БРИКС в современном мире и интересы России

08 февраль 2013
Аббревиатура БРИКС (точнее, первоначально – БРИК и даже РИК) появилась в поле зрения дипломатов, экономистов, политиков, ученых и журналистов с середины 2000-х гг. и используется для обозначения группы стран в составе Бразилии, России, Индии, Китая и подключившейся в последнюю очередь Южно-Африканской Республики.

Следствием вступления ЮАР стало появление сокращения «БРЮКИ», которое, впрочем, в официальных документах не используется, поскольку имеет смысловое содержание лишь в русском языке, тогда как БРИКС созвучно английскому «bricks», т.е. «кирпичи» – явный намек на элементы, из которых «строится» современный миропорядок.

Среди экспертов до сих пор нет единого мнения, что она собой представляет. Слово «ассоциация» в данном случае не подходит, поскольку подразумевает существенно более тесные институционализированные связи, как, например, в случае с ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), десять членов которой уже три десятилетия подряд формируют единое экономическое пространство с едиными для всех таможенными пошлинами в отношении внешних стран, успешно минимизируют таковые в торговле друг с другом, создают благоприятный инвестиционный климат для «своих» инвесторов, согласуют валютные курсы и т.п.

Термин «объединение» также представляется завышенным в аналогичном смысле, поскольку ни о какой интеграции, даже узкоотраслевой, как в случае с Европейским объединением угля и стали (ЕОУС), здесь речи также не идет. Известный российский исследователь Е.П. Бажанов назвал данную структуру «переговорным механизмом» , что вполне адекватно отражает ее функциональную сторону. Вместе с тем, представляется, что в данном случае термин «группа» будет наиболее применим для БРИКС. Но все же почему возникла эта группа?

Как это иногда бывает, термин БРИК появился на свет, с одной стороны, как бы случайно, а автором его стал не россиянин, не китаец, не индиец или бразилец, а американец. Впервые его использовал в своей аналитической записке в ноябре 2001 г. эксперт банка «Голдман Закс» Дж. О’Нейл.

Принцип подбора именно данных конкретных стран может показаться в некоторой степени субъективным. Ведь, например, Мексика или Южная Корея обладали валовыми внутренними продуктами (ВВП) сопоставимыми с индийским. Позднее эксперты «Голдман Закс» пояснили, что эти две страны не были включены в группу в силу более высокого уровня экономического развития .

Данное объяснение выглядит на первый взгляд убедительно. Действительно, объем ВВП хоть и является одним из важнейших показателей, говорит лишь о количестве произведенных товаров и услуг и ничего об их качестве. Если ориентироваться прежде всего на ВВП, то, например, такие весьма разные по уровню экономического и остального развития страны как Бельгия, Индонезия и Польша тоже должны быть объединены в одну группу – у всех у них он составляет примерно по полтриллиона долларов США с небольшим.

Таким образом, следует принимать во внимание также и, если так можно выразиться, качество ВВП. Но если эксперты «Голдман Закс» не стали включать в эту группу «быстро растущих экономик» Южную Корею в силу более высокого уровня ее развития (качества ВВП), то становится непонятно, в чем причина включения в эту группу России, экономика которой, несмотря на развал промышленности и сельского хозяйства в 1990-е гг. и «нефтяную иглу», все же существенно более развита, чем индийская или бразильская.

Тем не менее, остается фактом, что «историческая функция» Дж.О’Нейла заключалась в том, чтобы первым озвучить термин БРИК. Он не предполагал налаживания координации экономической политики между БРИК или тем более образование какого-то экономического блока. Но дальнейшие события развивались уже свои путем. Термин БРИК показался весьма привлекательным в столицах соответствующих стран, прежде всего в Москве и в Пекине, которые уже определили свои взаимоотношения как стратегическое партнерство.

Следует также подчеркнуть, что почва была подготовлена еще до появления записки «Голдман Закс». Дело в том, что Премьер-министр России Е.М. Примаков еще в конце 1998 г. в ходе визита в Нью-Дели озвучил впервые идею трехстороннего партнерства Россия-Китай-Индия – «стратегического треугольника Москва-Дели-Пекин» . Первоначально эта идея не вызвала особого энтузиазма, однако в новом столетии в условиях углубления российско-китайского и российско-индийского сотрудничества и смягчения острых моментов в китайско-индийских отношениях она стала представляться не столь уж нереалистичной.

В дальнейшем к данному проекту удалось подключить Бразилию. Как отмечалось выше, экономические критерии вряд ли были основными. Скорее всего, причина сближения заключалась в том, что, по словам Е.П.Бажанова, эти страны объединило «неприятие попыток Вашингтона сделать мир однополярным, живущим по американским рецептам и под управлением США».

В то же время следует учитывать, что данное неприятие у каждого участника различается по интенсивности и содержанию. Сильно упрощая, можно сказать, что если на линии России сказывается, в числе многих других факторов, то обстоятельство, что она – бывшая «сверхдержава», по историческим меркам еще недавно на равных с США господствовавшая в биполярном мире, но потерпевшая поражение в «холодной войне» от американского противника, то у Китая достижение сверхдержавного статуса (что, впрочем, китайское руководство никогда не называет своей глобальной целью) – дело будущего, которому США могут помешать.

Бразилию чрезмерное могущество США беспокоит в той степени, в какой оно может служить помехой превращению ее самой в региональную (южноамериканскую) «сверхдержаву». Наконец, думается, что для Индии неприятие американского верховенства характерно в наименьшей степени. Совершенно очевидно, что смена американского лидерства на чье-либо иное было бы неприемлемо в еще большей степени.

Тем не менее, образование БРИКС не было бы возможно, если бы разделяющих факторов оказалось больше, чем объединяющих. В любом случае увеличение числа если не союзников, то партнеров-единомышленников всегда представляется привлекательным. Как совершенно справедливо высказался на сей счет российский ученый А.В.Лукин: Китай – стратегический партнер и большой друг России, но одного друга России мало.

Налаживание политических взаимосвязей в рамках БРИК началось в сентябре 2006 г., когда во время 61-й сессии ООН состоялась встреча министров иностранных дел четырёх стран. В дальнейшем имели место контакты уже высшего руководства «на полях» других крупных международных встреч – в той же ООН, а также, например, в ходе заседания «Группы Восьми» в Петербурге в 2008 г., где лидеры КНР и Индии присутствовали в качестве почетных гостей.

С 2009 г. стали проводиться ежегодные встречи БРИК на высшем уровне. Первый такой саммит состоялся в Екатеринбурге, второй – в Бразилиа (Бразилия, 2010 г.), третий – в Санья (Китай, 2011), четвертый - в Нью-Дели (Индия, 2012). При этом последние два саммита были уже официально саммитами БРИКС в силу вступлению ЮАР в начале 2011 г. Проведение пятого саммита БРИКС запланировано именно в ЮАР.

По состоянию на 2012 г. совокупная территория стран БРИКС составляет 25 % земной суши, совокупное население насчитывает почти 3 млрд. чел., с совокупным ВВП в размере 13,7 млрд. долл. США. Их совокупные валютные резервы составляют 4 трлн. долл. США. Перспективы экономического развития участников БРИКС оцениваются, как правило, весьма благоприятно. Так, по мнению аналитиков «Голман Закс», к 2050 г. суммарно экономики стран группы по размеру превысят суммарный размер экономик стран «большой семёрки» . Предполагается, что Китай и Индия будут доминирующими глобальными поставщиками товаров промышленного назначения и услуг, в то время как Бразилия и Россия станут также доминирующими поставщиками сырья. При этом Бразилия и Россия вместе логично становятся поставщиками Индии и Китая.

Согласно отчету «Голдман Закс» 2007 г., в странах БРИК число людей с годовым доходом более 3000 долл. США удвоится и достигнет 800 млн. человек уже в течение десятилетия. Это будет сопровождаться массовым увеличением среднего класса в этих странах . К 2025 г. прогнозировалось, что число людей в странах БРИК (отчет готовился до вступления ЮАР), зарабатывающих более чем 15 000 долл. США, может превысить 200 млн. Прогнозируется, что сперва Китай, а десятилетие спустя и Индия начнут доминировать над мировой экономикой. Во втором отчете «БРИКС и далее», подготовленном в 2007 г. уже утверждались еще более радужные перспективы. Список шести стран мира с наибольшим ВВП в 2050 г. выглядел следующим образом: Китай, США, Индия, Бразилия, Мексика, Россия. Правда, ЮАР не попала даже во весь список из 22 стран.

Говоря о сотрудничестве участников БРИКС на мировой арене, следует указать на его специфику. В ходе уже состоявшихся саммитов лидеры БРИКС приняли такие документы как Совместное заявление стран БРИК по глобальной продовольственной безопасности, Совместная декларация, в которой были сформулированы основные направления мировой политики и план действий, ряд соглашений о сотрудничестве в конкретных областях экономики . Были также обсуждены возможности создания совместного банка развития и механизмы сближения своих фондовых площадок. Идея создания нового всемирного банка развития означает, прежде всего, постепенный отказ от евро и доллара в расчетах между странами и предусматривает процесс укрепления национальных валют.

Вместе с тем, как представляется, было бы преждевременно говорить о превращении БРИКС в полноценную международную организацию . На саммите в Нью-Дели (28-29 марта 2012 г.) Президент РФ Д. Медведев, говоря о своем видении стратегической цели БРИКС, сформулировал ее следующим образом: "Постепенная трансформация БРИКС в полноформатный механизм взаимодействия по важнейшим вопросам мировой экономики и политики". Таким образом, официально признано, что БРИКС пока не стал таким механизмом.

В числе других экономических целей на саммитах также обсуждались возможности создания иной – отдельно от доллара – глобальной резервной валюты , создания некоей альтернативы Всемирному банку и т.п. Следует, однако, отметить, что было бы неверно говорить о какой-то исключительно удачной экономической взаимодополняемости экономик БРИКС. Индия, Китай и Бразилия в ряде отраслей скорее не дополняют друг друга, а выступают конкурентами на мировых рынках. А то место, которое отводят в «Голдман Закс» России как поставщика энергоресурсов и сырья для китайской и индийской промышленности, вряд ли выглядит привлекательно и совместимо с масштабными задачами по модернизации российской экономики, которые ставит в настоящее время Президент В.В. Путин.

Что касается глобальной политической роли, то, например, Председатель КНР Ху Цзиньтао назвал страны БРИКС защитниками и борцами за интересы развивающихся стран и силой, выступающей за мир во всем мире . Согласно совместным документам, страны БРИКС выступают против господства какой-то одной державы или группы стран в мировой политике и экономике и за формирование многополярного мира. Однако здесь также существуют определенные и весьма серьезные проблемы.

Прежде всего, наиболее серьезной проблемой внутри «пятиугольника» БРИКС являются китайско-индийские противоречия , связанные как с неурегулированным территориальным спором, так и другими точками противостояния. В новом столетии имели место определенные подвижки в сторону смягчения территориальной проблемы. В апреле 2005 г. в ходе визита в Индию премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао по итогам его переговоров с индийским премьер-министром Монмоханом Сингхом стороны объявили об установлении между странами «стратегического партнёрства».

С целью скорейшего решения проблем Индия и Китай выразили готовность пойти на пересмотр своих позиций, и в качестве первой уступки КНР впервые признала частью Индии Сикким, который был присоединен к Индии в 1975 г., но который КНР до того момента продолжала считать независимым государством. Имеют место и проблемы, связанные с поддержкой Китаем Пакистана в его противоречиях с Индией, в т.ч. касающихся Джамму и Кашмира.

Все это осложняет и ослабляет китайско-индийскую грань БРИКС. В прошлом, как известно, СССР, находясь в остром противоборстве с Китаем, поддерживал с Индией практические союзнические отношения, опиравшиеся в т.ч. и на Договор 1971 г. Однако, начиная с 1990-х гг., Российская Федерация придала и придает приоритетное значение своим отношениям с КНР. Данный факт нигде не зафиксирован официально, но очевиден для всех исследователей. В этих условиях, вероятно, Индия не могла не сделать вывод, что в случае конфликта с Китаем Россия в лучшем случае займет нейтральную позицию. Отсюда наметившийся дрейф Индии в сторону США и Запада в целом. Несколько лет назад в Бенгальском заливе уже состоялись совместные учения ВМС Индии, США и Австралии. США, по сути дела, «простили» Индии ее превращение в ядерную державу.

Более того, в последнее время, как представляется, становится вполне вероятным сотрудничество Индии с США в области противоракетной обороны . До сих пор Индия стремилась разрабатывать систему ПРО самостоятельно, не допуская на этот рынок, потенциально оценивающийся в миллиарды долларов, представителей военно-промышленного комплекса США. Однако не исключено, что эта позиция меняется, учитывая, к примеру, неожиданное решение Индии о приобретении военно-транспортных самолетов C-130J производства компании «Локхид». На этом фоне особенно неудачно выглядит затянувшаяся история с поставкой индийским ВМС российского крейсера «Адмирал Горшков», который индийцы еще несколько лет назад успели переименовать в «Викрамадитья», но так и не получили.

Прибывший в Индию в начале 2008 г. министр обороны США Р.Гейтс, заявил, что Пентагон хочет выстроить отношения, ориентированные на долгосрочное сотрудничество с Индией . Причем, по его словам, это не зависит от разногласий по поводу соглашения о сотрудничестве в сфере ядерной энергетики, к которому стремится Вашингтон. Внешне намечающееся сотрудничество Индии с США в сфере ПРО призвано обеспечить безопасность Индии от пакистанского ракетно-ядерного потенциала, но мало у кого существуют сомнения, что Китай, существенно превосходящий Индию по данному параметру, также неофициально вписан в данное уравнение.

Разногласия между другими участниками БРИКС не столь значительны, но все же имеют место. В частности, стороны продолжают придерживаться различных точек зрения относительно того, какие страны могли бы стать новыми дополнительными постоянными членами расширенного Совета Безопасности ООН. Все три страны БРИКС, не являющиеся таковыми, имеют соответствующие амбиции. Россия в принципе была бы не против членства Индии, но позицию КНР в данном вопросе не приходится даже угадывать. Разумеется, все это пока спекуляции, не имеющие под собой достаточных оснований. Для расширения состава СБ ООН требуется соответствующее решение самой ООН, в котором решающую роль играли бы позиции нынешних постоянных членов СБ, каждый из которых обладает правом «вето».

Значение БРИКС было бы неверно ни преувеличивать, ни приуменьшать. Концепция внешней политики Российской Федерации, принятая в 2008 г., гласит: «Россия будет наращивать взаимодействие в таких форматах, как «Группа восьми» и ее диалог с традиционными партнерами, «тройка» (Россия, Индия и Китай), «четверка» БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а также с использованием других неформальных структур и диалоговых площадок». В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., принятой в 2009 г., о данной структуре также сказано очень немного: «Россия будет наращивать взаимодействие в таких многосторонних форматах, как "Группа восьми", "Группа двадцати", РИК (Россия, Индия и Китай), БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а также использовать возможности других неформальных международных институтов».

Совершенно очевидно, что экономические и политические интересы участников БРИК различаются друг от друга слишком сильно, чтобы предполагать даже отдаленную вероятность формирования ими некоего сплоченного антизападного блока . Да об этом речь не идет ни в документах БРИКС, ни даже в самых критических оценках БРИКС в работах западных экспертов. Задача видится в другом – использовать «способность к коллективному торгу» (collective bargaining power) для отстаивания своих интересов в отношениях с США, Европейских Союзом и Японией. На существенно более узком уровне – на уровне, например, Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), такая методика в прошлом зарекомендовала себя неплохо, несмотря на то, что отношения между некоторыми странами-членами ОПЕК были и остаются далеко не безоблачными, доходя до военных конфликтов (ирано-иракская война 1980-1988 гг., оккупация Ираком Кувейта в 1990-1991 гг.).

С другой стороны, рассматривая БРИКС и его потенциал сквозь призму российских национальных интересов, следует особо подчеркнуть, что ни одна из стран БРИКС, кроме России, не входит в «Группу восьми», и наоборот – ни одна из так называемых развитых стран «восьмерки», кроме России, не входит в БРИКС. Одновременное участие в обеих структурах, одна из которых представляет собой «клуб» развитых стран, а другая – объединение «восходящих экономик» (emerging economies) создает для России уникальные возможности для того, чтобы играть роль посредника между этими двумя группами стран, конкурирующими и, вместе с тем, органически связанными друг с другом взаимными экономическими интересами, которые становятся все более глубокими, неразрывными и неизбежными в условиях глобализации.

Валми 18 февраля 2013 10:05 цитировать
А что слышно насчёт расчётного центра стран БРИКС? Наверно было бы хорошо, если бы Дмитрий Анатольевич - посколь Россия сейчас там в председателях, хотя бы на период становления центра, и его возглавил. Ну а там, как получится. Юани и рубли, рупии и реалы, ну и долл. и евро тож.
Гость 1 марта 2013 05:09 цитировать
Только сумашедшие будут строить с нищей, коррумпированной и вооруженной до зубов россией какие то союзы.
Татьяна 6 мая 2013 16:50 цитировать
Не сравнивайте нас с менее развитыми странами. Россию слишком недооценивают.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив