Бурные и подчас трагические исторические события, связанные с развалом СССР и становлением суверенной России, на какое-то время отвлекли внимание российского государства и общества от проблем Арктики и жизни людей на российских «северах». Демократам перестроечной и ельцинской поры казались обременительными все те усилия, которые требовались для продолжения планомерного изучения и освоения российской арктической зоны, ее защиты и обеспечения условий для нормальной жизни проживающих в ней людей.

Дело дошло даже до прямого предательства национальных интересов, когда в бытность министром иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе с согласия первого и последнего президента Советского Союза Михаила Горбачева в 1990 г. было подписано соглашение о безвозмездном отторжении от СССР в пользу США свыше 60% примыкающей к Северному Ледовитому океану Беринговой акватории (небезызвестное соглашение Эдуарда Шеварднадзе с США и штатом Аляска по разграничению Берингова пролива и Берингова моря). Причем американская сторона упомянутое соглашение вскоре ратифицировала, а российская – пока его не ратифицировала, но и не денонсировала. Кстати, это событие побудило другие приарктические страны выступить с претензиями на часть территорий российской Арктики.

Вспомним закрытие Северного морского пути, остановку на Севере ряда важных промышленных предприятий, замерзающие в зимний период приарктические города, лихорадки «северных завозов», лишение трудившихся на Севере людей заработанных ими привилегий, начавшийся отток людей из северных районов в центральные и южные регионы России и другие подобные события и процессы! Все это нанесло огромный ущерб делу освоения Арктики, задержав его на годы и посеяв в обществе семена недоверия к властям и сомнения в возможности и необходимости продолжения борьбы за Арктику.

Где сейчас эти «умники», благодаря стараниям которых Россия начала было свое «арктическое отступление»? Михаил Горбачев, рекламирующий пиццу, получающий премии из рук тех, кому он сдал СССР, и осмелевший до высказывания нравоучений в адрес нынешних российских руководителей, периодически пытается оправдывать свое предательство собственного государства. А Эдуард Шеварднадзе, не удержав в своих руках фактически подаренной ему Москвой Грузии, доживает свой век под Тбилиси, пытаясь при этом время от времени напоминать о себе «мудрыми» советами и оценками. Солнце для него и ему подобных теперь восходит на западе, хотя в советское время «белый лис» убеждал Леонида Брежнева и ЦК КПСС, что для грузин и Грузии солнце еще со времен Георгиевского трактата всходит на севере. Вот такая «астрономическая» политика!

Только благодаря истинным российским патриотам севера, здравомыслящим российским политикам и в большой степени российскому бизнесу процессы развала нашей арктической политики и экономики удалось притормозить, а затем начать возвращение на позиции, сдавать которые нельзя было при любых обстоятельствах. Россия возвращается в Арктику, и ей предстоит не только восстановить величие российского севера, но и сделать еще больше для того, чтобы потенциал российской арктической зоны был, наконец, раскрыт полностью и бесповоротно и чтобы у очередных «умников» от политики и экономики, если такие появятся, не возникало нового желания повторить политические гадости своих предшественников.

А сейчас ближе к теме. В понятие "Арктика" входит пространство, примыкающее к Северному полюсу Земли и включающее окраины материков Евразии и Северной Америки, весь Северный Ледовитый океан с островами, а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов и арктических государств. К Арктике выходят территории пяти государств мира: Российской Федерации, США, Канады, Дании и Норвегии. Финляндия с передачей Советскому Союзу района Печенги (Петсамо) лишилась выхода в Северный Ледовитый океан. Эта передача была произведена в соответствии с подписанным СССР, Великобританией и Финляндией Соглашением о перемирии от 19 сентября 1944 г. и подтверждена ст. 2 Мирного договора между СССР и Финляндией от 10 февраля 1947 г.

Исландия определяет территорию своей страны как входящую в арктическую зону, но претензий на собственный арктический сектор до последнего времени не предъявляла. Однако уже в начале 2009 г. она заявила о намерении заняться добычей нефти на арктическом шельфе и привлечь для этого иностранных инвесторов и выставить на конкурс около ста лицензий на разработку участков шельфа. Первоначально лицензии будут выдаваться на 16 лет, затем этот срок может быть увеличен до 30 лет.

Кроме того, сегодня уже можно вести речь о вероятности появления на карте Арктики новых субъектов международного права, которые будут активнее претендовать на ту часть Арктики, точнее – бассейна Северного Ледовитого океана, которая принадлежит или является зоной экономического освоения России. В первую очередь это, по-видимому, относится к Гренландии и, возможно, к Шпицбергену.

Гренландия. Сторонники полной независимости Гренландии от Дании из партии «Инуит Атакуатитигиит» выиграли в 2009 г. выборы в автономный парламент острова. Победители уже пообещали, что немедленно начнут переговоры с Копенгагеном, целью которых станет достижение международного суверенитета. Любопытно, что Гренландия до этого уже получила право самостоятельно распоряжаться полезными ископаемыми острова и примыкающей к нему морской экономической зоны – прежде датской. Однако населяющим остров 50 тысячам эскимосов (инуитов) этого, похоже, оказалось мало. Теперь Гренландия получает возможность впрямую претендовать на ту часть Северного Ледовитого океана, на которую «положила глаз» Дания. А это, ни много ни мало, до 40% территории Северного ледовитого океана, где сосредоточены крупные ресурсы нефти и особенно газа.

Не исключено, что пример Гренландии может инициировать процесс отделения автономных от Дании Фарерских островов (в Норвежском море), вблизи которых крупные запасы нефти и газа, а также, в перспективе, Шпицбергена (где те же ресурсы плюс крупные залежи угля). И такие попытки уже были: например, в ноябре-декабре 1941-го, уже после оккупации Норвегии фашистами, британцы и США планировали совместную операцию на этом архипелаге, причем без участия норвежских партизан и интернированных в Великобритании, Исландии и на Фарерах норвежских войск.

Шпицберген. Следует напомнить, что именно с помощью Шпицбергена Норвегия несколько лет тому назад, как и в 1920-х годах, претендовала на российский арктический архипелаг Франца-Иосифа (и даже организовала туда свою экспедицию во второй половине 1920-х годов, застрявшую во льдах), считая, что норвежская экономическая зона к востоку от Шпицбергена распространяется и на тот российский архипелаг или, по крайней мере, доходит до его западного побережья, приближенного к Шпицбергену. Те же «идеи» выдвигались не только в норвежском правительстве, но и властями Шпицбергена в начале и середине 1990-х годов.

Не исключается и такой вариант, при котором Шпицберген, как новый субъект международного права, восстановит свои притязания на Землю Франца-Иосифа и, соответственно, на крупные запасы нефти и особенно газа в бассейне между этими архипелагами. А Гренландия будет активнее претендовать на всю территорию от северного побережья этого острова до Северного Полюса, которую в Копенгагене и Готхобе считают естественным продолжением хребта Ломоносова. Таким образом притязания Шпицбергена и Гренландии в этом случае намеренно «сместят» на восток и северо-восток, то есть в российский сектор Северного Ледовитого океана. А то, что западнее и севернее Шпицбергена и Гренландии, – станет «добычей», по крайней мере, Канады. Подтверждением возможности именно такого сценария является заявление министра иностранных дел Норвегии Йонаса Гар Стере в конце апреля 2009 года: «...Прилегающий к Норвегии шельф пока имеет ряд неразграниченных областей из-за разногласий с Россией на востоке. Также предметом спора с РФ является то, как следует определять район вокруг арктического норвежского архипелага Шпицберген».

Все арктические государства сегодня немало озабочены тем, где и как должны проходить границы их арктических владений и исключительных экономических зон. И это при том, что процесс разграничения этих владений с небольшими перерывами шел на протяжении XIX и XX столетий, продолжаясь и в наши дни. Утвержденные президентом России Д.Медведевым 18 сентября 2008 г. «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и далее» (в дальнейшем – «Основы государственной политики») определяют: «Арктика - северная область Земли, включающая глубоководный Арктический бассейн, мелководные окраинные моря с островами и прилегающими частями материковой суши Европы, Азии и Северной Америки. В пределах Арктики расположены пять приарктических государств - Россия, Канада, Соединенные Штаты Америки, Норвегия и Дания, которые обладают исключительной экономической зоной и континентальным шельфом в Северном Ледовитом океане».

Арктическая зона Российской Федерации «Основами государственной политики….» определяется как «часть Арктики, в которую входят полностью или частично территории Республики Саха (Якутия), Мурманской и Архангельской областей, Красноярского края, Ненецкого, Ямало-Ненецкого и Чукотского автономных округов, определенные решением Государственной комиссии при Совете Министров СССР по делам Арктики от 22 апреля 1989 г., а также земли и острова, указанные в Постановлении Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР от 15 апреля 1926 г. «Об объявлении территорией СССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане», и прилегающие к этим территориям, землям и островам внутренние морские воды, территориальное море, исключительная экономическая зона и континентальный шельф Российской Федерации, в пределах которых Россия обладает суверенными правами и юрисдикцией в соответствии с международным правом.

Границы Арктической зоны Российской Федерации могут уточняться в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также с нормами международных договоров и соглашений, участницей которых является Российская Федерация».

Государственные границы в Арктике проходят по внешнему пределу территориальных вод приполярных государств: для России, Канады и Дании этот предел определен в 12 миль, для США - в 3 мили. Отсчет проводится от линии наибольшего отлива как на материке, так и на островах, принадлежащих государству, или от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты которых утверждаются правительствами. Еще в 1920-х годах СССР, Норвегия, Дания, владеющая Гренландией, США и Канада выдвинули концепцию «полярных секторов», согласно которой все земли и острова, находящиеся в пределах полярного сектора соответствующего государства, а также постоянные ледяные поля, припаянные к берегу, входят в состав государственной территории. Под полярным сектором понимается пространство, основанием которого является северная граница государства, вершиной - Северный полюс, а боковыми границами - меридианы, соединяющие Северный полюс с крайними точками северной границы территории данного государства. Именно с тех пор, конкретно после издания постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. "Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане", на советских и международных политических картах появились так хорошо знакомые нам красные штрих-пунктирные линии советских государственных границ в Арктике – от крайних точек северной сухопутной границы и до геофизической точки Северного полюса.

Самой крупной стране, СССР (сегодня – России), достался и самый большой сектор - около трети всей площади шельфа Арктики. Эти районы не находятся под полным суверенитетом государств и не входят в состав государственных территорий, но каждое прибрежное государство имеет суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов прилегающих к нему континентального шельфа и экономической морской зоны, а также на охрану природной среды этих районов.

Сотни лет Арктика привлекала к себе интерес мореплавателей, ученых, путешественников и просто отважных и смелых людей, стремившихся познать неизведанное и испытать себя в экстремальных условиях неизученных обширных ледовых просторов Северного Ледовитого океана и окаймляющих его морей. Одно то, что в центре арктического региона находится Северный полюс Земли, звало сюда смельчаков, для которых «прикосновение к оси» составляло едва ли не главную цель всей их жизни. Для населявших же арктическое побережье людей Арктика в течение многих столетий представляла и безусловный экономический интерес: рыболовство, охота на морского зверя, пушнина, прибрежная торговля и др. Коренные народы севера, проживающие на арктическом побережье, создали свой неповторимый уклад жизни, в максимальной степени соответствующий суровым климатическим и природным условиям и ресурсам Арктики.

Однако со временем интерес людей и государств к Арктике вышел далеко за рамки чистого любопытства, азарта, поиска приключений и традиционной для этой части мира экономики выживания. Арктический регион постепенно приобрел признаки реальной стратегической зоны, во многом лишенной экзотики «белого безмолвия» и наполненной серьезными интересами арктических государств, что неизменно порождало и поддерживает соперничество и противоречия между ними.

Почти два столетия назад государственные деятели и политики трех главных на то время приарктических государств – России, Великобритании и США – начали проявлять конкретный интерес к проблемам разграничения и контроля над Арктикой. В частности, 16(28) февраля 1825 г. между Россией и Великобританией была заключена конвенция, устанавливавшая линию разграничения между российскими и британскими владениями в Северной Америке. Впоследствии линии этого разграничения были перенесены в Договор между Российской империей и Северо-Американскими Соединенными Штатами от 18(30) марта 1867 г. об уступке Вашингтону российских североамериканских колоний, т.е. нынешней Аляски и островных территорий общей площадью 1530 тыс. кв. км. за 7 200 000 американских долларов, что составляло 14 320 000 российских рублей. Конечно, с позиций сегодняшнего дня продажа Россией Соединенным Штатам Аляски едва ли может быть отнесена к дальновидному решению продавца. В то же время это событие более чем полуторавековой давности сегодня напоминает о том, что нынешний интерес к Арктике – далеко не случайное явление и имеет свою предысторию и мотивы.

Арктика сегодня – это обширный и особый регион мира, привлекающий к себе все более пристальное внимание государств, имеющих прямой выход в арктические моря и в Северный Ледовитый океан, и мирового сообщества в целом.

Общая площадь Северного Ледовитого океана – 14 756 тыс. кв. км. Наибольшая глубина – 5527 м. Протяженность арктического побережья всех арктических государств составляет 38700 км. При этом из этой цифры на долю России приходится 22600 км. Площади арктических владений арктических государств составляют (в млн.кв.км): России – 5,842, Канады – 1,430, Норвегии – 0,746, Дании – 0,372, США – 0,126.

Арктика является регионом, где эффекты глобального потепления проявляются особенно ярко. Климатологи прицельно следят за динамикой арктических ледников, используя спутники, с 1979 года. Все это время они наблюдали сокращение площади льдов от года к году. Чем меньше размер ледника летом, тем труднее ему достичь прошлогодних показателей следующей зимой. За весну и лето 2009 года площадь арктических ледников сократилась до 5,1 миллиона квадратных километров.

На данный момент климатологи затрудняются прогнозировать точный год, когда летом льды полностью исчезнут. Наиболее вероятной датой называют 2030 год. По другим прогнозам, через 30 лет может растаять до четверти нынешних арктических льдов, что сделает Арктику значительно более доступной для экономического использования, включая разведку и добычу полезных ископаемых и организацию регулярных международных морских перевозок.

Таяние полярной шапки Земли ведет к появлению новых северных водных путей и международных торговых морских маршрутов. Считается, что навигация через Арктику к концу нынешнего века станет возможной в течение 120 - 140 дней в году против нынешних 30. К тому же морской путь из Роттердама в Японию по Северному Ледовитому океану займет на десять дней меньше, чем через Суэцкий канал (протяженность этого маршрута – свыше 20 тыс. км) и в обход зон приобретающего все боле широкие масштабы морского пиратства в водах Индийского океана. Например, в летнюю навигацию 2009 г. два немецких сухогруза Beluga Fraternity и Beluga Foresight без помощи ледокола прошли восточный арктический путь из Южной Кореи (порт Улсан) в Европу (Роттердам) в непосредственной близости от северных берегов России. Никогда ранее западные судоходные компании не совершали подобные коммерческие плавания этим арктическим маршрутом, который имеет протяженность 5,5 тыс. км и более экономичен, так как на его прохождение требуется значительно меньше топлива и времени.

Буквально лавинообразное нарастание интереса к Арктике в последние годы обусловлено главным образом результатами изучения арктических недр на предмет содержания в них полезных ископаемых, в первую очередь углеводородов. Согласно последним данным, в недрах Арктики находится около трети всех мировых запасов природного газа и до 13% – нефти. (По некоторым оценкам, запасы условного топлива в районе арктического шельфа достигают 100 млрд. тонн. Конечно, трудно поверить в эти цифры, но они уже озвучены). В недрах арктического шельфа хранятся также огромные запасы угля, золота, меди, никеля, олова, платины, марганца. Реальный ресурсный потенциал Арктики может быть и значительно выше прогнозов, так как изучение ее недр находится по существу на начальном этапе.

Что касается России, то в недрах ее арктических владений находится более 70% нефти и свыше 88% газовых запасов всех российских морских акваторий. Общая стоимость разведанных и прогнозных ресурсов энергетического и минерального сырья российской зоны Арктики превышает на сегодня 15 трлн. долл. США. На Арктический регион приходятся 18% территории Российской Федерации. Здесь производится около 20% ВВП России и до 22% общероссийского экспорта. Как подчеркивает известный российский политик и исследователь Арктики Артур Чилингаров, арктическая зона России − ее важнейшее национальное достояние, залог успешного развития страны в ближайшие десятилетия и на более отдаленную перспективу.

Таким образом, мы в нашем обзоре подошли к тому, чтобы сформулировать вопросы, объединенные названием данной статьи «Арктика – зона стратегических интересов России». Требуется, чтобы эти интересы были раскрыты хотя бы в самом общем виде. При этом мы должны рассматривать их в органической связи с геополитическими, геоэкономическими и геостратегическими факторами, от которых зависит обеспечение российских национальных интересов и национальной безопасности Российской Федерации на арктическом направлении.

Первое. Стратегический характер интересов России в Арктике обусловлен масштабами присутствия и роли нашей страны в рассматриваемой зоне, а также удельным весом «арктической» экономики в общем балансе страны (20% ВВП) и ее перспектив на обозримое будущее. Из 38700 км арктического побережья на долю России приходится 22600 км (58%). Площадь арктических владений России в 1,42 раза превышает суммарную площадь таких владений остальных четырех арктических государств. России принадлежит ведущая роль в изучении и освоении Арктики. История и результаты работы десятков советских и российских научных дрейфующих ледовых станций типа «Северный полюс», обладание Россией самым большим в мире ледокольным флотом (в том числе атомным) и судами усиленного ледового класса, многолетний опыт функционирования Северного морского пути, работа российской полярной авиации, наличие в стране авторитетных специализированных научно-исследовательских учреждений и центров и их работа по изучению Арктики – это и многое другое подтверждает необходимость для России иметь собственную последовательную и масштабную арктическую политику и требует не только сохранения, но упрочения и дальнейшего наращивания российского присутствия в Арктике и работы в ней на благо всей России, ее нынешнего и будущих поколений, в конечном счете - всего человечества.

Второе. Стратегические интересы России в Арктике обусловлены сложными и масштабными задачами освоения энергетических ресурсов и других полезных ископаемых прибрежного шельфа, морского и океанического дна. Российская добыча энергоносителей неуклонно уходит в моря и на все большие глубины, и в этом отношении арктические месторождения нефти и газа будут играть все большую роль в топливно-энергетическом балансе страны. Кроме того, от реализации нефтегазовых проектов в Арктике в будущем во многом будет зависеть международная энергетическая безопасность. В борьбе за эти ресурсы победит тот, кто раньше других поймет их значение, установит и закрепит свой суверенитет над ними и обеспечит их сохранность и защиту от хищнической разработки.

Третье. Стратегической задачей обеспечения интересов России в Арктике сегодня является окончательное уточнение и закрепление соответствующими международно-правовыми актами границ российского континентального шельфа и линий разграничения исключительных экономических зон с остальными арктическими государствами. При этом необходимо добиваться, чтобы при окончательном разграничении были учтены как все прежние договоренности и соглашения СССР и его правопреемницы России с соседними арктическими государствами, так и отвечающие интересам России положения последних международно-правовых актов в области морского права и континентального шельфа. Не решив этих задач, мы не можем быть уверенными в том, что России удастся удержать под своим полным контролем те принадлежащие ей по праву участки Арктики, на которые могут предъявить необоснованные претензии другие арктические и неарктические государства. Решающее слово сегодня – за российской арктической наукой и дипломатией. Первые должны представить убедительные и неопровержимые данные о границах российского континентального шельфа в Арктике. Вторые обязаны добиться признания в ООН суверенных прав России на оспариваемые российскими конкурентами арктические участки морского и океанического дна и водного (ледового) пространства.

Четвертое. В военно-стратегическом отношении значение Арктики для России определяется несколькими важными факторами. Так, в арктической зоне России находятся значительная часть российского ракетно-ядерного потенциала, военно-космических объектов и средств, важной военной и военно-промышленной инфраструктуры и другие стратегические объекты. Это Северный флот ВМФ России, космодром Плесецк, Центральный ядерный полигон на Новой Земле, ракетный полигон Кура на Камчатке, предприятия оборонно-промышленного комплекса, а также существующие и находящиеся в стадии реализации стратегические объекты промышленности и транспортной инфраструктуры. Арктическое стратегическое воздушно-космическое направление является наиболее коротким по сравнению с другими на направлении «Россия - США», что существенно сокращает время подлета баллистических ракет России и США к континентальной части этих государств. Огромные ледовые просторы Арктики позволяют стратегическим подводным ракетоносцам противостоящих сторон скрытно выходить на позиции пуска ракет.

При стратегическом планировании следует учитывать происходящие в последнее время климатические изменения в Арктике, ведущие к расширению приарктической зоны «свободной воды» и, соответственно, возможностей арктических государств по развертыванию здесь дополнительных группировок военно-морских и воздушно-космических сил и средств. Например, глава Комиссии США по исследованию Арктики Тредуэлл заявил, что прогнозируемое потепление в Арктике и появление новых, свободных от ледяного покрова морских пространств открывают для США совершенно новые возможности в военной, экономической, энергетической и других областях. «Доступная Арктика означает новые и расширенные маршруты для американских военно-морских перевозок с целью переброски активов из одной части мира в другую, и комиссия считает, что полярные ледоколы являются жизненно важным морским компонентом для того, чтобы гарантировать существование у США такой полярной мобильности», - заявил глава комиссии. По словам Тредуэлла, «появление самолетов, ракет и противоракетной обороны сделало бы регион Арктики важной точкой для демонстрации мощи и передовым районом для обеспечения безопасности Северной Америки, Азии и Европы». К кому обращены эти слова? По-видимому, не к Ирану.

Пятое. Фактором стратегического значимости для России в Арктике становится постепенное расширение возможностей для мореплавания, в том числе международного, по маршруту Северного морского пути или параллельно ему за пределами территориальных вод и экономической зоны России. Это важно как для России, так и для стран Евросоюза. Россия может получить в свои руки дополнительный источник доходов от морского транзита через ее территориальные воды, если вовремя и полностью воспользуется появляющейся возможностью. В условиях возрастания предметного интереса к Арктике других государств большая протяженность российского арктического побережья (22600 км) вызывает необходимость обеспечения надежной охраны наших государственных границ и исключительных экономических зон в их уточненных границах.

Здесь мы не можем не обратиться снова к тексту «Основ государственной политики…» в той его части, где говорится о стратегических приоритетах государственной политики Российской Федерации в Арктике (статья 7). В частности, одним из стратегических приоритетов определено «осуществление активного взаимодействия Российской Федерации с приарктическими государствами в целях разграничения морских пространств на основе норм международного права, взаимных договоренностей с учетом национальных интересов Российской Федерации, а также для решения вопросов международно-правового обоснования внешней границы Арктической зоны Российской Федерации». Другим таким приоритетом выделено «содействие в организации и эффективном использовании транзитных и кроссполярных воздушных маршрутов в Арктике, а также в использовании Северного морского пути для международного судоходства в рамках юрисдикции Российской Федерации и в соответствии с международными договорами Российской Федерации». Еще одним стратегическим приоритетом государственной политики России в Арктике провозглашено «разграничение морских пространств в Северном Ледовитом океане и обеспечение взаимовыгодного присутствия России на архипелаге Шпицберген».

В «Основах государственной политики…» прописаны и другие стратегические приоритеты. Но приведенные выше выдержки высвечивают главную озабоченность российской политики в Арктике, связанную с попытками соседних арктических и некоторых других государств подвергнуть сомнению, если не разрушить вообще, существующую уже много десятилетий систему договоренностей и соглашений между всеми арктическими государствами по вопросам разграничения в Арктике и осуществить передел арктического шельфа в свою пользу. Для решения этой задачи оппоненты России пытаются использовать некоторые «троянские» положения принятых в годы «холодной войны» конвенций ООН по морскому праву и континентальному шельфу. Само собой разумеется, что все это создает предпосылки для возникновения конфликтных ситуаций в отношениях России с ее арктическими соседями и другими странами.

Историческая справка:

Первым документом, определяющим статус земель и островов, расположенных в российской арктической зоне, прилегающей к арктическому побережью России явилась нота Министерства иностранных дел Российской империи от 20 сентября 1916 г. В этой ноте содержалось положение включении в состав территории Российской империи всех земель, составляющих продолжение на север Сибирского континентального плоскогорья. В 1921 г. декретом СНК РСФСР от 24 мая "Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море закреплялось распространение суверенных прав РСФСР на 12-мильную полосу территориальных вод. Этим декретом устанавливалась точная граница прибрежных морских вод на Баренцевом море и подтверждалось право РСФСР на исключительную эксплуатацию рыбных и звериных угодий на Белом море - к югу от прямой линии, соединяющей мысы Святой Нос и Канин Нос, Чешской губе, и в Северном Ледовитом океане на протяжении берега от государственной границы с Финляндией до северной оконечности Новой Земли, а в глубь - на расстоянии 12 морских миль от линии наибольшего отлива как по материковому побережью, так и по побережью островов. Советский Союз в меморандуме Народного комиссариата иностранных дел СССР от 4 ноября 1924 г., направленном всем государствам, подтвердил положения ноты 1916 г о принадлежности РСФСР всех земель и островов, составляющих северное продолжение Сибирского материкового плоскогорья. Правительство Союза ССР подчеркнуло при этом, что "вышеуказанные острова и земли, лежащие в водах, омывающих северное побережье Сибири, расположены к западу от линии, в силу Вашингтонской конвенции между Россией и Соединенными Штатами Америки от 18/30 марта 1867 г. определяющей границу, на запад от которой Соединенные Штаты Америки обязались не предъявлять никаких требований". 17 апреля 1925 г. постановлением СНК СССР - 331-12 были объявлены территориальными водами Советского Союза проливы Карские Ворота, Югорский Шар, Маточкин Шар, Вилькицкого, Шокальского, Красной Армии, а воды проливов Лаптева и Санникова исторически принадлежавшими СССР. Исчерпывающе вопрос советской арктической зоны был урегулирован позднее в постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. "Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане". Постановление ЦИК объявляло, что "территорией Союза ССР являются все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, не составляющие к моменту опубликования настоящего постановления признанной Правительством Союза ССР территории каких-либо иностранных государств, расположенные в Северном Ледовитом океане к северу от побережья Союза ССР до Северного полюса в пределах между меридианом 32+ 4' 35" восточной долготы от Гринвича, проходящим по восточной стороне Вайдагубы через триангуляционный знак на мысу Кекурском, и меридианом 168+ 49' 30" западной долготы от Гринвича, проходящим по середине пролива, разделяющего острова Ратманова и Крузенштерна, группы островов Диомида в Беринговом проливе". Принадлежность России этих территорий официально не оспаривается ни одной из арктических стран. Общая площадь полярных владений СССР составила 5,842 млн. кв. км. Этим же постановлением Советский Союз признал закрепленную Парижским договором от 9 февраля 1920 г. принадлежность островов архипелага Шпицберген Норвегии. В 1935 г. СССР официально присоединился к Парижскому договору, установив, что западная граница полярных владений проходит по меридиану 32+ 04' 35", огибая с востока шпицбергенский квадрат. Однако, признавая суверенитет Норвегии над Шпицбергеном, СССР специальной купчей грамотой закрепил за собой право на разработку нескольких участков архипелага. В 1979 г. Советский Союз в связи с неточным определением ранее координат линии, проходящей по середине Берингова пролива и разделяющей острова Ратманова и Крузенштерна, изменил восточные границы своих полярных владений. Указ Президиума Верховного Совета СССР - 8908-IX от 21 февраля 1979 г. предусматривал: "Внести уточнение в изображение на советских картах восточной границы полярных владений СССР в Северном Ледовитом океане, объявленных постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г., заменив в последней фразе этого постановления цифровое значение меридиана "168+ 49' 30"" на "168+ 58'49,4"". Проблема Северного Ледовитого океана существует и поныне. Отсюда и разность подходов при применении международно-правовых и национальных актов при решении возникающих спорных моментов. А споры возникают, и можно прогнозировать увеличение их числа в будущем. Опорной точкой для рассуждений должно стать утверждение, что еще в 20-е годы XX в. сложилась обычная норма международного права, предусматривающая распределение арктических территорий на секторы по принципу тяготения их к побережьям приполярных государств. Однако эта норма не нашла своего подтверждения в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву, принятой 10 декабря 1982 г. С точки зрения современного международного права, линии, обозначающие боковые пределы полярных секторов, не признаются государственными границами.

Чтобы при оценке стратегических интересов России и общей ситуации в Арктике анализ был последовательным и, по возможности, полным и законченным, необходимо рассмотреть все те вызовы и угрозы, с которыми сталкивается российская сторона при выстраивании и реализации своей арктической политики.

На исходе 2009 года баланс вызовов и угроз для интересов и политики России в Арктике, на взгляд автора, складывается в пользу первых. При этом, что необходимо подчеркнуть особо, часть из этих вызовов и угроз генерируется внутри самой России в результате легковесного или безответственного отношения ряда государственных структур к решению задач российской арктической политики, медлительности и запаздывания в принятии нужных законов и государственных решений, проведении неотложных работ, некомпетентности и безынициативности уполномоченных лиц и структур, распыления сил и средств. Со своими внутренними вызовами и угрозами мы должны справиться сами и в кратчайшие сроки! Иначе все оценки стратегических интересов России в Арктике и призывы к наращиванию усилий нашей арктической политики будут простым сотрясанием воздуха!

Внешние вызовы российским национальным интересам в Арктике сегодня сводятся главным образом к стремлению остальных арктических государств пересмотреть в свою пользу существующие международно-правовые договоренности и акты о линиях разграничения континентального шельфа и о границах экономических зон, к попыткам противопоставить политико-дипломатическим усилиям России в Арктике объединенные усилия НАТО, а также к регулярным демонстративным действиям силового плана (передислокация войск, проведение войсковых учений полеты боевой авиации, военно-морская деятельность, жесткие заявления некоторых официальных лиц и т.п.) с целью подчеркнуть свою решимость в борьбе за ресурсы Арктики.

По мере того как глобальное потепление вызывает сокращение ледяного покрова в летний период, открывая морские пути для судоходства и освоения разведанных залежей нефти и газа, ширятся попытки российских оппонентов «застолбить» за собой новые территории в Арктике. Причем в США они сопровождаются ростом военной активности в арктических районах. Так, в марте 2009т г. Пентагон провел здесь учения под названием «Айс эксерсайз–2009», в которых были задействованы две американские ударные подводные лодки. Как отметила официальный представитель атлантического флота ВМС США лейтенант Меган Иссак, подлодки «Хелена» и «Аннаполис» в течение двух недель отрабатывали вопросы ведения тактических действий в условиях Арктики. Совсем недавно здесь завершились еще одни крупные учения, которые проводили ВМС и ВВС США. Главным их действующим лицом была авианосная ударная группа с авианосцем «Джон Стеннис». Центром учений стала база ВВС Эльмендорф, а их район охватил огромное арктическое пространство.

С подачи США и Североатлантический альянс проводит в Арктике военные демонстрации. В частности, в мае 2009 г. состоялись учения, в которых приняли участие более 30 боевых кораблей и десятки самолетов. По замыслу, они действовали в несуществующей «северной спорной зоне», где им противостоял противник в лице «докучающего соседнего государства». В июне в регионе была проведена еще одна крупная операция НАТО, на этот раз в районе шведской Арктики (Швеция не имеет прямого выхода в арктические воды). В ней принимали участие вооруженные силы членов альянса, среди которых были Норвегия, Великобритания, Германия, Польша и Соединенные Штаты. Кроме того, в учениях были задействованы и вооруженные силы Швеции и Финляндии, которые не являются членами НАТО, но связаны с альянсом через программы сотрудничества.

В июне 2009 г. Норвегия объявила, что переведет свою главную военную структуру - штаб-квартиру операционного командования - на север, из Ставангера в Рейтан, находящийся за Полярным кругом. Кроме того, Норвегия решила купить 48 самолетов Lockheed Martin F-35 за 18 млрд. крон (2,81 млрд. долларов), посчитав, что они лучше, чем шведские «Гриппены», справятся с такими задачами, как ведение наблюдения и разведки на просторах Арктики. Все это дает основания сделать вывод, что милитаризация Арктики будет нарастать. А вместе с тем появятся и новые заботы в сфере безопасности России.

В своем выступлении по случаю вступления в должность генерального секретаря НАТО новый генеральный секретарь Североатлантического союза Андерс Фог Расмуссен сообщил, что безопасность в Арктике станет ключевым вопросом новой стратегии альянса, и он рассчитывает на сотрудничество с Россией.

Я вижу большой диапазон для сотрудничества НАТО и России в Арктическом регионе не только в военном аспекте, но и в сфере экологии, спасательных операций. В связи с изменением климата тема Арктики обретает все большее значение в этом регионе
− подчеркнул он. А как иначе мог говорить бывший премьер одного из арктических государств?

 

Вызывающими являются и некоторые конкретные действия иностранных государств в российском секторе Арктики. В российском секторе проводили морские научные экспедиции США, Норвегия, Германия. Китай открыл исследовательскую станцию на Шпицбергене и дважды отправлял в северные моря ледокол «Снежный дракон». В освоении месторождений в Баренцевом море хочет принять участие и Индия. Сюда же стремятся Япония и некоторые другие страны. А США уже несколько лет изучают морское дно Арктики при помощи атомных подводных лодок. Несколько лет назад Дания заявила, что Северный полюс принадлежит ей, так как он совсем недалеко от Гренландии. США претендуют на полюс, потому что именно их граждане первыми достигли вершины мира. Канада доказывает, что трансарктический хребет Ломоносова начинается с американского материка. Министерство науки Дании выделило 38 миллионов долларов на картографирование шельфа, чтобы убедить всех, что он - естественное продолжение принадлежащей ей Гренландии. А российские пограничники в 2002 году просто установили на полюсе пограничный столб. Ведь на островах Земли Франца-Иосифа размещены стратегические ядерные силы, а остров Новая Земля - центральный полигон России для ядерных научно-технических исследований.

Безусловным вызовом безопасности и стратегическим интересам России в Арктике являются норвежские, датские и особенно канадско-американские проекты преобразования российского Северного морского пути в международный коммерческий транзитный маршрут, то есть в подобие существовавшей на северо-западе Марокко в начале-середине ХХ века Танжерской международной зоны. Например, США и Канада выступают против обязательной проводки судов по этому маршруту российскими лоцманами и ледоколами и даже оспаривают право РФ регулировать судоходство на отдельных участках Севморпути.


Маршрут Северного морского пути

 

Северный морской путь (СМП) - судоходная магистраль, проходящая вдоль северных берегов Российской Федерации по морям Северного Ледовитого океана (Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское и Берингово), соединяющая европейские и дальневосточные российские порты, а также устья судоходных сибирских рек в единую общероссийскую транспортную систему; главная морская коммуникация в Арктике. СМП почти в 2 раза короче других морских путей из Европы на Дальний Восток — от Санкт-Петербурга до Владивостока по СМП - 14 280 км, от Санкт-Петербурга до Владивостока через Суэцкий канал - 23 200 км, а вокруг мыса Доброй Надежды - 29 400 км.

Что касается внешних угроз, то сегодня мы пока не можем говорить о масштабных и конкретных угрозах России в Арктике, но вероятность их возникновения на основе отмеченных выше вызовов существует. И она будет тем выше, чем ближе мы будем подходить к окончательному разграничению континентального шельфа и определению границ экономических зон.

Сегодня на Западе считается, что Арктика – одно из последних пространств мира, где еще остается ряд спорных вопросов в отношении юридического статуса и принадлежности тех или иных участков водного (ледового) пространства, а также морского и океанического дна. Причем, эти споры возникают не между небольшими и слабыми в экономическом и военном отношении странами, а между двумя крупнейшими ядерными державами мира – Россией и США и входящими в блок НАТО Канадой, Данией и Норвегией. Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе адмирал Джеймс Ставридис уже заявил, что борьба за ресурсы в Заполярье может в той или иной степени разрешиться с помощью сотрудничества между РФ и НАТО. Ставридис считает, что отношения с Россией в ближайшее время станут главным вопросом для НАТО. Но ситуацию осложняет то, что адмирал Ставридис, возглавивший военные силы НАТО весной 2009 года, неоднократно выказывал приверженность пятой статье соглашения о создании альянса от 1949 года. Согласно этому документу, нападение какого-либо государства на одну из стран НАТО автоматически расценивается как агрессия, направленная на весь блок.

В России, похоже, не питают никаких иллюзий на этот счет. В утвержденной 12 мая 2009 г. президентом Российской Федерации Д.Медведевым «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» содержится предупреждение (статья 10): «На обеспечение национальных интересов Российской Федерации негативное влияние будут оказывать вероятные рецидивы односторонних силовых подходов в международных отношениях, противоречия между основными участниками мировой политики…». А статья 11 «Стратегии» прогнозирует обострение борьбы в мире за энергетические ресурсы: «Внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики…».

Подтверждением ожидания возможного появления угроз для безопасности и интересов России в Арктике может являться то, что «Основами государственной политики» одной из главных целей государственной политики Российской Федерации в Арктике провозглашено (статья 6) «…обеспечение благоприятного оперативного режима в Арктической зоне Российской Федерации, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в этом регионе». Очевидно, что разработчики «Основ государственной политики» и президент Российской Федерации владели достаточным объемом надежной информации, чтобы так заявлять об этом в важнейшем государственном документе.

Итак, некоторые очевидные итоги. Вокруг каких вопросов идет сегодня соперничество в Арктике и каковы вероятные сценарии разрешения существующих разногласий и споров на обозримую перспективу?

Ответы на эти вопросы вроде бы уже очевидны: между заинтересованными странами нет взаимопонимания и, соответственно, взаимного согласия в вопросах разграничения арктического шельфа и границ экономических зон на акваториях (ледовых пространствах) арктических морей и Северного Ледовитого океана.

Почему вопросы разграничения в Арктике, которые, казалось бы, давно решены, стали сегодня такими актуальными и острыми? Об этом уже сказано выше и это вроде бы понятно. С одной стороны, многообещающие оценки природных ресурсов Арктики и, более того, обнаружение в недрах арктического шельфа крупных нефтегазовых месторождений сильно возбудили аппетиты как арктических, так и некоторых других государств. Все хотели бы получить какую-то долю этого арктического пирога. Многих не устраивают существующие линии разграничения. С другой стороны, определенную смуту именно в отношении проблем разграничения в арктическом регионе внесли конвенция ООН о континентальном шельфе 1958 года и конвенция ООН по морскому праву 1982 года. Эти международно-правовые документы, созданные как универсальные¸ в ряде случаев игнорируют некоторые положения более ранних международных правовых актов, ущемляя при этом интересы России конкретно в Арктике. Это, безусловно, недопустимо.

Сложность решения вопросов окончательного разграничения сегодня обусловлена рядом факторов. Во-первых, в Арктике, сталкиваются интересы, по меньшей мере, пяти арктических государств, и цена этих интересов за последние годы резко возросла. Во-вторых, это - недостаточно глубокая, в прямом и переносном смысле, изученность этой части мирового пространства, которая в условиях действия международных конвенций давала бы в руки государств достаточно доказательств и аргументов для решения в свою пользу принадлежности тех участков арктического пространства, на которые они претендуют. В-третьих, вопросы разграничения в Арктике сегодня зачастую пытаются окончательно решить на основе принятых только во второй половине ХХ столетия международных правовых актов (Конвенция ООН о континентальном шельфе 1958 года, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года), в которых не всегда учитывались история освоения Арктики, реальный вклад различных государств в изучение и освоение арктической зоны и более ранние договоренности и соглашения между арктическими государствами по вопросам разграничения в Арктике. В-четвертых, цена ошибок разграничения в Арктике слишком высока ввиду резко возросшего ресурсного потенциала этого региона, а также в связи с происходящими климатическими изменениями в зоне «белого безмолвия», открывающими новые возможности для более активного вовлечения арктических ресурсов в решение крупных национальных проектов.

Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, в которой с 1997 года участвует Россия, континентальный шельф включает в себя морское дно и недра до "внешней границы подводной окраины материка", его минимальная протяженность составляет 200 морских миль от берега.

Сегодня арктические государства контролируют только 200-мильную экономическую зону к северу от их побережий и только в пределах этой зоны они обладают суверенным правом на ведение разведки и разработки природных ресурсов на шельфе. Все остальные недра морей и океанов объявляются общим достоянием человечества. Любое государство имеет право подать в Международное управление (или Комиссия ООН) по проблемам морского дна, которое находится на Ямайке, заявку на разработку ресурсов шельфа, простирающегося до Северного полюса. В то же время, согласно Конвенции ООН по морскому праву, страна может расширить свою арктическую зону, если сумеет доказать, что та подводная площадь, на которую она претендует, в геологическом плане является частью ее континентального шельфа - иными словами, естественным продолжением ее собственной территории. При этом у каждой страны с момента подписания конвенции есть 10 лет на то, чтобы представить такую заявку.

В связи со сложностью определения внешних границ расширенного континентального шельфа пока ни одна страна не установила такие границы. Вопрос о принадлежности шельфа имеет не столько научное значение, сколько энергетическое и геополитисческое. Кроме России о своих правах на шельф могут и, как показывает практика, готовятся заявить другие страны, в том числе Канада и США. Если Россия докажет, что подводные арктические хребты Ломоносова и Менделеева, которые тянутся к Гренландии, являются геологическим продолжением ее континентального шельфа, то сможет получить право на дополнительные 1,2 миллиона квадратных километров площади в Арктике на разработку колоссальных месторождений нефти и газа на треугольнике Чукотка - Мурманск - Северный полюс. По некоторым данным, запасы условного топлива в районе этой части шельфа достигают 5 миллиардов тонн. Но на эти же ресурсы претендуют другие арктические государства, и для них неважно, что они находятся в российской арктической зоне. Главное – погромче кричать об этом и демонстрировать свою убежденность в собственной правоте. Это вытекает из активно применяемой Западом в настоящее время общей стратегии информационно-психологических войн XXI века. Стратегическая дезинформация – один из главных инструментов этих войн.

Еще в 2001 году Россия представила свою заявку в Комиссию ООН на Ямайке, в которой доказывала, что подводный Хребет Ломоносова и Плато Менделеева представляют собой продолжение ее континентального шельфа, т.е., часть российской территории. Однако эта заявка была отклонена из-за отсутствия, как сделала вывод комиссия, достаточных для того аргументов. Тогда же Россия пообещала предъявить новые документальные материалы, подтверждающие ее заявку, к 2010 году.

24 июля 2007 года из Мурманска к Северному полюсу стартовала уникальная научно-исследовательская экспедиция под руководством известного полярника Артура Чилингарова. Это был один из крупнейших морских походов за всю историю освоения Арктики. В нем приняли участие сотрудники свыше десяти российских научно-исследовательских институтов и ряда зарубежных научных центров - всего около 100 человек. Задачей экспедиции был сбор дополнительных данных, необходимые для обоснования того, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева и сам шельф Северного Ледовитого океана являются продолжением Сибирской континентальной платформы.

Кульминацией экспедиции стал спуск под воду батискафов «Мир-1» и «Мир-2» на глубину более 4 тыс. метров на самой северной точке нашей планеты для проведения исследований подо льдами и на дне Северного Ледовитого океана. До того человек не опускался на обитаемых глубоководных аппаратах под дрейфующие льды ни на Южном, ни на Северном полюсах.

На виду у всей планеты на дне Северного Ледовитого океана в географической точке Северного полюса российскими учеными был установлен российский флаг в капсуле из сверхпрочного титанового сплава, оставлено послание потомкам и взяты образцы грунта и живых организмов с глубины 4 тысячи 261 метр, чтобы сравнить их с аналогичными образцами грунта Сибирской континентальной платформы.

Получение экспедицией Артура Чилингарова указанных данных даст России возможность добиваться применения нормы Конвенции, предусматривающие в таких случаях выведение внешней границы континентального шельфа за 200-мильную зону. В подобном случае Конвенция устанавливает 350-мильный ограничитель. Затем России будет необходимо зарегистрировать в Организации Объединенных Наций и в международном органе по морскому дну безусловную юрисдикцию России над своим арктическим сектором, права по его использованию и освоению. Применив данную норму Конвенции, Россия получит право закрепить а собой арктический сектор, аналогичный тому, который определен постановлением 1926 г., когда на картах мира от ее крайних точек ее северных границ к Северному полюсу вели штрих-пунктирные линии, очерчивающие советскую арктическую зону. В конце концов, юридических оснований для того, чтобы стереть эти линии с мировой карты, нет и сегодня. По мнению экспертов, уточненная заявка России на арктический шельф будет готова к 2013 году. Если Россия докажет, что подводные арктические хребты Ломоносова и Менделеева являются геологическим продолжением ее континентального шельфа, то может претендовать на получение дополнительных 1,2 миллиона квадратных километров площади в Арктике и на разработку месторождений нефти и газа на треугольнике Чукотка - Мурманск - Северный полюс. Артур Чилингаров в одном из своих интервью заявил, что смысл российской стратегии в Арктике состоит в том, что «Арктику мы никому не отдадим». Символично и то, что одно из последних заседаний Совета Безопасности РФ по проблемам Арктики состоялось на погранзаставе ФСБ «Нагурская» на Земле Франца-Иосифа.

Другие арктические государства также ведут активную подготовку к закреплению за собой интересующих их участков шельфа. Экспедиция Чилингарова заметно подстегнула их усилия в этом направлении. Наиболее серьезные и системные меры принимают США и Канада.

В США создана специальная закрытая межведомственная группа, которая уже в течение не менее пяти лет в условиях секретности руководит работой по замерам с помощью многолучевых сонаров океанского дна в Арктике в интересах подготовки американского варианта границ континентального шельфа для заявки в ООН на интересующие Вашингтон арктические территории и запасы углеводородов в них. Для ускорения этой работы задействованы подводные лодки, запланировано строительство новых ледоколов.

Группой руководит госдепартамент США. В ее состав включены также входящее в состав Пентагона министерство военно-морского флота США, входящая в структуру министерства внутренней безопасности Служба береговой охраны США и Служба управления минеральными ресурсами, которая входит в структуру министерства внутренних дел США и отвечает за запасы нефти, природного газа и другие минералы на внешнем континентальном шельфе США. Как пишет журнал «Харперс мэгэзин» в статье «Холодная лихорадка – грядущая битва за тающий север», для США имеет огромное значение реализация положений Конвенции ООН по морскому праву (к которой Вашингтон до последнего времени не присоединялся), так как с учетом всех островов в морях и океанах по всему миру, которыми владеют США, присоединение арктических шельфовых территорий увеличит общую площадь территории США сразу на 4,1 млн. квадратных миль. «США обойдут Китай, Канаду и Россию даже с учетом их собственных расширенных владений и станут самой большой страной мира и смогут претендовать на природные ресурсы общей стоимостью 1,3 трлн. долл., включая ресурсы нефти на 650 млрд. долл. только на шельфе Аляски», - утверждает «Харперс мэгэзин».

Дебаты по конвенции в США велись долго, и там не могли прийти к решению, насколько для них было бы выгодно присоединение к ней. На слушаниях в сенатском комитете по иностранным делам в сентябре 2007 года первый заместитель госсекретаря США Джон Негропонте заявил: «Присоединение США к конвенции укрепит нашу национальную безопасность, наш суверенитет, наши экономические права и наше лидерство в океанах и за их пределами». При этом американский чиновник апеллировал к «российской угрозе». «Продолжающийся сбор технических данных Россией и другими участниками Конвенции отражает их решимость максимально использовать свои суверенные права для разработки природных ресурсов региона», - заявил первый заместитель госсекретаря. Комитет сената США по иностранным делам 31 октября 2008 г. при 17 голосах "за" и 4 "против" рекомендовал США ратифицировать Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года. Ратификация позволит США предъявить юридические претензии на ресурсы континентального шельфа за пределами 200 морских миль и включиться в битву за раздел Арктики. По словам председателя комитета сенатора-демократа Джозефа Байдена, "у побережья Аляски наш континентальный шельф может простираться в океан на 600 миль (965 километров)".

Позднее, уже в июле 2009 года, участниками состоявшихся в конгрессе США слушаний, где обсуждались потребности США в ледокольном флоте, был констатирован тот факт, что Россия в «арктической гонке» выигрывает у США, и американская администрация должна срочно скорректировать свои подходы к освоению Арктики. «Мы теряем позиции в глобальной конкуренции. Россия в следующем году завершает программу национальных атомных ледоколов нового поколения, что гарантирует России наличие нескольких тяжелых ледокольных судов далеко за 2020 год», - заявил американским конгрессменам командующий службой береговой охраны США адмирал Тэд Ален. Отметив, что, «так же, как и Россия, инвестиции в свой ледокольный потенциал, в его поддержку и расширение делают Германия, Китай, Швеция и Канада», глава службы береговой охраны заявил о необходимости для США тоже вкладывать средства в строительство новых ледоколов. Срок эксплуатации двух американских тяжелых полярных ледоколов Polar Star и Polar Sea подходит к концу. «В связи с тем, что стратегические интересы США в Арктике расширяются - как внутри страны, так и в международном масштабе, - наш полярный ледокольный потенциал находится под угрозой», - предупредил адмирал.

Канада и Дания также проводят замеры в Арктике, стремясь доказать, что хребет Ломоносова состыкован с канадским островом Эллсмер и Гренландией. Канадские и датские ученые заняты развертыванием сети сейсмических датчиков для регистрации результатов замеров профиля арктического дна при помощи разведочных взрывов. Канадские ученые заявили о том, что располагают научными доказательствами принадлежности большей части Арктики Канаде. Площадь территории, на которую претендует Канада, составляет 1,75 миллиона квадратных километров. Канадский министр природных ресурсов Гэри Лунн заявил: "Необходимость утвердить суверенитет в Арктике никогда не была столь важной для Канады, поэтому исследованиям континентального шельфа был присвоен высший приоритет". Дания рассчитывает присоединить к своей территории 62 тыс. квадратных миль.

Норвегия тоже провела сонарные исследования и надеется присоединить к себе 96 тыс. квадратных миль арктического дна и зарезервировать право на дальнейшее расширение этой территории. На современных норвежских картах свыше 70% Баренцевой акватории обозначено как территориальные воды Норвегии или потенциальные ее территории. Восточная же граница «Баренцевой» Норвегии, по этим картам, почти вплотную примыкает, опять-таки, к российскому архипелагу Земля Франца-Иосифа – то есть вторгается в северную акваторию внутрироссийского Карского моря. Кроме того, вопреки международному Парижскому договору по Шпицбергену о равных условиях хозяйствования для стран-«подписантов» на этом архипелаге и в примыкающей к нему акватории (1920 г.), министр иностранных дел Норвегии г-н Стере еще в 2007 году заявил, что, «если в районе Шпицбергена найдут, к примеру, нефть, то только Норвегия будет иметь право определять, когда, кто и на каких условиях станет ее добывать».

Это далеко неполный перечень всех тех усилий, которые предпринимаются соседними с Россией арктическими государствами в интересах задуманного ими передела тех 1,2 млн. квадратных километров арктического шельфа, которые считают «ничейными», хотя прекрасно знают, что они находятся в зоне российской юрисдикции.

Каковы возможные сценарии развития борьбы за контроль в Арктике?Судя по ходу событий, наиболее вероятным сценарием является определение и закрепление национальных границ континентального шельфа и исключительных экономических зон между пятью арктическими государствами через механизмы международно-правового согласования с учетом уже существующих реалий, т.е. ранее заключенных договоров и соглашений. Что касается новых претендентов на арктический шельф (Гренландия, Шпицберген и др.), то их интересы, скорее всего, будут удовлетворяться за счет конкретных арктических государств, частью которых они являются сегодня. Вероятность такого сценария подтверждается и фактом подписания в мае 2008 года министрами иностранных дел пяти арктических государств в гренландском городке Илулиссате совместной декларации об использовании Арктики, в которой обязались развивать сотрудничество в области охраны окружающей среды Арктики и спасательной деятельности и не заключать новых международных соглашений. Кроме того, министры заявили, что не видят необходимости в введении нового режима для управления Северным Ледовитым океаном и будут и дальше сотрудничать на основе международного права.

Вторым не менее вероятным сценарием может быть достижение общей договоренности по принципам и правилам разграничения с подписанием соответствующего правового документа, в котором будет предусмотрена возможность решения наиболее острых споров сторон по конкретным участкам шельфа посредством переговоров и заключения двухсторонних договоров и компромиссных соглашений.

По третьему возможному сценарию, спорящие за арктический шельф государства не смогут в обозримой перспективе собрать достаточно данных, подтверждающих правомерность их претензий, и тогда решение вопросов разграничения в Арктике может быть отложено на время, в течение которого такие данные могут быть собраны и верифицированы независимой международной экспертизой. В рамках этого сценария можно также ожидать неправомерных действий со стороны какого-либо одного или группы арктических государств по удовлетворению своих претензий на участки арктического шельфа и его ресурсы. При подобном развитии споров возможно возникновение конфликтных ситуаций с элементами силовых действий.

Следует также иметь в виду обострившиеся споры за границы и территории в Арктике между западными странами: США и Канадой, Канадой и Францией, Канадой и Данией, Исландией и Данией. Едва ли эти споры приведут к серьезным конфликтам, но, что очевидно, они будут в какой-то степени размягчать монолитный фронт претензий на российскую часть Арктики.

Таким образом, борьба за будущее Арктики будет нарастать, и российской стороне не следует откладывать в долгий ящик принятие неотложных мер по закреплению своих прав на принадлежащие ей по факту и по праву арктический шельф и содержащиеся в его недрах природные ресурсы. России необходимо в короткие сроки оформить внешнюю границу континентального шельфа страны в Арктике. "Надо, прежде всего, доработать и принять федеральный закон "О южной границе Арктической зоны России",- потребовал президент Дмитрий Медведев на заседании Совета Безопасности РФ в сентябре 2008 г. "Наша первая и фундаментальная задача - превратить Арктику в ресурсную базу России 21-го века", - заявил он. По словам президента, Арктика поможет обеспечить конкурентоспособность России на глобальных рынках.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив