Дача в России – это не просто загородный летний дом, в котором отдыхают жители городов. Это институт, в процессе развития России выполнявший и выполняющий различные социальные, экономические, политические и культурные функции.

Ранняя роль дачи: наслаждение и развлечения для очень немногих

Слово «дача» в его вещественном понимании (в отличие от «дачи» как действия, положительного или отрицательного) появилось в первой четверти восемнадцатого века.

Дача русской аристократии

В этот период Петр Первый начал раздавать участки земли, расположенной в непосредственной близости от новой столицы, Санкт-Петербурга, своим верным приближенным. К ним относился высший слой тогдашнего российского общества: аристократия. Царь приказал использовать труд крепостных для строительства на этих участках земли загородных дворцов для пользования аристократией.

Таким образом, первоначально дача возникла как аристократический институт внутри феодальной системы царизма, базой которого было крепостничество. Дача должна была удовлетворять ненасытные желания очень тонкого слоя феодального общества в увеличении предметов наслаждения и развлечения. Позволяя (скорее, приказывая) своим верным слугам находиться поблизости от себя, царь тем самым пытался завоевать их еще большую преданность к себе.

Дача русского дворянства

В классовом обществе наиболее привилегированные, как правило, служат моделью для подражания для более низких слоев общества. Поэтому, рано или поздно, дворянство, стоявшее на одну социальную ступень ниже аристократии, начало копировать своих более удачливых собратьев-феодалов. Это стало возможным в начале девятнадцатого века.

Конечно, дворянство, этот более низкий слой класса досуга, не могло надеяться на то, чтобы иметь дачи в непосредственной поблизости от резиденции царя. Но цель этого «меньшего брата» в строительстве дач для себя руками крепостного оставалась той же, что и у «старшего брата»: наслаждение и развлечение.

Дополнительная роль дачи имперского периода: отдых, творчество и временный уход от действительности, но по-прежнему доступные немногим

Постепенное внедрение элементов капитализма в русское феодальное общество, по-настоящему начавшееся во второй половине девятнадцатого столетия, способствовало появлению нового контингента дачников. Для них дача стала возможной вследствие строительства железных дорог, связавших некоторые города и пригородные и сельские районы, где находились дачи.

Дача привилегированных горожан не дворянского происхождения

Это были разночинцы. В их ряды входили правительственные чиновники, члены возникающей буржуазии и нарождавшейся интеллигенции (инженеры, врачи, бухгалтеры, адвокаты, художники, актеры и другие). У них было достаточно средств, чтобы на лето снимать дачу для отдыха, летнего творчества и, по крайней мере, временного ухода от глубоких социальных, экономических и политических преобразований, имевших место в этот период перехода от феодализма к капитализму.

Октябрьская революция 1917 года смела с российской исторической сцены аристократию и дворянство. Естественно, что с их исчезновением дача потеряла и этих дачников.

Первая мировая, а затем гражданская война нанесли тяжелый удар по разночинцам: смерть, изгнание, нищета. В результате старый тип императорской дачи наслаждений, развлечений, личного творчества и временного побега от действительности, тип, которым пользовались старые привилегированные классы, прекратил свое существование.

Дача советского горожанина: постоянный побег от действительности сначала для некоторых, а потом для многих

И, однако, дача как институт не умерла. На смену ей пришел новый тип дачи, сохранивший черты старой, имперской дачи путем добавления к ним советских компонентов. Новая, советская дача отличалась двумя основными чертами.

Дача советского привилегированного горожанина

Первое изменение дачи отражало социальную структуру советского общества. По мере того, как это общество развивалось и кристаллизировалось, оно образовало бюрократию (в ее вертикальном и горизонтальном разрезах) как новый класс собственников. Таким образом, советская система не уничтожила деление общества на собственников и несобственников; скорее, она (эта система) просто воспроизвела классовую структуру в новой форме.

С рождением бюрократии как нового привилегированного класса Советский Союз тем самым как бы воссоздал старую имперскую дачную систему. В ней место аристократии заняли высшие слои бюрократии; дворянства – средние слои бюрократии; и разночинцев – представители советской интеллигенции (спонсируемые государством знаменитые писатели, композиторы, актеры, музыканты, ученые, художники, скульпторы и другие), служившие высшим и средним бюрократическим слоям.

Кроме того, для некоторых привилегированных людей из низов новая, советская дачная структура не просто копировала старую, имперскую. Скорее, советская дачная система приняла в себя новую, хотя и декоративную, клиентуру, составленную из показательных рабочих и крестьян, с целью скрыть реальную, бюрократически классовую суть советской дачи.

Дача среднего советского горожанина

По мнению автора, второй и наиболее важной новизной советского периода по сравнению с царским стало то, что советская дача сделалась местом для постоянного побега от действительности в новой, экономической форме.

Первоначально, в ранний советский период, дача создавала миллионам горожан возможность избежать голод, вызванный Первой мировой и гражданской войнами и затем усиленный экономическими и политическими переменами 1930х годов. Ибо именно голод послал городских людей в сельскую местность с тем, чтобы выращивать любые виды продукции для заполнения своих желудков. С этой целью на специально отведенных за городом участках земли голодающие горожане строили подобие небольших летних жилищ, чтобы отдыхать после непривычного деревенского труда или оставаться на ночь.

Такие дачи как экономический защитный механизм простых горожан существовали вплоть до исчезновения Советского Союза. Ибо всякий раз, когда советские городские жители, являвшиеся следствием быстрой и глубокой промышленной революции в стране, попадали в обстановку нехватки продуктов питания, они использовали дачу для преодоления этого дефицита.

Но даже тогда, когда продовольственная проблема не стояла так остро, выращивание овощей и фруктов на дачном участке постепенно делалось нормой для обычных (и временами даже для привилегированных) горожан. В этом их поведение поддерживалось ростом экологической озабоченности и развитием личного автотранспорта.

Были еще две причины (помимо продовольственной и экологической), по которым советские горожане имели или арендовали дачи.

Одна – это хронический жилищный голод. В результате немало людей ехали на дачу, чтобы вырваться из «коммуналки» и хоть на время остаться наедине с самими собой и со своей семьей.

Другая – это желание для многих советских атомизированных горожан пообщаться, желание, которое не противоречило стремлению к уединению, но, напротив, дополняло его. Это было желание выговориться самому и послушать друзей вдалеке от ушей соседей по коммуналке.

Конечно, такие летние «посиделки» вряд ли могли привести к созданию гражданского общества в СССР. Скорее, они были продолжением «разговоров на городской кухне», которые не шли дальше именно разговоров и которые практически никогда не вели к каким-либо совместным действиям.

Дача постсоветского горожанина

Распад Советского Союза ознаменовал трансформацию его социально-экономической и политической системы тоталитарного государственного капитализма (называемого «социализмом») в социально-экономическую и политическую систему авторитарного государственного капитализма (нейтрально называемого «рыночной экономикой»).

Сутью такого перехода было: деление бывшей общегосударственной собственности на групповую государственную собственность на средства производства и упразднение обязательного централизованного планирования; как результат, в политической области это означало уничтожение монопольной власти одной партии над обществом.

Устранение партийной монополии в экономической и политической жизни создало олигархическую, клановую систему в постсоветской России. В этой системе стало разрешенным строить и приватизировать дачи любого типа, любого размера и на любом по размеру участке земли, разрешенном местными властями.

С одной стороны, преуспевающие и привилегированные постсоветские граждане могут теперь открыто и вызывающе наслаждаться дачей, где они развлекают и угощают завистливых гостей с помощью нанятой прислуги и приглашенных артистов, музыкантов, танцоров, певцов и других.

Непривилегированные граждане постсоветской России, с другой стороны, либо в силу необходимости, либо по привычке имеют больше возможностей выращивать овощи, фрукты, кур, свиней и т.д. и цветы на своих дачах. Для них (непривилегированных) постсоветская дача сохранила и расширила свою экономическую функцию.

Дача и гражданское общество в постсоветской России

Расширение круга дачников способствует увеличению задач, выполняемых постсоветской российской дачей, кроме, возможно, одной: создания гражданского общества. Ибо с переменой формы капитализма в стране (с тоталитарной на авторитарную) все более низшие слои населения становятся дачниками. В результате дача играет возрастающую роль в направлении энергии россиян прочь, от политической сферы деятельности. Будучи хранителем традиций наслаждения и развлечения для немногих и служа как экономический и духовный уход от действительности для многих, институт дачи, таким образом, выступает как тормоз в развитии российского гражданского общества.

К чему все это может привести потсоветскую Россию? К тому ли, что со временем (но как долго?) рост среднего класса в российских городах и общий экономический рост снизят нужду в производстве продуктов питания самим населением? К тому ли, что с развитием транспорта и дорожной инфраструктуры для проживания граждане будут двигаться все далее и далее из города в пригород и еще далее, так что грань, отделяющая дачу как временное летнее жилье от недачи как постоянного жилья постепенно начнет изчезать? К тому ли, что появление такой западного типа ситуации будет способствовать исчезновению российской дачи как общественного института и с ней одного из тормозов, препятствующих преодолению гражданской и политической апатии народа России? Время покажет. . .

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив