В целом, ситуация в Сирии сегодня развивается в полном соответствии со сценарием, отработанным в Ливии. В развитии сирийской и ливийской «революций» есть все признаки схожести:

В целом, ситуация в Сирии сегодня развивается в полном соответствии со сценарием, отработанным в Ливии. В развитии сирийской и ливийской «революций» есть все признаки схожести:

  • организация протестного движения внутри страны, которое напоминает массовую кампанию вербовки наемников;
  • выдвижение на роль новых лидеров государства малоизвестных деятелей из числа эмигрантов (таких как кабинетный ученый Гальюн, постоянно проживающий в Париже), единственная ценность которых – полная управляемость и преданность своим западным кураторам;
  • создание всевозможных «теневых кабинетов министров» и псевдонародных «фронтов», таких как «Патриотическая коалиция в поддержку демократических перемен», «Национальный Совет Сирии», позиционирующий себя как истинные представители народа и руководящие органы многочисленной внутренней оппозиции, недовольной режимом Б. Асада.

Все это известные элементы технологии организации цветных революций, отработанные в конфликтах в Югославии, Грузии, Украине, странах Центральной Азии, которые сегодня адаптированы для применения в традиционных восточных обществах, принадлежащих в основном к исламскому миру: в арабских государствах Ближнего Востока и Северной Африки, в Иране. Цветная революция в Сирии явно развивается по ливийскому сценарию. Но стоит отметить, что и сама ливийская «революция» стала повторением и дальнейшим развитием технологических схем организации государственный переворотов, отработанных несколько раннее в Тунисе и Египте. В «революциях арабской весны» явно прослеживается итерационная схема, в которой один и тот же шаблон цветной революции последовательно применяется по отношению к различным арабским странам, причем каждый раз после завершения операции ее схема реализации подвергается обязательной технологической коррекции. В отличие от ливийской «революции», ситуация в Сирии развивается несколько менее динамично, но на это есть объективные причины. Ее относительная вялясь вызвана, прежде всего, тем, что западные политтехнологи перед началом решительных действий (применения технологий «управляемого хаоса», так хорошо показавших себя в Тунисе, Египте и Ливии) стремятся заручиться поддержкой или нейтралитетом армии (для этого надо хотя бы немного продвинуться в ее разложении), с которой уже ведется активная работа по агентурным каналам, а также навербовать «оппозиционеров» для участия в массовых акциях протеста и боевиков для наступательных и диверсионных действий (как показывают массовые митинги протеста против резолюции Лига арабских государств, принятой 12.11.2011 г., народ Сирии в основном поддерживает Асада, реальной оппозиции, даже действующей в подполье, в стране нет). Видимо, запуск революции тормозят причины чисто технического характера: необходимость тайно (от сирийского руководства и надзора мирового сообщества) перебросить в распоряжение оппозиционных сил внутри страны необходимые финансовые средства и оружие. Сирийское руководство не испытывает никаких иллюзий в отношении внешней подоплеки событий, происходящих в стране: так, по информации агентства EFE, 7 ноября 2011 года глава МИД Сирии Валид Муалем обвинил руководство США в том, что оно подталкивает сирийские оппозиционные силы к насильственным действиям. Он утверждает, что призыв США к сирийской оппозиции не сдаваться властям свидетельствует о том, что Вашингтон призывает к мятежу и насилию в Сирии.

Кому нужна ливанизация Сирии? Вряд ли это соответствует экономическим интересам США и Запада в регионе: режим Асада, хотя и имел некоторые противоречия с США и их союзниками в регионе, в целом всегда проявлял по отношению политики США известную лояльность и никогда не стремился ей открыто противостоять. С политической точки зрения, возможности сотрудничества с Асадом и заручения его поддержкой даже в таком сложном вопросе, как противостояние с Ираном, представлялось как вполне возможное и достижимое. Однако заказчики цветной революции в Сирии решили иначе: необходимо сместить Асада и посадить на его место марионетку, полностью зависящую от своих западных кураторов и являющуюся их политическим продуктом, как это было сделано в Ливии.

Какая причина подтолкнула их сделать именно такой выбор? Ответ на этот вопрос, возможно, может дать характер отношений между США и Ираном.

Недавно из британских источников стало известно, что вооруженные силы и спецслужбы Соединенного Королевства в спешном порядке разрабатывают планы военной операции против Ирана, поскольку в их распоряжении есть информация, что США в любой момент могут нанести по нему удар; в этом случае Великобритания как основной стратегический союзник США в Европе должна поддержать армию США своими вооруженными силами и будет вынуждена с ходу включиться в конфликт, к которому она пока еще не готова. Также стоит отметить недавний громкий скандал в Израиле вокруг утечки секретной информации по подготовке военной операции против Ирана, которую якобы слили в СМИ бывшие руководители израильской внешней разведки Моссад и контрразведки Шинбет, пытавшиеся таким образом помешать вовлечению Израиля в полностью безумную военную авантюру. Все это указывает по меньшей степени о наличии у США серьезных намерений в отношении Ирана, и то, что Вашингтон, наконец, созрел для решительного применения вооруженной силы в отношении ненавистного для него режима исламских мулл. Однако, Иран является частью исламского мира, который не останется в стороне от конфликта. Несмотря на то, что в основном арабские страны идут в одном кильватере с США, а танки Катара добровольно участвовали в военных действиях НАТО в Ливии, их позиция в отношении внезапного вторжения США в Иран наверняка не будет такой однозначной. Особенно, если Иран повторит тактику Ирака и нанесет удар по Израилю, а тот ему ответит.

Здесь становится понятна логика авторов цветных революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке: сметенные революциями режимы в Египте, Тунисе, Ливии и находящийся под прицелом режим в Сирии мгновенно перестали бы быть лояльными по отношению к США, если бы против Ирана выступил Израиль. В результате этого в тылу американской и натовской коалиции вполне мог бы сформироваться «второй фронт»; сплотившая его военная необходимость могла бы в короткие сроки превратиться в национальную идею, сплотить разрозненный и противоречивый арабский мир в новый халифат, и тогда США надолго пришлось бы отказаться от принципа «разделяй и властвуй» в арабском мире. Таким образом, цепочка цветных революций в арабских государствах и ее настойчивая реализация в Сирии носят характер «зачистки тылов» перед началом крупной военной операции в регионе, целью которой для западных коалиций может быть только Иран.

Если конечной целью режиссеров «арабской весны» является отнюдь не Сирия, а Иран, или даже Китай, который зависит от экспорта иранской нефти, то участь Сирии уже давно решена, и как бы не сопротивлялся Асад, ситуация от этого не изменится. В стратегической комбинации, разыгрываемой США в регионе, Сирия является лишь промежуточным звеном, ступенью, от которой зависит развитие всей операции (по подчинению Ирана и перекрытию нефтегазовых артерий Китая) в целом. Поэтому цветная революция в Сирии состоится, каких бы жертв это ни стоило: финансовых — организаторам цветной революции и человеческих — народу Сирии и той «живой силе» военно-политических союзников США, которые будут брошены Вашингтоном в очаг нового вооруженного конфликта. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив