Импорт демократии и экспорт революции

19 июнь 2012
Автор:
Что же представляет собой демократия, которую с таким усердием навязывают России извне: власть народа, власть толпы, что-то вообще к власти народа не имеющее никакого отношения, благо это для государства импортера или потеря независимости и суверенитета?

Термин «народ» в толковом словаре Ожегова трактуется как население государства, иначе его жители, «толпа» – скопление жителей, в уничижительном варианте - безликая масса людей в ее противопоставлении выдающимся личностям. В России ещё со времен возникновения революционного движения и по ныне, термин «народ» больше употреблялся применительно к низшим, с точки зрения революционеров, социальным слоям общества: крестьянам и рабочим. Низкая грамотность, примитивные желания и далее в таком же духе. То есть к тем, кто действительно трудился и трудится от зари до зари, обеспечивая довольно приличное существования остальным слоям общества. Употреблялся термин всегда именно в уничижительном смысле, изначально отделяя народ от других элементов общества, тех, кто, по сути, работать-то в общественном смысле этого слова не умеет. Элементы общества, располагающиеся на социальной лестнице чуть ниже революционеров, но значительно выше рабочих и крестьян, с легкой рук классика русской литературы окрестили себя интеллигенцией и наделили себя правом вещать от имени этого самого народа.

О том, что расслоение общества по каким-то либо признакам: богатству, положению в обществе и тому подобное – историческая закономерность, учили ещё отец всех революционеров – Карл Маркс и его соратник – Фридрих Энгельс. Каждому общественному строю во всей истории человечества действительно соответствовало свое социальное и имущественное неравенство. Неравенство всегда было, есть и будет. С развитием цивилизации, к счастью, исчезло социальное неравенство по праву рождения. По крайней мере, очень хочется в это верить. Именно расслоение общества и служит «планктоном» для борцов за справедливость, прирожденных революционеров. И не только планктоном, а генератором для тезисов, резолюций и всякой прочей атрибутики, сопутствующей революционной деятельности.

Вдалбливание в головы народа непременного желание перейти из низшего слоя куда-нибудь повыше, то есть повысить свой социальный статус – самый что ни на есть единственный и реальный признак революционной ситуации.

Общественные строи менялись, революционным или мирным путем, неравенство не исчезало, просто трансформировалось, перетекало из одного социального слоя в другой. Социальное равенство – скорее утопия, нежели историческая закономерность. Поэтому человечество обречено тащить за собой вечно пополняемые ряды борцов за светлое будущее. Борцы искренне верят в свою исключительность и не испытывают никакого желания производить какие-то ценности (читайте Маркса) на благо общества. Делать они ничего не умеют и не хотят. Но как поддерживать свой имидж незаурядной личности? Так рождаются революционеры. И первая мысль рожденного революционера: как помочь своему «обиженному и угнетенному» народу обрести справедливость ещё в этой жизни: чего только от безделья на ум не придет. Главная задача революционера – внушить народу мысль о его нелегкой доле и превратить в безликую толпу, крушащую всё на своем пути в светлое будущее. Что путь слишком труден и тернист, об этом толпе знать необязательно. По закону жанра, крушить всё будет та самая науськанная толпа. В случае успеха делить будет уже нечего: надо будет страну от разрухи восстанавливать – это уже участь народа. Толпа в результате борьбы за справедливость постепенно превращается в народ – это для мотивации. «Прослойка», не вмешиваясь в бойню, своей революционной прозой, поэзией и тому подобное, создает дополнительную мотивацию толпе для успешного преодоления всяких неприятностей на пути к светлому будущему. Революционеры – руководящее и направляющее звено в цепочке революционного процесса, который обеспечивает им приличное существование в настоящем с ещё большей перспективой на будущее.

В революционном процессе у каждого социального слоя общества своя роль, но ни в одной стране этот процесс ни самой стране, ни населяющему её народу, ничего, кроме страданий не принес.

Таков, возможно несколько примитивный, сценарий всех революций. И никто никогда, ни при какой власти, ни в каком государстве от этого процесса не застрахован. Такого огромного опыта по рождению революционеров, проведения революций и ликвидации их последствий ни у кого в мире, кроме России, нет. Давайте меняться: они нам своё жалкое подобие демократии, а мы им свои революции вместе с революционерами-бездельниками и социальной прослойкой с их вековой традицией бравировать своим социальным происхождением. Тем более что, отмежевываясь от народа, они как бы себя к населению страны и не относят. Пока «демократы» разберутся, что к чему, века пройдут. России именно это и надо: годы покоя.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив