Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

Четвертая часть.

«Максимальный» негативный белый расизм

С точки зрения «максимального» негативного белого расиста, черные в Америке – это африканцы, а потому они неполноценны. По мнению «максимального» негативного белого расиста (в отличие от его «минимального собрата»), «их» интеллектуальная неполноценность есть результат предопределенного, врожденного наследственного фактора, не поддающегося изменениям.

Согласно мнению «максимального» негативного белого расиста (прямому – в случае грубо-откровенного «рядового» приверженца этого взгляда, косвенному – в случае благонамеренного интеллектуального защитника такой позиции), черные – это просто «звери», «дикари», в лучшем случае «дети», за которыми белый человек должен постоянно наблюдать, которыми белый человек должен постоянно руководить и которых белый человек должен постоянно сдерживать.

«Максимальный» негативный белый расист оправдывает свое мнение об интеллектуальной неполноценности черных американцев, отмечая, что они плохо учатся, ведут себя по-детски и расположены к бездельничанью и агрессивному поведению.

Обратимся к некоторым данным, относящимся к «их» достижениям в образовании, к «их» уровню преступности и к «их» занятости как гражданской, так и военной.

«Черное» образование

В настоящее время «черные» образовательные достижения ниже «белых». Но, учитывая исторически чрезвычайно низкий первоначальный образовательный уровень черных американцев по отношению к белым; учитывая, что в течение поколений черным американцам внушали, что они интеллектуально ниже белых; помня, что для многих из черных (особенно из бедных семей и из гетто) идея об их умственной неполноценности (по отношению к белым) сделалась самоочевидной, - принимая во внимание все эти факты, нельзя не поразиться образовательным достижениям черного населения Америки.

Так, в 1940 г. только треть черных американцев по сранению с белыми получила неполное и полное среднее образование; к концу прошлого века таких было более 80 процентов (4/5 от белых американцев). В том же периоде пропорция черных американцев к белым американцам с четырехлетним (бакалаврским) и более высоким образованием (магистрским и докторским) выросла с чуть более одной четвертой до более половины.

«Черная» преступность

«Черная» преступность, временами насильственная, временами нет, стала притчей во языцех. Черный цвет кожи в американском обществе стал (так или иначе) ассоциироваться с желанием и наклонностью к насилию. В результате в «черной» преступности «максимальный» негативный белый расист, возможно, обнаружил «наилучшее» подтверждение «звериного» и «дикарского» характера черного американца.

И нельзя не признать, что доля арестованных черных американцев в их доле в населении выше соответствующего показателя для белых американцев. Но проблема «черного» криминального поведения – это, прежде всего, проблема пола (мужского) и возраста (молодого). А это значит, что это преимущественно проблема небольшого процента черного населения США.

Так, статистика показывает, что, в то время как почти 90 процентов черных американцев не совершали никаких нарушений закона в конце двадцатого – начале двадцать первого веков, арестованные черные мужчины были в возрасте от 15 до 34 лет и составляли менее 10 процентов черного населения страны.

Эти цифры показывают, что преступность в США не столько расовая, сколько социально-экономическая проблема пола и возраста, задрапированная в расовые одежды. Ибо американская преступность (как, впрочем, и преступность в других странах мира) – это удел молодых мужчин. Вне зависимости от того, к какой расовой группе они принадлежат, они обычно более агрессивны, чем остальное население.

Чем же тогда объяснить тот факт, что доля молодых черных мужчин в черном населении США выше соответствующего показателя для молодых белых мужчин?

Молодые черные американские мужчины находятся в незавидной ситуации заколдованного круга. Поскольку непропорционально большое их число представлено в статистической отчетности преступности, постольку их больше всего боятся. Поскольку их больше всего боятся, постольку их чаще всего арестовывают за преступления, которые они никогда не совершали, или же дают сроки более суровые, чем молодым белым американским мужчинам за те же преступления. Отсюда образ молодых черных американцев как генетически предрасположенных к насилию сильно раздувается в американском обществе. И этот образ проецируется на всех американцев с черным цветом кожи.

Но не только черные американцы являются жертвами антисоциального поведения меньшинства. Американцы итальянского происхождения начинают бояться, когда в вечерних новостях показывают эпизод с мафией. Американцы польского происхождения хотят знать, наклеивают ли на них ярлык антисемитизма из-за истории отношений поляков с евреями в Европе. Американские евреи спрашивают себя, не достанется ли им в один прекрасный день за жестокое обращение израильтян с палестинцами. И т.д.

Но, с другой стороны, современное американское общество прославляет богатство. В этом обществе теми, кто способен быстро подняться «из грязи в князи», восхищаются как осуществившими так называемую американскую мечту.

Конечно, этика среднего класса Америки не одобряет нелегальных средств для достижения этой цели. Но люди низших классов страны (временами, и средних, и высших), и особенно с черным цветом кожи, нередко вынуждены добиваться успеха, исходя из своей собственной морали, которая не всегда позволительна с точки зрения людей среднего класса США.

В последнее время определенная совокупность факторов увеличила необходимость и возможность использования нелегальных средств для достижения американской мечты. Среди этих средств, кроме уже упоминавшихся деморализующей системы государственного вспомоществования и агонизирующей структуры традиционной семьи, можно выделить: наркотическую эпидемию, банды, торгующие наркотиками, и другие.

Но, опять же, как показывает американский опыт, - это наиболее дискримируемые меньшинства, которые обычно стремятся использовать нелегальные возможности для осуществления своих целей. В прошлом Америки к ним относились поочередно (большей частью в зависимости от новой волны иммиграции в страну) ирландцы, итальянцы из Сицилии, востоевропейские евреи и другие. В настоящее время это черные, испаноязычные и азиаты.

В каждом случае метод и цель диктовались и диктуются социально-экономическими и культурными условиями жизни общества. Молодые люди, таким образом, всегда выражают свое недовольство существующими в стране порядками, неосознанно приспосабливаясь к тем или иным элементам этих порядков, даже если эти и люди выступают против самих порядков.

Современные молодые черные мужчины Америки не составляют исключения из этого правила. Они живут и функционируют в культуре, где господствует «я – поколение» среднего класса. Хотя они более, чем другие расовые группы американского общества, выражают свое недовольство тем фактом, что из-за своего цвета кожи очень часто подвергаются, как они это видят, несправедливому обращению со стороны, прежде всего, белых, они, тем не менее, подобно последним, пытаются (часто законными, иногда незаконными средствами) улугшить свое материальное положение в американском обществе.

«Черная» леность

Возможно, не будет преувеличением утверждать, что найдется мало начальников, полностью довольных работой своих подчиненных. На протяжении человеческой истории это отношение начальника к подчиненному оправдывалось (откровенно и открыто в обществах рабовладельческого и феодального типов, скрыто и косвенно в капиталистическом обществе) врожденно ленивой и непретенциозной природой тех, кому судьбой «начертано» родиться, жить и умереть, подчиняясь другим.

В этой связи часто утверждается, что, помимо интеллектуальной неполноценности, черные генетически ленивые люди: в подавляющем большинстве они просто не хотят работать; они не в состоянии учиться, а потому могут трудиться лишь на низкооплачиваемых, неквалифицированных работах; они плохо исполняют то, что им поручено.

Посмотрим, так ли это. Воспользуемся соответствующими данными (конца двадцатого – начала дведцать первого веков):

  1. «Их» желание трудиться:
    • Уровень экономически активного черного населения приближается к белому (66 и 67 процентов соответственно)
    • Доля «черной» и «белой» гражданской занятости в трудоспособном населении (60 и 65 процентов соответственно)
  2. Уровень «черной» и «белой» гражданской безработицы (9 и 4 процента соответственно)
  3. «Их» способность трудиться:
    • «Черный» и «белый» профессиональный статус (соответственно в два раза меньше доля профессионалов и управленцев, чем у белых)
    • «Черное» и «белое» экономическое вознаграждение (соответственно в 1,3 раза меньше, чем у белых).

В целом, не приводя более цифр, можно сказать, что исторически происходит выравнивание двух групп в их отношении к труду и в вознаграждении за него.

«Минимальный» позитивный белый расизм

Сторонники этого взгляда создали положительный образ черных американцев как расовой субгруппы внутри всей черной расы мира. Этот взгляд «минимального» позитивного белого расиста основывается на убеждении, что в среднем черные американцы выше белых американцев физически, а потому они (черные американцы) более успешные спортсмены. «Минимальный» позитивный белый расист относит такое различие в способностях двух американских рас не к генетическому фактору, а к специфическому историческому фактору жизни черных американцев: рабству.

Хотя было бы абсурдно предположить, что «разведение» рабов для спорта когда-либо имело место в США, тем не менее остается очевидным тот факт, что черные американцы достигли изумительных результатов в спорте, особенно в тех его видах, которые наиболее видимы для американской публики и которые считаются наиболее любимыми видами спорта среди американцев (профессиональные баскетбол и бокс, например).

Но, если черные американцы не выращивались селекционно с тем, чтобы участвовать в баскетболе и боксе, и, учитывая, что селекционный процесс привоза наиболее сильных из них в Соединенные Штаты прекратился много лет назад, то как тогда объяснить их превосходство над белыми американцами в отдельных (особенно профессиональных) видах спорта?

Исследование спортсменов, например, ХIX Олимпийских игр, которые прошли в Мехико Сити в июле 1967 г., ясно показало, что различия в росте, весе, размере руки, ноги, туловища и в других физических характеристиках между спортсменами различных рас незначительны в сравнении с различиями в тех же характеристиках внутри различных рас.

Но, если какие-либо различия между расами и существуют, то почему нет великих спортсменов в современной Африке, за исключением ряда бегунов-марафонцев? Главная причина, на наш взгляд, состоит в том, что каждый отдельный вид спорта есть сугубо культурное явление. Так, в то время как баскетбол, бейсбол, американский футбол и бокс являются интегральной частью культуры США, они играют незначительную (если вообще играют какую-либо) роль на африканском континенте.

Это, конечно, не значит, что сегодняшние сугубо американские виды спорта родились в США. Эти виды спорта, однако, потеряли (по той или иной причине) свое культурное значение в странах их культурного происхождения и сделались культурно значимыми в США.

Принадлежа к одной из самых старых групп американского общества, которая беспрерывно живет в США, черные американцы, таким образом, являются одним из старейших пользователей американской культуры.

Спорт – это состязание молодых. Почему же часть черных североамериканцев, освобожденных во второй раз после 1960х гг., решили посвятить свою энергию делу совершенства своих тел за счет своих умов? Мы полагаем, что это сделано было потому, что к моменту своего второго освобождения эта часть полностью восприняла негативный белый расистский взгляд на себя как на интеллектуально неполноценных по отношению к белым людям.

В таком контексте выдающиеся достижения черных спортсменовв в некоторых видах профессионального спорта можно считать сугубо социальным явлением, одетым в расовую одежду. Это явление представляет собой отчаянную попытку низших слоев населения американского общества, многие члены которого оказываются людьми с черным цветом кожи, направить свой гнев и свою ненависть в те виды физической активности, которые признаются американским обществом в целом.

Но, по нашему мнению, такое излияние ярости не может долго продолжаться. Мы убеждены, что доминирование черных американцев в некоторых профессиональных видах спорта - это временное явление. Чем сильнее будет их интеграция в американское общество, чем больше будет их интеллектуальное самоуважение, чем выше они поднимутся по социальной лестнице, чем большему числу из них удастся достигнуть уровня жизни среднего класса, а потому и сооответственного поведения и чувств, - тем менее непропорциональным станет участие черных американцев в профессиональном спорте. Подобно спортсменам из бедных слоев немецкого, ирландского, итальянского и еврейского происхождения до них, черные спортсмены просто сделаются представителями одной из групп людей в стране, не лучше и не хуже других групп.

 

Продолжение

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив