После целого ряда массовых расстрелов, которые за последние несколько лет прокатились по США, президент Барак Обама так и не смог убедить американских сенаторов ужесточить законодательство по контролю над оборотом оружия в стране. Несмотря на жестокость убийств, которые совершали, казалось бы, психически здоровые и до этого мало чем примечательные граждане США, и неожиданное единодушие американской общественности, требующей ограничений, законодатели сочли, что право носить пистолет — непреложная ценность. Это стало блестящей победой американских компаний по производству оружия и их лоббистов.

Постыдный день

17 апреля на крыльце Белого дома, сжав губы не то от сожаления, не то от гнева, стояли президент США Барак Обама, вице-президент Джо Байден, бывший конгрессмен Габриэль Гиффордс с коллегами-демократами и члены семей тех, кто погиб при очередном массовом убийстве в декабре в начальной школе Сэнди Хук. Они слушали выступление Марка Бардена, у которого в школе был убит сын. Барден с укором сообщил, что попытка двух сенаторов — демократа Джона Манчина и республиканца Пэта Туми — провести через сенат поправки, ужесточающие правила продажи оружия, провалились. «Мы всегда знали, что это будет долгая дорога. Но мы не можем позволить себе такую роскошь, как повернуть назад», — уверял Барден собравшихся. В глазах Гиффордс, в прошлом году покинувшей конгресс США из-за пережитого ранения в голову при другом массовом расстреле, стояли слезы. Следующим взял слово президент Обама. С негодованием в голосе он назвал тот день одним из самых постыдных для Вашингтона и пообещал не оставлять попыток изменить законодательство. Впрочем, многие сторонники ограничения оборота оружия в США понимали, что шанс упущен — по крайней мере на ближайшие несколько лет.

Право на ношение оружия гарантировано Конституцией США. Но дебаты об ограничении этого права ведутся в США практически постоянно, обостряясь с новой силой после каждого трагического инцидента, когда очередной одиночка посреди белого дня входит в общественное место и открывает огонь по всем присутствующим. После этого президент обычно произносит ритуальные слова о необходимости бороться с такими проявлениями насилия, однако все остается на своих местах. Последняя успешная попытка внести некоторые ограничения в законодательство об оружии состоялась 20 лет назад — в 1993 году был принят конгрессом и в 1994 году вступил в силу закон имени Джеймса Брэйди. Закон ввел процедуру проверки личности покупателя, если он приобретает оружие у лицензированного дилера, производителя или импортера. Проверка ведется ФБР, данные о людях содержатся в Национальной системе проверки правонарушений. Разработчики закона хотели, чтобы на проверку отводилось до пяти дней, но Национальная стрелковая ассоциация — основной противник каких-либо ограничений на покупку и оборот оружие — потратила миллионы долларов на кампанию против и добилась своего — проверки должны проводиться в присутствии покупателя.

Закон Брэйди подписал президент Билл Клинтон. Нынешний президент и коллега Клинтона по демократической партии Обама хотел, чтобы закон был еще строже. Демократы традиционно более настроены на ограничение оборота оружия, чем республиканцы, считающие право на ношение оружия таким же, как право дышать.

 

Расстрельный список

Обама занимает пост с 2009 года, и за это время ему пришлось несколько раз приносить соболезнования семьям погибших при массовых расстрелах. В январе 2011 года он выражал сочувствие жертвам расстрела в Тусоне: тогда погибли шестеро, а 13 человек, включая конгрессмена Гиффордс, получили ранения. Среди погибших были девятилетняя девочка и федеральный судья. 22-летний преступник Джаред Ли Лофнер использовал пистолет Glock 19, купить который ему не составило труда. Хотя в прошлом у него были проблемы с полицией из-за наркотиков, а во время следствия у него была диагностирована параноидальная шизофрения. Из-за заболевания он не предстанет перед судом. «Мы не можем и не будем бездействовать перед лицом такого насилия», — обещал Обама, комментируя бойню в Тусоне.

Через полтора года Обаме пришлось повторять свои слова. В июле 2012 года 25-летний Джеймс Иган Холмс вошел в кинотеатр в городке Аурора, штат Колородо, и открыл огонь из винтовки Smith &Wesson M&P15, короткоствольного ружья Remington 870 Express Tactical, пистолета Glock 22. Его жертвами стали 12 человек, 58 получили ранения.

Однако конкретный план действий Обама внес только после трагедии в начальной школе Сэнди Хук в Ньютауне (штат Коннектикут), потрясшей всю страну. После этого происшествия до 90% американцев, по данным различных социологических опросов, согласились с тем, что правила оборота оружия должны быть ужесточены. В декабре 2012 года 20-летний Адам Лэнза взял дома винтовку Bushma XM15-E2S, застрелил свою мать, а потом отправился в начальную школу, где его жертвами стали 28 человек. После Лэнза застрелился сам.

 

План здравого смысла

План президента, представленный в январе, состоял изчетырех блоков. В преамбуле к плану особо оговаривалось, что президент не выступает против второй поправки, а только пытается защитить детей и общество от массовых расстрелов.

Первый пункт плана предполагал усиление проверки данных покупателей оружия: посуществующей системе только магазины проверяют информацию опокупателе вспециальном регистре, ночастные продавцы, через которых реализуется до40%оружия, делать это не обязаны. В Интернете торговля вообще ведется фактически свободно. Поэтому президент предлагал расширить систему проверок исделать еефактически обязательной для частников.

Вторая часть плана касалась предотвращения доступа населения кштурмовому оружию (например, автомату Калашникова, широко распространенному иуамериканцев) имагазинам семкостями больше 10патронов. С1994по2004 годдействовал мораторий напродажу такого оружия— его нужно возобновить, считал президент.

Третий пункт касался усиления безопасности школ. Для учебных заведений предлагалось создать единый план действий наслучай чрезвычайной ситуации, а также включить вкадровый состав психологов испециальных офицеров, которые бы работали над улучшением атмосферы вучреждениях. Четвертый пункт призван был улучшить систему психологической помощи: три четверти психических заболеваний проявляется к24годам, номеньше половины детей с болезнями получают лечение, констатировал президентский план.

Еще один пункт предполагал учреждение новой должности — директора федерального бюро по контролю над оружием и взрывчатыми веществами. Кроме того, предлагалось отменить запрет на исследование преступлений, связанных с оружием.

Работу с конгрессом возглавил вице-президент Джозеф Байден, сказавший, что для него эта кампания будет сравнима с кампанией по выводу войск из Ирака. Но если с Ираком вице-президент справился, то с вполне безобидными на взгляд большинства демократов мерами — нет.

Байден председательствовал и на заседании, на котором шло голосование по плану президента. Предложения вносились отдельными поправками — и провалились все. В целом план отвергли 54 голосами «против» при 46 «за». Поправку про запрет штурмового оружия вносила сенатор-демократ Дайян Файнштейн. «Наберитесь мужества», — призвала она до голосования сенаторов, но ее не поддержали не только большинство республиканцев, но и четыре однопартийца, которым предстоит переизбираться в консервативных штатах — Северной Дакоте, Аляске, Арканзасе и Монтане.

«Мы должны сосредоточиться на системе, которая у нас есть сейчас, и сначала отладить ее», — так сенатор Марк Бегич объяснил, почему он проголосовал против законопроекта. Политик утверждал: несмотря на то что существующая система проверок за пять последних лет лишила права купить оружие 1,7 млн американцев, этим людям не была оказана должная психологическая помощь, и поэтому они могут осуществить любое жестокое преступление и без пистолета или ружья. Например, в Ньютауне на месте бойни было обнаружено оружие, законно проданное в местном магазине. Однако ранее в том же магазине было выявлено 500 случаев нарушения правил торговли, и тем не менее он не был закрыт. Бегич порекомендовал лучше контролировать торговцев, а не принимать новые законы, которые, по его мнению, не сработают.

С галереи для посетителей сената провал голосования встретили криками «позор». Гиффордс заявила, что сенаторы подвели своих избирателей, и обещала довести информацию об этом до американцев, после чего в газетах ряда штатов появились полосные рекламные полосы, осуждающие итоги голосования.

 

Дар убеждения

План не прошел из-за лоббистов производителей оружия, объяснил с крыльца Белого дома Обама. Национальную стрелковую ассоциацию (NRA) он не упомянул, однако именно она уже почти 150 лет (основана в 1871 году) является главным противником любых планов по ограничению оборота оружия. Ассоциация гордится тем, что в ее рядах настоящие сыны и дочери Америки — всего 4,5 млн членов, а среди лидеров — известные политики и общественные деятели. Одним из президентов ассоциации был актер, лауреат «Оскара» Чарльтон Хестон (занимал пост с 1998 по 2003 год).

NRA является самым известным и успешным лоббистом оружейных компаний. Ее общий доход в 2011 году составил 218 млн долл. С 2005 года ассоциация получила 14,8 млн долл. от более чем 50 фирм, связанных с оружием. В 2008 году Beretta пожертвовала ей 2 млн долл., Smith &Wesson – 1 млн долл., а Sturm, Ruger &Company отдал ей 1 долл. с каждого проданного ружья.

Майский ежегодный съезд NRA, состоявшийся спустя две недели после провала законопроекта Обамы, прошел с особенным размахом. На огромной выставке-ярмарке женщины могли приобрести сумочки и бюстгальтеры с встроенной кобурой, розовые футляры для iPhone с функцией электрошокера, а также бижутерию, сделанную из гильз от боевых патронов. Для политизированных посетителей NRA приготовили куклу-мишень для стрельбы в виде президента Обамы, превратившегося в зомби.

На съезде выступали экс-кандидат в вице-президенты США и бывший губернатор Аляски Сара Пейлин и бывший кандидат в президенты Рик Санторум. Оба — члены крыла Tea Party, самого радикального крыла Республиканской партии.

Когда оружейная инициатива Обамы обсуждалась в конгрессе, NRA повела наступление на нескольких фронтах, не стесняясь ни персональных нападок на президента, ни передергивания фактов, ни собственной статистики. В ответ на президентское намерение ввести в школах должность специальных безоружных офицеров они предложили для начала отказаться от телохранителей для его дочерей или ввести полицейскую охрану школ. «Разве дети президента более важны, чем ваши?» — говорилось в рекламном ролике, сделанном по заказу ассоциации.

По другим вопросам комментарии были более содержательными. Так, поправка Файнштейн по запрету штурмового оружия, по подсчетам NRA, запретила бы 157 видов оружия и при этом не исключила возможности трагедий: большинство стрелков, повинных в многочисленных смертях, используют не штурмовые винтовки, а пистолеты, которые поправка не предлагала ограничить.

Не сработает и инициатива по ограничению объема магазинов 10 патронами, считает ассоциация. В прошлом нет случая, когда в массовых расстрелах они бы использовались, говорилось в комментариях ассоциации. Усиление проверок также не помогло бы — потому что в крупных городах, на которые приходится наибольшее число убийств, преступники покупают оружие не в официальных магазинах, а на черном рынке, который никак не регулируется. Поэтому республиканцы на Капитолийском холме предложили сначала обеспечить исполнение уже существующих законов, а затем переходить к усилению работы полиции, а не проверок покупателей.

Однако главной причиной победы NRA стала не убедительность аргументов, а деньги и широкие возможности по бойкотированию неугодных конгрессменов, следует из расследования американского Center for public integrity, занимающегося независимыми журналистскими расследованиями. По этим данным, ассоциация и еще более воинственное общество владельцев оружия в Америке с 2001 года потратили на кампании по выборам в обе палаты конгресса и президента около 81 млн долл. «Члены конгресса обращают внимание на эти цифры, и они знают, что NRA потратила 18,6 млн долл. на различные кампании. Они знают, что ассоциация может сделать, какую рекламу может дать, и никто не захочет, чтобы миллионы долларов пошли на рекламу против тебя», — говорит исследователь Sunlight Foundation Ли Друтман.

Из 46 сенаторов, которые голосовали против расширения процедуры проверок, 43 с 2000 года получали помощь от сторонников оружия — всего около 8,5 млн долл. Сенаторы же, голосовавшие «за», с 2000 года получили от NRA 607,8 тысяч долл.

У тех, кто был против плана президента, пожертвования колебались от 95 долл. до 2,6 млн долл. (именно столько стоила предвыборная кампания сенатора-республиканца Роя Бланта из Монтаны в 2010 году). Среди лидеров поддержки NRAтакже Рон Джонсон — республиканец из Висконсина, получивший 1,2 млн долл., Роб Портман — республиканец из Огайо, получивший 1,3 млн долл., Ричард Берр, республиканец из Северной Каролины, получивший 852 тыс. долл. Из пяти демократов, которые голосовали против расширения системы проверок, трое также в разное время получали финансовую поддержку ассоциации.

Впрочем, по мнению профессора социологии из Брайант-колледж в Род-Айленде и редактора журнала Guns in American Society Грега Ли Картера, дело не в том, насколько кампания того или иного конгрессмена зависит от денег ассоциации, а в том, насколько сильный ущерб эта кампания может понести, если поддержки ассоциации не будет. «Типичный политик, выступающий за ограничения, очень отличается от типичного политика, который выступает против этих ограничений, — считает эксперт. — Последний все время будет где-то рядом, будет доставать вас и терроризировать лично или через СМИ». Именно этой масштабной «травли» со стороны противников ограничения, по его предположению, могли испугаться демократы Марк Бегич из Аляски и Марк Прайор из Арканзаса, которым в 2014 году предстоит кампания по переизбранию.

 

Еще повоюют

Президент Обама уверяет, что сдаваться не намерен. В начале мая американские газеты сообщили, что сенаторы начали новые переговоры по оживлению плана президента, его изменению и вынесению на голосование. Однако, по признанию лидера демократического большинства в сенате Гарри Рида, новый конкретный план действий вряд ли появится на столе переговоров в ближайшее время: «Я не знаю, когда именно этот план будет внесен в сенат, но я рад, что некоторые республиканцы говорят, что хотели бы еще раз взглянуть на эту проблему».

Конкретных параметров они не называли, однако можно быть уверенными, что стрелковая ассоциация будет к ним готова. Тем более что в начале мая был избран ее новый президент. Им стал Джеймс Портер из Алабамы, который уже год назад сформулировал свое отношение к инициативам администрации Обамы: «Я устал от этих людей и их фальшивого президента, я устал от тех, кто говорит, что он ничего плохого не сделал для владельцев оружия. Вот мой ответ: его администрация однозначно против оружия, против свободы и против второй поправки».

На съезде Портер заявил членам ассоциации, что они находятся на переднем крае «культурной войны», которая даже шире, чем борьба за права на ношение оружия. Президента Обаму он назвал «пустышкой», генпрокурора Эрика Холдера — «фанатичным антиамериканистом», а гражданскую войну Севера и Юга — «войной против северной агрессии». По его мнению, каждый американец должен проходить учения с военными винтовками, чтобы иметь потом возможность защититься от тирании.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив