Первая часть.

Таблица 4

Аграрные программы крупнейших политических партий

Российской империи

Партии

Программа-минимум

Программа-максимум

Кадеты

Спектр взглядов: от полной национализации земель до конфискации с выкупом некоторых помещичьих земель

Эсеры

Социализация сельскохозяйственных земель

Социализация сельскохозяйствен-ного производства

Большевики

Национализация, или государственная собственность

Коммунистическая (общая) собственность

Меньшевики

Муниципализация, или местный контроль

Коммунистическая (общая) собственность

Октябристы

Почти полностью совпадала(и) со столыпинской аграрной политикой (либо уже осуществленной, либо еще планировавшейся)

Националисты

Защитники неприкосновенности частной собственности

Комментарии к таблице 4

Основной проблемой, которая ожидала своего решения в полуфеодальной стране, было сельское хозяйство. Решение этой проблемы было необходимо, чтобы покончить с относительной отсталостью России.

Именно поэтому аграрные программы политических партий Российской империи позднего периода обсуждаются здесь первыми. Программы эти базировались на следующих трех фактах .

Во-первых , на том, что в то время как средний размер помещичьей земли был равен 2,300 десятинам, средний крестьянский надел составлял только 7 десятин.

Во-вторых , на том, что крестьянское хозяйство отличалось от помещичьего хозяйства не только количественно, но также и качественно. Иными словами, в то время как помещик был владельцем земли, крестьянин лишь ее пользователем.

Наконец, в-третьих , на том, что крестьянское хозяйство страны было глубоко дифференцировано и что после 1861 г. эта дифференциация становилась все большей.

Аграрные программы политических партий должны были ответить на эти три проблемы. Как показывает таблица 4, каждая партия составила аграрную программу в соответствии с пожеланиями и ожиданиями своих членов и сочувствующих.

Кадеты

У этого «мозга» нации (но, прежде всего, конечно, ее привилегированных социальных групп) не было определенного и прямого ответа на аграрные проблемы, стоявшие перед имперской Россией позднего периода. Верная своей интеллектуальной природе, эта партия меньше всего интересовалась непосредственными материальными (то есть социально-экономическими) и в больше степени опосредованно абстрактными (то есть политическими) вопросами дня.

Эсеры

В то время как кадеты считали себя «мозговым центром» всего населения России, на эсеров смотрели как на «интеллигентную партию», выражавшую интересы крестьянства. Но, поскольку крестьянство было важнейшим источником нарождавшегося российского промышленного пролетариата, эсеры считали, что представляют интересы также также и последнего. А так как крестьянство в своем большинстве было неграмотно и отстало, то эсеры пытались решить аграрную проблему (впрочем, как и другие проблемы), прежде всего, благодаря рабочим и интеллигенции.

Эсеры хотели разрешить аграрную проблему России следующим путем. В программе-минимум они предлагали: уничтожение частной собственности на землю путем конфискации земель помещиков, купцов, монастырей и других; количественное увеличение и уравнение земельных наделов отдельных крестьянских хозяйств и создание на их основе крестьянских общин (социализация земли), - и все это таким образом, чтобы только те, кто трудится на земле, имел право использовать ее для своих нужд.

Такая аграрная программа-минимум была реалистичной в том смысле, что она отвечала требованиям значительной части крестьянства.

Поскольку ряды эсеров пополнялись полурабочими-полукрестьянами, совместно работавшими на капиталистических фабриках и заводах, и интеллигентами, в своей программе-максимум, они (эсеры), выражая негодование разрушительным влиянием капитализма на российскую деревенскую общину (мир), желали идти дальше своей программы-максимум.

Уничтожив частную собственность на землю, они (эсеры) хотели уничтожить и частное сельскохозяйственное производство и, в конечном счете, заменить его совместным сельскохозяйственным производством (социализация сельскохозяйственного производства) . С точки зрения эсеров, это был единственый путь для спасения крестьянской общины.

Но такое требование эсеров в их программе-максимум было совсем не то, к чему стремилось крестьянство. В переходных условиях социального дифференцирования крестьяне были нацелены на движение наверх по социальной лестнице: бедные крестьяне, чтобы стать средними; средние, чтобы стать зажиточными; зажиточные, чтобы стать богатыми. Естественно, что в такой психологической атмосфере не было никакой гарантии, что когда-либо эта эгоистичная капиталистическая борьба остановится, чтобы дать дорогу кооперативному духу социалистической солидарности.

Таким образом, аграрная программа-максимум партии, в которой доминировали полурабочие-полукрестьяне и интеллигенты, не могла быть принята крестьянством и оставалась эсеровской утопией.

Большевики и меньшевики

Аграрная программа-максимум большевиков и меньшевиков мало отличалась от соответствующей эсеровской программы. Каждая из трех партий, будучи в значительной степени составлена из рабочих и интеллигентов, подчеркивала коммунальный, совместный («социалистический», «коммунистический») характер будущего сельскохозяйственного производства на общественной земле.

В то время как центральный постулат общественной земли (землею могут пользоваться только те, кто ее обрабатывает) входил в программу-минимум как большевиков, так и меньшевиков, на вопрос о собственности на землю каждая из этих партий отвечала по-разному.

Большевики в своей аграрной программе-минимум проектировали национализацию, т.е. государственную земельную собственность. Этот их план соответствовал социальной структуре членов партии большевиков, которая была менее интеллигентной, более рабочей, чем партия меньшевиков.

Вследствие этого, рабочие, вчерашние крестьяне, несмотря на то, что они добровольно становились членами большевистской партии, тем не менее, не могли чувствовать себя достаточно интеллектуально подкованными, чтобы иметь свои собственные мнения по вопросам теории и, следовательно, во многом полагались на большевистскую интеллигенцию.

Это находило свое выражение в строго иерархической и закрытой организационной структуре большевистской партии и в аграрной программе-минимум этой партии: централизованное (государственное) владение землей в пределах всей страны.

Партия меньшевиков, с другой стороны, как преимущественно партия интеллектуально более развитых рабочих не нуждалась (внутри себя) ни в теоретическом, ни в интеллектуальном поводыре. Такая партия, большинство которой чувствовало себя интеллектуально развитыми, не нуждалось во внутренней иерархической дисциплине. Поэтому понятна настроенность членов меншевистской партии на осуществление децентрализованной (муниципальной, местной) земельной собственности.

Октябристы и националисты

Практически нечего добавить к тому, что таблица 4 говорит об аграрных программах этих двух политических партий, представлявших привилегированные, богатые классы поздней императорской России. Ибо у этих партий не было ни программы-минимум, ни программы-максимум.

В аграрном вопросе их различия состояли в следующем: в то время как националисты считали, что отношения собственности в сельском хозяйстве России, позволявшие им наслаждаться комфортабельной жизнью, совсем не нуждались или мало нуждались в каких-либо улучшениях, октябристы (как и кадеты) в своей аграрной программе допускали возможность затронуть и ущемить интересы дворянства, но лишь в исключительном случае.

Как бы там ни было, и октябристы, и националисты, очевидно, полагали, что их образ жизни будет длиться вечно.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив