Первая часть.

Вторая часть.

Третья часть.

«Минимальный» негативный белый расизм

Общим для «минимального» негативного и «минимального» позитивного взглядов белых на черных являются два убеждения. Во-первых, что все черные американцы – это однородная группа, обладающая своей собственной, отличной от других культурой. Во-вторых, что постепенно черные американцы движутся в направлении доминирующей культуры белого среднего класса. И, в-третьих, что черное культурное различие не является врожденным.

Согласно «минимальному» негативному взгляду, социальный статус черных американцев более низкий, чем социальный статус белых американцев, потому что культура черных ниже культуры белых. Но это, согласно тому же взгляду, временное явление: с развитием образования и обучения черных американцев до уровня белых американцев исчезнет и неполноценность черной культуры.

Давайте проверим обоснованность аргумента, что черные американцы в целом представляют собой особую группу людей, располагающихся внизу американской социальной лестницы, путем анализа некоторых элементов «их» культуры. Начнем с наиболее важного, на наш взгляд, аспекта любой культуры: языка.

«Черный» английский язык

К 1860 г. лишь один процент черных рабов родился за пределами США, на африканском континенте, в то время как 99 процентов рабов не только родились на американском континенте, но и представляли собой второе, третье, четвертое и даже пятое поколение родившихся на нем.

Это значит, что современные черные в США более американцы, чем современные белые, поскольку значительно больше поколений черных американцев пользовалось английским языком как родным, чем соответствующих поколений белых американцев.

И, тем не менее, некоторые утверждают, что фундаментом речи черных является африканская структура их языка. Очевидно, что сторонники такого взгляда имеют в виду так называемый «черный» английский язык, к тому же полагая, что на этом языке говорят практически все черные американцы.

Но США – это конгломерат людей, прибывших в страну со всех концов земли. Если следовать логике сторонников «черного» английского языка, то должны существовать и итальянский, и немецкий, и польский, и китайский, и другие типы американского английского языка даже после многократной смены поколений рожденных в США их носителей.

Что же тогда представляет собой американский английский язык? Существует ли он вообще? Разве нельзя утверждать, что реальный, стандартный американский английский язык - это скорее тот, которым пользуются черные американцы, прибывшие в страну сотни лет тому назад, чем тот, который используют белые американцы, предки большинства которых появились в Северной Америке значительно позднее и английский язык которых поэтому должен содержать гораздо больше элементов языков тех стран, из которых они (белые американцы) прибыли?

Или же, если отвергнуть саму мысль о существовании различных (расовых и национальных) типов американского английского языка, следует ли из этого, что черные американцы более консервативны и более упрямы в своем желании сохранить свой африканский языковый багаж? Если они таковыми являются, то почему?

Кроме того, африканские рабы, которых привезли на американский континент, принадлежали к самым различным племенам, говорившим на самых различных языках. Следует ли нам поэтому вместо одного «черного» английского языка говорить о множественных вариациях последнего?

По нашему мнению, предположение, что в грамматике и синтаксисе американского английского языка, которым пользуются черные американцы, сохраняется и модифицируется африканизм, что формирует специфический «черный» английский язык, логически непоследовательно. Не существует отдельного «черного» английского языка, как и не существует отдельного «белого» английского языка.

Что, на наш взгляд, присутствует в американском английском языке, так это различные формы последнего, на которых говорят различные социальные группы американского народа. И тот факт, что многие черные в США говорят на американском английском, включающем в себя его нестандартные элементы и невнятное произношение, может быть объяснен следующими двумя факторами социально-экономической реальности.

Это, во-первых, высокой пропорцией черных американцев, принадлежащих к более низким слоям американского общества.

Это, во-вторых, соответствующим происхождением большинства черных американцев из сельских и особенно относительно неразвитых районов американского юга, где люди говорят со специфическим южным акцентом на специфическом южном диалекте американского английского языка.

В настоящее время значительное число черных американцев переместилось в гетто больших городов. Не все они (черные американцы), живущие в гетто, представляют низшие слои населения. Но остается фактом, что в основном именно низшие слои черного населения США проживают в городских гетто. И именно гневные голоса крошечного меньшинства черных из городских гетто, принимающего участие в бунтах или схватках уличных банд, слышны «минимальному» негативному белому расисту, когда он следит за вечерними новостями. И именно эти голоса «минимальный» негативный белый расист проецирует на все черное население Америки.

«Черная» религия

  1. В то время как нет данных об общей численности религиозных черных американцев и их доле во всей численности черного населения страны, известно, что черные (как и белые) американцы в подавляющем своем большинстве христиане. Так повелось со времен рабства.
  2. Среди американцев христианского вероисповедания черные американцы (подобно белым американцам) большей частью протестанты.
  3. Большинство черных (в отличие от белых) американцев принадлежит к баптистской и методистской ветвям протестантства.
  4. Церкви, к которым принадлежат черные и белые американцы, большей частью сегрегированы (хотя, конечно, на это имеются лишь косвенные свидетельства).

Итак, черные и белые американцы очень близки в своих религиозных предпочтениях. Можно даже пойти дальше и утверждать, что черные американцы больше протестанты, чем их белые сограждане, среди которых много христиан не протестантского направления. Поэтому так же, как и в случае с «черным» языком, черных американцев можно считать более американцами, чем белых американцев, так как протестантство было языком первых европейских поселенцев и их рабов и остается религией значительного большинства религиозного населения США.

Что же тогда делает «их» религию другой в глазах «минимального» негативного белого расиста? Это специфическая форма религиозной службы, во время которой черные выражают свои религиозные чувства очень эмоционально с помощью телесных движений, песнопений и выкриков.

Но почему «их» религия более эмоциональна, чем религия белых американцев? Этому есть два объяснения:

  1. Принадлежность большинства черных к евангельским сектам протестантства: баптистам и методистам, придающим большее внимание эмоциональной стороне религиозной церемонии в ущерб ее интеллектуальной стороне. Причем, это касается не только черных евангелистов, но и белых.
  2. Тяготение современного евангельского христианства к раннему христианству: к тем, кто находится внизу общества. А их больше среди черных американцев, чем среди белых.

Но социальное положение черных в американском обществе не остается статичным: все болшее число черных покидает ряды более низких и пополняет ряды более высоких классов общества.

В результате этого движения «их» религия все более приближается к религии белых американцев, приспосабливая религиозные элементы своей субкультуры к преобладающим религиозным нормам культуры среднего класса Америки.

Структура «черной» семьи

Имеется много общего в динамике структур домашних хозяйств черных и белых американцев: в снижении доли семейных домашних хозяйств и соответствующем росте удельного веса несемейных домашних хозяйств, в уменьшении доли женатых пар в семейных домашних хозяйствах и соответственно в увеличении домашних хозяйств, возглавляемых мужчинами или женщинами.

Но одновременно имеются и многие различия в семейной структуре черных и белых домашних хозяйств:

  1. Динамически: более быстрое снижение доли черных женатых пар по сравнению с белыми женатыми парами.
  2. Статически: доля белых женатых пар превышает соответствующую долю черных (более чем в полтора раза).

Итак, «их» семейную структуру от белой семейной структуры отличают относительно низкая доля замужних женщин и относительно высокая доля семей, возглавляемых женщинами. Отсюда, по мнению «минимального» негативного белого расиста, это свидетельствует об «их» культурной незрелости, а потому об «их» неспособности к прочной семейной жизни (в отличие от белых людей).

В чем же причина таких количественных различий?

  1. Продолжающийся победный марш капитализма, с одной стороны, открывающий все больше возможностей для занятости женщин, а, с другой, делающий денежными все человеческие оотношения, в том числе и семейные.
  2. Сексуальная революция 1950х гг., и особенно 1960х гг., совпавшая, благодаря появлению противозачаточных средств, с химической революцией в контроле над женским репродуктивным циклом, давшая, таким образом, огромный стимул для освобождения обоих полов от «лицемерной» буржуазной морали среднего класса и, в конечном счете, открывшая дорогу к легитимным беспорядочным сексуальным связям.

Эти два условия создали условия для быстрого разрушения традиционной американской семьи, в которой:

  • Быть мужем означало быть единственным кормильцем и единственным мужчиной в жизни женщины до тех пор, пока она оставалась его женой.
  • Быть женой значило быть домашней прислугой и единственной женщиной в жизни мужчины до тех пор, пока он оставался ее мужем.
  • Быть ребенком означало быть биологическим отпрыском и мужа, и жены, но не мужа и другой женщины и не жены и другого мужчины.
  • Скорость разрушения традиционной семьи, значительно возросшая в середине 1960х гг., когда была учреждена и морально признана система социальной помощи неимущим и малоимущим, причем, не как унижающая человека подачка (как это было раньше), а как один из элементов прав человека.

А поскольку основным объектом помощи бедным является поддержка семей, возглавляемых женщинами, то такая система фактически вознаграждает как развод родителей уже существующих семей, так и формирование семей молодыми матерями, никогда не бывшими замужем.

Таковы общие причины, ведшие и ведущие к упадку традиционной семьи. Но, кроме них, на домашние хозяйства черных американцев повлияли и некоторые другие (специфические) обстоятельства:

  1. Черное рабство, в котором выдающееся место занимала черная женщина. Так как у рабов не было собственности, их женщины не подвергались контролю, который наличие собственности обычно позволяло осуществлять белым мужчинам в эпоху, когда белое мужское господство и превосходство считалось само собой разумеющимся. А потому положение черной женщины давало ей невиданную власть в семье раба.
  2. Гораздо более высокая доля незамужних черных матерей по сравнению с незамужними белыми матерями. Этот факт можно объяснить большей нехваткой черных мужчин (их большей смертностью, чем черных женщин, и высокой долей их, черных мужчин, в заключении), достигших брачного возраста.

Другие «черные» культурные черты

А что можно сказать об «их» еде, одежде, музыке и искусстве? Разве в этом, будет настаивать «минимальный» негативный белый расист, они не отличаются от «нашей» еды, одежды, музыки и искусства?

Выбор людей, что и как есть и пить, во что и как одеваться, жестко детерминирован определенной средой определенной страны с ее определенным характером в каждый определенный отрезок времени.

Поэтому тот факт, что некоторые черные американцы, бросая вызов тому, что они называют «белой» культурой, надевают на себя одежду африканского стиля или делают прическу, как они думают, на африканский манер, также не превращает их в африканцев, как не превращается в древнего римлянина, например, актер, которому сделали древнеримскую прическу и которого загримировали в древнеримский костюм.

Ну, а «их» музыка и искусство? И тот, и другой элемент культуры идут из самого сердца. Каждый выражает душу их создателя и исполнителя. Поэтому не будет ли правильнее сказать, что большая эмоциональность и ритм так называемой «черной» музыки есть лишь форма выражения жизни черных из низших слоев общества, живущих не в африканских джунглях, а преимущественно в городской Америке?

Мы не называем музыку американцев еврейского происхождения (например, Леонарда Бернстайна и Джорджа Гершвина) еврейской музыкой, так же как мы не считаем русской музыку американцев русского происхождения (например, Игоря Стравинского). Почему же мы должны считать черной музыку таких черных американцев, как Томас Турпин, Скотт Джоплин, Дюк Эллингтон и Луис Армстронг?

 

Продолжение.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив