Стратегический обман – как инструмент внешней политики США

13 март 2013
В 2010 г. США дали весьма серьезный повод для настороженного отношения к их стратегической коммуникации.

В своем, не получившем тогда широкой огласке отчете за январь 2010 г., Научный совет Министерства обороны представил рекомендации по созданию учреждения, деятельность которого будет направлена на разработку «стратегических обманных действий»(дословно «strategic deception») в отношении противников США. «В частности, мы рекомендуем Министру [обороны] дать задание как заместителям Министра обороны по военно-политическим вопросам и вопросам разведки, так и Объединенному комитету начальников штабов, осуществляющему совместную работу с администрацией Директора Национальной разведки, – создать группу экспертов для определения направления действий и продвижения к созданию официального учреждения, разрабатывающего стратегию обмана. После завершения начальных работ все межведомственные отделы должны принимать участие в выполнении данного задания». В отчете также сообщается: «Стратегические обманные действия в прошлом приносили США значительные преимущества, которые находили свое отражение в боевом и тактическом успехе», – и далее: «Успешно осуществленные обманные действия минимизируют риск уязвимости США, так как создаются условия для создания эффекта неожиданности для противника».

Тем не менее, США не могут ждать начала войны с тем или другим государством для того, чтобы положить начало осуществлению стратегических обманных действий. «Обман не может принести успех во время войны без создания теории и доктрины в мирное время», – заявил Научный совет Министерства обороны. «Для того, чтобы смягчить последствия обманных действий либо обеспечить эффект неожиданности, Соединенные Штаты должны [начать] их планирование и действовать до наступления необходимости осуществления военных операций».

Эти действия требуют не только «знания культуры противника, его устойчивых верований, процесса сбора информации и цикла принятия решений, но также разумности его оперативной и тактической доктрин», – разъясняет Научный совет Министерства обороны. Обманные действия также «зависят… от строгого контроля над информацией, работы агентов (и двойных агентов), а также создания легенды, которая будет принята противником за правду». «Подобные действия не могут быть спланированы в условиях импровизации либо при свободной коалиции существующих агентств. Научный совет Министерства обороны заявляет в своем отчете, что «для достижения эффективности, необходимо создание постоянного агентства с сильной профессиональной разведкой и оперативной экспертизой».

12 июля 2011 г. известный специалист в области стратегической коммуникации из научно-исследовательской корпорации РЭНД (RAND Corporation) и преподаватель в докторантуре РЭНД Фредерика С. Парди, Кристофер Пол, в своих показаниях подкомитету по вопросам возникающих угроз и возможностей Комитета палаты представителей по делам ВС США заявил применимо следующее. В случае если мы используем «черные» информационные возможности (и я признаю, что в пользу этого имеются убедительные аргументы), их необходимо устранить и изъять из других источников информации и средств связи. Невозможно использовать одни и те же организации и персонал для предоставления верной и ложной информации.

Необходимо поддерживать канал связи или отношения между лицами, осуществляющими обманные и манипуляционные действия, и остальной информационной общественностью во избежание конфликтов и в целях согласования деятельности, но соблюдать осторожность при хранении «черной» информации. Защита штатных каналов связи от подозрений во лжи как внутри организаций, так и за их пределами, увеличит степень доверия и упростит координирование и интеграцию.

 

Продолжение статьи читайте в журнале "Мир и Политика" №10 (73) Октябрь 2012 г.

Pawinee 21 сентября 2015 19:07 цитировать
Your answer lifts the iniecltgenle of the debate.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив