Данная статья почерпнута из двух моих работ. Одна из них на английском языке: Ernest Raiklin, Socioeconomic Systems of Russia since the 1850s. Washington, D.C.: Journal of Social, Political and Economic Studies, Monograph Number 33, 2008, pp. 95 – 223. Другая на русском языке: Э. Райхлин, Основы экономической теории. Экономический рост и развитие. Москва: «Наука», 2001, стр. 89 – 160.

Построение советской социально-экономической и политической системы прошло три исторических этапа: «военный коммунизм» (Россия), новая экономическая политика, или НЭП (сначала Россия, затем СССР), и «социализм» (СССР).

«Военный коммунизм» - первый шаг на пути к «социализму»

Социально-экономическую систему, функционировавшую в России в 1918 – 1921 гг., нельзя не охарактеризовать как авторитарный (власть единой партии большевиков) смешанный (различные, в том числе государственная, виды частной собственности на средства производства) капитализм (система наемного труда в промышленности и торговле) в городе и преимущественно простое (отсутствие наемного труда, личный труд крестьянина с помощью собственных средств производства) товарное (на рынок) производство в деревне.

Таким образом, новая власть сделала первый неосознанный шаг в направлении системы тоталитарного (от демократической через авторитарную политическую форму правления) государственного (путем увеличения государственной собственности в смешанной экономике) капитализма (основой отношений в промышленности и торговле оставался наемный труд) в городе.

Что касается деревни, то политика продразверстки (насильственное собирание, распределение и перераспределение сельскохозяйственного продукта новой властью) была ничем иным, как движением к государственному феодализму (государство как землевладелец, подвергавшее внеэкономическому принуждению труд крестьянина).

НЭП – второй шаг на пути к «социализму»

Когда остались позади баталии Первой мировой и гражданской войн, когда ушла прямая угроза реставрации старого режима, тогда новая власть под давлением снизу (со стороны рабочих, не желавших больше мириться с полувоенной дисциплиной на фабриках и заводах и с нищенской оплатой труда, и крестьян, выступивших против продразверстки в мирное время) вынуждена была перейти от политики продразверстки к новой экономической политике, или нэпу.

Как и «военный коммунизм» до него, нэп представлял собой авторитарный смешанный капитализм в городе. В деревне, однако, сельское хозяйство претерпело определенные изменения.

Одним из них было проникновение государственного капитализма в сельскохозяйственное производство. Это выразилось в появлении государственных хозяйств (совхозов), основной чертой которых стала эксплуатация наемного труда государством.

Другим стали кооперативные сельскохозяйственные предприятия (колхозы), продолжавшие традицию государственного феодализма периода «военного коммунизма» в деревне и ставшие, в конечном счете, подмастерьем государственного капитализма в городе.

Факторы, приведшие к необходимости замены нэпа «социализмом»

В конце 1920х годов, как в свое время «военный коммунизм» уступил свое место нэпу, так теперь и нэп «ушел с дороги», чтобы предоставить прямую и открытую «площадку» для строительства «социализма» (тоталитарного государственного капитализма) в СССР.

Были две группы причин (действовавших вопреки воле и сознанию руководителей большевистского режима), по которым нэп «сошел с дистанции»: объективные и субъективные.

Объективная группа причин

Объективную группу причин, в свою очередь, можно подразделить на внешние, или факторы международного характера, и внутренние, или факторы внутреннего характера.

Внешние объективные причины

Внешние объективные причины включали в себя угрозу экономической зависимости страны и ее военного закабаления, что означало бы потерю политической власти большевистским режимом, отождествлявшим интересы своего нахождения у власти с интересами независимости страны в целом. Имея в виду эту угрозу и с целью не повторить колониальную судьбу многих стран Азии, Африки и Латинской Америки, уже царская Россия предприняла попытку догнать наиболее развитые страны мира путем государственного железнодорожного строительства.

Внутренние объективные причины

Объективные причины внутреннего характера вытекали из факторов международного характера. В первой трети двадцатого столетия эти факторы диктовали необходимость развития в первую очередь тяжелой промышленности для производства вооружений.

Это значило, что советская Россия должна была выбрать приоритетом распределения экономических ресурсов их употребление на производство средств производства (например, производство машин для дальнейшего производства машин). Но при имеющемся в то время объеме производственных ресурсов и при наличном технологическом процессе приоритетное распределение ресурсов на развитие тяжелой промышленности могло иметь место лишь за счет относительного недораспределения ресурсов на развитие легкой промышленности, сельского хозяйства и услуг, т.е. за счет недопроизводства предметов потребления.

А теперь вернемся к нэпу, важнейшей отраслью экономики которого было сельское хозяйство, а подавляющей численностью экономических агентов – свободное (от государства) крестьянство (в совхозах и колхозах было небольшое число крестьян). Та часть крестьянства, которая вела не натуральное (для собственного потребления), а рыночное хозяйство, продавала излишки своей продукции на рынке в целях приобретения мелкого инвентаря (например, лопат, вил, серпов, оглоблей, саней, сбруи и т.д.) и промышленных потребительских товаров (например, спичек, соли, сахара, тканей, керосина и т.д.).

Но, если приоритетом в распределении производственных ресурсов должно было стать производство средств производства для производства средств производства, то у крестьянина, работавшего на рынок, снижалась заинтересованность в продаже своих сельскохозяйственных излишков. В результате аграрное натуральное хозяйство должно было расти за счет рыночного сельскохозяйственного производства. А это, в свою очередь, должно было вести к сужению продовольственной и сырьевой базы, необходимой для роста городского промышленного пролетариата и развития промышленности.

Таким образом, внутренние объективные причины свертывания нэпа заключались в социально-экономических чертах, о которых речь шла выше и которые были объективно присущи нэпу, препятствовуя ускоренному развитию тяжелой промышленности как основы независимости страны.

Субъективная группа причин

Субъективные факторы, повлекшие за собой свертывание нэпа, носили прежде всего внутренний характер, хотя, конечно, сами явились результатом объективного внутреннего развития страны в 1917 – 1928 гг.

Некулацкое крестьянство, рабочие и нэп

Предшествующие два периода («военный коммунизм» и нэп) вызвали к жизни могучий слой бюрократии. В огромной, по преимуществу крестьянской стране, где и городские рабочие были в основном связаны с деревней, ряды бюрократии не могли не пополняться прежде всего за счет людей крестьянского и рабочего (т.е. полукрестьянского) происхождения.

Очевидно, что, будучи так или иначе выходцами из крестьянской общины и имея ее более менее уравнительный менталитет, члены нарождавшегося класса бюрократии с его (класса) политическими и социально-экономическими государственными привилегиями не могли не испытывать чувства неприязни, злобы, ненависти и зависти к кулацко-непмановским нуворишам как классу негосударственной власти денег.

Иначе и быть не могло в стране, где государство как корпорация чиновников заменило бюрократии крестьянскую общину как корпорацию сельских жителей и производителей. Поэтому бюрократия рассматривала относительно не зависимых от нее торговца, хозяина негосударственного промышленного и сельскохозяйственного предприятия так, как смотрела бы на них крестьянская община: как на чужаков, мироедов, кровососов, которые должны были уйти с глаз.

Отсюда понятно отношение нарождавшегося класса государственных привилегий, выражавшего тенденцию к развитию по «социалистическому» пути, или, как оказалось, по тоталитарно-государственному пути, к относительно независимому от него негосударственному классу денег, выражавшему тенденцию развития по пути нэпа, т.е. по авторитарно-смешанному капиталистическому пути. Нэп мешал, создавая негосударственных конкурентов, а потому должен был быть уничтожен.

Некулацкое крестьянство и нэп

Как могли относиться к нэпу те огромные, менее удачливые, чем их государственно-бюрократические или негосударственно-предприимчивые бывшие собратья по крестьянской общине, крестьянские массы, которым суждено было оставаться в этой общине? Так же, как относились к богатым и удачливым «из своих», с одной стороны, и к властям «над своими», с другой, и старая дореволюционная крестьянская община, их бюрократические собратья, перешагнувшие границы крестьянской общины. А именно: неприятие тех, кто стал относительно независимым вне государства (нэпманов, кулаков, других частных негосударственных предпринимателей), и рабская покорность по отношению к тем, кто стал социально-экономически-политически значительным в пределах государства (к бюрократии).

Ибо для российского крестьянина 20х годов, как и для российского дореволюционного крестьянина, «власть была Богом дана». Поэтому так же, как дореволюционный российский крестьянин видел в барской системе «ниспослание Божие» (хотя и не всегда мирился с конкретным барином, сидевшим у него на шее), российский крестьянин 20х годов смотрел на большевистскую бюрократию как на тех же господ (хотя и не всегда ему нравился тот факт, что иногда среди отдельных, конкретных представителей этой бюрократии он находил бывших своих односельчан или их детей).

В общем и целом можно сказать, что подавляющая некулацкая масса российского крестьянства 20х годов именно потому, что она не принимала нэпмановское (авторитарно-смешанно-капиталистическое) развитие страны, объективно должна была стоять на позициях «социализма» (тоталитарно-государственного капитализма). В этот период, как это ни парадоксально звучит, интересы огромной крестьянской массы сливались с интересами нарождавшейся и укреплявшей свои позиции бюрократии. В позитивном смысле это были интересы, направленные на строительство «социализма» в крестьянском понимании этого слова.

Что касается российских рабочих, которые в своей массе сами были либо выходцами из крестьянского мира, либо были свзаны с ним сетью родственных отношений, то их отношение к нэпу мало чем могло отличаться от отношения к нему непосредственно крестьян.

Теоретические дебаты о тактике строительства «социализма»

Вторая половина 1920х годов стала свидетелем дебатов о путях устранения нэпа и строительства «социализма». В дебатах участвовали исключительно члены партии большевиков и, прежде всего, руководство этой партии. В авторитарном государстве именно они имели право на высказывание своих и на неприятие других мнений.

В дебатах участвовали три стороны: «левые», или «объединенная левая оппозиция» (Троцкий, Зиновьев, Каменев, Преображенский и другие); «правые» (Бухарин, Томский, Рыков и другие); и «центристы», по одним вопросам примыкавшие к «правым», по другим - к «левым» (Сталин и другие).

Следующая таблица показывает аргументы сторон:

Предмет спора

«Левые»

«Правые»

«Центристы»

Стратегическая цель

«Социализм»

«Социализм»

«Социализм»

Стратегические методы

Индустриализация,

сохранение командных высот в важнейших отраслях хозяйства,

однопартийная политическая система

Индустриализация,

сохранение командных высот в важнейших отраслях хозяйства,

однопартийная политическая система

Индустриализация,

сохранение командных высот в важнейших отраслях хозяйства,

однопартийная политическая система

Приоритеты государственной политики в области индустриализа-ции

Несбалансированное развитие:

Тяжелая промышленность за счет легкой промышленности, сельского хозяйства и сектора потребительских услуг;

иными словами, производство за счет личного потребления

Сбалансированное развитие:

в коротком периоде – всех отраслей хозяйства, в длительном – ускоренное развитие тяжелой промышленности;

баланс между производством и личным потреблением

Несбалансированное развитие:

Тяжелая промышленность за счет легкой промышленности, сельского хозяйства и сектора потребительских услуг;

иными словами, производство за счет личного потребления

Темпы индустриализа-ции

Ускоренные

В целом, умеренные

Ускоренные

Источники инвестиций для индустриализа-ции

Прежде всего, сельское хозяйство

Все отрасли экономики, включая сельское хозяйство

Прежде всего, сельское хозяйство

Инвесторы индустриализа-ции

Прежде всего, независимые крестьянские хозяйства, а также колхозы и совхозы

Прежде всего, независимые крестьянские хозяйства, а также колхозы и совхозы

Колхозы и совхозы, которые с помощью коллективизации займут место огосударствленных крестьянских хозяйств

Методы индустриализа-ции

Насильственные, нерыночные по отношению к крестьянству:

(1) Неэквивалентный обмен сельскохозяйствен-ными и промышленными товарами путем:

низких заготовительных цен на сельхозпродукцию, поступающую государству;

высоких цен на промышленные товары, продаваемые государством крестьянским хозяйствам

(2) Высокие налоги на все виды крестьянских хозяйств, но прежде всего на кулачество

Ненасильственные, рыночные по отношению к крестьянству:

1) Эквивалентный обмен сельскохозяйствен-ными и промышленными товарами путем:

высоких заготовительных цен на сельхозпродукцию, поступающую государству;

низких цен на промышленные товары, продаваемые государством крестьянским хозяйствам

(2) Щадящие налоги на все виды крестьянских хозяйств

Насильственные, нерыночные по отношению к крестьянству:

(1) Неэквивалентный обмен сельскохозяйственными

и промышленными товарами путем:

низких заготовительных цен на сельхозпродукцию, поступающую государ-ству;

высоких цен на промышленные товары, продаваемые государст-вом колхозам и совхо-

зам

(2) Высокие налоги на

колхозы и совхозы

Методы распределения инвестиционных ресурсов в целях достижения индустриализа-ции

Директивное планирование, когда центральные органы навязывают экономике структуру и темпы ее роста

Индикативное планирование, когда потребительский рынок «указывает» плановикам, в каком направлении должна развиваться экономика

Директивное планирование, когда центральные органы навязывают экономике структуру и темпы ее ро-ста

Отношение к нэпу

Свертывание

Продолжение

Свертывание

Слабые места в аргументах в защиту методов и темпов индустриализа-ции

(1) Невозможность в условиях товарного производства заставить независимое крестьянство продавать сельхозпродукты на рынок по насильственно заниженным ценам и покупать промышленную продукцию по насильственно завышенным ценам. Отсюда неуверенность в возможности использования важнейшего источника индустриализации (прибавочного сельхозпродукта)

(2) Отрицание возможности строительства «социализма в одной, отдельно взятой стране» без «мировой пролетарской социалистической революции».

Отсюда

расхолаживающее страну неверие в собственные силы, необходимые для построения «социализма»

(1) Медленные темпы индустриализации, а потому и движения к «социализму»

(2) Неприемлемая для бюрократии и некулацкой, ненэпмановской части населения возможность обогащения кулаков и нэпманов

Слабых мест нет

Результат спора

Проигрыш из-за наличия указанных выше слабых мест

Проигрыш из-за наличия указанных выше слабых мест

Выигрыш из-за отсутст-

вия слабых мест

 

Центристская (сталинская) группировка победила потому, что за ее субъективными выкладками стояла логика объективных запросов экономического развития советской России 20х годов двадцатого века. Сама жизнь привела сначала сталинскую фракцию, а затем и всю партию большевиков к единственно правильному, на их взгляд, в тех условиях решению: дальнейшее продление (предложение «правых») или даже простое свертывание нэпа путем, например, возвращения к периоду «военного коммунизма» (предложение «левых») не способно привести к ускоренной индустриализации. Последняя станет возможна только тогда, когда на основе свертывания нэпа прекратить существование независимых крестьянских хозяйств через их насильственное огосударствление, или коллективизацию.

В победе сталинской аргументации зависимый, рабский, общинный настрой некулацкого крестьянства, составлявшего основную массу населения страны, взял верх над независимым, свободным предпринимательским настроем кулацко-нэпмановской России, составлявшей небольшой процент населения. Сталинская фракция большевиков потому и победила, что в тот исторический период явилась наиболее последовательным выразителем антинезависимых, антисвободных, антипредпринимаельских, общинных интересов значительной части советского народа.

Но коллективизация, или возвращение к дореформенному (до 1861 года) крестьянскому миру, не означала простого возврата к феодальной общине. Это было одновременно движение вперед, ибо новая крестьянская община в лице колхозов и совхозов призвана была обслуживать процесс индустриализации страны в качестве фундамента, но не ее «социалистического» (как рассчитывали большевики), а тоталитарно-государственно-капиталистического (как оказалось на деле) будущего.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив