Отправной точкой мирового финансового кризиса принято считать «лопнувший пузырь» американской ипотеки. Разорение ипотечных компаний повлекло за собой проблемы банковского сектора, в котором скопилась критическая масса ипотечных активов. К осени 2008 года появились три категории компаний, пострадавших от «американской традиции жить в долг»: девелоперы, ритейлеры и автопром.

В результаты, уже в августе 2007 года мировая финансовая система начала испытывать дефицит ликвидности. В свою очередь, это послужило нарастанию массовой истерии по поводу уже глобального финансового кризиса. Это официальная версия, поддерживаемая в первую очередь США, которая все объясняет.

Вместе с тем, в этой версии существует множество спорных и неясных моментов. Так, в прессе высказываются мнения, что современный мировой кризис – явление управляемое и заранее спланированное, то есть, по сути это – классический пример специальной операции. На это заключение наталкивает ряд совпадений, одним из которых является президентские выборы в США, завершившиеся победой демократов, война в Южной Осетии и начало глобальной катастрофы мировой финансовой системы. Между этими событиями действительно есть связь. Так, война в Южной Осетии, начатая по сигналу Белого дома, была очень ловко использована республиканцами для стремительного взлета популярности Маккейна, сразу занявшего непримиримую позицию по отношению к России и ставшего в глазах американцев единственным защитником свободы и демократии против русской угрозы. В свою очередь, демократы ответили своим соперникам критикой их гибельного для страны экономического курса, наглядной иллюстрацией которого стал неожиданно разразившийся сначала национальный, а потом и мировой финансовый кризис. Демократы, как известно, поставили его в вину республиканцам и победили, развернув вокруг кризиса такую истерию, под впечатлением от которой новая русская угроза была моментально забыта.

Действительно, сценарий развертывания мирового финансового кризиса удивительно точно напоминает схемы других специальных психологических операций, проводимых США во внешнеполитической сфере: например, компанию по мобилизацию международного сообщества на борьбу с международным терроризмом или… с атипичной пневмонией (… птичьим гриппом, свиным гриппом, и т.д.). И в том, и в другом случае угроза от глобального бедствия направлена не на страну или силы, защищающие ее от внешней опасности - армию, полицию, спецназ, а на каждого жителя этой страны персонально и напрямую: как международный террорист, так и вирус атипичной пневмонии может прийти к вам домой в любой момент, и никто вас не защитит от этой угрозы. От осознания своей беззащитности и одиночества перед угрозой своей жизни обыватель пускается в панику, которой потом умело пользуются, формируя из населения политическую толпу и манипулируя ей. В компании по формированию мифа о глобальном финансовом кризисе также присутствует эта персональная угроза жизни каждого: вспомните многочисленные репортажи о массовых самоубийствах в простых американских семьях, с наступлением кризиса оказавшихся в долговой яме.

Как известно, компания по формированию образа международного терроризма была необходима администрации США, чтобы войти в Ирак и Афганистан, взять под контроль ближневосточную нефть (что когда то не удалось Роммелю) и обеспечить плацдарм для возможной военной операции против Ирана. Это понятно: Иран – наиболее удачный плацдарм в случае осложнения отношений с Китаем, который в 2017 году заканчивает комплексное перевооружение своей Народно-освободительной армии. Также становится понятно, почему после установления контроля над Ираком и Афганистаном весь миф о глобальной угрозе международного терроризма куда то исчез с экранов телевизоров и СМИ, и никто уже не беспокоится о судьбе и здоровье Бен Ладана и месте его ПМЖ.

Точно также и с атипичной пневмонией: эта психологическая операция была необходима для того, чтобы отвлечь внимание американской и мировой общественности от неудач союзных войск в Ираке, в районе Басры. Между тем, как только американцы штыками своих британских союзников расчистили пространство вокруг Басры и заняли город, эпидемия атипичной пневмонии сразу пошла на спад.

Проведя эти несложные сравнения, остается лишь задаться вопросом: если мировой финансовый кризис – специальная операция США, то какие цели она преследует? Ответ на этот вопрос может лежать в том, как именно изменилась банковская система США под влиянием кризиса.

В результате прихода кризиса в США разорилось значительное количество мелких и средних банков, многие из которых нашли спасение в слиянии с более крупными банками, то есть – дав им себя поглотить. Однако, три крупнейших и наиболее влиятельных банка США – Морган Стэнли, Сити Банк и Голден Сакс – не только не утратили своих позиций, но и увеличили свой капитал, с одной стороны, получив основную часть государственной поддержки, с другой стороны – получив возможность на эти средства скупить (поглотить) основную массу банков помельче. В результате 95% свободного финансового капитала США оказалась под контролем трех центров управления, а они, в свою очередь, - в распоряжении администрации Белого дома. Таким образом, результатом кризиса стала небывалая концентрация национальных финансовых ресурсов в руках одной группы лиц – президента США и выдвинувшего его политического клана, что очень напоминает мобилизацию ресурсов перед большой войной. В истории такое случалось уже не раз, - в ХХ веке, перед обеими мировыми войнами. Финансовый кризис, способный в одночасье погрузить внешне стабильную финансовую систему в состояние управляемого хаоса и провести под прикрытием искусно инсценированной истерии передел сфер влияния, представляется наилучшим и надежно отработанным инструментом для достижения указанных целей. Означает ли это, что США готовятся к новой глобальной войне? Трудно ответить на этот вопрос утвердительно, но в условиях нарастающей сегодня нестабильности в международных отношениях и разрушения ялтинской системы вряд ли следует исключать и такую возможность.

Какие же последствия глобальной катастрофы – мирового финансового кризиса – ожидают нас в будущем? Как любая специальная операция, и как любая истерия вообще, мировой финансовый кризис не будет длиться вечно – он скорее всего окончится также внезапно, как и начался: если цели специальной операции достигнуты, незачем, с точки зрения практичных англосаксов, тратить деньги на раздувание отработавшего свое политического мифа.

Часто при прогнозировании последствий мирового финансового кризиса по отношению к России, ее политическому и экономическому положению в мире, высказываются три варианта событий: оптимистичный, умеренно-пессимистичный и пессимистичный настолько, что дальше некуда.

Все, видимо, намного проще. В экономической сфере наметившийся рост цен на энергоносители спасет страну от всего, что ей обещают: пока не иссякло сырье и на него есть спрос, вряд ли стоит говорить об угрозе катастрофы. Разговоры же об инновационной экономике имеют все шансы сойти на нет, как только нефть перейдет очередной ценовой рубеж. Страна возвращается к докризисной форме экономики, только – с другими правилами игры.

Что же касается США, то вероятно основная цель специальной операции по организации мирового финансового кризиса – это строительство новой концепции миропорядка и международной безопасности, которая должна прийти на смену сознательно демонтируемой американцами ялтинской системе. США не без оснований полагают, что этот новый миропорядок, основанный, вероятно, на американоцентризме, Мир может и не принять, если он не будет подкреплен силой. Не исключено, что именно в этих целях и происходит небывалая мобилизация общенациональных финансовых ресурсов в одних руках. 


Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив