Роль спецслужб в мировой политике

08 февраль 2013
К первым формально институционализированным специальным службам можно отнести создание в 1718 году Тайной канцелярии, занимающейся вопросами охраны личности Императора, предупреждением бунтов и измен в государстве, то есть в целом вопросами политического сыска. Однако, с момента образования Киевской Руси существовали различные формы охраны интересов государства, связанные как с дипломатическими ходами, так и с разведывательными действиями.

Древнерусские князья, стремясь развивать контакты с внешним миром, неизбежно перенимали как политические, дипломатические традиции, так и военный, разведывательный опыт своих соседей. Иностранные источники того времени подтверждают, что княжества Древней Руси осознавали и применяли тайную дипломатию и разведку в своих международных делах.

Еще в 860 г. относительно немногочисленная дружина руссов, являясь главной силой князя, осадила Константинополь (Царьград) и смогла заключить выгодные для себя торговые соглашения. При немногочисленности сил руссов огромную роль сыграла предварительно проведенная дипломатическая и разведывательная работа: момент высадки был выбран тогда, когда армия императора Михаила III вышла из Константинополя навстречу арабской армии, а византийский флот был направлен к острову Крит для борьбы с пиратами; руссы учли фактор нестабильности внутриполитической обстановки в Константинополе, усиление оппозиции; подход военных сил руссов был осуществлен скрытно от Византии, используя сеть послов, гонцов, купцов и горожан, собирающих важную разведывательную информацию.

Основой военной и разведывательной силой к княжеская дружина, своеобразный княжеский штаб, которая не только являлась группой наиболее приближенных воинов, но также являлась многофункциональным военным подразделением и княжеским «аппаратом управления» одновременно. Дружина занималась также организацией разведки, в том числе, во время боевых действий, предупреждением об агрессии, подготовкой наступления на противника. Наиболее влиятельные дружинники были не только воинами, но и ближайшими советниками, послами и наместниками князя. Особую роль играли личные телохранители князя, набиравшиеся также из состава дружины, которые, защищая фигуру князя, тем самым защищали его политический курс.

Приведем несколько примеров. При проведении военных операций Вещий Олег осознавал и применял тайные методы борьбы в своих военных походах.

1. В 881 г. через два года после начала правления в Новгороде, Олег отправился присоединять южные земли, Киевское княжество, в котором с 862 г. правили варяги – братья Аскольд и Дир. Готовясь к походу три года, Олег, собрал достаточную информацию о силах противника, в том числе о дружине братьев, о настроениях в городе и о киевских укреплениях. Он решил выманить братьев на пристань и тем отсечь от войска и укреплений. Оставив в лагере основную часть своих воинов, Олег с «малой дружиной» подошел к киевской пристани, «притворяясь мимо идущим». В ход была пущена дезинформация о том, что в ладьях находятся купцы, плывущие из Новгорода «в греки». В результате это помогло захватить в плен Аскольда и Дира.

2. При организации и проведении похода на Константинополь в 907 году прообразы «спецслужбы» Олега активно занимались сбором и анализом военной и политической обстановки в предполагаемом регионе ведения боевых действий. Военные силы Олега осадили столицу Византии в тот момент, когда византийские войска снова ушли на Восток воевать с арабами. Используя оппозиционные и даже мятежные настроения лидера провинциальной знати Андроника Дука, возможность беспрепятственного прохождения по территории противника Византии – Болгарии, а также учитывая предоставленную арабами информацию, которые стремились к ослаблению власти Константинополя в регионе, Олег наложил данью Византию, взял контрибуцию, добился отмены пошлин для русских купцов.

3. Примером успешной охраны личности князя может служить предотвращенное отравление Олега после посещения Константинополя. Византийцы преподнесли дары с отравленным вином, но "контрразведка" Олега сообщила ему об этом и покушение провалилось.

Князь Святослав, ведя постоянные военные операции, серьезно занимался вопросами разведки. Так, примером сбора информации о противнике и ее применение может служить поход против Хазарского каганата в середине 60-х гг. X в. Получив информацию о том, что на южных путях к Хазарскому каганату расположены сильные укрепления, он принял решение двигаться северным путем через Волжскую Булгарию. Неожиданность маневра и решительные действия Святослава привели к победе над обоими противниками.

Таким образом, специальных служб в привычном понимании данного термина у древнерусских князей не существовало, их функции выполняла дружина и наиболее доверенные лица, в том числе, связанные кровнородственными связями. Лица, участвующие в проведении специальных операций, привлекались время от времени, а после их завершения возвращались к своим обычным занятиям: торговле, ремеслам и др. Систематизации и обобщения полученного опыта не производилось, профессиональной подготовки воинов дружины, занятых в подобных операциях, не производилось, поэтому следующим поколениям приходилось опираться на обрывочные и во многом самостоятельно разработанные принципы и методы работы.

В период феодальной раздробленности роль "специальных служб" была заметной, но ограничивалась междоусобной борьбой, тогда как сбор и анализ внешнеполитической информации был минимальным. Так, в 1223 г. в результате вторжения ордынских ханов были разгромлены объединенные силы русских князей на реке Калке. Русское войско не имело централизованного командования, единых планов кампании и разведывательной службы. Князья вступали в схватки с монголами, не координируя свои действия, чтобы добиться личной славы и военных трофеев, а не с целью обороны общего пространства. Военное командование Орды, в свою очередь, было консолидировано и беспрекословно следовало принципам Чингисхана. Нападение Орды предшествовала длительная и тщательная разведка. Поход Батыя готовился целых 14 лет, в течение которых ордынская агентурная сеть собирала сведения о состоянии русских земель, по результатам анализа которых были сделаны следующие выводы: русские князья действуют обособленно, их войска и военачальники не имеют навыков ведения боевых действий под единым командованием. Учитывался также психологический фактор – неприязненные отношения между различными ветвями князей из династии Рюриковичей. Однако, были примеры ведения успешного дипломатического диалога с Ордой. Например, Александр Невский, договариваясь с Ордой, вел эффективную политическую и военную линию, направленную как на укрепление общерусского единства, так и на противостояние внешним врагам с Запада и Востока.

Важную роль при этом играли "специальные службы", представленные не только советниками и доносчиками в Орде, но и сторожевыми заставами и укреплениями, союзными народами. Так, летом 1240 г. шведское войско под командой Биргера вторглось в районе устья реки Ижоры. Победа была достигнута Александром небольшими силами, так как сторожевые отряды постоянно следили за перемещением главных сил тевтонцев, предоставляли ценную информацию о наиболее выгодных позициях для наступления. Таким образом, необходимость постоянного контроля за передвижениями и наращиванием сил Ордой подталкивала формирование системности специальных служб и личной охраны, которых не было у первых Рюриковичей и их наследников. Теперь уже было недостаточно собрать все силы русских княжеств и победить в серии генеральных сражений, возникла потребность в длительной методичной работе по сбору конфиденциальной информации, создания слухов, вербовки сторонников в кругу внутренних и внешних врагов. При князьях создавались службы, которые теперь уже целенаправленно старались упрочить, чтобы получить дополнительные преимущества перед соседями.

Во второй половине XIV в., когда великие князья московские начинают объединение русских земель вокруг Москвы, они опираются в данной работе на свои секретные службы с привлечением информационных каналов Русской православной церкви. Получив возможность собирать дань самостоятельно наиболее стратегически мыслящие князья начали вести объединительную политику, привлекать на свою сторону тех князей, которые «дозрели» до мысли о первенстве Москвы в собирании русских земель и упрочении государства. Одновременно с процессом консолидации происходило становление княжеских специальных служб: разведки, контрразведки, охраны.

Так, Великого князя Московского и Владимирского Дмитрия Донского в 1375 г. предупредили перебежчики от намерениях князя Тверского Михаила Александровича взять ярлык на княжение во Владимирском княжестве. В результате он сумел вовремя осадить Тверь и принудить князя Тверского Михаила Александровича отказаться от своих намерений. В 1380 г., готовясь к битве с Мамаем, Дмитрий Иванович отправил в Орду боярина Захария Тютчева. Тот доставил князю сведения о численности ордынского войска и о возможности союза Мамая с рязанским Олегом Ивановичем и великим князем Литовским Ягайло. Тютчев, имевший в качестве прикрытия ранг посла, являлся резидентом русской агентурной сети. На путях вероятного продвижения противника действовали отряды Семена Малика, Василия Тупика и др., выполнявшие функции войсковой разведки. Данные разведки позволили великому князю Московскому совершить внезапный удар засадного полка, занять стратегически выгодную позицию и отрезать возможных союзников друг от друга.

Дмитрий Донской как и ряд последующих Московских князей не разделял личную безопасность и безопасность княжества. Вполне вероятно, что он мог получить информацию об организации «специальной службы» и методах ее работы не только из русских, но и из монгольских источников. К измене своих приближенных Иван III относился со всей строгостью. Угроза его личной безопасности исходила не только со стороны удельных князей, но и из-за границы. В январе 1493 г. в Москве казнили сразу несколько человек, уличенных в государственной измене. Попытки покушения на Ивана III была выявлены и предотвращены на стадии подготовки. Наряду с карательными мерами применялись и меры превентивного характера. В 1487–1488 гг. из Новгорода в центральные земли были переселены нелояльные боярские и купеческие фамилии.

В правление Василия III завершилось формирование территориального ядра единого Российского государства и централизованного государственного аппарата. Одерживать победы на этом пути великим князьям позволяло использование скрытых от посторонних глаз средств и методов борьбы. Специальные виды военной деятельности перешли в разряд секретных и стали династическими (т. е. передавались от отца к сыну).

В 1547 г. Иван IV первым из русских великих князей венчался на царство. Мы полагаем, что в его правление происходило интенсивное развитие специальных силовых общегосударственных институтов, предтечей которых являлись личные «службы» великих князей. Охрана царствующего лица в этот период приобрела общегосударственный статус. Специальные службы, ведавшие вопросами личной безопасности российских государей, зачастую играли в истории России (как и в любой монархии) важную роль. Это объясняется тем, что при персонификации власти смена царя, а впоследствии императора влекла за собой изменение государственной политики.

В самом начале царствования Ивана IV Васильевича дипломатия, разведка, политический и уголовный сыск шли рука об руку, поскольку число людей, допущенных к важнейшим царским (т. е. государственным) секретам, было крайне ограниченно. Для обеспечения реформы государственного аппарата создаются приказы, имевшие судебно-полицейские функции; первым из них стал Челобитный приказ. В нем рассматривались жалобы дворян и детей боярских, которые по Судебнику 1550 г. получили право обращаться непосредственно к суду царя; также Челобитный приказ служил апелляционной инстанцией по обжалованию решений, вынесенных нижестоящими судебными органами, контролировал деятельность других государственных учреждений и должностных лиц государства.

Одним из важнейших решений Ивана IV было создание Посольского приказа, ведавшего международными отношениями, в том числе вопросами разведки в иностранных государствах. В рамках приказа был создан царский архив, куда поступили бумаги великих и удельных князей, документы внешнеполитического характера, следственные материалы. Таким образом, был создан первый общегосударственный центр хранения, учета и анализа конфиденциальной информации, положено начало информационно-аналитической службе, основывавшей свою деятельность как на собственных архивных документах, так и на документах, тем или иным способом попадавших в Москву. Также Посольский приказ занимался наблюдением за иностранными купцами во время их пребывания в России, организовывал выкуп и обмен русских пленных, управлял рядом территорий на юго-востоке страны, осуществлял руководство донскими казаками и служилыми татарами-помещиками центральных уездов.

Систему охраны южных рубежей государства следует считать одной из наиболее важных военно-политических разработок, реализованных в период правления Ивана IV. Система пограничной охраны и обороны состояла из базовых крепостных укреплений, между которыми возводилась полоса из валов и засек, препятствовавшая нападению конных армий. Для наблюдения за противником за линию укреплений направлялись посты и подвижные наряды. Служба начиналась 1 апреля и продолжалась до тех пор, пока не ляжет снег, когда продвижение неприятеля было маловероятным.

В 1555 г. из состава Боярской избы была выделена Разбойная изба, в дальнейшем преобразованная в Разбойный приказ, на который возлагалось проведение сыска и следствия по делам уголовного и политического (изменнического) характера. Термином «сыск» в России вплоть до 1917 г. обозначались специальные мероприятия непроцессуального характера по установлению и обнаружению неизвестных или скрывающихся преступников. К методамРазбойного приказа можно отнести практику пыток. За кремлевской стеной у Константиновской башни находился "застенок", где проводились допросы с пристрастием и пытки. Также существовали тюремные дворы для задержанных преступников и подозреваемых в преступлениях, охраняемые тюремными сторожами. В "черной палате" на 16 квадратных метрах содержались до 40-50 подсудимых и осужденных. Особо опасных преступников держали за решеткой. В Китай-городе, около Варварских ворот, имелся тюремный двор, представлявший собой большую тюрьму с несколькими отделениями - избами, вмещавшими до тысячи заключенных.

Опричнина, т. е. особая форма царского управления, отсекавшая представителей старой боярской элиты от принятия важнейших государственных решений, была установлена в 1565 г. Введение опричнины было подготовлено мнимым удалением царя от дел государственных (отъезд в Александровскую слободу) и созданием (с помощью царских грамот и доверенных людей, распускавших слухи) общественного мнения, будто самоустранение царя есть гибель его подданных. Так, уже в XVI в. при выполнении важнейших государственных специальных операций была использована серьезная система подготовки и проведения активных идеологических мероприятий.

Взятые в опричнину князья, бояре, дети боярские, дворовые и городовые люди стали новой царской дружиной, которая наряду с гражданскими государственными обязанностями выполняла специальные функции. Особый корпус опричной стражи сочетал функции личной охраны государя, а также оперативно-следственного и карательного аппарата по отношению к заподозренным в государственной измене или просто в нелояльности вельможам.

Как доказывают исторические документы, даже после введения опричнины царь не чувствовал себя в безопасности. В 1567 г. он отправил к королеве Англии Елизавете I упоминавшегося выше А. Дженкинсона с секретным поручением, в котором речь идет о взаимном предоставлении политического убежища. В царствование Ивана Грозного были проработаны на международном уровне варианты тайных соглашений с дружественными государями. А строительство с помощью иностранных специалистов в «великой тайне» достаточно большой флотилии, равно как и переправка части казны в надежные хранилища на случай внезапного отъезда, лишний раз подчеркивают серьезность намерений государя и его «великое тщание» о безопасности собственной персоны как олицетворения государства.

Во времена царствования Бориса Годунова с целью борьбы против многочисленных претендентов на царский престол (Бельские, Глинские, Голицыны, Мстиславские, Романовы, Шуйские и др.) была создана сеть тайного полицейского надзора, в котором главную роль играли холопы, доносившие на своих господ, и выпущенные из тюрем воры, которые подслушивали что говорили о царе, и задерживали каждого, кто высказывался против Царя. Представители низших сословий становились удобными с точки зрения вербовки: за обещание получить вольную многие становились осведомителями государя, поскольку Холопий приказ находился в его личном подчинении.

Одним из субъективных факторов Смуты явилась крайне низкая эффективность государевых служб безопасности. В течение Смутного времени практически все претенденты на московский престол были убиты разными группировками заговорщиков. Небольшие отряды хорошо подготовленных наемников, входивших в состав царской охраны и до конца сохранявших верность присяге, изменить положения не могли.

Избранный на царство Земским собором 21 февраля 1613 г. Михаил Федорович Романов получил государство в самом плачевном состоянии. Его главной задачей стало освобождение Отечества от иноземных захватчиков. Первым государственным учреждением, созданным в 1613 г. для защиты южных рубежей России, стал Казачий приказ (Приказ сбора казачьих кормов). Официально он ведал сбором хлеба на жалованье казакам и служилым людям «по прибору». Снабжение из казны позволило царю привлечь на свою сторону часть иррегулярных казачьих формирований и тем самым укрепить границу, а также повлиять на улучшение внутриполитической обстановки

Испытывая острую нужду в военных кадрах, московское правительство стало нанимать их за границей, в первую очередь в «немецких» землях. Наемные специалисты должны были принадлежать к лютеранству. Русский двор ревностно старался оградить своих подданных от возможного влияния папской «пятой колонны». Служилыми иностранцами – выходцами из Европы ведал созданный в 1614 г. Панский приказ. В 1624 г. он был реформирован и получил название Иноземного (Иноземского) приказа. Находясь под влиянием отца – патриарха Филарета, не доверявшего католической церкви, первый Романов особым указом запретил привлечение на военную службу католиков, что закрепило сложившуюся традицию и перевело ее в ранг закона.

Обеспечением личной безопасности царя до 1619 г. занимались стрельцы, они же несли охрану Московского Кремля и его внутренних помещений. Охрана и обслуживание царской семьи находились в ведении приказа Большого дворца и Боярской думы. В личном подчинении царя состоял «выборный» (отборный) стрелецкий полк, именовавшийся Стремянным, численностью около 1000 человек. Ни на какую службу, кроме охранной, стрельцы этого подразделения не привлекались.

При Михаиле Федоровиче имелись государственные структуры, использовавшие негласные методы работы и имевшие судебно-полицейские функции: Челобитный, Посольский, Разбойный и Земский приказы. Первый Сыскной приказ (для надзора за воеводами и земщиной) был учрежден в 1619 г. Патриарх Филарет лично занимался делами Посольского приказа (в том числе внешней разведкой под дипломатическим прикрытием). В 1633 г. он составил «для своих государевых и посольских тайных дел» особый шифр, который должны были использовать доверенные лица государя.

Возвращаясь к системе подготовки кадров для царской секретной службы в монастырях, отметим еще один важный момент. Перевод иноков (послушников, монахов) из одного монастыря в другой мог быть мотивирован чисто церковными причинами. В то же время он обеспечивал высокий уровень конспиративности, не вызывая подозрений ни в миру, ни среди непосвященных в клерикальной среде. Посторонним было невдомек, что таким образом происходит переброска «курсанта» от одного наставника к другому, или, иными словами, осуществляется негласное комплексное многоуровневое обучение будущих слуг государевых. В процессе изучения предметов, необходимых в практической работе, священники проводили морально-психологическую подготовку обучаемых, оценивали их деловые и моральные качества. Набор дисциплин и уровень «погружения» могли дифференцироваться в зависимости от первоначальных знаний, навыков и трудолюбия учеников и конечно же от тех задач, для решения которых каждый из них предназначался.

Не меньшее внимание уделялось защите информации: секретные распоряжения чаще всего отдавались в устной форме, прибегали и к шифрованной переписке. В личной переписке с послами и подьячими приказа Тайных дел государь использовал систему специальных знаков (подобной «азбукой» будет пользоваться и Петр I). Образцы шифрованной переписки хранятся в Российском государственном архиве древних актов.

Доступ к секретной информации строго регламентировался: направленный царем секретный документ мог прочитать только тот, кому он предназначался. Прочитав бумагу, адресат ее запечатывал особым способом и возвращал подьячему приказа Тайных дел в соответствии с царским указанием. О выполнении распоряжения сотрудники приказа немедленно докладывали государю, причем писать о сути распоряжения категорически запрещалось.

М. Н. Покровский писал «Тайный приказ с самого начала, при первых Романовых, был наделен огромными полномочиями. Даже члены Боярской думы, т. е. Государственного совета, употребляя позднейшее выражение, в этот приказ не входили и дел там не ведали. Он был, значит, вне контроля этого Московского государственного совета. Он был подчинен непосредственно самому царю, и чиновники его на деле имели больше власти, чем члены Боярской думы». Например, с февраля 1665 г. царь приказал Разрядному приказу ежедневно направлять в приказ Тайных дел сведения о положении дел в полках.

Еще одной оперативно-охранной службой, созданной в годы правления Алексея Михайловича, следует считать службу охраны дипломатического корпуса при дворе русского царя. Обеспечение безопасности иностранных представителей находилось в совместном ведении Посольского и Стрелецкого приказов. Параллельно осуществлялись контрразведывательные мероприятия, в том числе наружное наблюдение за перемещениями дипломатов и их местами проживания. Режим для иностранцев был установлен настолько жесткий, что несанкционированные встречи с москвичами либо с представителями других государств, проживающими в Москве, практически исключались.

Меры, предпринимаемые русскими, значительно затрудняли деятельность резидентов иностранных разведок, действовавших под дипломатическим прикрытием. Информация, получаемая от «нужных людей», позволяла более адекватно строить работу как в области внешней и оборонной политики, так и в области охраны российских должностных лиц. Если кто-то из иностранцев «случайно» заезжал не в то место, то с ним доверенные царя поступали «нечестно»: исчезнуть на неспокойных русских дорогах, или погибнуть от рук «лихих людишек», или заболеть неизвестной хворью в те времена ничего не стоило. Вольно или невольно посвященных в государственные секреты уже никогда не отпускали на родину: арсенал специальных методов воздействия на различные категории лиц был обширен.

Разрядный приказ координировал разведывательную и контрразведывательную работу в порубежных районах России – это некий прообраз армейской службы безопасности. Ответственными лицами на местах являлись воеводы приграничных районов и городов, в «штате» которых с начала XVII в. состояли лазутчики – «вестовщики». Не менее важным источником информации были русские купцы, торговавшие в других странах, вернувшиеся из плена подданные царя и выходцы из соседних государств. Полученные сведения передавались в Москву по подчиненности, особое внимание уделялось информации о приметах возможных лазутчиков и о времени их появления в столице.

По петровскому указу Преображенский приказ получил исключительное право на ведение следствия и суда по всем государственным преступлениям, тем самым он стал единственным центральным органом политического сыска в России. Все другие сыскные, судебные и «силовые» приказы были обязаны передать ему материалы о «слове и деле государевом».

Отныне функции охраны возлагались на 1-й и 2-й солдатские «выборные» полки. Их назвали Лефортовским (по имени командира – верного соратника государя Ф. Лефорта) и Бутырским (по месту дислокации; командир – П. Гордон). Но главной силовой опорой Петра становились Преображенский и Семеновский полки, получившие звание лейб-гвардейских (личной гвардии). Лейб-гвардейские полки имели три основные функции: политическую (опора царской власти), воспитательную (подготовка кадров для армии и для гражданской службы) и боевую (выполнение любой военной задачи). Продолжая традиции отца, Петр назначал кандидатов на высшие (в том числе военные) должности не по знатности, а по способностям и заслугам Предпочтение отдавалось, как правило, выходцам из гвардейских полков.

Основным центром сбора информации стратегического характера продолжал оставаться Посольский приказ, осуществлявший дипломатические функции и внешнюю разведку. Направленный в 1702 г. послом в Турцию стольник П. А. Толстой одновременно был и руководителем российской разведки. В его обязанности входили сбор политической и военной информации и создание агентуры влияния в среде турецкой знати. Последнее позволяло снизить вероятность военного противостояния России и Турции, избежать широкомасштабной войны на два фронта. П. А. Толстой опирался на местную агентуру, а также использовал возможности Православной (Константинопольской) церкви. После ареста в 1710 г. он длительное время отправлял донесения в Россию даже из турецкой тюрьмы.

Успехи спецслужб того времени во многом были обусловлены тем, что при реформировании государственного аппарата Петр сохранил преемственность внешнеполитического ведомства (Посольский приказ был преобразован в Коллегию иностранных дел) и преемственность кадров в области дипломатии и разведки. Например, в 1699 г. послом России в Голландии был назначен А. А. Матвеев, сын погибшего в 1682 г. «посольских дел оберегателя» А. С. Матвеева. За заслуги перед Отечеством А. А. Матвеев был удостоен графского титула. Российская разведка в начале XVIII в. работала очень профессионально. В частности, сообщения о шведской военной экспедиции в Архангельск в 1701 г. поступили в Посольский приказ из трех стран: Швеции, Голландии и Дании.

С 1717 г. Петр возобновил систему двойного представительства: наряду с официальными посольствами он направлял за границу особо доверенных лиц. Возможно, что это было обусловлено попавшим к царю анонимным письмом, компрометировавшим А. А. Матвеева. В качестве доверенных лиц царя обычно выступали офицеры гвардии. Тем самым получила продолжение практика Алексея Михайловича, назначавшего в состав каждого русского посольства представителя Приказа тайных дел.

На рубеже XVII – ХVIII вв. в России происходило дальнейшее совершенствование и развитие тайнописи, что обусловливалось двумя факторами: расширением и углублением дипломатических отношений и начавшейся Северной войной. Главным государственным учреждением, систематически использовавшим тайнопись, являлась Посольская канцелярия, и лично государя, который оценил огромное значение тайнописи. Все русские послы для переписки с Посольской канцелярией и царем использовали шифры, называвшиеся «азбука», «ключ» и «цыфирь». Аналогичную переписку Петр Алексеевич вел с высшим командным составом армии и флота: с адмиралом Ф. М. Апраксиным, фельдмаршалами Г. В. Огильви и Б. П. Шереметевым. Наиболее характерными особенностями того периода следует считать повышение уровня защищенности шифров и разработку новых методов маскировки тайнописи.

Не имея реальной возможности контролировать гвардию в начале царствования, Екатерина II стала создавать собственные специальные институты. Манифестом от 19 октября 1762 г. она подтвердила решение свергнутого мужа о ликвидации Тайных розыскных дел канцелярии. Однако, хорошо понимая значение секретной политической полиции, императрица передала расследование дел по важнейшим государственным преступлениям в ведение Сената, спрятав в его респектабельных стенах Тайную экспедицию. Цели обновленного органа сводились к сбору сведений «о всех преступлениях противу правления», аресту злоумышленников и ведению расследований. Официальным главой Тайной экспедиции вначале был генерал-прокурор Сената А. И. Глебов, а затем сменивший его князь А. А. Вяземский. Однако фактическим руководителем политической полиции был Степан Иванович Шешковский, действовавший под непосредственным контролем Екатерины II.Характерной чертой работы экспедиторов было привлечение священнослужителей к ведению следствия. Перед допросом обвиняемому предлагали исповедаться священнику Петропавловской крепости, давая шанс раскаяться в содеянном. Арестанты к этому моменту были запуганы до такой степени, что соглашались подписать любое признание, лишь бы не встречаться «великим инквизитором России».

Уже 2 октября генерал-прокурор Сената A. И. Глебов получил от государыни указание рассматривать дела о государственных преступлениях вместе с тайным советником Н. И. Паниным. Тайная экспедиция, как и ее предшественники, объединяла политический сыск и контрразведку. Поручив контроль над Тайной экспедицией двум высшим чиновникам, императрица получила возможность контролировать обоих. Екатерина II сохранила также практику формирования временных следственных комиссий для рассмотрения особо опасных государственных преступлений. В помощь комиссиям придавались сотрудники Тайной экспедиции.

Созданная Екатериной II за 13 лет после прихода к власти полноценная система безопасности успешно работала до самой смерти императрицы. Основными звеньями этой системы были Коллегия иностранных дел, Тайная экспедиция, полиция, внешняя разведка и контрразведка, функционировавшие в рамках этих ведомств. Особо следует отметить, что государыня ежедневно принимала доклады генерал-полицмейстера Петербурга, генерал-прокурора Сената или главы Коллегии иностранных дел.

Противодействие внешнему вмешательству во внутренние дела России следует проиллюстрировать на поддержке Францией восстания Пугачева. Так как Франция активно поддерживала Турцию и противодействовала усилению русского влияния в Польше, то неудивительно, что, взяв в 1772 г. Краков, А. В. Суворов захватил там несколько французских офицеров, которых отправили в Сибирь как уголовных преступников. Затем через Константинополь в Россию были направлены несколько офицеров, подданных Франции, принявших участие в организации пугачевской армии. В частности, в 1774 г. за связь с мятежниками и подстрекательство к бунту среди военнослужащих арестовали полковника на русской службе Ф. Анжели. Финансирование армии Пугачева также осуществлялось из-за рубежа. Например, французский посол в Вене принц Л. де Роган сообщал послу в Константинополе графу де Сен-При, что король готов предоставить ради осуществления своих замыслов любую сумму.

Турецкие военачальники также разрабатывали планы оказания поддержки войскам Пугачева через Крым и Северный Кавказ. Из переписки дипломатов следовало, что в военной операции в поддержку Пугачева должны были участвовать французские офицеры и что Людовик XVI послал в Константинополь офицера Наваррского полка и 50 000 ливров на расходы. (Русский посланник в Вене князь Д. М. Голицын сумел завербовать одного из сотрудников французской миссии и получил копии депеш.)

«Народное» восстание Пугачева имеет все признаки специальной операции, осуществленной при участии иностранных государств с целью организации партизанской войны в тыловых районах России. Эта война характеризовалась ведением не только боевых рейдов, но и специальных психологических операций, направленных на снижение морального духа российских солдат.

Таким образом, специальные службы в истории России с древнейших времен до начала XIX века прошли долгий путь становления от отдельных доверенных лиц в дружине князя до специальных институтов в системе органов государственной власти. Совершенствовалась не только организационная структура и масштабы деятельности, но и методы, средства, которые применялись специальными службами для проведения хорошо спланированных многоходовых операций как внутри страны, так и зарубежом.

В период между двумя мировыми войнами, с началом роста реваншистских настроений в высших эшелонах власти фашистской Германии начали активно наращиваться возможности специальных служб, которым придавалось огромное значение в будущих войнах. Они должны были обеспечивать сбор военно-политической информации о потенциальных противниках, поддерживать проведение военных операций, работать с гражданским населением как на оккупированных территориях, так и на территории противника с целью изменения общественного мнения, вербовки своих сторонников, создания разведывательной сети.

Помимо созданного в 1919 году Абвера – органа военной разведки и контрразведки Германии, созданной в 1934 году Службы безопасности – служба безопасности рейхсфюрера СС с началом второй мировой войны сбором и анализом разведывательной информации были привлечены министерство по делам оккупированных территорий, Гестапо, министерство иностранных дел, иностранный отдел министерства пропаганды.

Организация "Консул" была создана в 1918 году, носила националистический и террористический характер, конкурировала на идеологическом пространстве с НСДАП до 1922 года, времени своего официального запрета. Своей целью она ставила изменение демократического характера Веймарской республики, пересмотр итоги Первой мировой войны. Основным методом своей деятельности она избрала политическое убийство, в ее состав входили бывшие военные рейхсвера и фрайкора. "Консул" причастен к организации и проведению убийства в 1921 году центриста Маттиаса Эрцбергера (рейхсминистра финансов Веймарской республики), в 1921 году председателя фракции НСДПГ Карла Гарейса, в 1922 году министра иностранных дел Германии Вальтера Ратенау, покушению в 1922 году на Филиппа Шейдемана (первого премьер-министра Веймарской республики). Из рядов «Консула» вышли телохранителиА. Гитлера Юлиус Шрек и Йозеф Берхтольд. Организация стала прообразом будущих штурмовых отрядов СА.

Абвер был образован в 1919 году как самостоятельный отдел министерства обороны и занимался не только контрразведкой, но, прежде всего, разведывательной деятельностью против СССР, Франции, Великобритании, Польши и Чехословакии. Созданное в 1938 году Управление "Абвер-Заграница" состояло из следующих отделов: Абвер-1 – разведывательная работа, Абвер-2 – саботаж, террор, разложение армии противника, создание специальных отрядов из национальных меньшинств в тылах государств, воюющих с Рейхом, Абвер-3-контрразведка, Абвер-Заграница – иностранный отдел, изучающий внешнюю и внутреннюю политику иностранных государств, а также взаимоотношениями немецких вооруженных сил с армиями союзных государств, ЦА – центральный отдел, занимающийся кадровым, финансово-материальным обеспечением. Являясь составным подразделением Верховного командования вермахта, Абвер был представлен в каждой армейской группировке командами, группами, а также районными и региональными территориальными органами – абверштелле и абвернебенштелле. Основными задачи в годы второй мировой войны являлись сбор разведывательной информации, политической и экономической информации, ведение диверсионной работы на всю глубину тыла противника, проведение контрразведывательных мероприятий на оккупированной территории и борьба с партизанским подпольем.

В рамках Абвера существовало структурное подразделение "Кригсорганизацьон" или "Военные организации", созданное в 1937 году под прикрытием различных дипломатических представительств в странах-союзницах Германии или странах-нетралах, подчинявшееся управлению "Абвер-Заграница". Они вели разведывательную работу против стран возможных и явных противников Германии, в составе находились немецкие члены Абвера, которые официально работали на постах помощников военных атташе, вице-консулов, секретарей и вспомогательного персонала. Основной задачей в борьбе против СССР был сбор разведданных о военной и экономической мощи и проведение контрразведывательных мероприятий. Основной средой вербовки выступали русские белоэмигранты и участники антисоветских и националистических организаций. Еще одним источником агентуры были местные "правые" организации. Для получения необходимой информации агентам поручалось заводить знакомства с сотрудниками советских учреждений или с их родственниками и близкими. Особое внимание уделялось морякам советского торгового флота и лицам, прибывшим из СССР или имеющим связи на его территории. В некоторых портовых городах существовали постоянные резидентуры, которые возглавляли кадровые сотрудники Абвера.

Помимо Абвера на оккупированных территориях действовали оперативные группы полиции безопасности и Службы безопасности, занимавшихся поиском и уничтожением нелояльных военнопленных и гражданского населения. Функционировавшие на захваченных территориях территориальные органы СД поддерживали полицейский режим, проводили акции устрашения гражданского населения, в том числе, зачистки населенных пунктов, организовывали работу по раскрытию и уничтожению партизанских отрядов. Созданная в 1934 году будущим рейхсфюрером СС Гиммлером, СД получила статус государственной политической разведслужбы. Ее резиденты действовали за границей под прикрытием германских дипломатических миссий в качестве корреспондентов, представителей торговых, промышленных и других фирми учреждений. Агентура СД из немцев-фольксдойче и сторонников национал-социализма внедрялась в правительственные и руководящие круги иностранных государств, вела политическую разведку, проникала в антифашистские организации с целью их разложения. В ряде государств агенты СД осуществляли крупные диверсионные акты, политические убийства и повстанческие выступления. Внутри Германии СД осуществляла политический контроль всех государственных и партийных учреждений, организаций, обществ, частных предприятий, фирм и компаний, вела планомерный сбор политической информации о настроениях населения, а также об оценке народом различных политических, военных и общественных событий, мероприятий правительства. По месту жительства граждан велось наблюдение через осведомителей. Основную роль здесь играли блокляйтеры – квартальные руководители НСДАП. По месту работы граждан, помимо осведомителей, к агентурной работе привлекались так называемые "почетные сотрудники" СД. Осведомители вербовались в основном из сторонников НСДАП. Во время войны агентурная база СД значительно пополнилась за счет иностранных рабочих, военнопленных и жителей оккупированных территорий.

Службе безопасности были подчинены айнзатцгруппы полиции безопасности, которые использовались в целях массовых казнец гражданских лиц на захваченных территориях. На территории СССР к их задачам были отнесены: выявление и ликвидация партийного и комсомольского актива, проведение розыскных мероприятий, арестов, уничтожение советских партийных работников, сотрудников НКВД, армейских политработников и офицеров, борьба с проявлениями антигерманской деятельности, захват учреждений, имеющих картотеки и архивы и др.

К одной из важных дивизий, выполнявших разведывательную деятельность, относится соединение"Бранденбург-800", сформированное в 1939 году в Чехословакии отделом Абвер-2. В ее состав входили штабная рота, рота связи, учебный лагерь, пять батальонов четырехротного состава и учебный батальон. Штаб дивизии размещался в Берлине, помимо этого штабу были приданы рота пропаганды и рота морской пехоты. Данная дивизия проводила по заданию Абвера и военного командования диверсионную и разведывательную деятельность в тылу как советских армий, так и армий союзников по антигитлеровской коалиции. "Бранденбурги" занимались захватом и удержанием до подхода основных сил стратегических объектов противника, вели работу по организации повстанческого движения, захватывали "языков" на линии фронта, проводили операции по ликвидации высшего военного и политического руководства стран антигитлеровской коалиции.

После начала Великой отечественной войны "Бранденбург-800" начал активно заниматься вербовкой советских граждан из числа перебежчиков и военнопленных. Далее завербованные лица направлялись в особый офицерский лагерь – офлаг 3Ф в г. Луккенвальде под Берлином, где их проверяли через агентуру, подвергали идеологической обработке. Прошедшие данные испытания разделялись на команды и направлялись в различные подразделения "Бранденбурга-800". Все группы действовали под видом советских войск. Например, во время немецкого наступления на Северном Кавказе диверсанты проникли к тыл советских войск и взорвали стратегически важный мост в районе Минеральных Вод, чтобы сорвать организованное отступление Красной Армии. В 1942 г. подразделения "Бранденбург" под руководством лейтенант фон Фёлькерзама участвовали в захвате месторождений Майкопа и операции по взятию города. Переодевшись в форму сотрудников НКВД солдаты, "Бранденбурга" проникли в Майкоп, взяли узел связи штаба обороны, распространяли дезинформацию о неминуемой сдаче города. Деморализация советских войск привела к тому, что оборона города рассыпалась, солдаты начали оставлять город, бросая технику.

Полк "Курфюрст"("Князь") был создан в 1943 году под управлением "Абвер-Заграница" на базе 805-го полка дивизии "Бранденбург-800". Он являлся одной из центральных разведывательно-диверсионных школ Абвера-2. В нем проходили курс подготовки официальные сотрудники Абвера и агенты, которых затем направляли на задания за линию фронта на территорию стран противников Германии. Полк состоял из двух батальонов: в первом агенты проверялись и проходили военную подготовку, во втором их готовили к разведывательно-диверсионной деятельности. Кандидаты обязательно должны были владеть одним из иностранных языков – русским, английским, французским и т.д. (отдельное внимание уделялось тем, кто ранее проживал в данных странах или у кого в данных странах оставались родители).

Перед началом войны с СССР Абвер и ведомство Розенберга начало привлекать к сотрудничеству грузинских эмигрантов. На территории оккупированной Франции из них были сформированы две специальные группы "Тамара-1" и "Тамара-2", которые впоследствии принимали участие в составе подразделения Ланге в операции "Шамиль", организованной Абвером для захвата Грозненского нефтеперерабатывающего завода. Хотя операция провалилась, диверсантам удалось установить связь с чеченским бандподпольем.

На территории Эстонии с 1941 года при поддержке Абвера и финских спецслужб осуществлялась выброска диверсионных групп, которые должны были захватывать стратегически важные объекты, организовывать повстанческое движение. Первая группа (называлась "Эрна", создана под руководством бывшего полковника эстонской армии Антса-Хейно Курга) была заброшена в 1941 году. Перед ней была поставлена задача – проводить диверсии на путях сообщения в тылу РККА. Численность всех выброшенных подгрупп достигла к концу июля 1941 года 900 человек. В результате активных действий НКВД и истребительных батальонов группа понесла ощутимые потери и к октябрю 1941 года была расформирована, а ее состав передан в полицию, самооборону и органы местного самоуправления.

К одной из заметных операций специальных служб Германии в годы войны можно отнести создание в 1942 году Русской Национальной Народной Армии, пользующейся поддержкой Абвера, которая к августу 1942 года насчитывала 1500 человек. Понеся большие потери в людской силе в первый год войны немецкие военные круги склонились к тому, что большое количество военнопленных из СССР можно использовать для создания боевых подразделений, которые могли бы воевать против СССР. С русской стороны инициатива создания РННА принадлежала эмигранту, радиоинженеру С.Н. Иванову. Данное подразделение было построено по следующим принципам: 1) формирования носят русский национальный характер, их главная задача – антибольшевистская борьба, 2) офицеры и солдаты должны быть представлены русскими, 3) обучение ведется на русском языке, 4) униформа и снаряжение должны быть русскими, 5) военнопленные рассматриваются как потенциальное пополнение, 6) формирования должны иметь возможность развернуться в крупное боевое соединение, 7) формирование функционируют как первый шаг на пути к поиску лидера русского антисоветского правительства (желательно из числа советских военнопленных генералов). Внутренняя политика в РННА сводилась к национально-народолюбческой пропаганде и антибольшевизму. В отрядке не только думали, но и говорили, что после свержения большевиков следующими будут немцы. Это не осталось незамеченным немецкими и советскими спецслужбами. РННА четыре раза выделяла свои подразделения для борьбы с партизанами. Однако, такие задания крайне отрицательно влияли на личный состав, который начал переходить на сторону партизан, что в конечном итоге повлияло на уменьшение роли РННА с действиях против СССР.

Тайная полевая полиция, впервые использованная во время Гражданской войны в Испании, была подчинена управлению "Абвер-Заграница", являлась исполнительным, полицейским органом, приданным военной контрразведке и действующим в военное время. Действуя в ближних фронтовых тылах, ТПП выполняла различные функции: контрразведка, личная охрана командующих, наблюдение за военной корреспонденцией, контроль за почтой, телеграфом и телефонной связью, розыск оставшихся на оккупированной территории советских военнослужащих. Фактически занималась карательными и контрразведывательными операциями в прифронтовых районах, создавала собственную агентурную сеть среди местного населения, проводила антипартизанские акции.

Главное Управление Имперской Безопасностибыло сформировано в 1939 году после объединения Главного управления полиции безопасности и Главного управления службы безопасности (СД). Формально оба главных управления подчинялись имперскому министру внутренних дел Фрику, однако фактическим руководителем был шеф СС и полиции Гиммлер. К моменту окончания второй мировой войны в Германии были созданы следующие полицейские службы: Тайная государственная полиция (Гестапо), Уголовная полиция (Крипо), полиция порядка (Орпо). В состав полиции безопасности входили тайная государственная полиция (Гестапо) и уголовная полиция, которые работали в тесном контакте друг с другом. Гестапо являлось особым агентурным, следственным и карательным органом, который выявлял и ликвидировал всех противников режима. Основаниями для подобных репрессий служила информация, добытая агентурной разработкой и наблюдением, а также полученная от органов СД и непосредственных руководителей. Гестапо действовало также на территории других государств, проводя аресты и заключая в тюрьмы и концлагеря без санкций судебных органов и прокуратуры. Уголовная полиция проводили аресты и задержания уголовных преступников по своему усмотрению, но впоследствии все их действия утверждались судом.

Главное Управление Имперской Безопасности первоначально состояло из семи, а с 1944 г. – из восьми управлений: Iуправление – организационные вопросы и подготовка кадров, II управление – финансовая и хозяйственная работа, IIIуправление – СД, IVуправление – Гестапо, Vуправление – Крипо, VIуправление – зарубежная разведслужба СД, VII управление – вело научные исследования и контрпропаганду. Военное управление РСХА руководило военными разведывательно-диверсионными органами. Структура была создана в 1944 г. в связи с реорганизацией Абвера и подчинение ее РСХА. Есть неподтвержденные данные о существовании VIII отдела РСХА, занимавшегося обеспечением бесперебойной связи высших государственных органов власти и, прежде всего, Ставки фюрера. После покушения на Гитлера в 1944г. стало известно, что связь со ставкой оказалась под контролем заговорщиков, что дало им возможность отрезать её от внешнего мира. Поэтому руководство Третьего рейха постаралось обезопасить себя от такого в будущем и передало контроль за правительственными линиями связи в ведение Главного управления имперской безопасности.

Оперативные группы СД Главного Управления Имперской Безопасности (айнзатшгруппы) были созданы накануне войны в мае 1941 г. Всего было создано 4 группы – А, Б, Ц, Д. Каждая из групп состояла из штаба, специальных команд, действовавших в районах расположения армейских частей, и оперативных команд, действовавших в оперативном тылу армии. Состояли из служащих полиции, Гестапо и СД. С началом войны данные группы выдвинулись вглубь советской территории (по 600 человек каждая). Перед ними ставились следующие задачи: захват и обыск помещений советских партийных, правоохранительных органов и штабов воинских частей; захват учреждений, имеющих архивы и картотеки; проведение розыскных мероприятий, арестов и уничтожение советских партийных работников, сотрудников НКВД, армейских политработников, офицеров; выявление и ликвидация местного партийного и комсомольского актива, общественников, советской агентуры, евреев; ведение борьбы в тыловых районах со всеми проявлениями антинемецкой деятельности; информирование командующих тылами немецких армий о положении в подведомственных им районах. Органы полиции безопасности и СД насаждали агентурную сеть среди местного населения. В качестве агентов использовались старосты деревень, волостные старшины, полицейские, лесники, владельцы буфетов, закусочных и ресторанов. Агентура была обязана следить за появлением в населенных пунктах партизанских разведчиков, парашютистов, лиц из числа комсомольского и партийного актива. Агентурная сетка сводилась в резидентуры. Резидентами назначались коллаборационисты из числа служащих оккупированных учреждений. В первый период войны предпочтение отдавалось лицам, пострадавшим от репрессий и перебежчикам. Впоследствии агентура вербовалась из задержанных партизан, разоблаченных советских агентов-парашютистов. Некоторая часть агентуры проходила специальное обучение азам контрразведки. При командах полиции безопасности и СД существовала штатная агентура, которая засылалась в населенные пункты для обнаружения советских партизан, парашютистов и подполья.

Основная деятельность органов полиции безопасности и СД в оккупированных районах была направлена на уничтожение советских партизанских отрядов и подполья. Подразделения полиции безопасности и СД организовывали карательные операции, к участию в которых привлекали полицию охраны порядка, полицейские и армейские части. С началом наступления советских войск часть агентуры СД была оставлена на оседание в советском тылу для ведения разведки, совершения диверсий и организации повстанческого движения. Эти агенты передавались на связи фронтовым подразделениям Абвера.

Примером международной операции РСХА (VI управление) выступает неудачная попытка Гитлера уничтожить Черчилля и Сталина, захватить Рузвельта по время Тегеранской конференции. Операция была поручена начальнику VI управления – В.Шелленбергу. Была отобрана группа диверсантов, внешне похожих на курдов, с ней была проведена специальная подготовка в горах на территории Норвегии. Об операции стало известно советской разведке и покушение не состоялось.

В 1942 г. РСХА был создан разведывательно-диверсионный орган "Предприятие "Цеппелин"". Главным руководящим органом "Цеппелина" являлся "Руководящий штаб", который до весны 1943 г. находился в Берлине. Руководящий штаб состоял из аппарата начальника органа и трех отделов, разделенных на подотделы: отдел Ц1 – отвечал за комплектование и оперативное руководство низовыми органами и снабжением агентуры техническими средствами и снаряджением; отдел Ц2 – отвечал за обучение агентуры; отдел Ц3 – обрабатывал материалы о деятельности особых лагерей "Цеппелина", фронтовых команд и агентуры, переброшенный в советский тыл. Наиболее известной его операцией является попытка уничтожения И.В. Сталина в 1944 г.

В задачи "Цеппелин" входила работа по дестабилизации советского тыла. Для ее решения в стратегические для экономики и обороны районы советского тыла забрасывалась подготовленная агентура, которая собирала информацию о политическом, межнациональном состоянии в стране, вела антисоветскую и националистическую пропаганду, организовывала повстанческие движения, осуществляла теракты над высшем партийным, советским и военным составом. Во время наступления немецких войск летом 1942 года на Северном Кавказе "Цеппелином" были десантированы на территориях Армении, Грузии, Азербайджана и республик Северного Кавказа агенты, подготовленные Евпаторийской разведывательно-диверсионной школой. Перед ними ставились задачи создания повстанческих отрядов, распространения паники в тыловых районах и ведения разведки и диверсий. После начала советского наступления на Восточном фронте "Цеппелин" активизировал мероприятия по организации сбора разведывательной информации и подготовке диверсионных актов. Так, осенью 1944 г. органами СМЕРШ были ликвидированы диверсанты "Цеппелин" Политов (Таврин) и Шилова, которые должны были провести диверсионно-террористический акт в отношении Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. Для выполнения этого задания они были снабжены реактивным гранатометом скрытого ношения "Панцеркнакке" с комплектом бронебойных снарядов, а также различными образцами стрелкового оружия и специальными (в том числе отравленными) боеприпасами. Агенты были залегендированы под супругов.

В 1944 г. в РСХА по указанию рейхсфюрера СС был создан специальный орган для проведения диверсионно-террористических и разведывательных мероприятий в тылах армий стран антигитлеровской коалиции – Истребительное соединение войск СС. В него вошли сотрудники и агентура Абвера и "Цеппелина", военнослужащие соединения "Бранденбург-800" и войск СС. Задачами созданного соединения были: проведение диверсионных мероприятий, заброска агентуры и боевых групп на территорию противника, сбор и обработка разведывательных данных, проведение контрразведывательной работы среди личного состава. В начале 1945 г. батальон данного органа участвовал в захвате плацдарма на восточном берегу Одера, против г. Шведт и др., проводил диверсионные операции в тылу наступавших американских войск под видом отступавших с передовой подразделений.

Немецкое руководство стремилось, используя возможности РСХА, разжечь сепаратистские настроения в многонациональном СССР. В 1941-1942 гг. РСХА и Восточное министерство создали ряд национальных комитетов, представляющих собой национальные правительства в изгнании. Так, были созданы грузинский, армянский, азербайджанский, туркестанский, северо-кавказский, волжско-татарский и калмыцкий национальные комитеты. Перед ними ставилась задача по привлечению и организации работы среди национальных кадров из числа эмигрантов, перебежчиков и военнопленных. Данные комитеты были пронизаны агентурой немецких спецслужб.

В конце 1942 г. в Берлине под опекой отдела пропаганды ОКВ, Абвера и РСХА был создан "Русский Комитет" во главе с бывшим советским генерал-лейтенантом А.А. Власовым. В ноябре 1944 г. по инициативе рейхсфюрера СС Гимлера был создан "Комитет по Освобождении. Народов России" (КОНР), который должен был в будущем создать в России новое национальное государств. Комитет имел собственные вооруженные силы, основы которой составляли подразделения "Русской Освободительной Армии" и иных русских добровольческих формирований.

После оккупации немцами территорий Украины, Белоруссии, Прибалтики и части РСФСР в 1941 г. в Берлине было создано Министерство по делам оккупированных областей. На него были возложены задачи колонизации оккупированных территорий. Для этого создавали школы и курсы подготовки пропагандистов. кадры пропагандистов и сотрудников местных оккупационных учреждений подбирались из числа коллаборационистов и антисоветски настроенных местных жителей и военнопленных. Система обучения пропагандистских кадров включала в себя следующие специальные лагеря под эгидой Восточного министерства: сборный лагерь в г. Кельцы (Польша), закрытые учебные лагеря в местечках Вустрау, Циттенхорст, Вутзец (Германия), свободный распределительный лагерь в м. Вустрау.

Аналогичная система спецлагерей для обучения пропагандистов из советских военнопленных была создана Абвером совместно с отделом пропаганды ОКВ и Министерством пропаганды Германии. Вербовку слушателей осуществляли официальные сотрудники, выезжавшие в лагеря для военнопленных и лагеря для восточных рабочих. Слушатели изучали идеологию и историю национал-социализма, расологию, теорию построения "Новой Европы" и историю России. Слушатели привлекались к составлению антисоветских листовок, готовили доклады на соответствующие темы. В ряде лагерей также изучались методы контрразведывательной деятельности. Срок обучения в лагерях составлял от двух до шести месяцев в зависимости от успеваемости. Выпускники лагерей помимо своих прямых обязанностей были обязаны выполнять задания, получаемые ими от сотрудников Абвера и СД. Советскими органами контрразведки было установлено, что часть личного состава обучавшихся в лагерях перевербовывалась немецкими разведорганами и после соответствующей спецподготовки забрасывалась в советский тыл. Практиковалось также оседание агентуры с разведывательно-диверсионными заданиями.

На оккупированных территориях Белоруссии, Украины и России вел антисоветскую деятельность ряд организаций, самой крупной из которых являлся Национал-Трудовой Союз Нового Поколения. Он был создан в 1930 г. в среде русской эмигрантской молодежи и первоначально был известен как Национальный Союз Русской Молодежи, с 1931 г. – Национальный Союз Нового Поколения. Председателем стал князь С.Н. Лейхтенбергский, во главе Исполкома Союза встал бывший казачий офицер В.М. Байдалаков. В 1931 г. была сформулирована основная цель Союза – борьба с большевистским режимом посредством национальной революции, которая могла быть организована только собственными силами русского народа изнутри страны, а не привнесена извне. НТСНП считало необходимым в случае вооруженного столкновения СССР с какой-либо державой усилить в единении с русским народом революционную борьбу с коммукнистическим правительством, добиваясь всеми мерами создания Национальной России. Союз объединил в своих рядах ранее самостоятельные группы русской молодежи в странах Европы и на Дальнем Востоке. Штаб-квартира располагалась в Белграде. К концу 30-х годов в НТСНП насчитывалось не менее двух тысяч членов.

Конспиративная работа НТСНП курировалась спецслужбами Германии, Японии и Польши. Предпринимались попытки создания подпольной сети Союза в СССР. В 1938 г. в Берлине состоялись тайные переговоры между руководством Союза и представителями немецкой армии и спецслужб о возможности ведения совместных действий против СССР в предстоящем конфликте. Меморандум, выработанный на консультациях, содержал условие о том, что в случае столкновения с СССР немцам необходимо искать союза с народом против Сталина, а попытка поработить народ приведет к трагедии. Реального сотрудничества достигнуто не было. Когда со стороны немецких властей давление на Германский отдел Союза стало возрастать – немцы требовали его присоединения к Русскому Национал-Социалистическому Движению – в августе 1938 г. Исполнительное бюро Союза приостановило деятельность отдела в Рейхе.

Еще одной коллаборационистской организацией, действовавшей под руководством спецслужб Германии, стал Боевой Союз Русских Националистов. Созданный в 1942 году в лагере для военнопленных в Сувалках и возглавляемый бывшим подполковником Красной Армии В.В.Гилем, рядом белогвардейцев БСРН был взят под контроль разведывательно-диверсионным органом VI управления РСХА. Пройдя подготовку в лагере "Цеппелина", БСРН стал военизированной организацией, которая использовалась для поиска и уничтожения партизан, еврейского населения оккупированных стран, охраны коммуникаций и др. В 1943 г. в бригаде БСРН была создана собственная контрразведка, однако, общая обстановка на Восточном фронте оказывала дурно влияние на личный состав. В августе 1943 года партизанская бригада им. Железняка установила связь с бригадой БСРН, пообещав полную амнистию за разоружение бригады, сдачу ее антибольшевистских кадров и уничтожение всех немецких военнослужащих. В результате части бригады присоединились к партизанам, образовав "1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду", которая активно действовала против немцев на протяжении 11 месяцев.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив