Оба явления широко освещаются социальными медиа. Оба раскалывают мир на два полюса. Леди Гага является для человеческих (гей) прав, тем же, что и так называемые исламисты для мусульманского мира – стратегической помехой, опошляющей настоящее содержание, имеющее важное значение для человеческого развития. Действительно ли сегодня попадание на правильную страницу в Фейсбуке означает автоматическое попадание на надлежащую страницу истории?

Давайте поговорим «Сирии»-озно: каков контррассказ?

Театр БВСА обладает одним из самых пленительных расположений в мире. Он представляет собой (вместе с Балканами-Кавказом) единственный наземный коридор, который соединяет три континента. Там находится более половины всех доказанных нефтегазовых резервов (56% - нефти 48% - газа). К тому же, страны Персидского залива и Ливия могут похвастаться низкой стоимостью добычи нефти благодаря ее «чистоте», что упрощает и удешевляет процесс обработки. Плюс эти нефте-экспортеры находятся в непосредственной близости от теплых морей, что делает зарубежные отправки быстрее и дешевле. В итоге стоимость сырой нефти для Ливии и стран Персидского залива – ниже 5 долларов, для стран ОПЕК ниже 10 долларов, в то время как США, Россия, Норвегия, Канада и многие другие, согласно МЭА, вынуждены терпеть стоимость производства в несколько десятков долларов за баррель.

Поэтому для внешних сил крайне необходимо доминировать в таком центральном гео-экономическом и геополитическом театр, удерживая его центр слабым (например, предотвращая любую эмансипацию, которая может прийти с внутренней социо-политической модернизацией).

Соревнование в театре БВСА, имеющее долгую историю внешнего влияния и господства, - жестокое, сложное и непредсказуемое. Регион преимущественно населен суннитскими мусульманами. С его плотностью населения и демографическим ростом, опережающим экономический – молодая срединная популяция (23-27 лет) состоит в основном из юных, безработных, но социально активных и часто жестоких мужчин. Политическая радикализация (помимо эксплуатации Шиито-Суннитского и Мусульманско-Еврейского антагонизма) самый удобный инструмент контроля, который призван сохранять правящие круги слабыми или даже нетрудоспособными.

Неудивительно, что каждая суннитская страна светско республиканского типа, где внешние силы решили выступить посредниками в политическом урегулировании (часто идя на компромисс с собственным суверенитетом и территориальной целостностью), окутана в постоянную нестабильность и тем самым парализована. До сих пор, не была тронута ни одна монархия (во всяком случае, существенно). Босния (около 20 лет назад), потом Косово, Афганистан, Ирак и Ливия, пост-«Весенние» Египет, Тунис, Йемен, неуправляемые Мали, Южный Судан и юг Алжира, революционный на почве политического убийства Тунис и настроенный против Мурси Каир – в центре неблагополучное и нерешительное правительство.

В конце концов большинство наблюдателей согласится, что пока так называемая Арабская Весна не выходила за рамки арабского мира, она была далека от пан-арабизма и больше напоминала серию спонтанных социальных восстаний, чем какой-то направленный процесс. Создать что-то неожиданно воспламеняемое по всему арабскому миру, избегая пан-арабизма, а также каких-либо структурных социо-экономических реформ и политической эмансипации, возможно только поджегши факел исламизма. Как могла сработать демократия в БВСА, где люди верны сектам (кланам или этническим группам)? Эта дилемма относится не только к демократии, но и к вопросу секуляризма – одно предполагает другое – со времен французской революции. В этой или любой другой части развивающегося мира, если демократия и появляется без секуляризма, она все равно не сможет нормально функционировать. И лучшее этому доказательство – современное состояние Арабской весны, задевшей страны БВСА и Совет сотрудничества стран залива.

Сейчас кажется, что эйфорически прославленные «Революции Фейсбука» по всей БВСА были скорее стратегическим отвлекающим маневром. Таким образом, удивительно ли, что универсальное право на самоопределение сводится к праву на интернет-свободу, а многие фундаментальные человеческие права спрессовываются как zip-файл, рассылаются по электронной почте и доверяются парочке всемогущих, корыстных и эгоистичных акторов «одностороннего глобализма/эгоизма»: приватным IT-корпорациям и спецслужбам?

На данный момент сокращение американского физического присутствие в Афганистане, его ограничение в Пакистане, пострадавшее массивное расширение на юго-западном фланге евразийского континента, а также недавний выход армии США из Ирака расцениваются Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (а также Францией, Англией, Израилем и Турцией), как опасное раскрытие соседнему Ирану, а также России и Китаю. И сейчас расплачивается за это Сирия: мульти культурная страна может закончить полностью сгоревшей, создавая вакуум безопасности в сердце БВСА. Или, используя слова разочарования французского дипломата, с которым я недавно разговаривал в Бельгии: «Придется делигитимировать сирийское правительство и свергнуть Асада, чтобы убедить Израиль не бомбить Иран…»

«Западные национальные интересы больше не определяют моральный и политический импульс мирового сообщества… Каким бы ни был исход, сирийская агония подчеркнула дальнейшее необратимое ослабление доминирования Запада…», - заявляет бывший министр иностранных дел Индии Джасвант Сингх.

Возможно, Запад действительно стал слишком слаб, чтобы что-то создавать, но он определенно остается достаточно сильным, чтобы дестабилизировать избранные политические периферии.

Признание «Группой друзей Сирии» сирийской оппозиции означает также, что Турция теперь практически находится с Сирией в состоянии войны. Здесь мне хотелось бы быть одновременно и просветителем, и пророком: падение Асада спустит курок на распаде Сирии. Это также приведет к формальной федерализации Ирака, в отчаянном порыве избежать полного распада, и серьезному кризису в Ливии и Иордании. Краткосрочным победителем должен стать Израиль и Совет сотрудничества стран Залива. Тем не менее, в долгосрочной перспективе, это будут курды и шииты.

Провозглашения курдской республики правительство Эрдогана (а также Ирака) не переживет, так как оно нажило уже достаточно врагов и дома и в ближайшем соседстве. Следовательно, не учитывая рассредоточенных и напуганных христиан стран БВСА, сунниты – точно будут долгосрочными лузерами.

Возможно (если не, скорее всего) эпилог

Тем не менее, пока какофония противоречий работает на самоустранение Евросоюза из этого региона, Турция пытается снова туда попасть. Нынешнее, так называемое, нео-оттоманистское правительство направляет свою страну прямо в центр торгов между США и Россией. И премьер-министр Эрдоган хочет установить свой ритм развития этого треугольника.

После Арабской весны ни Россия не сможет эффективно поддерживать свое присутствие на Ближнем Востоке, основываясь на светских пан-арабистких, республиканских и анти-исламских идеях, ни США политически и морально обосновать свое отступление от абсолютных монархий под натиском отсталого и репрессивного ваххабизма. Анкара пытается эффективно сублимировать и то, и то, представляя себя привлекательной моделью будущего Ближнего Востока: достаточно и светской республиканской современности, и традиционного, толерантного, освобожденного Ислама. Босфор просыпается как эмпирическое доказательство, что ислам и современность идут рука об руку. Это, практически, последняя европейская нация, в которой до сих пор и демографический, и экономический рост.

К тому же, пока что республика Ататюрка самая успешная мусульманская страна в мире: она опиралась в своем развитии не на экспорт нефти или других сырьевых товаров, а на социо-экономическом секторе и крепких демографических институтах. И с этим сложно спорить не только России, но и в первую очередь ненадежным режимам Саудитов (и других стран Совета сотрудничества стран Залива), чье искрящееся настоящее и невероятное будущее зависит от экспорта нефти. Неудивительно, что на поле идеологического сражения, эти две воюющие стороны будут доминировать на Ближнем Востоке, который сейчас пережил очередной раунд бед. Последствия отразятся не только на арабском, но и на всем сунни-мусульманском мире.

Анкара настаивает на том, что продвигаемый Саудитами ислам – токсичная, сепаратистская, ваххабитская идеология, которая сдерживает мусульман, мешает их социо-экономическому и политическому развитию и держит их в состоянии перманентного столкновения с остальным миром. В то время как Турция продвигает ислам с вековой историей успеха – не идеологию вооружения, а «Модус Вивенди», который дает дорогу прогрессу и принимает всех (включая не мусульман).

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив