Правительство Южного Судана нарисовало карту своей страны

09 июль 2012
Автор:
Интеграция и глобализация — понятия из прошлого. Даже в Евросоюзе кризис — и французы вполне могли бы выбрать Марин Ле Пен, не одобряющую «евроинституты». Так что уж говорить, к примеру, о двух Суданах, в 2011 году получившихся из Судана одного. Впрочем, в «клеточном делении» Суданов чувствуется длинная рука, протянувшаяся через океан.

9 июля 2011 года в 1:10 по московскому времени Южный Судан стал независимым государством — по итогам проведённого полгода тому назад референдума, в котором участвовало более 3,8 млн. чел. (почти 99% отдали голоса за отделение от Судана). Референдум стал итогом долгой гражданской войны в Судане, длившейся с 1983 по 2005 гг. и унесшей примерно два миллиона суданцев. В 2005 г. были подписаны мирные соглашения.

В этот же день, 9 июля, в 196-й стране, появившейся на политической карте мира, прошли празднования, в которых поучаствовали такие известные персоны, как бывший госсекретарь США Колин Пауэлл и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Первыми признали вновь образованное государство США, Китай, Япония и Египет.

После такой борьбы народа Южного Судана Соединённые Штаты Америки приветствуют рождение новой нации»,
— с такими словами официально выступил Барак Обама в адрес «новорожденного».

 

Америка не случайно отметилась в числе самых первых поздравителей.

Что нужно Вашингтону в Судане? Ответ лежит не на поверхности, а в глубине: нефть. Демократия и нефть — старое доброе целое. Первое без второго существовать не может. Не верите? Недавно, выступая в университете города Сиракузы (штат Нью-Йорк), Хиллари Клинтон выразилась довольно откровенно: «Дипломатия в энергетической сфере является критически важным фактором нашей национальной безопасности, и не только с точки зрения удовлетворения энергетических нужд Соединённых Штатов по доступной цене, но также с точки зрения той роли, которую энергетика играет в наших отношениях с другими регионами мира».

Нефти в Судане столько, что её запасы сравнивают с разведанными запасами Саудовской Аравии.

А чтобы Штатам удобно было разделять и властвовать в Судане, президент северной страны Омар Башир был объявлен в Америке пособником мирового терроризма, спонсором «Аль-Каиды» (не будем забывать, что эта последняя — американское детище) и ещё нескольких террористических организаций. Всё, недемократический портрет готов. Пора Пентагону размещать на территории Южного Судана военную базу — для борьбы с «Аль-Каидой» и мировым экстремизмом.

Но политику разделения проводить не так-то просто. Можно поздравить новую страну с независимостью, можно даже в МВФ и Всемирный банк её принять. Да хоть в члены ООН или НАТО. Можно устроить и так, чтобы союзник США Израиль поставлял Южному Судану оружие (об этом ходят упорные слухи) для войны с Северным Суданом. Оружие необходимо, ведь «племенная» армия первого сильно уступает более организованной и лучше оснащённой армии последнего; к тому же армия северян превосходит армию южан по численности.

Доктор политических наук А. В. Манойло ещё год назад писал: «В конфликте в Южном Судане, который вполне можно было бы отнести к внутренним конфликтам, обращают внимание следующие детали: это – сама длительность вооруженного конфликта; значительный масштаб вооруженных столкновений, перерастающих временами в настоящие боевые действия, с участием армией Судана, которой противостоят очень боеспособные и построенные по армейскому же принципу соединения чернокожих повстанцев; огромное количество жертв, позволяющее вполне обоснованно говорить о гражданской войне в Южном Судане не как о внутреннем межэтническом конфликте, а как о планомерном и систематически реализуемом властями геноциде местного населения. И все это происходит на относительно небольшой территории не самого крупного африканского государства. Сам этот факт наводит на мысль о том, что этот конфликт давно бы погас сам или был бы ликвидирован объединенными усилиями миротворческих контингентов соседних африканских государств, если бы его очень деятельно и активно не подпитывали извне. Так, широко известны факты крупномасштабных поставок оружия повстанцам Дарфура: один из таких каналов был случайно раскрыт в результате нескоординированных действий пиратов в аденском заливе, когда на захваченном ими украинском транспорте Фаины был обнаружен целый арсенал вооружений (в том числе – тяжелого: танков и зенитных комплексов), способного вооружить небольшую армию. Как показало расследование, контрабандный груз оружия предназначался для повстанцев Южного Судана. Организовать же такой канал поставок оружия и тяжелой военной техники, в том числе – комплексов ПВО, так необходимых повстанцам для защиты от налетов армейской авиации и штурмовых вертолетов армии Судана, могла только одна из великих держав, имеющих жизненно важный интерес в этом регионе: слишком высокий уровень организации и координации просматривается в этой сложной операции по нелегальной переброске оружия, которое по этому каналу поступало повстанцам наверняка уже не раз. Да и стоимость самой партии оружия, обнаруженного на Фаине, такова, что повстанцы никак не могли бы внести за нее даже предоплату. Все это наводит на простую мысль: война в Дарфуре полыхает, потому что это отвечает интересам по крайней мере нескольких крупнейших игроков мировой политики, ведущих сегодня непримиримую борьбу за политическую власть над миром и за контроль над мировыми запасами энергоресурсов. Вот почему конфликт в Дарфуре необходимо рассматривать не в узком смысле, как рядовой внутренний межэтнический конфликт, а в системе координат глобальной политики, как точку, в которой сегодня сходятся интересы крупнейших мировых политических сил, сделавших Южный Судан своеобразным полигоном и плацдармом для приближающейся смертельной схватки за Африку, которая станет для чёрного континента новым территориальным и энергетическим переделом».

Jewish.ru сообщает:

«Суданская газета Al-Intibaha утверждает, что в течение последней недели ежедневно в 15.00 часов в аэропорту города Рубкона на севере Южного Судана приземляются израильские самолеты с оружием, амуницией и африканскими наемниками.

По утверждению газеты, «израильские организации» активно вооружают армию Южного Судана, занимаясь ее снабжением и обеспечивая инструкторами. При этом издание не уточняет, о каких именно организациях идёт речь».

Оружие оружием и разделение разделением, но вот старое наследие — историческое, так сказать, — создаёт американской демократии в Южном Судане помехи. Их несколько, и все они серьёзны.

Дело в том, что у Джубы, которая располагает крупнейшими запасами нефти, после отсоединения от Хартума образовалась транспортная и одновременно экономическая зависимость от последнего. Транзит нефтепродуктов идёт от Южного Судана через территорию Судана: нефтепровод-то — один. Эта проблема из рода тех, что до сих пор мучают бывшие республики Союза ССР. И северяне, дабы вернуть себе хоть часть своих былых доходов, решили повысить цену за транспортировку, — выступив, таким образом, в неприглядной роли «чистого монополиста».

В такой ситуации дипломатия бессильна — хоть и была попытка переговоров о компенсации нефтяных доходов. Поэтому южане придумали в апреле 2012 г. вторгнуться в нефтеносный пограничный район Хеглиг (около 55% всех нефтяных запасов северян, 60 тысяч из 115 тысяч баррелей, добываемых Суданом ежедневно), официально относящегося к территории северян (это признано международным сообществом). Южане собирались напасть и на Абей — ещё один нефтеносный район, расположенный в сотне километров от Хеглига, — но затею эту отложили, видимо, потому, что у них и с Хеглигом ничего не получилось.

Хеглигский победитель Омар Башир ранее заявлял, что не отдаст никому и пяди земли, а если кто протянет руку к Судану, то рука эта будет отрезана. В Африке, знаете ли, не шутки шутят. Лидеры Южного Судана, по его словам, — насекомые, подлежащие уничтожению. Башир планирует «освободить народ Южного Судана от его правителей». Известны ещё вот эти его слова: «Или мы войдем в Джубу и всё возьмем себе, или они войдут в Хартум и захватят всё».

А вот слова Салвы Киира, президента Южного Судана, сказанные им генсеку ООН в ответ на просьбу последнего остановить наступление на Хеглиг: «Я не ваш подчинённый, чтобы исполнять ваши приказы». М. Юсин, обозреватель «Коммерсанта», пишет: «По мнению экспертов, подобное поведение господина Киира объясняется тем, что он уверен в незыблемой поддержке США, которые помогали южанам в их борьбе с «диктаторским режимом в Хартуме». Именно американцы считаются главными архитекторами независимости Южного Судана. Ходят упорные слухи, что на территории нового государства со временем появится военная база США — крупнейшая в Африке. И хотя Вашингтон и Лондон осудили захват Хеглига южносуданскими войсками, власти Джубы уверены: серьёзного давления на них Запад оказывать не станет».

Понятно, что при таком положении дел северяне и южане вряд ли быстро остынут. Впрочем, они не остывают с 1983 года.

Потенциальные добытчики могли бы решить проблему транспортировки нефти экономическим путём — то есть не изнурительной и дорогостоящей войной, рассчитанной на победу, а строительством нефтепровода, который протянулся бы из Камеруна в Кению, минуя северную территорию Судана, но зато соединяя южносуданские месторождения с портом Ламу в Кении, на побережье Индийского океана. В Кении недавно нашли нефть, которую будут добывать британцы, братья США по идеологии, и строительство нового нефтепровода было бы на руку братским американским корпорациям, нацелившимся на нефть Южного Судана.

Вообще сложно предположить, что Джуба вторглась бы на территорию Судана, не имея за спиною сильных покровителей. Да, США осудили апрельские военные действия южан, но это дипломатическое осуждение гроша ломаного не стоит. США и Бахрейн периодически критикуют, а ЕС — периодически журит Латвию за её триста с лишним тысяч «неграждан» — и что? Воз и ныне там. Вот с Сирией, к примеру, совсем другая история (а ранее были другие истории с Ираком и Ливией), и все понимают, почему.

Ещё одной помехой в южносуданской деятельности США является Китай. КНР находится как бы между двух огней — в экономическом смысле: китайцы, ещё со времён единого Судана, вложили финансовые средства в развитие нефтедобычи на юге и в её транспортировку к северным портам и заключили многомиллиардные контракты. Но с начала военных действий двух Суданов не осуществляется ни добыча нефти, ни её перекачка, что Китаю очень не нравится, и потому он призывает северных и южных суданцев к дипломатии и миролюбию. На восстановление Хеглига уйдёт, как считают многие эксперты, месяца три. При этом Пекин не может не понимать, что за южносуданскими военными действиями просматриваются интересы звёздно-полосатых демократов. Поэтому Вашингтон получает здесь ещё осложнения отношений с Пекином, который и без того кажется ему опасным соперником, из-за которого американцам приходится усиливать своё военное присутствие в АТР. (В США сокращаются военные расходы, но не за счёт присутствия в АТР; об этом не столь давно сказал Барак Обама).

Третья помеха для Америки — Россия. Это примерно как в Сирии. Москва — один из главных и традиционных поставщиков вооружений для армии Омара Башира. При развале экономики Судана Москва потеряет очередной рынок оружия, что может послужить очередным поводом для охлаждения и без того прохладных отношений её и Вашингтона, недавно ощутимо понизивших температуру из-за ЕвроПРО, а ещё раньше из-за Дамаска.

На февральском брифинге представитель МИД РФ А. Лукашевич, отвечая на вопрос, как российская сторона относится к тому, что оружие, поставляемое правительству Судана, может быть использовано против мирного населения в Дарфуре, заявил: «Поставки вооружений правительству Судана осуществляется на основе соответствующих межправительственных соглашений, которые предусматривают механизм контроля за конечным пользователем российской военной продукции».

Западные правозащитники обвиняют Россию в том, что это она разжигает суданский конфликт:

«Правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад, в котором содержатся данные о поставках Россией и Китаем оружия в Судан в обход резолюциям ООН, пишет Риккардо Нури в статье, опубликованной в газете Corriere della Sera.

«Конфликт в Судане продолжается благодаря России и Китаю и их военным поставкам в обход эмбарго ООН», — пишет издание.

«Благодаря вертолётам, самолётам, ракетам «земля-воздух», бронетранспортёрам и большому количеству боеприпасов из Москвы и Пекина (а также частично из Белоруссии), говорится в докладе Amnesty International, армия Судана и вооруженные формирования, поддерживаемые правительством Хартума, продолжают терроризировать население Дарфура. Только лишь в 2011 году около 70 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома в результате вооруженных нападений со стороны суданских вооруженных сил и военных формирований против народности загава», — пишет автор статьи.

«Конфликт в Дарфуре не прекращается, прежде всего, из-за оружия, поставляемого из-за рубежа. Россия и Китай продают его, полностью осознавая, что оно попадет в руки насильников и убийц. Вооружённые группы оппозиции, действующие в Дарфуре, зачастую применяют оружие, отвоеванное у суданских военных», — пишет автор статьи» («Inopressa»).

Таким образом, во всём виновата Москва. И Пекин. Не о русского споткнётся американец, так о китайца.

Есть у мирового капитала и мелкий запасной вариант — повстанцы, сосредоточившиеся на западе Судана — в Дарфуре — и осуществляющие оттуда демократические вылазки. Утром 9 мая мятежники захватили г. Гирайда в этом регионе и уничтожили там весь военный гарнизон, а ещё захватили склады с оружием. Цель боевиков — свергнуть режим Омара Башира. Чтобы достичь поставленной цели, они собираются ни много, ни мало — захватить все города Судана, пока не дойдут до его столицы — Хартума. В Хартуме считают, что Джуба поддерживает мятежников в Дарфуре, а Джуба связей с повстанцами не признаёт. Впрочем, и Хартум будто бы в ответ спонсирует мятежников, действующих в Южном Судане.

А тут ещё и Уганда. Там в последнее время стали поговаривать, что вездесущий Хартум финансирует и её повстанцев (сама же Уганда поддерживает Южный Судан), — и в ответ на эти разговорчики Судан 8 мая проинформировал ООН и Африканский союз, что отныне их прямые полёты между опорной базой в Угандой и Дарфуром будут прекращены — пусть самолёты летят через Хартум. Дальность полётов увеличится, и стоимость рейсов существенно возрастёт. Стратегия Башира немножко напоминает успешную стратегию иранского президента Ахмадинежада: тот в ответ на экономические санкции сам ввёл санкции против ЕС, отключив кое-кому нефть.

Впрочем, вариант с подтачивающей деятельностью повстанцев выглядит пока маловероятным по причине относительной слабости мятежников. Повстанцев, действующих в Судане и собирающихся захватить «все города», можно рассматривать лишь как вспомогательную силу, изнутри дестабилизирующую обстановку в Судане, откуда беженцы, спасаясь от военных действий и начавшегося голода, сотнями уходят в Южный Судан.

От «дорожной карты» до карты страны — один шаг

2 мая Советом безопасности ООН была единогласно одобрена резолюция о пограничном противостоянии двух Суданов. ООН угрожает санкциями — в случае непрекращения военных действий и насилия с обеих сторон. Резолюция одобрила план разрешения конфликта, ранее предложенный Африканским союзом.

В следующие дни Южный Судан, а за ним и Судан официально приняли план мирного урегулирования — так называемую «дорожную карту».

Эта «карта» обязала конфликтующие стороны подписать мирное соглашение до 8 августа 2012 г. Должны быть решены территориально-пограничные споры и о расхождениях в вопросах о добыче и транспортировке нефти. Интересно, что с 2011 года, когда Суданы разделились, они так и не провели демаркационную линию — а их граница, кстати говоря, составляет 1800 километров.

Омар Башир одобрил мирный план Африканского союза с одним условием (почти как Башар Асад — план Кофи Аннана): северная сторона оставляет за собой право на самооборону при продолжении южанами боевых действий. Хартум настоятельно порекомендовал Джубе покинуть приграничные территории, из-за которых возник сыр-бор.

Но уже 5 мая Судан обвинил своего южного соседа в нарушении условий перемирия. Цитата:

Мы поддерживаем план Африканского союза, одобренный ООН. Мы не совершали никаких враждебных действий по отношению к Южному Судану. Но мы обращаем внимание мирового сообщества, что на территории Судана в некоторых областях по-прежнему находятся войска Южного Судана»,
— заявил представитель суданской армии Аль-Саварми Халид, передает Reuters. Речь идет о районах Кафен Дебба и Самаха в южном и восточном Дарфуре.

 

Представители Южного Судана отвергли обвинения со стороны соседа. «Кафен Дебба использовался повстанцами как район для нанесения ударов по нам. Напоминаем, что данный район является частью западного района Бар аль-Газал, который принадлежит Южному Судану», — сказал пресс-секретарь армии Южного Судана Филипп Агер» («РБК»).

Короче говоря, определить границы — задача непростая. Поняв эту нехитрую истину, Южный Судан решил пойти путём Александра Македонского: не развязать, а разрубить. И вместо «дорожной карты» предложил своему северному соседу… карту политическую.

Чтобы между дружными соседями, помирёнными ООН и Африканским союзом, более не было ни противоречий, ни даже разногласий, Южный Судан взял да утвердил 5 мая новую карту своей страны, к которой пририсовал «спорный» Хеглиг — не то чтобы весь, но изрядный его кусок, тот самый, где расположены месторождения нефти (шесть районов). Это называется: поделиться по-братски.

И теперь на карте Южного Судана нефтеносные районы Хеглига относятся к владениям Джубы, а на карте северного соседа — к владениям Хартума. И если войска северян окажутся в этих районах, то южане зафиксируют вторжение на свои территории, а если там обнаружатся войска южан, то вправе будут возмутиться северяне. Нарисовав карту, Юг — видимо, по праву первого, — поспешил объявить эти районы «оккупированной территорией».

Дело — за Америкой. Министр телекоммуникации и почтовых услуг Южного Судана Мадут Биер Иель уже дал Штатам подсказку: «Карта Южного Судана включает шесть районов — территории, которые были незаконно аннексированы Хартумом в 70-х годах после обнаружения там нефти, включая часть Хеглига — Панту». Так министр сказал местному телевидению. То есть речь идёт о восстановлении исторической справедливости, а какая же демократия — без исторической справедливости? И нефти американским компаниям достанется больше, и русские окончательно потеряют обедневший Хартум, который, возможно, добьют укрепившиеся «повстанцы». Американцы упустили недовольных китайцев, вложившихся в суданские нефтепромыслы, но, бывает, и они что-то упускают.

Вот, стало быть, почему до сих пор не проведена демаркационная линия между Суданами. Нефть Хеглига должна достаться южанам. То есть Америке.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив