События в Ливии (антиправительственные восстания и последующее вмешательство иностранных сил) оказали серьезное влияние на коммуникационное сопровождение внешней политики стран АЛБА, которое выражалась в эскалации информационного противоборства между странами, входящими в интеграционное объединение АЛБА, с одной стороны, и США и ЕС, с другой. Ключевую роль в этом противостоянии сыграл венесуэльский лидер Уго Чавес, заявивший, что его страна признает «только одно ливийское правительство — то, которым руководит Муаммар Каддафи».


Страны, входящие в интеграционное объединение АЛБА, являлись немногочисленными последовательными сторонниками Муаммара Каддафи. Однако особую поддержку ливийскому лидеру оказывал венесуэльский президент Уго Чавес. Двух политиков долгое время связывала общая политическая стратегия по созданию нового миропорядка, в которой развивающимся странам должна быть отведена ведущая роль. Коммуникационное сопровождение этой стратегии имело схожие черты у обоих лидеров: во-первых, оно выражалось в близкой тематике их публичных выступлений. Так, 27 сентября 2009 года в ходе встречи лидеров 28 африканских и южноамериканских стран, собравшихся на Карибском острове Маргарита, президент Венесуэлы Уго Чавес и ливийский президент Муаммар Каддафи призывали лидеров стран Африки и Латинской Америки к установлению нового мирового порядка, противостоящего экономическому господству Запада.

Во-вторых, помимо попыток изменить геополитическую обстановку в мире, лидеров стран АЛБА и Муамарра Каддафи объединяла схожесть внутриполитических преобразований, направленных на обретение экономической независимости от развитых государств Европы и Северной Америки.

Преобразования, проведенные ливийским лидером Муамарром Каддафи в 1970-1980-х гг., такие как национализация нефтяного сектора, контроль над частными СМИ, социальные проекты в области образования и здравоохранения, были взяты за основу рядом латиноамериканских лидеров левого толка. Следует отметить, что «Зеленая Книга» Муаммара Каддафи была одним из главных текстов, к которому часто обращались молодые конспираторы подпольной сети ARMA в Венесуэле и активным участником которой был нынешний президент Уго Чавес.

В-третьих, руководителей стран АЛБА, Эво Моралеса, Рафаэля Корреа, Уго Чавеса, и главу ливийского государства Муаммара Каддафи объединяли общие технологии создания имиджа лидеров национально – освободительного движения социалистического толка, среди которых можно выделить:

  • Демонстрацию элементов национальной культуры, являющуюся также частью экспорта культурных ценностей
  • Подражание национальным и религиозным героям
  • Популистские лозунги
  • Создание «новой социалистической» теории, в основе которой заложены принципы культурно-религиозной идентичности для каждого региона.

Кроме схожей политической стратегии и ее коммуникационного сопровождения страны АЛБА и Ливия имеют похожий контекст исторического развития. Ливия, как и страны Латинской Америки, на протяжении нескольких столетий находилась в колониальной зависимости от Европы и США.

Революционный каудилизм, распространенный в Латинской Америке, имеет близкие черты с прогрессивными военными режимами африканских стран, что способствует их межрегиональной интеграции. В этой связи обшей точкой соприкосновения в политике лидеров АЛБА и Муамарра Каддафи, являлось создание и укрепление интеграционных объединений, как на межконтинентальном уровне, так и внутри собственных регионов.

Однако внутренние интеграционные процессы в Латинской Америке развиваются намного динамичнее, чем в Африке, и в настоящее время менее зависимы от иностранного вмешательства благодаря общности и консолидированности этого процесса, а также более высокому уровню развития Латинской Америки. Подобных общемасштабных интеграционных объединений Муаммару Каддафи создать в Африке не удалось.

Заметное отставание Ливии от стран Латинской Америки прослеживается в защите информационного пространства и разработке кибер-технологийдля отражения медийных атак, что во многом способствовало поражению Ливии в этом конфликте.

Позиция Чавеса в отношении Ливии вызвала целую волну политических и идеологических споров о позиции Венесуэлы в этом конфликте. Так, французское периодическое издание Lamondediplomatique подчеркивало, что Ливия была проводником политики Уго Чавеса в Африке и способствовала продвижению его геополитических планов сближения двух регионов.

Известный испанский политолог Армандо Авельянеда, говоря об участии Венесуэлы в этом конфликте, полагает, что Чавес

видит в Каддафи свое отражение, поскольку не любит США и намерен как можно дольше удержаться у власти. Он доказал свою смелость. Если Каддафи удержится у власти, это будет победой для Чавеса, потому что он поставил на карту свой престиж ради Каддафи. Чавесу выгоден рост цен на нефть. Если не брать в расчет промышленно развитые страны, то Венесуэла становится одним из самых надежных поставщиков нефти в мире, поскольку обстановка на Ближнем Востоке скорее напоминает пороховую бочку.

 

Поведение стран АЛБА в этом конфликте во многом отвечает тревожным прогнозам некоторых западных исследователей.

Французский историк Ф. Бродель еще в 1960-х гг. XX века выдвинул концепцию, суть которой заключалась в том, что Латинская Америка создаст собственную самобытную цивилизацию, а европейское наследие будет приемлемо при условии его значительной трансформации. В результате постоянного давления со стороны внешних и внутренних сил, политического, экономического и социального кризиса Латинская Америка осознала зависимость от своего материального положения, что способствовало ориентации на возврат к национальным источникам, попыткам построения своей независимой модели развития, выраженных тогда еще в плохо организуемых революциях. Закат престижа Европы после Второй Мировой Войны способствовал широкому распространению культуры Латинской Америки через СМИ и кинематограф.

Данной концепции придерживается ряд современных европейских исследователей, среди которых можно выделить работы французского политолога Жан-Жака Курляндски в которых он говорит о том, что интеграционные процессы, происходящие в Латинской Америке, являются «дипломатическим волюнтаризмом», одно из направлений которого состоит в развитии внешнеполитического диалога со странами Азии, Африки и с Россией, которые на протяжении нескольких лет стимулируют рост латиноамериканской экономики, а также политике, направленной против США и Европы. Сторонником этой концепции также является испанский политолог Нестор Гарсиа Канклини, который в своей работе «Латинская Америка в XXI веке» отмечал, что современные интеграционные процессы, происходящие в Латинской Америке, могут в скором времени привести к тому, что набравший силу латиноамериканский регион начнет борьбу с США и Европой.

Таким образом, для Латинской Америки информационное противостояние со странами Запада в ливийском конфликте есть не что иное, как возможность для проведения более самостоятельной политики на международной арене и сближение со странами Азии, Африки и с Россией.

Кроме того, события в Ливии показали растущую угрозу для стран АЛБА, вызвав крайнюю обеспокоенность у венесуэльского президента Уго Чавеса, заявившего, что оппозиция намерена превратить Венесуэлу во вторую Ливию, и что с этой целью разработана целая стратегия дестабилизации.

Президент страны пояснил, что "некоторые безумцы" считают Чавеса таким же, как и Каддафи, "поэтому Венесуэла — это та же Ливия, однако этот номер у них не пройдет, эта формула не сработала и ни за что не сработает ни у империи, ни у ее лакеев". В связи с этим Уго Чавес в очередной раз предпринял ряд мер, направленных на укрепление обороноспособности страны, заключив ряд соглашений с российской стороной.

Помимо укрепления в военном плане правительство Венесуэлы встало на защиту своей информационной среды, использовав такие информационные средства как СМИ, кибер технологии, неформальные коммуникации. С первых дней вторжения войск НАТО в Ливию латиноамериканские новостные агентства постоянно комментировали происходящие события как агрессивное вмешательство в дела другого государства и нарушение демократических норм. Так, известное венесуэльское агентство AVN опубликовало скандальную историю, связанную с взятием Зеленой Площади в Триполи и захватом одного из сыновей Каддафи, раскрытую российским информационным агентством Russia Today. Данная «история» была отснята западными спецслужбами в Катаре при участии профессиональных актеров, в котором роль сына Каддафи Саифа аль - Ислама также сыграл профессиональный актер. Подтверждением достоверности этой информации стало более позднее телевизионное интервью, находящегося на свободе Саифа аль - Ислама. В итоге медийная атака на Ливию, созданная для поднятия положительной репутации НАТО и обмана ливийских войск сработала в обратную сторону.

Первоочередными задачами стран АЛБА в связи с обострением ливийской ситуации были:

  • Контринформация, воздействие на внутренние аудитории латиноамериканских стран с целью предупреждения подобных ситуаций в странах АЛБА.
  • Ярким примером может послужить публичное заявление бывшего кубинского лидера Фиделя Кастро, в котором он призывал Каддафи сопротивляться и не подчиняться требованиям НАТО, чтобы войти в историю в качестве одного из великих деятелей арабских стран, принявший на себя роль национально героя-освободителя. «Жестокие атаки на ливийский народ, которые приобрели нацистско-фашистский характер, могут быть использованы против любого народа третьего мира». Другим примером латиноамериканской информационной политики на внутрирегиональном уровне могут послужить действия венесуэльских СМИ, постоянно цитировавших призывы Муаммара Каддафи. В результате решительно настроенная молодежь, одетая в футболки с изображением ливийского лидера, устроила пикет возле французского посольства в Каракасе с требованиями прекратить иностранную интервенцию в Ливию.

  • Отказ от принятия игры противника.
  • Контроль за информацией для ведения информационных атак на противника.
  • Создание международной репутации АЛБА как организации с миротворческой миссией и сторонника гуманистического подхода в решении международных конфликтов.

События в Ливии и реакция на них со стороны немногочисленных сторонников Муаммара Каддафи указывают на серьезные изменения геополитической международной обстановки.

В результате серьезного социально-экономического кризиса охватившего мир в 2007-2011 гг., перед развитыми государствами Европы и Северной Америки встал вопрос о дальнейшем обновлении капиталистической системы и вывода ее из кризиса. Вместе с тем, попытки решить проблемы путем внешнеполитической захватнической политики развитых стран, усугубляет кризис мировой капиталистической системы.

Растущая угроза лишения сырьевой базы в Африке, Азии и Латинской Америке способствует иностранному вмешательству во внутреннюю политику этих стран, вызывая серьезные сопротивления в них и способствуя межконтинентальной солидарности в борьбе с Западом.

В этой связи подтверждаются концептуальные прогнозы о влиянии развивающихся государств Азии, Африки и Латинской Америки на процессы в мировой политике. Ярким примером этому может послужить позиция ряда латиноамериканских стран в отношении Ливии.

Поддержка режима Каддафи стала частью коммуникационной политики латиноамериканских лидеров, таких как Уго Чавес, Фидель Кастро, Эво Моралес, Рафаэль Корреа, Даниэль Ортега, направленной на формирование нового миропорядка, в котором странам «третьего мира» должна быть отведена ключевая роль. Основной стратегической целью коммуникационной политики стран АЛБА в этом конфликте являлась информационная поддержка режима Каддафи, выраженная главным образом в отражении медиа - атак со стороны США и ЕС и укреплении имиджевых позиций Муаммара Каддафи.

Информационная кампания стран АЛБА, направленная главным образом против стран НАТО, преследовала несколько задач: защита собственного информационного пространства от международных СМИ и одновременно борьба с проамериканской оппозицией на внутрирегиональном уровне; поддержка идеи союзного ливийского государства для построения интеграционных межрегиональных связей; укрепление миротворческих позиций на мировой арене; устрашение противника средствами международных СМИ.

Об эффективности решения этих задач можно будет судить лишь по истечении определенного времени. Бесспорным является то, что в результате активного политического участия во всех событиях вокруг Ливии страны АЛБА, и в первую очередь Венесуэла, оказались на острие информационной войны, сопровождавшей ливийский кризис, что в очередной раз привлекло внимание мировой общественности к Латинской Америке. Позиция стран АЛБА по Ливии стала еще одним показателем поляризации мирового общественного мнения по так называемой политической повестке дня, задаваемой в первую очередь США, и еще одним показателем роста недовольства этой политикой во всем мире. 


Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив