Средства массовой информации и государственная информационная политика в современной России: нормативные основания и практика

18 июнь 2012
Политико-правовую основу деятельности средств массовой информации (СМИ) – специальных институтов и организационных структур, создаваемых для сбора, обработки и распространения информации посредством специальных технических средств в массовом масштабе – в современной России составляют Конституция РФ, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, Доктрина информационной безопасности, федеральные законы «О средствах массовой информации», «О печати», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», другие акты федерального законодательства. 

Эти документы так или иначе фиксируют основные приоритеты государственной информационной политики.

В частности, согласно п. 4 ст. 29 Конституции РФ, «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Другое положение Конституции РФ закрепляет право на получение информации: «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления» (ст. 33). В свою очередь, «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом» (п. 2 ст. 24).

Следующим конституционным принципом деятельности в информационной сфере, наряду с правом на информацию, является свобода мысли и творчества. В п. 1 ст. 29, пп. 1 и 2 ст. 44 Конституции РФ гарантируются свобода мысли и слова, литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, право на доступ к учреждениям культуры и культурным ценностям.

В то же время деятельность в информационной сфере, согласно Конституции РФ, имеет определенные ограничения. Так, право на информацию ограничивается в том случае, если это необходимо для защиты основ конституционного строя, обеспечения обороноспособности и безопасности страны, прав и законных интересов граждан. Согласно п. 2 ст. 29, не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. В п. 4 той же статьи устанавливается механизм регулирования вопросов, связанных с государственной тайной.

Как гласит ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ч. 1 ст. 24 не допускает сбор, хранение и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, а ч. 3 ст. 29 – принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Ст. 42 устанавливает право граждан на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды.

Подавляющее большинство нормативно-правовых актов развивают соответствующие положения Конституции РФ, так или иначе фиксирующие основные приоритеты информационной политики государства.

В частности, согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., информационная сфера названа одной из сфер обеспечения национальной безопасности наряду с внутриполитической, экономической, социальной, науки и образования, международной, духовной, военной, оборонно-промышленной и экологической сферами, а также сферой общественной безопасности. Угрозы информационной безопасности в ходе реализации Стратегии предполагается предотвращать за счет совершенствования безопасности функционирования информационных и телекоммуникационных систем критически важных объектов инфраструктуры и объектов повышенной опасности в Российской Федерации, повышения уровня защищенности корпоративных и индивидуальных информационных систем, создания единой системы информационно-телекоммуникационной поддержки нужд системы обеспечения национальной безопасности.

В Доктрине информационной безопасности РФ, так или иначе развивающей Стратегию национальной безопасности применительно к информационной сфере, проводится мысль о том, что интересы личности в этой сфере заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность. Интересы общества в информационной сфере заключаются в обеспечении интересов личности в этой сфере, упрочении демократии, создании правового социального государства, достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России. Интересы государства в информационной сфере заключаются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

Ст. 3 Закона РФ «О средствах массовой информации» подчеркиваетнедопустимость цензуры: «Цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, – не допускается». В ст. 4 Закона предусматриваются меры по предотвращению злоупотреблений свободой массовой информации. В частности, не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, осуществление экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Кроме того, Закон запрещает использование в теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальных средствам массовой информации, скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье. Также запрещаются распространение в средствах массовой информации и компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, а также распространение иной информации, запрещенной федеральным законодательством.

Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в ст. 9 устанавливает, что ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Защита информации, составляющей государственную тайну, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной тайне. Федеральными законами устанавливаются условия отнесения информации к сведениям, составляющим коммерческую тайну, служебную тайну и иную тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также ответственность за ее разглашение. Информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности (профессиональная тайна), подлежит защите в случаях, если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации. Информация, составляющая профессиональную тайну, может быть предоставлена третьим лицам в соответствии с федеральными законами и (или) по решению суда. Срок исполнения обязанностей по соблюдению конфиденциальности информации, составляющей профессиональную тайну, может быть ограничен только с согласия гражданина (физического лица), предоставившего такую информацию о себе. Запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами. Порядок доступа к персональным данным граждан (физических лиц) устанавливается федеральным законом о персональных данных.

Вместе с тем, в российском законодательстве имеются и определенные пробелы, восполнение которых является весьма актуальной задачей. В частности, в ходе обсуждения проблемы защиты информации, ограничения доступа к ней и т.п., нередко упускается из вида такая проблема, как защита от информации самого гражданина. Через печатные и электронные СМИ могут быть использованы достаточно простые средства неосознаваемого внушения, которые способны не просто нанести определенный морально-психологический ущерб индивиду, но и разрушить личность как таковую. Однако в России вопросы контроля за манипулятивными действиями СМИ пока не регламентированы никаким законом, отсутствует какая-либо государственная или общественная структура, способная сглаживать остроту данной проблемы. Другой пример пробела в законодательстве являет собой Интернет, уже давно превратившийся в мощнейший информационно-политический ресурс, обладающий гораздо большей оперативностью и емкостью по сравнению с другими СМИ.

В то же время необходимо отдавать себе отчет в том, что одного только государственного и общественного контроля за деятельностью СМИ явно не достаточно. Это связано с тем, что законотворческая деятельность носит преимущественно реактивный характер в плане отражения объективных процессов, происходящих в социуме. Как правило, любые законотворческие инициативы государственных или общественных структур являются реакцией на уже свершившееся событие, на уже происходящие сдвиги и трансформации. Да и вряд ли реакцию общества, в отношении которого реализовано мощное информационно-психологическое воздействие, можно однозначно считать своевременной, адекватной и эффективной. В этой связи существенно возрастает роль образования и воспитания, взращивания морально-нравственных устоев, политико-социализирующей функции общественных и государственных институтов.

Вообще, важнейшей предпосылкой к становлению и развитию системы СМИ в современной России явились процессы перестройки, демократизации и гласности, результаты которых нашли свое отражение в том числе в принятии соответствующего законодательства о СМИ сначала в СССР (1990 г.), а затем и в России (1991 г.). До этого, в условиях функционирования административно-командной системы и политико-идеологической монополии коммунистической партии, система свободных и независимых СМИ как таковая отсутствовала.

Начало 1990-х гг. многими исследователями называется «золотым веком»российских масс-медиа. В этот период периодические издания переживают пик своей популярности и роста тиражей. На телевидении появляются первые программы в прямом эфире, которые сразу же завоевывают авторитет аудитории («Взгляд» с В. Листьевым, А. Любимовым и А. Политковским; «600» секунд с А. Невзоровым). Начинается первая волна приватизации СМИ, когда при содействии властей некоторые издания получают в собственность или долгосрочную аренду на льготных условиях помещения и оборудование. Во взаимоотношениях власти и СМИ (за исключением ряда ультраконсервативных изданий) наступает этап полного взаимопонимания и сотрудничества: разделяя и отражая общественный подъем реформаторского периода конца 1980-х – начала 1990-х гг., они становятся естественными союзниками новой политической элиты России во главе с Б.Н. Ельциным, единственной опорой власти в условиях непрекращающейся политической борьбы и краха прежних социально-политических институтов и структур. Появляются и активно развиваются новые издания, радиостанции и телеканалы, которые широко используют модели и форматы зарубежной, прежде всего, западной журналистики: пытаются отделить информацию от комментария, внедряют проблемно-тематический принцип компоновки номеров газет и выпусков передач, переходят на вещание в прямом эфире.

Следующий период в развитии отечественных СМИ был связан, с одной стороны, с противостоянием двух ветвей власти, закончившимся принятием новой Конституции РФ 12 декабря 1993 г. и формированием новой государственной системы, а с другой стороны, с появлением экономических проблем, обусловленных в том числе издержками радикального реформирования. Уже в самом начале 1992 г. впервые обозначилось отчетливое различие в развитии центральной и региональной прессы, которое в дальнейшем будет усиливаться. В то время как в столице происходит разделение прессы на три общественно-политических лагеря – «демократический» («Известия», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец»), «оппозиционный» («Правда», «Советская Россия») и «нейтральный» («Независимая газета», «Коммерсантъ»), региональная пресса, за исключением коммунистических и националистических изданий, удаляется от политики, занимает позицию зрителя, а не участника политических баталий. Кроме того, к концу 1992 г. даже наиболее солидные издания начинают нести крупные убытки, и выход газет удается сохранить лишь благодаря выделению правительственной субсидии на погашение долгов. Вследствие монополии почтовых служб дорожает доставка газет, что, однако, способствует укреплению позиции региональных изданий. Начинает сказываться и близость провинциальной печати к реальным проблемам и нуждам своего потребителя, несовместимым с абстрактной политической риторикой тех лет. Значительное сокращение тиражей центральных изданий приводит к фрагментации аудитории всероссийских изданий и падению их влияния. Единство информационного пространства страны начинает все в большей степени обеспечиваться телевидением.

В период с конца 1993 г. по середину 1995 г. в развитии отечественных СМИ характеризовался относительной политической стабилизацией, происходившей на фоне продолжавшегося падения уровня социально-экономического развития. Рынок массовых СМИ практически не расширялся, тиражи продолжали падать у всех изданий, за исключением лишь незначительного числа издательских компаний (прежде всего, специализировавшихся на деловых изданиях, «глянцевых» журналах для потребителей с высокими доходами и т.д.). Также в описываемый период развиваются процессы концентрации СМИ, происходит появление и закрепление на рынке первых медиамагнатов (В. Гусинского и группы «Мост», В. Яковлева и издательского дома «Коммерсантъ»). В это время отечественные СМИ демонстрируют способность занимать самостоятельную позицию, даже если она противоречит официальной (например, освещение боевых действий в Чечне).

С середины 1995 г. начинается возвращение политизированного капитала, активизированного приближающимся общефедеральным электоральным циклом – парламентскими и президентскими выборами. В этот период создается и начинает функционировать ОРТ, оказавшееся составной частью медиа-холдинга Б. Березовского, который был сформирован благодаря мандату президентской семьи на создание благоприятного информационного контекста для президентских выборов. Новые медиа-холдинги одновременно выражают интересы новых собственников в стабилизации положения в стране и предлагают партии власти коммуникационные каналы в обмен на допуск к распределению государственной собственности в ходе приватизации. Все эти обстоятельства делают ставку на инвестиции в масс-медиа стратегически правильным решением. В ходе президентских выборов основные СМИ практически единодушно поддерживают Б. Ельцина и добровольно становятся инструментом манипуляции общественным мнением, отрабатывая современные технологии пропаганды.

Окончание президентских выборов знаменует собой новый этап в развитии отечественных СМИ, которые становятся основной средой политических коммуникаций, начинают играть ключевую роль в исходе политических конфликтов. При этом значение печатной прессы заметно падает, тогда как телевидения – возрастает: новостные и аналитические программы ТВ становятся ареной для политиков и специалистов по информационным технологиям, которые используют предсказуемость СМИ, вытекающую из принадлежности к тому или иному холдингу, для того, чтобы донести свое сообщение до соответствующей аудитории. Под впечатлением от эффективности информационных технологий в ходе президентских выборов крупные финансово-промышленные группы вступают в «гонку информационного вооружения», осуществляют масштабные инвестиции в печатные и электронные СМИ, что приводит к появлению целого ряда крупных медиа-холдингов. Прошедшая апробацию система управления прессой с помощью медиа-технологов, компромата и информационных кампаний становится основным инструментом не только политической борьбы, но и оружием конкурентных сражений. По сути дела, интересы непосредственных владельцев СМИ становятся политической позицией их изданий, что особенно ярко проявляется в ходе многочисленных приватизационных скандалов. Одной из характерных черт данного периода является также повышенная активность в проникновении столичных СМИ на региональные рынки, которая поддерживается во многом за счет политизированных инвестиций, вызванных необходимостью формирования новых пропагандистских систем в преддверии нового общефедерального избирательного цикла.

Экономический кризис второй половины 1998 г. и последовавшее за этим обострение общественно-политической обстановки в стране многие небезосновательно считают началом новой эры в истории развития российских СМИ. Для нее характерна ориентация на усиление роли государства в медиа-системе, находившегося до этого в весьма пассивном режиме. При этом власти пытаются опереться на поддержку не столько принадлежащих политизированному капиталу крупных медиа-холдингов, сколько на собственные СМИ, первым из которых становится объединенный телерадиохолдинг на базе ВГТРК. Достигнув своего апогея в период думской избирательной кампании 1999 г., информационные войны, «телекиллеры» и т.п. явления начинают постепенно покидать российское медиа-пространство. Выстраивание «вертикали власти» при В.В. Путине, формирование поддержки президентского курса в виде парламентского большинства, консолидация общественно-политических сил вокруг лидера страны, начало институциональных преобразований в важнейших сферах жизни российского социума – все это потребовало соответствующего информационного обеспечения, которое, конечно же, не могло быть осуществлено находившимися в руках крупных ФПГ печатными и электронными СМИ.

Произошедшие за последние годы перемены обусловили переструктурирование российской медиа-системы, ее деолигархизацию и установление доминирующего контроля со стороны государства в лице его профильных институтов и структур. Появились новые и продолжили свое развитие созданные ранее СМИ, рассчитанные на удовлетворение интересов различных аудиторий, а также учитывающих многообразие источников информации и способов ее подачи. Так, в структуре периодической печати утвердились: международные общественно-политические и социально-экономические издания; деловые издания; издания национальных групп и землячеств; издания субъектов РФ; религиозные издания; партийные издания; женские издания; молодежные издания и т.д. В систему отечественного телевидения вошли ОРТ, ВГТРК (с телеканалами «Россия», «Культура», «Спорт», «Вести»), ТВЦ, НТВ, СТС, РЕН-ТВ и многие другие. Многопрограммность телевидения стала довольно устойчивым явлением российской медиа-системы, найдя свое проявление как в учредители канала, так и в источниках его финансирования (государственный, платный, общественный, коммерческий, арендный и т.д.). Расширилось число радиовещательных компаний и количество выпускаемых ими программ, а появление коммерческого вещания на радио существенно расширило для слушателей возможности информационного выбора. В целом, характерными чертами современных российских электронных СМИ стали: усиление персонификации программ; преобладание «журналистского» телевидения и радио над «дикторским»; широкое использование панорамизации программ; расширение «информационно-аналитического вещания». Наконец, развитие рыночных отношений и рост потребностей информационного рынка в оперативной и объективной информации способствовал значительному увеличению числа информационных агентств – причем как универсальных, так и специализированных.

И хотя многим кажется, что современные российские СМИ разобщены (по крайней мере, организационно), органически они так или иначе связаны между собой тесным взаимодействием: у них практически единые общественные функции, один объект воздействия. Ведь поток социально значимой информации, передающийся по различным каналам СМИ, так или иначе представляет собой целостное явление. Системность во всех ее формах и проявления – актуальности, оперативности, тематической универсальности, эмоциональности и т.д. – стала одной из важнейших особенностей российской журналистики последних лет.

Каковы же отличительные черты современного российского информационного пространства? Сегодня оно может быть охарактеризовано как крайне неоднородное, ему присущи фрагментарность и мозаичность, развитие от Центра к периферии. На практике это приводит (а в ряде регионов, к сожалению, уже привело) к крайне негативным тенденциям.

Во-первых, наблюдается переизбыток информационных ресурсов на одних территориях и их недостаток или полное отсутствие на других. Следствием этого становятся, соответственно, либо ожесточение конкуренции (подчас недобросовестной) между различными информационными ресурсами (прежде всего, СМИ) за влияние, либо слабая скоординированность текущей деятельности центральных и местных органов власти, неразвитость механизмов целеполагания, а также недостаточная информированность населения, отсутствие у него актуальной информации о социально значимых проблемах своей страны, региона, района и т.п. Это, в свою очередь, может внести элементы хаоса в систему государственного управления, а также создает большие возможности для манипулирования общественным сознанием в корыстных целях.

Во-вторых, довольно частым явлением становится наполнение региональных информационных пространств информационными потоками из Центра. Это приводит к парадоксальному сочетанию в массовом сознании местных жителей, с одной стороны, симптомов политической апатии, безразличия к политическим процессам, происходящим в своем городе, районе и т.п., а с другой стороны, мотивов сравнения с Москвой – прежде всего в аспекте уровня жизни. По-прежнему непростое социально-экономическое положение населения большей части регионов России в соединении с болезненным восприятием очевидных преимуществ, существующих «за кольцевой автодорогой», может стать причиной осложнения процесса идейно-политической самоидентификации основной массы российских граждан.

Различными, подчас противоречивыми тенденциями характеризуется в целом и развитие информационной сферы современной России.

С одной стороны, сегодня отечественный рынок информации, информационных технологий, средств, продуктов и услуг является одним из наиболее динамично развивающихся секторов российского рынка. Сейчас все программно-техническое обеспечение процессов информатизации и развития телекоммуникаций обеспечивается российским информационным рынком, на котором все новейшие средства и технологии появляются практически одновременно с их появлением на зарубежных рынках.

С другой стороны, по показателям доступности информационных ресурсов Россия отстает от развитых стран мира. Причинами этого отставания являются дороговизна коммерческих ресурсов для массового пользования, отсутствие у многих ресурсов справочного аппарата и средств навигации, непривлекательность некоторых ресурсов с точки зрения товарной формы и т.п.

Кроме того, Россия не имеет сегодня достаточных средств и производственных мощностей для самостоятельного создания и развития национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры, поэтому она вынуждена привлекать для этого капиталы, технику и технологии развитых стран.

Отечественный рынок технологий информатизации и связи захвачен продукцией зарубежных производителей, ориентирован исключительно на технические средства иностранного производства. Это приводит к снижению общей доли отечественных разработок информационных технологий по отношению к количеству адаптируемых зарубежных.

Происходит деградация потенциала развития информационной сферы, представленного базой академических, научно-исследовательских и высших учебных заведений; до сих пор не остановлен отток наиболее способных ученых, в основном молодых, в коммерческие структуры и за рубеж. В сложном положении находится отраслевая наука, ранее ориентировавшаяся на потребности министерств и ведомств: большинство отраслевых научных и исследовательских учреждений сегодня практически не функционируют, ранее накопленный потенциал быстро теряется.

Наряду с этим, как уже отмечалось, повсеместными становятся манипулирование общественным сознанием, театрализация не только политической жизни социума, но и жизни как таковой. Возможности манипулирования содержатся в основе производимого СМИ продукта, имеющего обобщенное название «новости». Различные типы СМИ по-разному строят систему массовых политических манипуляций. В СССР, например, СМИ, будучи орудием пропаганды и агитации (в сущности, идеологическим орудием), являлись одним из элементов и средств политического воздействия на сознание и настроение масс.

Для укоренения социальных мифов технологии манипулирования со стороны СМИ предполагают использование богатейшего арсенала конкретных методов воздействия на сознание людей. К ним относятся не только прямая подтасовка фактов, замалчивание неугодной информации, распространение лжи и клеветы, но и более тонкие, рафинированные способы: полуправда (чтобы обеспечить доверие аудитории, объективно и подробно освещаются малозначительные детали и умалчиваются более важные факты или же дается общая ложная интерпретация событий), наклеивание ярлыков (для отторжения слушателями и компрометации лиц или идей им без доказательств дается неблаговидное определение, например: «имперские амбиции», «фашист», «красно-коричневый», «шовинизм», страна-«изгой», «ось зла» и т.п.).

Первым этапом в управлении общественным мнением со стороны СМИ является доведение информации о событии, факте и т.п. Второй этап – это осмысление полученной информации, в результате которого формируется мнение, являющееся по преимуществу индивидуальным. Оно содержит лишь предпосылки для перерастания в общественное. На третьем этапе СМИ организуют обсуждение различных индивидуальных позиций, обмен мнениями, их столкновения, которые либо приводят, либо не приводят к выявлению общего мнения. В то же время политические СМИ содействуют доминированию одной из точек зрения. Эта стадия и является пропагандистской. Существует множество приемов лингвистического языкового манипулирования, предполагающих использование для обозначения одних и тех явлений эвфемизмов, а также слов, имеющих иной оценочный оттенок: «совок», «коммуно-фашисты», «дерьмократы», «азиопа» и т.д.

Субъекты российской политики, будь то государство, партийно-политическая структура, отдельный лидер и т.п., не умеющие взаимодействовать с СМИ, игнорирующие их, или, хуже того, сами провоцирующие на получение устойчивой негативной оценки, обречены быть аутсайдерами. Политические технологии в СМИ – это популяризация, реклама, образ не каких-то материальных или технологических свойств, а конкретного политического субъекта, в действиях которого нуждается общество, и который, в свою очередь, нуждается в общественной поддержке. Вот почему в манипулировании важны все стороны этого процесса: коммуникант – канал передачи – восприятие аудитории.

Для каждого информационного сообщения, наряду с общими приемами манипулирования, существуют и специальные. Телевидение, например, для формирования у зрителей отталкивающего чувства по отношению к неугодным политическим субъектам использует непривлекательные ракурсы их показа или соответствующим образом монтирует заснятые кадры. Дня внушения массам определенных политических идей оно нередко организует шумные развлекательны шоу и т.д.

Значительное возрастание роли информации в современном мире, переход к глобальному информационному обществу, уплотнение информационно-политического пространства и усложнение его структуры, появление новых угроз и вызовов для традиционных субъектов политики (информационные войны, информационный терроризм, информационное неравенство и зависимость и т.д.) актуализируют проблему выработки и проведения эффективной государственной информационной политики – системы целенаправленных мероприятий административно-управленческого характера по сбору, получению, анализу, хранению, распространению и использованию информации, направленных на реализацию интересов общества и государства.

На наш взгляд, одним из основных направлений государственной информационной политики, имеющих первоочередное значение для современной России, является создание и постоянное совершенствование нормативно-правовой базы отношений в информационной сфере. Как известно, верховенство закона является неотъемлемой чертой и важным условием существования демократического правового государства. Рассмотрение всех общественно значимых вопросов только с позиций закона, уважение к праву со стороны как власть имущих, так и рядовых граждан – эти черты во многом являются показателями высокого уровня политической и правовой культуры социума.

Важно подчеркнуть, что издаваемые государственными органами власти и управления нормативно-правовые документы должны содержать четкие, логически однозначные и непротиворечивые определения и формулировки. Отход от требований ясности, четкости и логичности изложения может повлечь за собой искажение смысла тех или иных норм и процедур, а тем самым – сложности в ходе их восприятия и проведения в жизнь.

Реализация данного основного направления государственной информационной политики предполагает последовательное осуществление следующих мероприятий:

  • анализ процессов развития информационной сферы и выявление областей, не имеющих достаточного правового обеспечения;
  • разработка новых нормативно-правовых актов, дополняющих и развивающих существующее законодательство в информационной сфере;
  • согласование существующих и вновь разрабатываемых нормативно-правовых актов в информационной сфере с законодательством в других областях;
  • анализ причин низкой правоприменимости существующего законодательства в информационной сфере и определение необходимого комплекса мер по исправлению этого положения;
  • разработка подзаконных актов и руководящих документов, обеспечивающих эффективное правоприменение существующего и разрабатываемого законодательства.

Как полагает Ю.А. Нисневич, «формирование и развитие национального информационного законодательства по мере изменения информационных потребностей гражданского общества и власти, включая государственную и местное самоуправление, является фундаментом государственной информационной политики. Информационное законодательство должно фиксировать основополагающие решения функциональных задач государственной информационной политики в правовом поле и правовые основы всех аспектов их решения. При этом правовые нормы информационного законодательства должны быть непротиворечивыми и взаимоувязанными».

Другим важнейшим направлением государственной информационной политики должно быть обеспечение граждан общественно значимой информацией и совершенствование системы информирования населения. Развитая система информирования населения является основным средством формирования общественного сознания, каналом сообщения гражданам сведений о деятельности государства, его институтов и учреждений. Тем самым стимулируется активная позиция общественности, закладываются основы для ее реального участия в подготовке и принятии значимых для страны политических решений.

Система информирования населения призвана способствовать построению общества на демократических началах, распространению политических, экономических и культурных идей. Обеспечение граждан общественно значимой информацией способствует росту их образовательного и духовного потенциала, а тем самым стимулирует общественный прогресс, помогает социуму решать стоящие перед ним проблемы.

Для осуществления рассматриваемого основного направления государственной информационной политики представляется целесообразным проведение следующих мероприятий:

  • разработка и совершенствование нормативно-правового обеспечения механизмов доступа населения к общественно значимой информации;
  • формирование и реализация программ, направленных на создание и развитие различных категорий информационных ресурсов, в том числе содержащих общественно значимую информацию как общенационального, так и регионального и локального характера;
  • финансирование социально значимых тематических информационных систем (здравоохранение, образование, трудоустройство, социальное обеспечение, отдельные разделы законодательства и т.п.);
  • стимулирование коммерческих систем, предоставляющих льготы по доступу к информации пользователям из малообеспеченных групп населения, учащимся, студентам и т.д.;
  • содействие деятельности средств массовой информации по обеспечению граждан общественно значимой и востребуемой населением информацией.

По мысли Ю.Е. Хохлова, доступность информации для граждан страны, институтов и структур гражданского общества, возможность ее широкого использования являются, наряду с полнотой, достоверностью, актуальностью и непротиворечивостью, качественными показателями информационного обеспечения общества, степени информированности людей.

Еще одним из основных направлений государственной информационной политики является формирование и эффективное использование национальных информационных ресурсов. Информационные ресурсы – источники, содержащие данные, сведения и знания, зафиксированные на соответствующих носителях информации. Чем шире круг информационных ресурсов, чем доступнее они для гражданина – рядового потребителя информации, тем выше плотность национального информационного пространства, а следовательно, уровень его развитости.

Эффективное использование национальных информационных ресурсов – будь то общенациональные газеты, радио- или телевизионные каналы, официальные сайты государственных и территориальных органов власти и управления в сети Интернет, многообразные электронные базы данных, библиотечные или архивные фонды и т.п. – предполагает постоянное совершенствование их технических характеристик. При этом речь идет о повышении качества не только информационного носителя, но и самой информации – обеспечении ее содержательности, конкретности, оперативности и т.д.

Проведение данного направления государственной информационной политики в жизнь предполагает осуществление следующих мероприятий:

  • анализ существующего законодательства, касающегося различных аспектов формирования, развития и использования национальных информационных ресурсов с целью выработки рекомендаций по согласованию положений различных законов и определению необходимых дополнений в законодательство;
  • разработка и реализация комплекса мер по координации деятельности в сфере формирования и использования информационных ресурсов государственных органов власти и управления;
  • создание эффективной системы учета и мониторинга национальных информационных ресурсов, включая как созданных за счет государственного бюджета, так и находящихся в ведении учреждений, предприятий и коммерческих структур;
  • разработка и реализация системы управления национальными информационными ресурсами по отдельным категориям.

Как полагают некоторые исследователи, национальные информационные ресурсы должны образовывать единую, взаимосвязанную систему, исключающую возможность как возникновения информационного хаоса, так и потери информации или ее недостоверности из-за отсутствия четкого распределения обязанностей и ответственности за формирование и актуализацию отдельных информационных массивов. При этом, считают они, необходимо учитывать, что информационные ресурсы – это на 90% зеркальная, т.е. снятая информация, и от качества ее снятия зависит деятельность тех, кто ее использует.

Следующим основным направлением государственной информационной политики может быть развитие национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры. Она образуется организационными структурами, обеспечивающими функционирование и развитие информационного пространства страны (в частности, сбор, обработку, хранение, распространение, поиск и передачу информации). Другим важным компонентом информационно-коммуникационной инфраструктуры выступают средства информационного взаимодействия граждан и юридических лиц, обеспечивающие им доступ к информационным ресурсам на основе соответствующих информационных технологий и включающие программно-технические средства и организационно-нормативные документы.

Эффективное функционирование национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры способствует уплотнению информационного пространства территории страны, интенсифицирует происходящие на ней процессы информационного обмена. Кроме того, развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры увеличивает возможности информационного обслуживания потребителей, прежде всего населения.

Проведение в жизнь исследуемого направления государственной информационной политики предполагает осуществление следующих мероприятий:

  • бюджетное финансирование социально значимых информационных систем (здравоохранение, образование, трудоустройство, социальное обеспечение и т.п.), а также систем информационного обеспечения государственных органов, выборов, правопорядка, предотвращения и борьбы с чрезвычайными ситуациями и т.п.;
  • селективная государственная поддержка приоритетных информационных и телекоммуникационных технологий, а также перспективных научных исследований в данной области;
  • создание экономических условий для поддержки национальных производителей в развитии сектора предоставления различных информационных услуг населению, в том числе по формированию системы электронной торговли, информатизации быта, досуга и т.п.;
  • стимулирование (финансовое, налоговое и пр.) создания и развития локальных корпоративных сетей и коммерческих систем, в том числе провайдеров, обеспечивающих доступ в Интернет и предоставляющих льготы пользователям из малообеспеченных групп населения, учащимся, студентам и т.д.

Весьма устойчивой в научном сообществе является точка зрения, согласно которой, информационно-коммуникационная инфраструктура современного государства, чьим важнейшим фактором устойчивого развития является укрепление всех видов инфраструктур общественного производства, занимает особое место, т.к. именно она играет определяющую роль в организационно-технологическом обеспечении как единства и целостности информационного пространства страны, так и его успешной интеграции в глобальное информационное пространство.

Наконец, еще одним основным направлением государственной информационной политики является повышение уровня информационной культуры населения страны. Она предполагает наличие у граждан способности критического осмысления получаемой информации, осознанность выбора той или иной трактовки факта, события и т.п. Умение распознавать последовательную и фрагментарную подачу информации, отличать хронологическое изложение свершившихся событий от их субъективной интерпретации отличает политически зрелых граждан с активной жизненной позицией от массы, над которой производятся манипулятивные действия.

Информационная культура – это еще и умение правильно пользоваться информационными ресурсами. При этом речь идет не об обязательном наличии у граждан навыков работы со сложными компьютерными системами, а об их умении отличать возможности (в том числе технические) того или иного ресурса по предоставлению информации и способности находить ее.

Мероприятиями по осуществлению данного направления государственной информационной политики являются:

  • разработка и внедрение программ по популяризации информационных ресурсов, приобщению к ним как можно большего числа граждан;
  • создание общенациональных и локальных центров обучения эффективному пользованию информационными ресурсами;
  • развитие сектора информационных услуг, ориентированных на широкие слои населения;
  • ориентация государственных и общественных социальных служб на возможности массового потребителя, включая пользователей домашними компьютерами и т.д.

Информационная культура, как и культура вообще, полагает К.С. Гаджиев, «составляет для ее носителей объективную реальность. Но эта объективность имеет субъективное происхождение, поскольку, хотя культура и предшествует человеку, человек есть и всегда остается актуальным началом культуры. Будучи выражением коллективного Я определенного сообщества людей, культура включает в себя образ жизни народа, структуру и уровень материальных и духовных интересов и потребностей людей, уровень образования и состояние просвещения, системы нравственных норм поведения и т.д.».

Подчеркнем, что выше мы очертили контуры предлагаемой модели государственной информационной политики. Ее реализация в той или иной стране невозможна без адаптации к конкретным реалиям, национальным условиям и специфике, без учета целого комплекса обстоятельств актуального и потенциального характера. При этом весьма справедливой представляется точка зрения В.П. Макарова, согласно которой, при реализации государственной информационной политики необходимо учитывать широкий спектр рисков. Среди них:

  1. Политические инфориски. Они обусловлены борьбой акторов за контроль и распространение информации. Другая сторона политических рисков – отход государства от правовых отношений при несформированности практик гражданского общества, приводящий к политическому хаосу.
  2. Риски информационных войн и информационной поддержки терроризма. Они предполагают комплексное использование информации в качестве самостоятельного вида вооруженной борьбы.
  3. Инфориски неравенства и социального исключения. По мере ускорения темпов информационной революции возникает особый вид бедности, называемый информационной бедностью, информационным неравенством или цифровым разрывом. Он существует и между странами, и внутри них, и с развитием новых технологий, как показывает мировой опыт, увеличивается.
  4. Инфориски загрязнения информационного пространства. В компьютерной сети, печатных изданиях, в радио- и телепрограммах, на видео нередко размещается экстремистская информация, разжигающая национальную рознь, заведомо ложная информация, порнопродукция, спам, недобросовестная реклама, устаревшая форумная информация, что приводит к прогрессивно нарастающему сужению пользовательского поля.
  5. Инфориски потери приватности и нелегитимности доступа. Прозрачность информации и открытый доступ к ней заключают в себе риск незаконного нарушения границ приватной сферы.
  6. Инфориски информационной преступности тесно связаны с рисками нелегитимного доступа. Проникновение и использование в преступных целях баз данных, финансовых счетов, секретных документов набирает силу.
  7. Риски замены социальной идентичности на киберидентичностъ. Гарантированная анонимность сетевой активности позволяет выстроить новые идентичности с иными гендерными, возрастными, социальными, поведенческими, семантическими характеристиками.
  8. Риски информационной аддикции. Речь идет о формировании устойчивой зависимости при использовании Интернет и компьютерных игр. Каждое общество конструирует свои допустимые зоны риска, в рамках которых любая социальная ситуация оценивается как рискованная или безопасная. Другими словами, кроме объективно возникающих рисковых ситуаций, немаловажным оказывается и субъективный, социально-интерпретируемый компонент.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив