Основные приоритеты стратегии Азербайджана в Каспийском регионе

08 февраль 2013
При формировании национальных приоритетов политики на Каспии прибрежным государствам проходится принимать во внимание целый ряд факторов политического и экономического характера.

В силу региональной специфики первостепенное значение в данном процессе отводится вопросам обеспечения энергетической и военной безопасности . В частности, Азербайджан все отчетливее осознает необходимость определиться с выбором маршрута транспортировки природного газа в страны ЕС по так называемому «Южному энергетическому коридору». Продемонстрированная западными ТНК готовность кардинальным образом пересмотреть проект стратегически важного для Европы проекта «Набукко» обусловливает начало нового этапа переговоров между потенциальными покупателями и продавцами каспийских энергетических ресурсов.

Нужно отметить, что, хотя нефтегазовый комплекс АР еще долгое время будет оставаться системообразующей отраслью азербайджанской экономики, руководство страны ощущает потребность в наращивании темпов геолого-разведывательных работ на перспективных месторождениях нефти и газа на каспийском шельфе.

Нефтяной фактор в политике Азербайджана

Уровень развития нефтегазового комплекса Азербайджана является индикатором экономического благосостояния страны. В начале 1990-х гг. Баку удалось преодолеть спад объемов производства национальной экономики лишь после того как в 1996 г. началась разработка крупнейшего блока нефтяных месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» (АЧГ) . Качественный рост ВВП также произошел после запуска экспортного трубопровода по маршруту Баку-Новороссийск в 1997 г. Однако самый мощный экономический рывок был совершен благодаря вводу в эксплуатацию стратегического нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД).

В плоть до 1997 г. в стране наблюдалось падение объемов добычи нефтяного сырья. На момент обретения независимости нефтегазовая отрасль Азербайджана находилась в глубочайшем кризисе. Острый недостаток материально-технического снабжения, а также деструктивные факторы политического характера фактически подвели нефтегазовый комплекс республики к опасной черте распада его хозяйственных структур.

Привлечение в экономику Азербайджана значительного количества иностранного капитала позволило переломить негативную тенденцию . Стабильный рост уровня добычи углеводородов в АР продолжался вплоть до 2011 г. По мнению ряда азербайджанских экспертов, пик добычи нефти в Азербайджане на отметке в 50,8 млн. т был пройден в 2010 г.и в среднесрочной перспективе темпы производства углеводородов продолжат снижаться. Подобная ситуация обуславливается тем, что большинство из эксплуатируемых Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) месторождений находится на поздней стадии разработки. Так, к примеру, на блоке АЧГ идет процесс естественного снижения добычи. Введение же новой добывающей платформы к 2013 г. имеет своей целью предотвратить дальнейшее уменьшение объемов извлекаемого энергосырья, а не максимизировать производительность.

Подобная ситуация неминуемо отразилась и на макроэкономических показателях страны . Только за последний год спад в нефтяном секторе составил порядка 9%. В свою очередь за аналогичный период рост в ненефтяном секторе страны составил 10%. Таким образом, доля ненефтяного сектора в ВВП в 2011 г. достигла рекордного уровня - 47,3%. Вместе с этим следует отметить, что планомерное увеличение ВВП лишь за счет ненефтяных отраслей не гарантирует восстановления высоких темпов экономического развития. В прошедшем году структура экономического роста Азербайджана отличалась от предыдущих лет. В результате сокращения добычи и экспорта нефти в 2011 г. годовой реальный прирост валовой продукции составил 0,2%. При этом данный показатель был достигнут исключительно за счет ненефтяного сектора.

Cогласно прогнозам МВФ, в случае, если экономический рост и в дальнейшем будет обеспечиваться только за счет ненефтяного сектора вплоть до 2016 г., рост ВВП АР не превысит 3,7%. В свою очередь руководство АР намерено проводить экономическую политику по диверсификации, которая должна привести к снижению доли нефтяного сектора в ВВП в 2015 г. до 29,3% и росту доли ненефтяного сектора до 61,3%.

Однако ситуация претерпит изменения после того как в 2017 г. будет налажен коридор поставок азербайджанского газа со второй стадии месторождения «Шах-Дениз». Таким образом, с большой долей вероятности можно утверждать, что следующий экономический подъем АР будет вызван реализацией новых нефтегазовых проектов в азербайджанском секторе Каспийского моря.

Энергетические ресурсы Азербайджана на Каспии

Согласно статистическим данным, всего в Азербайджане было открыто 71 нефтяных и газовых месторождений, 54 из которых находятся в эксплуатации. Несмотря на то, что большинство из них, а именно 37, расположены на суше, наиболее крупные нефтегазоносные структуры сосредоточены на море. Порядка половины потенциальных ресурсов Азербайджана сконцентрированы в шельфовой зоне азербайджанского сектора Каспийского моря (АСКМ), степень геологической разведанности которого составляет лишь 34%. Всего в азербайджанском секторе на Каспии выявлено 145 перспективных структур, в том числе 40 структур на глубине моря до 60 м, 33 структуры - на глубине моря 60-200 м, 72 структуры - на глубине моря свыше 200 м.

Наиболее слабо изученной является глубоководная часть АСКМ, где оценочные работы по выявлению ресурсов нефти и газа практически не проводились. Доказанные запасы углеводородов АР на Каспии составляют порядка 4 млрд. т в нефтяном эквиваленте . Основные объемы разведанных и прогнозных энергоресурсов расположены преимущественно на Апшеронском и Бакинском архипелагах. В южной части Апшеронской нефтегазоносной области выявлены такие месторождения мирового класса как «Нефт Дашлары», «Гюнешли», «Чираг», «Азери», «Кяпаз», «Бахар», «Шах-Дениз». В северной и центральной части Бакинского архипелага разрабатываются такие крупные месторождения как «Сангачалы-море», «Дуванный-море», «Хара-Зиря», «Булла-Дениз», «Алят-Дениз».

В настоящее время ГНКАР изыскивает финансовые возможности подтвердить наличие нефтегазовых месторождений на таких перспективных структурах как «Нахчыван», «Абшерон», «Зафар», «Машал», «Умид», «Бабек», «Янан-Тава», «Атяшгях», «Инам» и других. Однако с 2004 г. в инвестиционных потоках в азербайджанскую экономику произошли изменения. С этого момента вплоть до настоящего времени наблюдается отток иностранных инвестиций из страны. С 2007 г. большая часть объемов инвестиций в основной капитал стала поступать из внутренних источников. При этом было принято решение направлять их в ненефтяной сектор. Таким образом, масштабный рост государственных расходов в 2005-2010 гг. в основном происходил за счет увеличения инвестиций в инфраструктуру, а именно, в электроэнергетику, водоснабжение, транспортную систему и т.д.

В силу существенного снижения притока иностранных инвестиций в нефтедобывающую промышленность страны для проведения геологоразведочных исследований Азербайджану приходится задействовать собственные финансовые ресурсы. Так, например, впервые за долгие годы ГНКАР открыла газовое месторождение «Умид» исключительно за счет имеющихся в ее распоряжении средств.

Несмотря на единичный успех, самостоятельно вести разработку всех перспективных блоков на каспийском шельфе ГНКАР не в состоянии. Возросшие опасения зарубежных партнеров относительно целесообразности вкладывания денег в разработку месторождений, запасы нефти и газа которых еще только предстоит подтвердить, обуславливают существенное замедление темпов развития нефтегазовой отрасли страны. В этих условиях первая партия энергетического топлива, добываемого на недавно отрытых в азербайджанском секторе Каспия нефтегазовых структурах, к числу которых также относится азербайджано-французское газовое месторождение «Абшерон», поступит на мировые рынки лишь в начале 2020-х гг.

Столь долгосрочный прогноз относительно сроков появления у Азербайджана «свободных» для продажи объемов нефтегазового сырья позволяет Баку не торопиться с выбором маршрута их доставки к потенциальным потребителям. Согласно заявлениям официальных лиц, первоочередной задачей в планах страны по производству нефти является обеспечение ее добычи на уровне 1 млн. барр. в сутки . Однако мощность только трубопровода БТД составляет 1,2 млн. барр. в сутки. Возникающие сложности в нефтяном секторе подталкивает Баку к фокусировке на добыче газовых ресурсов. Производство газа к 2020 г. должно составить 30 млрд. куб. м, а к 2025 г. увеличиться до 50 млрд. куб. м. Нужно отметить, что переориентация АР на газовый рынок обусловлена как внутренними, так и внешними факторами, к числу которых следует отнести прогнозируемый рост импорта газового сырья европейскими потребителями.

Транспорт и энергетика

Нежелание Азербайджана предоставлять юридически подтвержденные гарантии присоединения к стратегически важному для Европы газопроводу «Набукко» стало одним из ключевых факторов, вынудивших членов консорциума пересмотреть первоначальную концепцию трубопровода. В марте текущего года азербайджанскому руководству был предоставлен «укороченный» вариант маршрута, получивший название «Набукко Вест». Изначально планировалось строительство газопровода, который начинался бы на каспийском побережье. Однако в обновленном варианте трубопровод будет проложен от турецко-болгарской границы . Сократив мощность газопровода в 2 раза (с 31 до 16 млрд. куб. м в год), участники проекта рассчитывают не только снизить уровень затрат на строительство, но и устранить потребность в транспортировке сырья с восточного побережья Каспийского моря. Таким образом, «Набукко Вест» предполагает наличие только одной ресурсной базы в лице Азербайджана, что является наиболее оптимальным решением в сложившихся обстоятельствах.

В своей «урезанной форме» проевропейский маршрут фактически перестает выступать в качестве самостоятельного трансрегионального коридора и становится лишь промежуточным звеном в системе региональных трубопроводов. В частности, целесообразность строительства «Набукко Вест» во многом будет зависеть от того насколько слаженными окажутся действия Азербайджана и Турции в вопросе реализации проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP). Ведь именно этот трубопровод должен связать имеющуюся в распоряжении Анкары газотранспортную систему и обеспечить выход азербайджанского энергетического сырья к турецко-болгарской границе.

Создание обозначенной цепи газопроводов в большей степени отвечает интересам Азербайджана, чем стран Европы. Обладая правом собственности на Трансанатолийский маршрут, Баку автоматически получает возможность продавать каспийский газ на турецкой границе, что ставит Брюссель в зависимое положение от решений поставщика. Подобное положение вещей в полной мере устраивает и Анкару, которая, хотя и не отказалась от поддержки «Набукко», открыто демонстрирует свое предпочтение в пользу TANAP.

Вместе с этим Европейский Союз пока не готов подвергнуть кардинальным изменениям свой подход к реализации проекта Транскаспийского трубопровода . На прошедшей в начале марта трехсторонней встрече рабочей группы ЕС, Азербайджана и Туркменистана обсуждался вопрос о возможности заключения рамочного соглашения о строительстве газопровода. Брюссель продолжает настойчиво подталкивать потенциальных экспортеров к подписанию обязывающих документов. Однако, в отличие от своих потенциальных партнеров, по данному вопросу Азербайджан продолжает занимать сдержанную позицию. На официальном уровне представители АР подчеркивают, что строительство трубопровода по дну Каспийского моря являются предметом исключительной договоренности Брюсселя и Ашхабада, а Баку рассматривает свое участие в проекте лишь в качестве транзитного государства.

На современном этапе подобный подход азербайджанской стороны не вызывает обеспокоенности у Европы, так как ее основные усилия сейчас направлены на достижение более конкретных договоренностей с Туркменистаном, который и станет основной ресурсной базой подводного трубопровода . Однако нужно отметить, что для осуществления транзита предполагаемых объемов туркменского газа Азербайджану потребуется строительство новых мощностей, так как существующая в стране газотранспортная инфраструктура рассчитана только на транспортировку добываемого в АР энергетического сырья. Частичная модернизация будет произведена в рамках проекта Трансанатолийского газопровода, но этого может оказаться недостаточно, если газопровод по дну Каспия все же удастся построить. Таким образом, для того, чтобы соединить Транскаспийский газопровод (ТКГ) и «Набукко» в его урезанном варианте в один единый коридор, европейские нефтегазовые компании будут вынуждены вложить дополнительные финансовые средства в развитие системы газовых магистралей Азербайджана.

При сохранении действующих трендов можно ожидать окончательного разделения трубопроводной инфраструктуры «Шах-Дениза» и Транскаспийского газопровода. В настоящее время официальные представители власти в Азербайджане заявляют об отсутствии профессионально выполненного технико-экономического обоснования Транскаспийского проекта, что не позволяет органично вписать ТКГ в азербайджанскую систему газовых трубопроводов.

Безопасность

Руководство Азербайджана планомерно продолжает увеличивать военный бюджет страны . Так, в 2012 г. на оборону было выделено 14,8% от государственного бюджета, что составило порядка 3 млрд. евро. По сравнению с 2011 г. рост военных расходов составил 2%. В настоящее время созданный в АР военно-промышленный комплекс производит для азербайджанской армии более 400 наименований продукции военно-технического назначения, в том числе бронемашины, огнестрельное оружие, элементы обмундирования и др. При этом Баку ежегодно пополняет список договоров с ведущими производителями военной техники на покупку, модернизацию и совместное производство оружия.

Прошедший год стал рекордным для Азербайджана по количеству закупок иностранного вооружения . Министерство обороны страны заключило контракт с «Рособоронэкспортом» на поставку двух дивизионов зенитно-ракетного комплекса С-300 ПМУ-2 «Фаворит», а также партии ударных вертолета Ми-35М, модернизированные ударные вертолеты Ми-24 были приобретены в ЮАР, истребители МиГ-29 – в Украине. [7] Однако наибольший ажиотаж вызвал недавний оружейный контракт с Израилем. Израильская государственная компания Israel Aerospace Industries в феврале т.г. заключила многолетний контракт с Азербайджаном на поставку беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия на сумму около 1,6 млрд. долл. Баку, в частности, получит зенитно-ракетные комплексы и системы противоракетной обороны.

Ряд международных экспертов расценили подобные действия АР как подготовку плацдарма для открытия второй линии фронта в случае начала боевых действий против ИРИ. Однако, ознакомившись с перечнем вооружения, приобретенного Баку у Тель-Авива, иранское руководство заявило о том, что, хотя Тегеран не одобряет военного сотрудничества с Израилем, покупка Азербайджаном израильского оружия не несет угрозы национальной безопасности страны.

Закупаемая у Тель-Авива техника по ряду показателей превосходит вооружение флотов прикаспийских государств, что дает Баку определенные тактические преимущества . Азербайджан уже использует беспилотники «Orbiter», производство которых налажено в стране, для наблюдения за спорными нефтяными месторождениями на Каспии. Покупка в рамках последней военной сделки с Израилем противокорабельных ракет «Gabriel-5», а также ударных беспилотников «Heron» и «Searcher» позволяет говорить о попытках Баку приступить к формированию новейших структур борьбы на море.

В планы Азербайджана также входит полномасштабная модернизация ВМС на Каспии . С этой целью начаты первичные проектные работы по строительству в Гарадагском районе базы для морского флота АР, которая бы полностью соответствовала стандартам НАТО. Сотрудничество в военной сфере преимущественно с западными партнерами, а также с Турцией и Израилем, оказывает влияние на характер расстановки приоритетов в каспийской политике.

На последнем заседании азербайджано-американской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству заместитель госсекретаря США по энергетическим вопросам П.Хоффман озвучила намерение Вашингтона развивать сотрудничество с Баку в рамках своих специальных программ по охране глобальных энергетических инфраструктур. Акцентирование внимание на вопросах обеспечения безопасности объектов добывающей промышленности в азербайджанском секторе акватории Каспия свидетельствует о стремлении усилить боевую готовность ВМС АР.

Следует отметить, что Баку не собирается отказываться от предлагаемого формата взаимодействия. Повышение эффективности мониторинга каспийских территорий страны на предмет возникновения угроз безопасности в полной мере соответствует положениям военной стратегии АР. Так, в начале апреля т.г. Азербайджан провел на Каспии крупномасштабные учения, целью которых являлась отработка комплекса задач по организации защиты нефтегазовых платформ. В маневрах ВМС Азербайджана приняли участие 1200 военнослужащих, а также 21 корабль и 20 скоростных катеров и лодок береговой охраны.

Проводимая азербайджанским руководством милитаризация продиктована целым рядом объективных причин, в числе которых центральное место занимает проблема Нагорного Карабаха. Однако существует риск того, что рост военного потенциала Азербайджан нарушит баланс вооруженных сил на Кавказе и приведет к дестабилизации региона, что напрямую отразится на обстановке в Прикаспии. Исходя из этого, велика вероятность «ответных» мер как со стороны кавказских, так и прикаспийских государств.

На основе проведенного анализа можно сделать следующие выводы:

1. В связи с уменьшением объемов производства нефти в Азербайджане перед ГНКАР актуализируется задача повысить коэффициент извлечения нефти и газа с длительно разрабатываемых морских месторождений, повсеместно внедряя при этом вторичные и третичные методы добычи углеводородов. Однако в среднесрочной перспективе применение подобных технологий будет ограничено отсутствием должного финансирования. Несмотря на то, что ГНКАР в состоянии осуществлять крупные инвестиционные проекты, в том числе и за пределами республики, наглядным доказательством является пример с турецким энергопромышленным холдингом «Petkim», полностью покрыть расходы на комплексную модернизацию добывающего оборудования без привлечения иностранного капитала госнефтекомпании не удастся.

2. Сохраняющийся отток иностранных инвестиций из страны способен негативным образом повлиять на сроки получения «большого газа». Азербайджан вплоть до 2006 г. импортировал природный газ для собственных нужд и лишь затем начал экспортировать его на мировые рынки. Данное обстоятельство свидетельствует о недостаточной изученности газового потенциала азербайджанского сектора на Каспии. Запуск месторождения «Шах-Дениз-2» гарантированно повысит добычу энергетического сырья, однако уже сейчас очевидно, что прогнозируемых объемов не хватит, чтобы удовлетворить потребности европейских покупателей. В случае, если ГНКАР не сможет повысить интерес западных ТНК к разработке перспективных оффшорных структур, в среднесрочной перспективе центральное место в газовой политике Европы займет Туркменистан.

3. Неопределенность ситуации относительно обновленного «Набукко» и Транскаспийского газопровода является дополнительным стимулом для Азербайджана сконцентрировать свои усилия на строительстве Трансанатолийского трубопровода. И хотя у азербайджано-турецкого проекта, как и у первых двух маршрутов, отсутствует технико-экономическое обоснование, не подготовлена окончательная смета расходов, а также не утвержден состав участников концерна, вероятность его реализации гораздо выше, чем у других вариантов транспортировки азербайджанского газа. В связи с тем, что строительству Трансанатолийского коридора не препятствуют сложности геополитического характера, его реализация будет зависеть исключительно от степени интенсивности сотрудничества Баку и Анкары.

Затягивание решения по вопросу присоединения к «Южному энергетическому коридору» и Транскаспийскому трубопроводу будет продолжаться вплоть до того момента, когда окончательно не прояснятся геополитические и экономические перспективы обозначенных проектов. Оставляя возможность для маневра, Азербайджан, тем самым, сохраняет приверженность принципу многовариантности во внешней энергетической политике.

4. Количественный рост закупок военной техники Азербайджаном пока не оказывает существенное влияние на состояние боеготовности армии страны в целом. Отмечая качество приобретаемого вооружения, а также деятельность по приведению вооруженных сил в соответствие с натовскими стандартами, международные эксперты не склонны повышать позиции Баку в рейтинге военных потенциалов на Каспии. Превосходя российские и иранские ВМС в Каспийской акватории по качеству связи и мониторингу, флот АР уступает им по ряду других показателей. Таким образом, повышенное внимание СМИ к состоянию ВМС Азербайджана в большей степени обусловлено геополитической ситуацией вокруг Ирана, чем реальным повышением уровня технического и технологического оснащения флота. Заключенный с Израилем военный контракт является логическим продолжением курса на стратегическое военное сотрудничество с США и их союзниками.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив