Партия Новых Демократов Канады – партия с русскоязычными корнями

04 июль 2012
Автор:
Партия Новых Демократов Канады – партия с русскоязычными корнями. Недавно эта партия произвела сенсацию: НДП стала официальной оппозиционной партией консервативному правительству Харпера, оттеснив до этого неизменных оппозиционеров – либералов. Но вряд ли кому известно, что немалую роль в возникновении этой партии сыграло русскоязычное сообщество Канады.

Томас Малкеар – депутат федерального парламента Канады, «правая рука» Джека Лейтона – лидера партии Новых демократов (НДП), рассказывает об истории возникновения партии, и не только об этом.

В основе Партии Новых демократов лежат ценности русскоязычной общины.

-В настоящий момент Новая Демократическая партия Канады – самая открытая партия для новоприбывших в Канаду. Русскоязычное население в Канаде очень большое, поэтому для нас очень важно работать с ним. У партии имеются глубокие корни на западе Канады. Множество иммигрантов из России и Украины были основателями Новой Демократической Партии в 1920-1930-х годах. В то время она называлась CCF – The Cooperative Commonwealth Federation –Кооперативное Федеральное Содружество.

Одно из самых главных отличий партии НДП от других партий в том, что мы ко всему подходим с социальной точки зрения. Вот почему в НДП полагают, что, если у государства есть деньги на снижение налогов для крупных корпораций – это как раз то, чем занимаются сейчас консерваторы, – нужно эти же деньги вкладывать и в те отрасли, которые больше всего нуждаются в поддержке.

Ну а правительство Харпера идет совсем в другом направлении. Так, оно снизило налоги для корпораций в размере 60 миллиардов долларов. Эти налоговые льготы были адресованы таким компаниям, как нефтяные компании и банки. Они не были адресованы лесным хозяйствам Квебека или даже промышленности, потому что те не получали прибыли. А если вы не получаете прибыль, то, соответственно, не платите налоги. Таким образом, вы не получаете прибыль от налоговых льгот.

Роял Банк не создает рабочие места, однако он получил огромную прибыль – 22 миллиарда за прошлый год. Это один из шести самых крупных банков Канады. Они все – монополисты и используют большую сумму своей прибыли на бонусы для своего руководства.

Наша партия выступает за то, чтобы строить стабильную экономику для следующих поколений. В этом заключаются принципы устойчивого развития, мы заботимся о наших обязательствах перед будущими поколениями.

Система здравоохранения, которую мы имеем у нас в Канаде, намного отличается от системы в США. В Канаде она бесплатная, универсальная, работающая на людей.

Вначале эта система была реализована Новой Демократической Партией на западе Канады и впоследствии распространилась на всю Канаду.

И это именно тот пример, который соответствует ценностям русскоязычной общины, таким, как обоюдная помощь и совместная работа. Такие вот ценности заложены в истории нашей партии. Наша партия очень открытая. У меня в нашей партии есть коллега, Алекс Атаманенко, он свободно говорит по-русски и постоянно напоминает мне о важности русскоговорящей общины в Монреале и Канаде.

-А иммигрантам Ваша партия помогает?

Да, НДП – это партия, которая очень усиленно работает с иммигрантами. Раньше многие иммигрантские общины голосовали за либералов. Но, когда у власти стояли либералы, произошел большой скандал – либералов уличили в присвоении государственных денег. Этот скандал прозвали спонсорским скандалом, запятнавшим либералов и опозорившим их перед иммигрантской общиной. Когда в 2007 году я избирался в Оутремоне, то столкнулся с тем, что большинство иммигрантов устало от либералов. Вот так и получается, что консерваторы беспокоятся за корпорации, либералы – за либералов, а новые демократы – за простых людей.

Оливия Чау, жена Джека Лейтона, лидера НДП, очень усердно работает с иммигрантскими общинами. Канада в прошлом совершила очень много ошибок по отношению к иммигрантам. Например, в XIX веке мы принимали много рабочих из Китая, но обошлись с ними очень плохо, введя главный налог. В дальнейшем пришлось извиняться за то, что мы совершили. Сегодня мы принимаем много иммигрантов для работы в нефтедобывающем секторе. Но мы до сих пор не гарантируем им их права, уроки прошлого нас ничему не научили.

Поэтому иммигранты просят нас помочь им. Они также просят нас облегчить процедуру въезда в Канаду членов их семей. И это наш самый главный приоритет, касающийся иммиграции – помочь людям воссоединяться со своими семьями. У НДП есть проект закона, позволяющий любому человеку, который проживает здесь, раз в жизни и без бюрократических проволочек, ввести сюда одного человека.

-Ваша партия – одна из старейших партий Канады. Что из задуманного партией было воплощено в жизнь?

-В парламенте мы действуем как партия меньшинства, но все же у нас есть политический баланс сил, который позволяет нам проталкивать свои законы. Это как раз то, что мы и делаем. Например, для Квебека мы внесли законопроект о бизнесе, облегчающий работу в федеральном секторе. Также обеспечили языковые права жителей Квебека. Этот законопроект пользуется популярностью.

В отношении здравоохранения в провинции, мы боремся за то, чтобы оно оставалось бесплатным и полностью универсальным и доступным, каким оно сейчас и является. Это наш главный приоритет. Другой наш главный приоритет – делать так, чтобы пенсии были защищены. Для достижения этой цели мы работаем в парламенте совместно с либералами. У меня есть опыт государственного администратора, и я думаю, очень важно, как мы организовываем работу правительства, пересматриваем программы.

Будучи министром окружающей среды Квебека, я снизил затраты на министерство. Для того, чтобы эффективно работать, не нужно набирать дополнительный персонал. Главное – это не число работников или сумма бюджета, а то, какие услуги вы предоставляете.

Наша система здравоохранение испытывает давление со стороны США, поскольку американские врачи гораздо выше оплачиваются по сравнению с канадскими. Стоимость лекарств в Канаде намного дешевле, чем в Америке. Так, например, в Квебеке действует рецептурная программа лекарств. Конечно, в Канаде мы платим немного больше налогов, чем в США.

А в провинции Квебек налоги на порядок выше, чем в основном по Канаде. Но зато в Квебеке работает система дневной семидолларовой медицинской помощи и покрытия стоимости лекарств, выписанных по рецепту. А при рождении детей предоставляется длительный перинатальный уход. Это наш социальный выбор, который мы обеспечили в Квебеке. И теперь НДП хочет этот опыт распространить по всей Канаде.

-В чем Вы видите решение проблемы занятости иммигрантов?

Согласно Министерству Статистики Канады, причиной бедности №1 в Канаде среди иммигрантов является непризнание профквалификаций, повторяю, это причина номер один. В течение шести лет я был президентом палаты профессий Квебека. И мы усиленно работали над тем, чтобы порядок осуществления контроля за соблюдением регламента, который позволял иммигрантам въезжать в страну, не только бы держал их здесь внутри, а также разрешал им выезжать.

А то получалось как в том старом замке с откидным мостом –войдя в замок, вы поднимаете мост для того, чтобы никого не впускать, а ведь и выпустить тоже не получится! Такая вот тенденция наблюдалась до моего вмешательства в эту ситуацию.

Но таким процесс в открытом обществе быть не должен. Нужно иметь четкий порядок вещей, люди должны получать полную и достоверную информацию, что в действительности не всегда происходит. У меня совсем недавно были сильные дебаты с коллегией терапевтов и хирургов. У них имеются специальные места для больных в больницах, которые предоставляются государством для того, чтобы больные могли завершить свое лечение.

Вы знаете, существует различия в больничной системе, такие, как различия в оснащении, технике, методах лечения. Вам просто необходимо знать обо всем этом, чтобы избежать проблем. Но, как только вы со всем этим разобрались, появляются новые барьеры. Это нечестно, несправедливо по отношению к людям. Это требует доработки. Помните, когда создавался Евросоюз, он начался со становления единой экономической общности. До этого действовал общий рынок и существовало сталелитейное сообщество.

Когда в 50-х годах прошлого столетия в Европе создавался общий рынок, он создавался воистину дальновидящими политиками. Потому что они понимали, что нужно создать свободный рынок не только для торговли сталью, маслом или пшеницей, а также для сферы услуг и профессий. Это никогда не было проблемой для Европы. Итальянка – акушерка может спокойно работать во Франции, стоматолог – француз – в Германии.

Но в Америке все это очень проблематично. Мы работаем над тем, чтобы создать правильный, свободный рынок профессий. На данный момент существует один-единственный барьер – барьер при первом въезде в страну. Этот барьер всем понятен, он работает на то, чтобы защищать интересы общества. Устранение ненужных барьеров – наше самое главное достижение.

Поскольку, для сравнения, в США медсестре необходимо возобновлять обучение и лицензию каждый раз при переезде в другой штат. Менталитет американцев привык иметь барьеры. Но те барьеры, которые, как нам кажется, не имеют права на существование, мы постепенно устраняем.

- Г-н Маклер, Ваш прадед, Оноре Мерсье, был премьер-министром Квебека. А Вы последуете его примеру?

-Да, Лаура, мой прадед, Оноре Мерсье, был премьер министром Квебека. Мои предки с материнской стороны произошли из франко-канадской семьи. Моя прабабушка, которая скончалась в 2005 году в возрасте 97 лет, была их прямой наследницей. Она была необычайной женщиной. Большинство членов ее семьи имели отношение к канадской и франко-канадской политике. Мой отец – выходец из ирландской семьи.

В 1800-х годах в Ирландии происходил большой отток эммигрантов из Ирландии, в то время там свирепствовал голод. И, поскольку французы и ирланцы имели единую католическую веру, у них было что-то общее, помогающее им противостоять английскому влиянию. Поэтому ирландцы женились на француженках.

У меня 9 братьев и сестер, это было вполне типично для канадской семьи того времени. И, конечно же, я и в дальнейшем планирую продолжить свою карьеру политика, на благо обществу.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив