ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ИРАНА И США ПРИ «НОВОМ» ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИИ (ПЕРСИДСКИЙ ПАСЬЯНС)

14 июнь 2012
После уничтожения СССР на нашей планете осталась только одна сверхдержава, которая не просто определяет экономические и политические процессы всего мирового сообщества, но и формирует их. И эта сверхдержава - Соединённые Штаты Америки.


Именно теперь угроза существования человечества связана с применением атомного оружия, которым теоретически могут воспользоваться не только террористы, но и реально страны с так называемой антиамериканской ориентацией. К ним в первую очередь можно и нужно отнести Исламскую Республику Иран (ИРИ), возникновение которой и было связано в первую очередь с лозунгом «Marg bar Amrika» - «Смерть Америке».

Дело в том, что сейчас аналитики по вопросам национальной безопасности мирового сообщества уже два года назад сделали вывод: «Исламская Республика Иран - сверхдержава Ближнего Востока». А это означает следующее:

  1. Свои действия Тегеран не согласует с остальными государствами региона, в том числе и с промышленно-развитыми странами мирового сообщества;
  2. Прикрываясь Пекином, Тегеран начнёт приобретать к рукам все соседние месторождения углеводородного сырья, что собственно уже и началось с Ираком. Торгуясь с Вашингтоном, он будет добиваться установления нормальных отношений, перерастающих в дружеские и союзнические .

Существующие в данный момент в мировом процессе экономические столкновения некоторых государств, например, между Узбекистаном и Таджикистаном, Саудовской Аравией и Ираном стали приобретать форму террористической направленности в разрешении конфликтов. А в случае с Индией и Пакистаном военные действия вообще могут нести характер как единственного метода решения до конца не прояснённых территориальных проблем.

Именно поэтому специалисты и делают только однозначный вывод:

 

США показывают, что только они после уничтожения СССР могут служить гарантом Нового Порядка в мире. То есть именно Америка в состоянии покончить и с войнами, и с терроризмом и со всеми негативными процессами в глобальной экономике.

 

Прошедшие недавно выборы в парламент Ирана зафиксировали незыблемость власти клерикалов и полного контроля идейного мышления населения страны . И поэтому взаимоотношения между Тегераном и Вашингтоном будут в обозримом будущем представлять собой наиболее значимые для мировой политики процессы стабильного развития человеческого сообщества.

Тем более, что информация о присутствии в Персидском заливе ВМС США и ракетно-морской группировки Ирана создают впечатление очень серьёзногопротивостояния двух государств. Кто-то очень хочет превратить данную ситуацию в военный конфликт, который вообще невозможен из-за своих страшных последствий как для Тегерана, так и для Вашингтона.

Военно-промышленный комплекс Ирана находится в таком состоянии, что его система противодействий авианосцам США приведёт к полному уничтожению 5-го американского флота. А ответный удар мощи Вашингтона сотрёт до основания все ядерные объекты иранцев, где присутствуют и российские специалисты.

Именно поэтому «Россия приложит все усилия для того, чтобы не допустить войны в Иране», - заявил Владимир Путин на встрече с редакторами западных газет. «Мы будем все делать для того, чтобы военного конфликта ни в самом Иране, ни вокруг Ирана не произошло. Для нас это имело бы очень негативные, прямые последствия», — сказал , отметил «новый» президент России В.Путин .

Боевые действия, по его словам, чреваты, в частности, исходом беженцев в сопредельные страны, в первую очередь в Азербайджан.

«Иран все-таки наш сосед по Каспию, любое раскачивание ситуации там, безусловно, отразилось бы на этом регионе мира», — добавил Путин.

Думаю, что никто не заинтересован в том, чтобы ситуация вышла из-под контроля, — отметил президент России .

При этом он считает, что Ирану должна быть предоставлена возможность развивать мирный атом, но под контролем МАГАТЭ. Путин добавил, что в России всегда негативно воспринимают антиизраильские высказывания иранского руководства и дают это понять Тегерану.

Что касается Азербайджана и прихода туда беженцев из Ирана, то это в общем-то обыкновенный пропагандисткой трюк, подготовленный «советниками» президента России. Отношения Тегерана и Баку – совершенно отдельная тема исследования, более чем интересная и содержательная.

Чтобы быть действительно последовательными в оценке «добрососедства» Ирана и России, необходимо учитывать факты, которые дают нам основание утверждать, что Иран нельзя относить к «стратегическим союзникам» России , а тем более – к дружественным странам нашего государства.

В полной мере это относится и к другим бывшим «партнёрам» – Афганистану и Таджикистану. К тому же, президент Ирана Ахмадинежад в 2010 г. высказал сожаление, что тогдашний президент России «Медведев стал выразителем идей врагов Ирана» .

В то же время, лидер Таджикистана Рахмон давно и практически открыто проводит антироссийскую политику. Главный редактор первой частной газеты Таджикистана «Чароги Руз» Дододжон Атовуллоев говорит, что

Рахмон за последние пять лет из России создал образ внешнего врага. Когда читаешь таджикскую прессу, диву даешься, как будто причина всех бед, причина того, что в Таджикистане нищета, нет горячей воды, нет холодной воды, ничего не строится — во всем этом виновата Россия. На втором месте - Узбекистан.

 

Читая таджикистанскую прессу и анализируя события там происходящие, начинаешь понимать влияние иранского присутствия в этом стране.

Надо всегда чётко помнить, что Иран никогда не был союзником России. Не является им сегодня и не будет таковым в будущем никогда. Он всегда настороженно или враждебно относился к нашей стране и использовал поддержку западных держав для ведения собственной игры.

Некоторые исследователи рассматривают захват иранцами американского посольства в 1979 г. и нападение на посольство Великобритании в ноябре 2011 году как демонстрацию режимом Исламской республики Иран (ИРИ) антиамериканизма и антизападничества. Однако сейчас на планете уже такое состояние интеграции мировых экономических процессов, что Тегеран не может жить без Вашингтона, а США будут вполне довольны найти компромисс с Ираном, чтобы Израиль не смог упрекнуть их в попустительстве терроризма.

Но мы отметим следующее: смена власти в Иране и СССР в прошлом веке не изменили принципиального отношения иранского руководства к России. Изменились лишь задачи и методы их решения - в зависимости от собственных возможностей и международной обстановки. Необходимо помнить слова основателя ИРИ имама Хомейни: Америка хуже Англии, Англия хуже Америки. А Советский Союз хуже их обеих. Каждый хуже другого, каждый ужаснее другого. Но сегодня мы имеем дело с таким злостным явлением, как Америка» . Здесь совершенно чётко проставлены приоритеты, завещанные будущим поколениям Ирана. А они состоят в том, чтобы использовать конфликтные ситуации с Вашингтоном для выкачивания из России новых технологий и политических гарантий для своей неприкосновенности.

На основании наших собственных источников можно утверждать: иранский народ жаждет мира и стабильности, и такую позицию он связывает не с Москвой, а именно с Вашингтоном.

Збигнев Бжезинский, талантливый аналитик реальной ориентации, полагал, что существует подлинная угроза утраты Россией своего экономического суверенитета при сохранении прежнего политического курса руководством РФ, имея в виду зависимость от Китая и Ирана с его потребностью в новом вооружении в миллиарды долларов. Он очень справедливо отметил ещё в 2008 году следующее:

Если пространство пустое, спросите себя, как долго оно будет оставаться пустым? Если Россия сможет привлечь на свой Дальний Восток и в Сибирь инвестиции и людей, направить туда иммиграционные потоки, что ж, тогда у вас есть будущее. У вас талантливые люди, сильное чувство национальной идентичности, но ваши старые имперские схемы изолируют вас и создают ситуацию, когда все ваши соседи не любят Россию и боятся ее.

 

Поэтому нет ничего удивительного, что при данных условиях Иран получил возможность осуществлять такую деятельность в России и странах СНГ, которая начала способствовать хотя бы в какой-то степени ослаблению позиций Российской Федерации. Это и экономическая активность, и идеологическая выверенная шиитская деятельность, направленная на выдавливание с российских территорий традиционного суннизма.

В Тегеране после исламской революции поняли, что Соединённые Штаты (а тем более и другие страны Запада) никогда не будут препятствовать всерьёз миссионерской деятельности ИРИ на территории России и СНГ, пока она не выйдет за отведенные ей границы. И Иран использует предоставленные ему возможности. В середине 90-х годов иранское руководство даже проводило активный зондаж религиозной ситуации в России на предмет перспектив замещения православия исламом. В частности, в Москву с этой целью была направлена делегация из Организации исламской ориентации и пропаганды.

Принципиальных изменений в данной позиции иранского руководства по отношению к России после распада СССР не произошло и не могло произойти. Это подтверждает и то, что основными торгово-экономическими партнерами Ирана традиционно оставались страны Запада, а не Россия, на долю которой приходится несопоставимо малый процент в этой сфере сотрудничества.

В послемонархический период своей истории Иран стал проводить тихую агрессивную политику в отношении России, принимая во внимание отношение к ней со стороны стран Запада, и прежде всего – со стороны Соединённых Штатов Америки.

Иран воспользовался ситуацией разрушения СССР и сумел умно использовать его потенциал, прежде всего интеллектуальный, в своих целях. Специалисты высочайшего уровня по различным отраслям науки и техники из России работали на укрепление обороноспособности исламского режима ИРИ.

Одни делали это в силу необходимости, поскольку оказались ненужными своей стране, где были обречены на нищенскую жизнь и полуголодное прозябание у помоек. Другие оказывали помощь иранскому режиму как формальному противнику арабских стан.

Как отмечалось в некоторых аналитических изданиях, с помощью этих высокопрофессиональных специалистов в Иране был разработан суперкомпьютер, а также новые ракетные и космические технологии. ИРИ сумела в 1999 году получить чертежи аппарата ЭКИП (сокращение от слов «экология» и «прогресс»). Эта так называемая «летающая тарелка» была первоначально создана Л. Щукиным, который посвятил ей всю свою жизнь.

Пока российские учёные по-своему крепили оборону Ирана, помогая ему стать сверхдержавой региона, руководство ИРИ искало пути «освоения» территорий Средней Азии.

Исламский Иран после распада СССР фактически продолжал следовать провозглашённому ранее курсу экспорта исламской революции, с которого он никогда не сворачивал и ранее, но лишь периодически его корректировал.

У нас есть серьёзные основания полагать, что иранские пропагандисты внесли свой вклад как в развитие исламского движения в регионе, так и нагнетание там антироссийских и антирусских настроений. И естественно, антиамериканских. Косвенно об этом свидетельствуют материалы, публиковавшиеся в иранской прессе начала 90-х годов, отражавшие точку зрения политических кругов ИРИ, которая никогда ими не скрывалась от единоверцев внутри страны.

Например, при рассмотрении отношений России и Средней Азии, русские рассматривались иранской стороной как агрессоры, которые расчленили единую Среднюю Азию на отдельные республики, стремились уничтожить там ислам и т.п.

Вполне закономерно, что во время гражданской войны в Таджикистане исламисты предельно жестоко расправлялись не только со своими оппонентами, но и с немусульманами из числа «русских», к которым относились так называемое «русскоязычное» население», представленное различными национальностями, представленными в этой стране. И хотя об этих жертвах сегодня не принято вспоминать в Таджикистане, о них помнят все стороны трагедии.

Антироссийские мотивы присутствовали при публикациях в иранских СМИ интервью со среднеазиатскими религиозными деятелями, когда последние подчеркивали свои заслуги в противостоянии русскому влиянию и т.п. Антироссийские настроения провоцировали и комментарии по поводу событий в Таджикистане, где "русская армия” в начале 1990-х гг. воевала против "мусульманских борцов”; и - о войне в Чечне, где против русских войск выступали "исламские революционеры” и т.п. . Это уже к вопросу о той «конструктивной» позиции Ирана в решении кавказских проблем, о которой говорят некоторые наблюдатели.

Такие «аналитики», правда, забывают всегда добавить об особенностях иранской игры в этом регионе и о том, что там есть республика Азербайджан, населённая единоверцами шиитами, миллионы которых присутствуют в России. Как бы ни были сложны отношения между лидерами Ирана и Азербайджана, надо учитывать, что азербайджанцы составляют, по разным данным, от 18 - 30 миллионов человек (18 %- 42 % населения Ирана) .

К тому надо добавить ещё и этнических русских, принявших ислам шиитского толка. Численность этих прозелитов неизвестно, но они – наиболее верные приверженцы идеалов иранского исламского режима.

Всегда следует помнить, что в Иране никогда не исчезали антироссийские (=антирусские) настроения, что вполне естественно и исторически обусловлено целым рядом факторов. Менялись лишь масштабы, формы и организаторы движений и пропагандистских кампаний в зависимости от времени и задач момента.

Самым привлекательным для Ирана государством Средней Азии являетсяТаджикистан, население которого наиболее близко к иранцам в языковом и культурном отношениях.

Некоторые среднеазиатские лидеры даже обвиняли Иран в поддержке им исламистских группировок в регионе в их стремлении создать там исламские государства. Это вполне соответствует логике иранской политики, однако прямых доказательств такой деятельности власти не приводили.

В Таджикистане Иран добился больших успехов. В настоящее время ИРИ реализует в Таджикистане целый ряд проектов в области энергетики, транспортных коммуникаций, информатики, водопользования, тракторостроения и т.д. Не говоря уже о культурном сотрудничестве, которое направлено как на развитие двухсторонних отношений, так и на отрыв Таджикистана от России. И этого ИРИ никогда не скрывала. И в тоже время, Тегеран негласно налаживает как в Таджикистане, так и в Афганистане, свои отношения с Вашингтоном. Самый типичный пример – это строительство стратегических дорог в Афганистане.

Русские практически оставили республику Таджикистан. Русский язык утратил официальный статус межнационального общения, что приветствуется иранцами на всех уровнях. Более того, ряд политиков в Таджикистане «выступают с предложениями, чтобы изучение русского языка в этих государствах финансировала… Россия». В это же время в иранских школах вводится … изучение русского языка в качестве второго иностранного языка, что наивными людьми воспринимается как шаг в укреплению ирано-российских отношений . Кстати, на первом месте в ряду иностранных языков в Иране стоит английский (американский) язык, что видно даже неспециалисту.

Иранские лидеры – люди прагматического склада. Они прекрасно понимают, что для успешного освоения среднеазиатского региона легче, дешевле и эффективнее по многим параметрам подготовить свои кадры со знанием русского языка, чем обучать население «новых независимых государств» персидскому языку.

Из Таджикистана давно выведены пограничники РФ. Случайно или нет, но в 2004 г. именно в тот день, когда Россия подписала с Таджикистаном Акт приёма-передачи трех погранотрядов, в соответствии с которым таджикские пограничники взяли под свой контроль почти 900 км границы, состоялось праздничное открытие иранской выставки. Это совпадение выглядело символично: Иран идёт на смену России в Таджикистане. В свою очередь данный факт был одобрен аналитическими центрами США как возможность воздействовать на Иран через Душанбе.

В результате граница Таджикистана с Афганистаном перестала существовать в её прежнем виде - как с формальной, так и с содержательной точек зрения. Пограничные заставы обрели полуразрушенный вид. Часть трёхэтажных кирпичных казарм была разграблена, а часть - заселена местными жителями. Граница между Таджикистаном и Афганистаном стала настолько прозрачной, что наркобизнес стал нормой в республике. Таджикистан превратился в свободный коридор для предпринимателей, прокладывающих новые маршруты в направлении России. И в этом случае Вашингтон дал понять Ирану, что его участие в наркоторговле уже не плод мифических умствований, а именно конкретное получение прибыли от афганского георина.

Ожидать со стороны Таджикистана изменения позиции в отношении России в лучшую сторону можно, но это малоперспективное занятие. Но стремление Душанбе быть другом США - процесс естественный: диктаторы Средней Азии мечтают иметь американские паспорта.

В то же время, мы задаём себе вопрос: почему Иран не приглашает к себе миллионы безработных таджиков? Они могли бы и там работать в строительном бизнесе, который лишился дешёвой рабочей силы после того, как на «освобождённую» родину были возвращены афганские беженцы. Там нет для таджиков языковых и культурных проблем. Присутствует только различия религиозные. Но они не мешают работе на стройках. Более того, есть возможность сблизить родственные народы и в этом отношении. Иранцы ведут большую культурную работу среди таджиков как в Таджикистане, так и у себя в стране. Многие возвращаются в Таджикистан убеждёнными сторонниками Ирана и даже переходят в шиизм. Так почему миллионы таджиков «обустраивают» именно российскую территорию, а не богатую нефтью страну своих братьев? Ответы на эти вопросы просты и сложны одновременно.

Дело в том, что по анализу американских центров, рассматривающих Иран и как врага и как будущего союзника, наличие миллионов безграмотных таджиков, по данным «Военной Аналитики», чревато для последующего их участия в террористической деятельности как в России, так и в Европе и тем более Средней Азии. Мы ведь понимаем, что США нужно именно подлинные демократические основы существования общества, где отсутствует коррупция, бандитизм, наркомания и тем более терроризм.

Что касается Афганистана, то это особая зона интересов Ирана, у которого с Кабулом были традиционно непростые отношения и взаимные территориальные претензии. Однако нас интересует российская составляющая этих отношений в течение нескольких последних десятилетий. Она заключается в том, что после ввода советских войск в Афганистан в 1979 г. руководство ИРИ естественным образом встало на сторону афганской оппозиции, которую поддерживало всеми доступными средствами, действуя здесь объективно в одном русле с США. И именно здесь и состоит точка соприкосновения общих интересов и действий Вашингтона и Тегерана.

Вторжение американских войск в Афганистан отвечало требованиям мирового сообщества покончить с терроризмом и его носителем в виде средневекового режима талибов.

Военная операция по вторжению в Афганистан была организована очень быстро – менее чем за месяц. Это свидетельствует об очень высокой боевой подготовке американских войск, равных которым, как отмечают некоторые аналитики, в мире нет.

В книге «Афганское время России: будущее наоборот» отмечена важнейшая особенность современной ситуации. «После 11-го сентября 2001 года Вашингтон начал подготовку к закреплению (выделено нами – А.Л.) с помощью военной силы реального передала мира, который уже был разделён, как и СССР, на различные территориальные образования. Оккупация Афганистана в 2001 году, - пишет автор, - а потом уже и Ирака в 2003 году стала началом новой диалектики перераспределения финансово-промышленных потоков на нашей планете и права на жизнь для сверхдержавы».

Дело в том, что если бы в Афганистан вошли иранские войска или те же так называемые «коммунисты» Китая, основы подлинной демократии, гарантом которой является Вашингтон, были бы упущены для истории навсегда.

Действительные цели США и НАТО, естественно, никогда не декларировали. Сложилась интересная по абсурдности ситуация, когда даже официальные представители афганского режима в лице сенаторов (находились в Москве с неофициальным в конце 2011 года) сознательно заявляют, что не понимают истинных целей и задач пребывания американских войск в Афганистане. Это было сказано одним из сенаторов на встрече афганских парламентариев с российскими востоковедами. Возможно, что они действительно не понимают той афганской реальности, в которой живут. Может быть, это им это даже неудобно. Однако претензий к России и к её народу у этих людей огромное множество. Высказывалось даже обвинение, что во всём происходящем сегодня в их стране, в том числе и в присутствии там американских войск (!), виновата Россия, т.к. в течение многих лет её войска воевали в Афганистане. Один из сенаторов прямо заявил, что если Россия не будет оказывать Афганистану помощь (безвозмездную, по аналогии с советским периодом, конечно), то Афганистан согласится на размещение американских военных баз на своей территории (как будто об этом их станут спрашивать хозяева). Это достаточно яркое свидетельство того, как в Афганистане относятся к России и русским.

Новый президент России В.Путин такую ситуацию анализировал давным-давно и, в отличие от Д.Медведева, считает многие вопросы в отношении действий войск НАТО спорными, о чём было заявлено на многочисленных форумах и конференциях.

Но реальность такова, что афганцы в своём подавляющем большинстве не хотят видеть русских в своей стране: слишком много крови было пролито, много предательств совершено. И всякие попытки некоторых российских политиков втянуть нашу страну в «урегулирование» ситуации, созданной американцами, в лучшем случае можно расценивать как поступки необдуманные или просто корыстные.

«Поэтому, - как отмечено в работе «Афганистан как угроза национальной безопасности России»,- когда министр иностранных дел заявляет 17 марта 2009 года, что «Россия заключила договор с нашими афганскими друзьями о противодействии обороту наркотиков», то сразу следует напомнить: никакие афганцы нам не друзья, так же, как и мы им, если они в своём узком кругу называют нас «sagha» » .

Афганистан- это «чёрная дыра», где бесследно исчезают миллиарды «гуманитарной» помощи, к числу которой относятся в частности военное снаряжение и оружие. Естественно, что подключиться к этому проекту есть немало желающих со всего мира. По данным специалистов ЦРУ, за период с 2003 года в этой стране похищено денег на сумму более 22 миллиардов долларов. «Поэтому любые инвестиции особенно от России будут сразу же "распилены", а те, кто посылает эти деньги, положат себе в карман приличную сумму», - отмечается в работе «Афганское время России: будущее наоборот» .

Поддержка действий США в Афганистане является, при правлении нового президента России, прежде всего ориентацией на все последствия, которые могут произойти в будущем. В этом случае россияне фактически по доброй воле и в полной мере разделяют всю ответственность за действия иностранных «миротворцев», что усугубляет негативные аспекты российского (советского) присутствия в глазах афганцев и создаёт благоприятную почву для ответных действий на перспективу. Это и наркотики, и терроризм и поддержка возможной экспансии на север.

Как сказал в частной беседе руководитель одного из аналитических центров РФ, занимающегося пограничной безопасностью,

не могу понять, каким это образом вся Сибирь завалена наркотиками из Афганистана?!.

«Ещё и ещё раз: Афганистан в его контроле со стороны Ирана – это угроза нашей безопасности и все те, кто опровергает данный постулат, создают именно такое положение и ситуацию, которая привела к 22 июня 1941 года. В нашем случае – на южном направлении».

Все причитания и словоблудия о судьбе России и её защите от наркотрафика «закрываются сразу одной фразой: надо закрыть границы на этом направлении полностью и окончательно», чтобы Иран никогда не смог бы просочиться в Россию через Среднюю Азию.

Афганистан несёт для России «в первую очередь внешнюю угрозу большого масштаба: там сгруппировалось немыслимое по численности количество разведок разной направленности – Ирана, Турции, Китая, Индии, Пакистана, Польши и так далее».

Что делают в Афганистане сотни иранских солдат и инженеров, картографов и художников?

Ещё раз отметим: у Ирана сложились своеобразные отношения с США и Россией.

Во время визита президента России В.Путина в Иран 16-17 октября 2007 г. в редакции газеты «Этемад-е мелли» была подготовлена, а 17 октября 2007 опубликована статья «Противоречия Ирана с Америкой и Европой - подходящий инструмент игры России». Её автор - «член научного совета университета» Элахе Кулаи (Elaheh Kulai). В 2001 г. она занимала пост председателя группы ирано-российской парламентской дружбы Собрания Исламского Совета (Меджлиса). В 2002г. г-жа Элахе Кулаи была наблюдателем иранского парламента в переговорном процессе по Каспию, членом комиссии меджлиса по национальной безопасности и внешней политике. В этой статье ханум Кулаи прямо говорит, что в современных условиях Иран, в силу обстоятельств, поставлен в очень невыгодное положение для ведения переговоров о статусе Каспия и защите своего национального суверенитета. В то же время, пишет г-жа Элахе Кулаи, «противоречия Ирана с Америкой и Европы с Ираном превратились в подходящий инструмент для игры России с этими странами (выделено мною - А.Л.» .

Ещё в 2001 г. ханум Кулаи откровенно говорила, что основным фактором, обуславливающим развитие российско-иранских отношений, является политика Запада. Как депутат иранского парламента и эксперт по России, она честно заявила тогда, что «тесные отношения между Россией и Ираном - естественное следствие давления, которое на нас оказывает Запад» ("Close relations between Russia and Iran are a natural outcome of the pressure on us from the west"). Просто и ясно.

Тогда же она сделала одно важное заявление относительно России и Ирака, где у нашей страны при Саддаме Хусейне были очень сильные позиции и выгодные нефтяные контракты. Кулаи заявила, что Иран теперь хочет иметь рычаг, чтобы воспрепятствовать возобновлению тесных контактов между Россией и Ираком, с которым Иран воевал в течение 8 лет .

Напомним, что большинство населения Ирака - это шииты, т.е. единоверцы с иранцами. В Ираке находятся главные шиитские святыни. Иран поддержал операцию США по уничтожению режима С.Хусейна и пытается с тех пор утвердить свой влияние с этой стране с помощью иракских шиитов. У Ирана свои интересы в Ираке, которые он пытался решать не без сотрудничества с США. В этом фактически признался один из видных иранских политиков. 16 октября 2007 г. в газете «Ресалат» были опубликованы выдержки из интервью доктора Али Лариджани, тогдашнего секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана, которое он дал газете «Файнэншл таймс». А.Лариджани отметил, что Иран после свержения режима Саддама Хусейна не просто оказывал «постоянную поддержку» «избранному и демократическому правительству Ирака» (т.е. верному исполнителю воли США – А.Л.), но был единственной страной региона, которая оказывала поддержку этому правительству Ирака. Тогда как «союзники США не оказали никакой помощи». А.Лариджани фактически выразил беспокойство Ирана утратой к нему доверия США в решении иракского вопроса и их готовностью переориентироваться в своей политике в Ираке на сотрудничество с суннитами. Причем, из бывшего окружения Саддама Хусейна. Он сообщил, что в его распоряжении имеется информация о проведении тайных переговоров американцев с одним из бывших представителей высшего руководства партии БААС – Эззатом Ибрагимом ад-Дури. Эти контакты, конечно, очень обеспокоили иранское руководство, которое через А.Лариджани охарактеризовало их «трагедией» для народа Ирака и предложило свои услуги по сохранению стабильности в этой стране после начала вывода американских войск. «Если они (американцы) предоставят ясный график (вывода своих войск – А.Л.), мы поможем им в его реализации», ? озвучил А.Лариджани позицию руководства ИРИ .

В Ираке, по нашим источникам, давно существуют совместные проекты по урегулированию нефтедобычи на спорных территориях, где присутствуют интересы протеже Вашингтона.

Ещё в сентябре 2005 г. Хасан Аббаси, глава Центра стратегических исследований КСИР,призвал кнормализации отношений как сСоединенными Штатами, так ис Израилем. «Говорить с подчиненными странами или странами второго ряда и сторониться крупнейших держав бессмысленно»,? сказал Х. Аббаси «Мои слова не должны вызывать никаких негативных эмоций. Нам нет никакого резона не поддерживать отношения с США и Израилем» . В 2006 г. он осудил теракты в Нью-Йорке, совершенные террористами против невинных людей в США .

Отметим, что в Иране никогда не велось антиеврейских кампаний или даже антиеврейской пропаганды, хотя многие евреи покинули Иран после революции. Напротив, власти всегда подчёркивали, что антиизраильская позиция лидеров ИРИ относится к сионистскому руководству Израиля, но не к евреям. После исламской революции в Иране сохраняют гробницы Эстер (Эсфирь) и Мордехая, спасших евреев от истребления в персидской империи и с именем которых связан еврейский праздник Пурим. Тогда как мавзолей Реза-шаха был снесен, а на его месте построили туалет . В свою очередь, Манучехр Ильяси, возглавлявший Ассоциацию иранских евреев и представлявший иранских евреев в Меджлисе (парламенте ИРИ) говорил в 1996 г. о схожести менталитетов иудеев и шиитов. Он подчеркивал при этом, что в ИРИ положение евреев гораздо лучше, чем в других странах, "особенно мусульманских”, "поскольку во всём мире предпринимаются усилия лишить еврейские общины их идентичности”, а в Исламской республике Иран этого нет .

По нашим данным, негласно происходят встречи сотрудников дипломатических миссий Израиля с работниками посольств Ирана в некоторых странах мира. Тут решаются серьёзные проблемы конкуренции и реального сотрудничества по различным направлениям.

Удобным местом контактов представителей Ирана и Израиля являются третьи страны. Активная и работа ведётся, конечно, и в Москве. Здесь представители «враждующих» сторон открыто встречаются и обмениваются информацией и посланиями на постоянной основе, что вполне естественно и нормально. Все об этом знают, все к этому давно привыкли.

Из других стран в этом отношении очень интереснаБолгария. Об этом «тёплом» месте пока мы материалов не видели. Здесь давно созданы благоприятные условия для приобретения иностранцами не только недвижимости, но и земельных участков. Этим, наряду с другими иностранцами, воспользовались в полной мере и израильтяне. Благоприятный климат курортов способствует их изобретательной деловой активности. Например, на Золотых Песках они, по нашим данным, купили отель Гавана, в котором организовали казино. На рекламных щитах казино помещены приглашения на иврите и персидском языках посетить заведение на очень выгодных условиях, предполагающих, в частности, бесплатные обед и ужин.

Впрочем, это вполне естественно, поскольку, как сказал заместитель министра иностранных дел Даниэль Аялон, «Израиль желает процветания всем окружающим нас странам. Мы желаем своим соседям добиться признания прав человека и установления демократии» . В полной мере это относиться, конечно, и к Ирану, с которым Израиль связывает очень давняя традиция взаимовыгодных отношений.

Израиль и Иран действительно нужны друг другу по многим причинам политического и экономического характера. Потому все рассуждения о подготовке Ирана к нападению на Израиль лишены смысла. Похоже, что это стали понимать и израильские политики . Иран хочет стать не просто ещё более мощной региональной державой. В Иране думают о том, чтобы вывести страну на уровень мировой сверхдержавы, в чём Израиль может быть очень полезен. Более того, оба государства, объективно нуждаются в сотрудничестве, а не в конфронтации. Другое дело, что время открытого сотрудничества пока не наступило.

Иранское направление, при всей сложности взаимоотношений внутри этого ареала, имеет общую тенденцию своего развития, которая определяется интересами и возможностями прежде всего США. Следует ещё и ещё раз повторить: без присутствия США решения взаимоотношений между Тегераном и Тель-Авивом невозможно. И такой факт Москве следует более чем учитывать. Важным фактором здесь является время, которым надо успеть воспользоваться, пока наша страна находится не в лучшей своей форме.

Однако, как писал даже З.Бжензинский, у нашего государства есть большие исторические перспективы, которые надо осмысливать и действовать в соответствии с их пониманием. По его мнению, «Россия, что едва ли требует напоминания, остается крупным геостратегическим действующим лицом, несмотря на ослабленную государственность и, возможно, затяжное нездоровье. Само её присутствие оказывает ощутимое влияние на обретшие независимость государства в пределах широкого евразийского пространства бывшего Советского Союза. Она лелеет амбициозные геополитические цели, которые все более и более открыто провозглашает. Как только она восстановит свою мощь, то начнет также оказывать значительное влияние на своих западных и восточных соседей. Кроме того, России ещё предстоит сделать свой основополагающий геостратегический выбор в плане взаимоотношений с Америкой: друг это или враг? Она, возможно, прекрасно чувствует, что в этом отношении имеет серьезные варианты выбора на Евразийском континенте. Многое зависит от развития внутриполитического положения и особенно от того, станет Россия европейской демократией или – опять - евразийской империей. В любом случае она, несомненно, остаётся действующим лицом, даже несмотря на то, что потеряла несколько своих "кусков", равно как и некоторые из ключевых позиций на евразийской шахматной доске» .

И аналитические советники нового президента России должны реально учитывать и мощь и значимость Вашингтона во всех ситуациях по стабилизации мира и нового порядка на планете.

Трудно сказать, насколько согласны с такой постановкой вопроса в Тегеране, Душанбе и Кабуле, но ясно одно – на сегодняшний день там раскладывается интересный персидский пасьянс, в котором Ирану отводится роль скорее союзника, нежели противника США и Израиля. Как мы уже отмечали ранее, в странах НАТО хотят видеть Иран не просто экономически сильным государством региона, но своим союзником в нелёгкой и трудной борьбе по уничтожению терроризма и полного исключения применения атомного оружия на планете.

И от нового президента России и его команды - творческой, интеллектуально возвышенной, достаточно грамотной в области игр народов мира - зависит политика стабилизации ядерных программмногих стран.

Но без самого тесного взаимодействия с Вашингтоном, без нравственного убеждения Тегерана о порочности использования оружия массового поражения, примером чего служит Хиросима и Нагасаки, Москва никогда не сможет решить возникающие для неё угрозы не только на Кавказе, но именно в Средней Азии. А там дыхание шиитских молитв уже стало настолько мощным, что эта идеология как порывы ветра начинает создавать над нашим небом новые водовороты судьбы и искажения будущего.

В 2007 году мы были свидетелями того, как реагировали иранцы на визит президента России в Тегеран и на его позицию в отношениях с руководством Ирана. Твёрдая позиция лидера РФ вызывала уважение.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив