Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

Пятая часть.

«Максимальный» позитивный белый расизм

Легко предположить, что читателя этой работы не покидает чувство однобокости описываемых явлений расизма, поскольку у читателя (не без основания) складывается впечатление, что – это история, описывающая взаимоотношения исключительно между мужчинами черной и белой рас. На это указывают, в частности, постоянные ссылки на «него», «его» и «он» и упоминание таких видов профессионального спорта, как бейсбол, баскетбол, бокс и американский футбол, где доминируют мужчины.

Но в той же самой степени, в какой писаная история человечества до сих пор была (прежде всего) историей мужчины, так и история расовых отношений в США была преимущественно историей взаимоотношений между черными и белыми мужчинами. Когда же женщины выходят на арену исторической драмы, то обычно они играют подчиненную роль как объект очень сложных бело-черных мужских отношений.

«Максимальный» позитивный белый расист – это белый мужчина, для которого суть бело-черных отношений сводится к конфронтации между белыми и черными мужчинами за внимание белой женщины и сексуальное обладание ею. На эту борьбу за белую женщину «максимального» позитивного белого расиста подвигает целый комплекс чувств страха, зависти и ревности, основанных на сексуальных мифах о черном мужчине как врожденно сексуально превосходящем белого мужчину по (1) размеру мужского полового органа и (2) ужасающим половым способностям.

В соответствии с этим взглядом, белые мужчины боятся, что в результате черные мужчины оставят их (белых мужчин) без белых женщин.

Конечно, черная женщина не забыта окончательно в треугольнике отношений между белым и черным мужчинами и белой женщиной, отношений, какими они видятся «максимальному» позитивному белому расисту. Но черная женщина здесь просто служит фоном для этих отношений.

Для «максимального» позитивного белого расиста, как и для сторонников других типов белого расизма, белая раса, в общем, превосходит черную расу. Ибо, считают, белые расисты, белые, по тем или иным причинам, умнее черных. А поскольку миром правят те, у кого больше мозгов, то, согласно этой точке зрения, те, у кого мозгов меньше, должны подчиняться тем, у кого мозгов больше.

Приписываемое черным мужчинам сексуальное превосходство над белыми мужчинами ни в коей мере не бросает вызов этому стереотипу. Наоборот, оно усиливает этот стереотип, служа доказательством низкой интеллектуальной генетической структуры людей с черным цветом кожи, которые менее сдержанны и потому менее моральны, чем люди с белым цветом кожи.

В какой степени такой взгляд отражает действительность? Чтобы ответить на этот вопрос, коротко исследуем три столпа, на которых зиждется взгляд «максимального» позитивного белого расиста.

  1. Черный мужской член больше обычного размера. Одни научные исследования показали, что нет никакой заметной разницы в среднем размере мужского члена у мужчин обоих полов. Другие научные исследования выявили, что ни у какой человеческой расы так не развит мужской половой орган, как у черной.
  2. Кто же прав? Возможно, истина, как всегда, где-то посередине.

  3. «Черная» мужская сила больше «белой» мужской силы. Исследования также выявили, что величина мужского полового органа практически не имеет отношения к способности мужчины удовлетворить женщину в половом акте. Единственные исключения – это такие: женщина психологически настроена на то, что величина мужского полового органа имеет значение для ее удовлетворения; пенис слишком большой и причиняет женщине боль; пенис настолько патологически мал, что его нормальное внедрение в женский половой орган не может состояться.
  4. Черный мужчина жаждет белую женщину. Белый расизм в своей «максимальной» позитивной форме насквозь «пропитан» сексом. Эта «сексуализация» попросту отражает полную «сексуализацию» каждого аспекта жизни в современной Америке. В результате белая женщина, прежде всего, превращена в универсальный символ сексуального объекта.

Неудивительно, что в этой культуре, где секс занимает центральное место, «максимальный» позитивный белый расист мысленно переносит на черного мужчину свое собственное страстное желание белой женщины. Этот белый расист заходит так далеко, что думает, что белая женщина занимает первое место в списке желаний черного мужчины.

Это беспокойство белого мужчины по поводу «сохранности» белой женщины находит свое отражение в поддержке на запрет на межрасовые браки и половые отношения между черным мужчиной и белой женщиной как важнейшему виду дискриминации. Но, когда черным мужчинам был задан вопрос об их отношении к различным видам дискриминации, то запрет на женитьбу на белой женщине и на половые отношения с ней были последними в этом «дискриминационном» списке.

Это, конечно, не значит, что все черные мужчины придают малое значение сексуальным отношениям с белой женщиной. Некоторые черные мужчины могут видеть в белой женщине запретный плод, который, как правило, всегда кажется более сладким, чем тот, который легко достать. Немногие черные мужчины могут относиться к белой женщине как объекту мести белому мужчине и, как видится черному мужчине, его, белого мужчины, законам.

Нередко черный мужчина стремится к половым отношениям или к женитьбе на белой женщине, чтобы повысить свой статус в обществе.

И, наконец, черный мужчина может ухаживать за белой женщиной или жениться на ней просто потому, что они любят друг друга.

Итак, на наш взгляд, у сексуального влечения, которое белая женщина вызывает у некоторых черных мужчин, нет никакой расовой подоплеки. Основная причина такого желания, за исключением отношений любви, чисто социальная: следствие сохраняющихся извращенных черт общества, в котором живут черный мужчина и белая женщина, а также исторических обстоятельств бело-черных отношений в США.

Но можно быть уверенным, что с появлением новых поколений молодых людей обеих рас в стране продолжающейся десегрегации и улучшения материального и социального положения черных американцев социальные и психологические барьеры, разделяющие эти две расы, постепенно упадут; расовые мифы и стереотипы постепенно исчезнут; и черные (белые) мужчины будут тянуться к белой (черной) женщине по тем же причинам, по которым тянутся друг к другу мужчины и женщины внутри одной и той же расы.

Черный расизм

До сих пор история расизма в Америке была окрашена лишь в один цвет: белый. История эта, однако, окажется односторонней, если черный расизм, близнец белого расизма, не будет также подвергнут анализу. Ибо (по Гегелю) в той же самой степени, в какой белый цвет не существует без черного цвета (что такое белизна без черноты?), белый расизм не может существовать без своей противоположности, черного расизма, и наоборот.

Белый расизм порождает черный расизм. Черный расизм усиливает белый расизм. Последний, в свою очередь, служит оправданием для первого. В этом заколдованном круге обе формы расизма питаются друг другом и, таким образом, нуждаются друг в друге.

Со временем причина и следствие постоянно меняются местами. Причина (белый расизм) становится следствием расистских отношений, в то время как следствие (черный расизм) делается его причиной, и наоборот.

Можно, конечно, со всей страстью спорить, что такого не может быть, поскольку социальная, экономическая и политическая власть в Соединенных Штатах остается в руках представителей белых людей. Поэтому уравнивать белый и черный типы расизма равносильно приравниванию положения нападающего и его жертвы.

Этот довод, конечно, мог бы считаться обоснованным, если бы жертва оставалась тем, что она есть (жертвой). Но, как только жертва либо оправдывает свое положение и гордится им, либо пытается изменить ситуацию путем превращения себя в нападающего (хищника), тем самым превращая своего бывшего обидчика в жертву, такой довод не может быть принят серьезно.

В конце концов, оба типа расизма происходят из общих для них корней: историко-психологических и социально-экономических. Это – результат расизма белого рабовладельца, расизма, который вызывает к жизни ответный расизм черного раба. Последний затем «впитывает» в себя эту нездоровую позицию первого. Добавим к сему доминирующие «белые» образ жизни и мораль среднего класса, которые налагаются на черных людей всех социальных групп как глубоко ненавидимые и вместе с тем страстно желаемые нормы поведения. Следовательно, в конечном счете, расизм одинаково отвратителен независимо от того, одет ли он в белую или черную одежду.

По нашему мнению, однако, черный расизм – это более сложное явление, чем белый расизм. В то время как у каждого отдельного белого расиста могут быть разнообразные личные причины для его отношения к черным людям, причиной его белого расизма никогда не становится ненависть к своей собственной белой расе и тем более ее отвержение. Другими словами, вследствие тех или иных обстоятельств происхождения или социального окружения, отдельный белый расист вполне может перенести на черных американцев свои собственные разочарование, гнев, страх и т.д. но никогда белый расист не будет винить свой собственный белый цвет кожи за свои выдуманные или действительные неудачи. И, хотя можно представить ситуацию, при которой белый человек будет ненавидеть свой белый цвет кожи из-за чувства вины по поводу того, что сделала белая раса черной расе в Америке, и, таким образом, пожелать поменять свой белый цвет кожи на черный, невозможно вообразить, чтобы такой человек (если, конечно, он нормален, а не мазохист) хотел бы, чтобы его цвет кожи навсегда оставался черным.

Черный расист, с другой стороны, отражая реакцию черных людей на белый расизм, может направлять свои эмоции в русло неприязни и даже открытой враждебности, как к белым, так и к черным. Поэтому черный расизм не просто зеркальное отражение белого расизма. Можно сказать, что черный расизм это отражение белого расизма в двойном зеркале.

Отсюда следует, что соотношение между черным расизмом и белым расизмом должно быть и прямым, и обратным. Оно является прямым с точки зрения степени расизма: «минимальный» белый в сравнении с «минимальный» черным, когда взаимно признается, что различие между расами имеет культурный характер; «максимальный» белый в сравнении с «максимальным» черным, когда взаимно признается, что различие между двумя расами состоит в их генетических, наследственных несоответствиях.

Однако соотношение между двумя расами может быть либо прямым, либо обратным и с точки зрения их знака. Так, негативному белому расизму может противостоять либо негативный черный расизм, отражающий чувство превосходства черных людей по отношению к белым людям, либо позитивный черный расизм, который отражает чувство неполноценности черных по отношению к белым.

В случае же позитивного белого расизма, встречающегося с черным расизмом, отношение недвусмысленно обратное: «белый» взгляд на свою неполноценность в отношении с черными соответствует «черному» взгляду на свое превосходство по отношению к белым.

Таким образом, черный расист может занять либо гордую и вызывающую позицию по отношению к белому расисту. В таком случае черный расист не меняет цвет своего расизма. Либо черный расист отождествляет себя с белым расистом. Тогда черный расист меняет цвет своего расизма и, по сути, становится белым расистом с черным цветом кожи.

Но мы хотим еще раз подчеркнуть, что, по нашему мнению, конечной причиной всех форм черного расизма является согласие черного расиста с взглядом белого расиста на черных американцев в их совокупности как на негативно/позитивно отличных от белых американцев в их тотальности.

Чтобы не делать голословных заявлений, необходимо хотя бы вкратце обсудить шесть «черных» расистских ответов на четыре «белых» расистских вызова.

Два «черных» расистских ответа на «минимальный» негативный белый расизм

Вспомним, что под «минимальным» расизмом (независимо от его цвета) понимается отношение людей одной расы к людям другой расы либо как к низшим (негативный), либо как высшим (позитивный) в сравнении с первой расой исключительно по причинам, связанным со средой обитания. Вспомним также, что основной довод «минимального» негативного белого расиста может быть сведен к утверждению, что черные американцы ниже белых американцев исключительно по своей культуре.

Соглашаясь, что «черная» культура отличается от «белой» культуры, черный расизм реагирует на эту фому белого расизма двумя путями. Либо провозглашая «черное» культурное превосходство и, тем самым, становясь «минимальным» негативным черным расистом. Либо соглашаясь с «белым» взглядом о «черной» культурной неполноценности, в результате принимая форму «минимального» позитивного черного расизма.

«Минимальный» негативный черный расизм

«Минимальный» негативный черный расист испытывает гордость оттого, что он называет пережитками африканских элементов культуры в «черной» культуре, и противодействует их растворению в доминирующей «белой» культуре. Иными словами, «минимальный» негативный черный расист пытается продлить то, что, в его глазах, является культурным различием между двумя расами Америки. Невольно, таким образом, он выступает как охранитель «минимального» негативного белого расизма.

Существует много методов, с помощью которых «минимальный» негативный черный расист подчеркивает свою культурную непохожесть на американцев белого цвета кожи, Эти различия не просто акцентируются. Они провокационно выставляются напоказ, как если бы вся цель была разозлить белых американцев.

Послание, которое «минимальный» негативный черный расист несет белому, очень простое: вы, белые, кто бы и где бы вы ни были, ненавидите и презираете нас, черных. Но нам, черным, глубоко наплевать на то, что вы, белые, думаете о нас, черных. Напротив нам, черным, доставляет глубокое удовлетворение ваше оскорбительное отношение к нам, и мы будем делать все, что в нашей власти, чтобы способствовать развитию как африканских культурных элементов, отличающих нас от вас, так и того индивидуального поведения, которое вам, белым, не нравится, в то же время подавляя и уничтожая в себе то, что вы, белые, одобряете.

Итак, вы, белые, полагаете, что африканские элементы в нашей культуре есть признак нашей культурной, а потому и поведенческой отсталости, поскольку эти пережитки не позволяют нам полностью европеизироваться. Ну, что ж, мы, черные, не испытываем никакого желания сделаться европейцами. До сих пор вы, белые, заставляли нас идти в этом «европейском» направлении, и теперь мы хотим развернуть направление этого процесса на 180 градусов.

Именно с такой точки зрения можно рассматривать движение черных американцев, поставившее своей целью возврат к африканским культурным ценностям.

Разумеется, что до тех пор, пока африканские элементы (реальные или вымышленные) представляются просто как вариации всеамериканской культуры, здесь нет ничего расистского. Но, как только подтекстом «черного» культурного различия является чувство превосходства по отношению к «белой» культуре, взгляд черного американца на белого американца становится расистским.

Здесь следует заметить, что цвет африканского континента не является совершенно и повсеместно «черным». Грубые подсчеты показывают, что к концу двадцатого столетия каждый пятый человек, живший на африканском континенте, был белым. Если же сюда добавить людей смешанных рас и азиатов, пропорция не черных в Африке, будет, вероятно, еще больше.

Поэтому не совсем понятно, к какому культурному возвращению в Африку приглашаются присоединиться черные американцы: черному, белому, смешанному или азиато-африканскому.

Кроме того, современные антропологи все больше приходят к выводу, что человечество вышло из Африки. Поэтому мы все африканцы, и происхождение культуры для каждого из нас может быть найдено в Африке.

Взгляды «минимального» негативного черного расиста по интенсивности их выражения не являются однородными. Они довольно значительно отличаются друг от друга, варьируя от очень мягких до очень сильных и даже агрессивных.

Представляя ниже некоторые примеры этих взглядов, мы хотим предупредить читателя: расовый фанатизм не обязательно должен иметь сознательный характер. То есть человек может мыслить и/или даже вести себя как расист без всякого намерения или реализации своих взглядов.

 

Продолжение.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив