разобраться, что именно они будут финансировать.

Реакция в СМИ показательна тем, что она может отражать степень общественного напряжения, возникающего в случае административных перемен. Здесь встречаются как минимум три варианта. Первый: смена директоров широко обсуждается как в СМИ, так и на сайте самого музея, причем причины увольнения прежнего и мотивация назначения нового директора, хоть, конечно, и констатируются, но без попыток чтения между строк. Второй: смена руководства происходит едва заметно, СМИ не проявляют большого интереса и ограничиваются официальными заметками, а сайт музея – в лучшем случае, лаконичными пресс-релизами. Это, естественно, не значит, что смена была бесконфликтной. Но это говорит о том, что эта информация представляется слишком локальной. Третье: бывают музеи, в которых такие события вызывают в медиа массу обсуждений, домыслов и попыток выяснить подоплеку.

Лувр (Париж)

Лувр – это государственный музей. Во главе администрации стоит директор, назначаемый президентом Франции. Директору и его ассистентам подотчетны, с одной стороны, начальники научных отделов музея, а с другой стороны, руководители служебных департаментов по финансам, строительству, связям с общественностью и пр. На протяжении последних двадцати с лишним лет смена директоров в Лувре всякий раз сопровождалась дискуссией о политической подоплеке и связанных с этим перспективах развития музея.

Нынешнего директора Жана-Люка Мартинеса назначил Франсуа Олланд в апреле 2013 г. – вместо Анри Луаретта, которого в 2001 г. назначил Жак Ширак и который благополучно пережил на своем посту срок правления Саркози. Луаретт, в свою очередь, был во многих отношениях необычной для Лувра фигурой. Прежде всего, он на настоящий момент первый (и единственный) за последнее время директор Лувра, взятый со стороны. До Лувра он был директором в музее Орсе. Кроме того, он был весьма энергичен, существенно расширил музей и привлек к нему рекордно большое количество посетителей, так что Лувр стал мировым лидером по этому параметру. Наконец, благодаря его стратегии музей зарабатывал больше денег, чем когда-либо, что вызывало у общественности амбивалентное отношение. В частности, дорогостоящие зарубежные выставки расценивались как торговля культурным достоянием. Особенно резкой критике подверглась идея открыть филиал Лувра за границей – в ОАЭ, - естественно, за большие деньги со стороны ОАЭ. От Мартинеса ожидают, что он будет более консервативным и склонным к популяризации искусства – в отличие от Луаретта, который постоянно стремился повышать доходы. СМИ не преминули отметить, что это отражает смену политического руководства в стране, где после правого Саркози, которому такая музейная стратегия была близка, к власти пришел социалист Олланд.

Метрополитен-музей (Нью-Йорк)

Этот музей представляет собой корпорацию и обладает статусом независимой неправительственной организации. Будучи в настоящий момент одним из самых посещаемых арт-музеев в мире, он сформировался в 1870 г. как гражданская инициатива и до сих пор сохраняет традицию. Им управляет совет попечителей, в состав которого входит 41 человек, в числе которых несколько нью-йоркских чиновников. Директоров там меняют только в случае острой необходимости. Вступивший в должность в 2009 г. директор Томас Кэмпбелл, девятый по счету в истории музея, был выбран потому, что прежний директор Филипп де Монтебелло решил отдохнуть после трех десятков лет (1977-2008 гг.) на директорском посту. Многочисленные публикации в СМИ в то время выражали шок оттого, что уходит казавшийся бессменным директор, к которому все привыкли, перечисляли его многочисленные достижения и достоинства, но совершенно не пытались усмотреть в этом какую-либо интригу.

Как и Кэмпбелл, Монтебелло работал в Метрополитен-музее до назначения директором, правда с пятилетним перерывом, в течение которого он был директором Музея изящных искусств в Хьюстоне (Техас). Его предшественник, медиевист Томас Хоувинг, также начал свою карьеру в музее с более низких позиций и стал директором в 1967 г. Должность освободилась потому, что умер занимавший её с 1955 г. Джеймс Роример, всю свою жизнь проработавший в этом музее. Через десять лет Хоувинг ушел с поста директора, с тем чтобы основать собственное консультационное агентство по музейному делу.

Британский музей (Лондон)

Говоря юридически, это так называемая автономная неправительственная организация. Он не находится под контролем какого-либо государственного ведомства, но при этом он подотчетен парламенту и получает финансирование от министерства культуры на контрактной основе. Он управляется советом попечителей, состоящим из 25 человек, из которых одного назначает королева, 15 – премьер-министр, четверых – министерство культуры, а пятеро назначаются решением самого совета. Совет, в свою очередь, выбирает и назначает директора музея. Директор предлагает стратегию развития, совет её утверждает и следит за тем, как она претворяется в жизнь.

С 2002 г. должность директора занимает специалист в области истории искусства Нил Макгрегор. К моменту назначения он зарекомендовал себя как весьма успешный руководитель лондонской Национальной галереи (1987-2002 гг.), а также был известен в качестве издателя журнала и теле- и радиоведущий просветительских искусствоведческих программ на BBC. Его предшественник, специалист в области музейного дела и по совместительству химик Роберт Андерсон провел на посту директора 10 лет, и это был весьма непростой для музея период – в частности, потому что это был рубеж столетий, проводилась приуроченная к этому реконструкция, выделялись большие бюджетные и королевские средства и, следовательно, были конфликты на почве того, как этим распоряжаться. Министерство культуры пыталось прогнать его с должности еще в 1998 г., но безуспешно. Серьезно о смене директора заговорили в 2001 г., причем совет попечителей счел нужным заверить общественность через СМИ в том, что новый директор будет специалистом мирового масштаба. Тогда же были названы несколько кандидатов.

До Андерсона директором с 1977 г. был Дэвид Уилсон, британский археолог и искусствовед, а до него – искусствовед Джон Поуп-Хеннеси, проработавший директором Британского музея всего три года, после чего его пригласили работать в нью-йоркский Метрополитен-музей, и он согласился.

Отметим, что ни один из четверых не работал в Британском музее до назначения директором: музей предпочитал брать людей, уже с опытом работы на такой должности. В Великобритании никаких очевидных корреляций между сменой директоров музея и сменой политической власти не прослеживается.

Галерея Уффици (Флоренция)

Это древнейший и самый популярный музей в системе музеев Флоренции. Специфика в том, что орган управления системой в лице главного руководителя и совета директоров был учрежден только в 2001 г. По итогам изменения иерархии модифицировалась и процедура смены директоров. Первым директором Уффици после этой реструктуризации стал в 2006 г. Антонио Натали, занимающий этот пост и по сей день. О его назначении международные СМИ упоминали вскользь. Итальянские ресурсы, в свою очередь, интересовались, прежде всего, увольнением его предшественницы, Анны-Марии Петриоли Тофани, которая была директором Уффици с 1987 г. Дело в том, что Петриоли Тофани, хотя и заявила, что уходит по собственному желанию, но общий контекст наводил на мысль о давлении со стороны высшего руководства. Во-первых, примерно в то же время была обнаружена тайная лаборатория Леонардо да Винчи – стратегически важное, с административной точки зрения, событие. Во-вторых, было известно, что Петриоли Тофани просила продлить срок её пребывания в должности до 2007 г., чтобы она успела закончить запланированные преобразования, однако просьба осталась неудовлетворенной. Высказывалось мнение, что это связано с концептуальными противоречиями между ней и тогдашним руководителем системы Антонио Паолуччи. Однако никакой политической подоплеки за этим не искали.

В отличие от нынешнего директора, пришедшего в музей сразу на пост директора, а до того преподававшего музеологию в Университете Перуджи, Петриоли Тофани проработала в Уффици 20 лет, прежде чем была назначена директором. В этом случае нет очевидной связи между сменой политического руководства страны и сменой музейного начальства.

Музеи Ватикана

Эта музейная система принадлежит Ватикану и находится под управлением директора, которого назначает папа. В отличие от коллег во многих других музеях, которые зачастую стремятся к экспансии и инновациям, директоры ватиканских музеев преимущественно руководят реставрационными работами, а также взаимодействием с фондами и партнерами, поддерживающими систему. С 2007 г. музеями руководит Антонио Паолуччи, в прошлом возглавлявший систему музеев Флоренции. Его назначил папа Бенедикт XVI, который перевел предыдущего директора Франческо Буранелли на должность секретаря папской комиссии по церковному наследию. Буранелли, специалист по итальянским древностям, работал в музеях Ватикана с 1983 г. В 1995 г. умер директор Карло Пьетранджели, которого назначил директором папа Иоанн-Павел I в 1978 г. С 1996 г. Буранелли был исполняющим обязанности директора вплоть до 2002 г., когда папа Иоанн-Павел II официально назначил его директором. Смену музейных директоров в Ватикане международные СМИ отслеживают, но без каких-либо развернутых дискуссий. Сайт Музеев Ватикана, в свою очередь, весьма неинформативен в том, что касается административных вопросов.

Музей Прадо (Мадрид)

Этот музей был преобразован из де-факто государственного учреждения в относительно автономный институт в 2003 г., после того, как премьер-министром Испании стал консерватор Хосе Мария Ансар. До того 80% финансирования музей получал от государства, а остальное – от различных спонсоров. Правое правительство решило, что музей отныне будет получать от государства не более 50%, а остальным должен обеспечивать себя сам. В результате у него изменился и статус, и система управления – появился совет попечителей. В 2002 г. директором был назначен Мигель Сугаса, в прошлом директор Музея изящных искусств в Бильбао, и с тех пор пребывает в этой должности. Его назначению предшествовал административный конфликт, в результате которого уволился директор Фернандо Чека, занимавший должность с 1997 г. До него было подряд два директора, ни один из которых не продержался на посту более двух лет. Они увольнялись по собственному желанию из-за конфликтов с министерством культуры.

Alexis7 2 августа 2013 11:58 цитировать
Ротация кадров - процесс неизбежный. Рано или поздно приходится менять руководящий состав. Это может связано как с изменением политики той или иной организации, так и с успехами или неудачами отдельных сотрудников. Но в любом случае хочется пожелать новому руководителю государственного Музея изобразительных искусств им. Пушкина удачи и поддержания на высоком уровне статуса и бренда одного из лучших музеев страны. Присутствует уверенность в том, что сделать это удастся.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив