В статье делается попытка исследовать коррупцию предсоветского, советского и постсоветского периодов российской истории. В этой связи анализируются такие формы коррупции, как взяточничество, вымогательство, организованная преступность и блат в их политических (государственных) и частных проявлениях.

В настоящее время российские граждане занимают довольно двусмысленную позицию в отношении коррупции, захлеснувшей страну. С одной стороны, они испытывают тревогу, поскольку чувствуют, что коррупция разлагает страну, препятствует правосудию, справедливости и экономическому росту. С другой стороны, они видят в коррупции что-то, без чего страна не смогла бы выжить в переходный период от советского к постсоветскому этапу развития России.

Статья стремится понять источники и сущность российской коррупции в их историческом контексте. С этой целью автор пытается установить историческую связь между теперешней и прошлой коррупцией.

Политическая (государственная) коррупция

Предсоветская Россия

Начнем с пятнадцатого века, в конце которого появился царизм как политический институт феодального общества. Нарождающееся централизованное государство для своего существования нуждалось в денежных средствах. Задача облегчалась тем, что царю принадлежали как люди, так и земля. Царь раздавал экономические привилегии своим подчиненным на условии, что они (подчиненные), в свою очередь, будут поддерживать его. Царь делегировал те или иные свои властные функции чиновникам, которые (чиновники) пользовались этой властью и для собственной выгоды.

Политическое (государственное) вымогательство

Одной из таких властных функций, которую получали чиновники, было налогообложение царских подданных. Форма налогообложения была частной.

Это значило, что царский чиновник, которому поручали собирать налоги, не получал определенное жалованье. Взамен, он находился на кормлении, облагая подвластных ему людей не в соответствии с формальными налоговыми правилами, а согласно с существующим обычаем, смысл которого интерпретировал сам чиновник. Таким путем чиновник пополнял казну своего царя и одновременно поддерживал свою жизнь небольшим и непостоянным заработком.

В то время как в наше время такое поведение чиновника считалось бы коррупционным, оно таким совсем не рассматривалось современниками того времени. Для них, кормление было законной деятельностью, санкционированной царем.

Такое поведение не было прихотью высшего руководителя страны. Оно порождалось самими условиями жизни средневековой России.

В стране раннефеодального периода, в которой абсолютное большинство населения были неграмотные крестьяне, государственные чиновники были преимущественно крепостными царя. Как к таковым, к ним было мало уважения со стороны населения. В результате, несмотря на рост централизованного государства и соответствующее усиление значения и влияния государственных чиновников, престиж последних оставался низким, особенно среди дворянства и, тем более, боярства.

Дворяне и бояре, которые, наряду с духовенством, принадлежали к немногочисленным относительно образованным классам в досоветской России, сами не желали служить в качестве чиновников, предпочитая гораздо более престижную военную карьеру. Отсюда понятно, что собирающие подати чиновники, поскольку они были людьми низшего звания, получали небольшое жалованье, величину которого им позволялось «корректировать» путем кормления.

Политическое (государственное) взяточничество (мздоимство)

С легитимностью кормления население мирилось до тех пор, пока эта форма налогообложения не стала невыносимой. Вызвав растущее число жалоб от налогоплательщиков на произвол чиновников, кормление формально было отменено в 1555 г. и заменено более централизованной налоговой системой.

Но в действительности кормление не исчезло. Будучи глубоко внедренным в русское общество, кормление как феодальный институт сохранилось в последующие века как нелегитимная форма взяточничества.

Но теперь эта нелегитимная форма проникла в более высокие слои общества. Во взяточничество вовлекались государственные чиновники не только низших, но и горазо более высоких рангов.

Причиной взяточничества стало не только скудное жалованье, но и кое-что еще: низкий уровень общественной жизни в русской провинции. Он был низким, ибо у государственных чиновников на всех уровнях государственной машины недоставало необходимых образования и подготовки для чиновничьей деятельности. «Недоставало» вследствие относительной отсталости страны, чье население по-прежнему было преимущественно крестьянским и неграмотным.

Хотя на взяточничество смотрели, как на незаконную деятельность, оно не считалось аморальным. В определенном смысле эта деятельность рассматривалась как «моральная» не только для чиновника, берущего взятки, но и для человека, их дающего, потому что, во-первых, была добровольной и, во-вторых, «смазывала» ржавые колеса медленно двигающей феодальной машины, какой была Россия.

В восемнадцатом веке императорская власть с помощью петровских реформ попыталась бороться со взяточничеством, но успеха не добилась. Позиция дворянства и, как следствие, чиновников низкого происхождения продолжала оставаться основной причиной живучести взяточничества в феодальной стране.

Положение начало меняться во второй половине девятнадцатого века в результате великих реформ Александра II. К этому времени, несколько десятилетий образовательных и профессиональных изменений, вызванных развитием капитализма в стране, позволили российскому чиновничеству, или бюрократии, начать приобретать определенные некоррупционные навыки и этические нормы.

Политическая (государственная) организованная преступность

Трудно себе представить, чтобы в строго иерархическом, почти кастовом предсоветском обществе, в котором, как неоднократно подчеркивалось, преобладало натуральное хозяйство и в котором, как следствие, были очень неразвиты денежные отношения, было место для организованной преступности.

И все-таки она присутствовала как в царской, так и в императорской России. Но это была не привычная организованная преступность, представленная криминальными группами, незаконно действующими внутри феодального общества (которое в результате освобождения крестьян от крепостной зависимости в 1861 г. сделалось полуфеодальным). Скорее, это была социально-экономическая и политическая система, в которой помещик как землевладелец обеспечивал крепостных крестьян участком земли и определенной защитой в обмен на барщину, оброк и другие повинности, осуществляешиеся крестьянином без вознаграждения. И до тех пор, пока крестьянин не видел альтернативу феодализму, он (крестьянин) мирился с такой системой протекции, покоряясь своему помещику.

Политические (государственные) неформальные связи

Это то, что называют «блат». Надо сказать, что досоветская Россия не знала этого слова. Оно впервые появилось среди преступных групп в советское время. Но, не зная и не употребляя этого термина, досоветская Россия использовала его в реальной действительности так же, как это делала позднее советская и как делает теперь постсоветская Россия.

В политической (государственной) области блат включал в себя неформальные и незаконные отношения как внутри бюрократии, так и между ее отдельными членами, с одной стороны, и остальным населением, с другой. Взаимные услуги внутри довольно негибкого общества составляли ядро таких отношений. Одной из наиболее распространенных форм блата было кумовство.

Для людей того времени такие неформальные отношения считались коррупцией только с точки зрения закона. Морально же такое поведение совсем не осуждалось. Это происходило потому, что блат был выгоден обеим сторонам, участвовавшим в его осуществлении. Неудивительно поэтому, что покровительство и фаворитизм были весьма распространенным методом управления в стране.

Советская Россия

В слово «советская» мы включаем систему, которая существовала в России с 1919 по 1991 года. Мы, однако, исключаем период 1917 – 1927 годов. Мы делаем это потому, что это был переходный период от досоветского к советскому через военный коммунизм и нэп к подлинно советскому этапу в развитии России. Мы рассматриваем, таким образом, коррупционную практику 1928 – 1991 годов.

Этот период характеризовался растущей властью никем и ничем не контролируемой бюрократии. Бюрократизация и атомизация жизни служили отличной почвой для политической (государственной) коррупции.

Но, поскольку советская бюрократия в целом, в отличие досоветской бюрократии более позднего периода, была собственником всех важнейших средств производства (таких, как земля и производственные активы) и фактически единственным работодателем в стране, советская политическая (государственная) коррупция была неотъемлема от советской экономической коррупции. Для удобства анализа мы, однако, попытаемся разделить их, помня в то же время, что такое разделение довольно искусственно.

Политическое (государственное) вымогательство

Советская система в ее тотальности была социально-экономической и политической структурой, которая оказывала постоянное давление на свое население.

В иерархии центрального государственного планирования, в которой главным экономическим приоритетом была тяжелая промышленность, население страны с огромным экономическим потенциалом должно было довольствоваться низкими доходами, дефицитом предметов потребления, услуг и жилищ и, как следствие, хроническими очередями. В политической жизни монополистом была КПСС, в социальной – бюрократия.

Но, по большому счету, население против такого положения не выступало. Советские люди, как правило, имели очень смутное представление об общественном строе, в котором они жили.

Поэтому можно предположить, что в глазах большинства советских граждан давление, которое бюрократия оказывала на общество, было законным, хотя, конечно, неоднозначным (как будет показано далее) с моральной точки зрения. Но, опять же, в силу моральной неопределенности, государственное давление принимало форму государственного вымогательства особого типа. Она подпадала под две категории: (1) коррупция для бюрократической выгоды (2) коррупция для личной выгоды

Первая сводилась к коррумпированной практике чиновников с целью выполнения и перевыполнения плановых заданий. Вторая включала в себя незаконные действия чиновников с целью обеспечения себя и других «общественными» товарами и услугами.

В первом случае советская бюрократия в целом, подвергая советский народ государственному вымогательству, осуществляла тип коррупции, главной целью которого было усиление системы тоталитарного государственного капитализма (называвшегося «социализмом), тем самым получая «общебюрократическую выгоду». Такое бюрократическое поведение более или менее поддерживалось населением, потому что оно (поведение) усиливало советское государство и, таким образом, отвечало его (населения) национальным чувствам.

Второй случай иллюстрировал, что бюрократы далеко не практиковали личный «альтруизм». Все дело в том, какую роль играли деньги в советском обществе: в нем подавляющая часть материальной собственности не была поделена среди различных социальных собственников, а принадлежала всему бюрократическому классу.

Тем не менее, деньги, хотя и в подчиненном положении, все же присутствовали в СССР. Их существование отражало общественное разделение собственности между бюрократией и небюрократической частью населения и функциональное деление собственности внутри самой бюрократии.

Чем ниже помещался советский бюрократ на бюрократической лестнице, тем более была вероятность того, что он будет вовлечен в «коррупцию для личных целей», поскольку именно здесь циркулировали наличные деньги. И именно это бюрократическое поведение подвергалось моральному осуждению со стороны советского народа.

Но, чем на более высоком уровне бюрократической иерархии оказывался бюрократ, тем менее была вероятность того, что такой бюрократ будет участвовавать в «коррупции для личных целей». Причина очевидна: наличные деньги имели малое хождение на более высоких уровнях бюрократической пирамиды: у бюрократов более высоких уровней были особые социальные и экономические привилегии, которые позволяли им не раплачиваться наличными.

Политическое (государственное) взяточничество (мздоимство)

Советская система была неизмеримо более бюрократизирована, чем ее досоветская предшественница. Отсюда советская система создала гораздо больше условий для государственного мздоимства.

Тем не менее, советская система, в которой деньги обслуживали физические активы, принадлежавшие (как было отмечено выше) в значительной степени бюрократии, не была слишком предрасположена к полному развитию этих условий. Кроме того, советский тоталитаризм был гораздо более «эффективен» в наказании мздоимцев, чем его более «мягкий» авторитарный царский предшественник.

Неудивительно поэтому, что в реальности уровень (политического) государственного взяточничества в советской России должен был быть ниже, чем в досоветской (царской) России. И, подобно политическому (государственному) вымогательству, политическое (государственное) мздоимство концентрировалось преимущественно среди низших эшелонов советского общества, поскольку на этом уровне материальное и нематериальное вознаграждение было невысоким (милиция, врачи, работники дошкольных учреждений, учителя и т.д.).

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив