Война внутри.

16 май 2012
Автор:
В апрельских планах Барака Обамы посещение Мексики и встречи с президентом Фелиппом Кальдероном. В конце марта госсекретарь США Хилари Клинтон уже посещала этот регион. В результате встречи было решено выделить 720 миллионов долларов на модернизацию границы между двумя государствами. Сегодня одной из основных проблем в отношениях между странами остается высокий уровень оборота наркотиков. 


В 2006 году было положено начало настоящей войне между властями Мексики и наркокартелями. Филипп Кальдерон, проводивший тогда предвыборную кампанию, сделал особый упор в своей программе на борьбу с наркобизнесом. Будущий президент обратился к силам армии, и на улицах появились солдаты. Решительный настрой обеспечил ему симпатию избирателей, вымотанных растущим числом преступлений. 

Поддержка Америки оказала не малое влияние на войну. Действия ведутся по стратегии, выработанной Соединенными Штатами для борьбы с колумбийским наркобизнесом. Помощь не ограничивается одной теорией: в распоряжении военных силы американской разведки, флот самолетов и миллионы долларов. Согласно только последней договоренности 26 марта, правительство США выделяет дополнительно 80 миллионов долларов на закупку Мексикой американских вертолетов Black Hawk.

С другой стороны именно потребность американских наркоманов в наркотиках объясняет высокий уровень трафика и обеспечивает наркобизнес постоянных доходом. Из Соединенных Штатов идут не только денежные потоки, но и нелегальные поставки оружия, являющиеся гарантом огневой мощи картелей. Попытки американской администрации пресечь поставки наркотиков действенны не на 100 процентов: через границу все равно проходят наркотические вещества, просто их стоимость увеличивается в два раза.

Внутренний разлом.

Перемещение армейского конвоя по городу сопровождается шипением двусторонней радиочастоты. По ней свирепый голос рапортует обо всех перемещениях солдат, поворот за поворотом. Он говорит военным языком, но это шпион картели, ведущий практически круглосуточную пошаговую слежку.

Среди информаторов много бывших солдат. Только за прошедшие семь лет к картелям присоединилось около 100 тысяч военнослужащих. Здесь и скрывается главный парадокс мексиканской войны: сражаясь против картелей, нация не может положиться на основные внутренние организации: суды, тюрьмы, таможни, полицию и относительно чистую армию. 

Из 100 человек, пойманных полицией, меньше четырех привлекается к ответственности. Часто аресты оказывается номинальными: задержанного сажают на 80 дней, предусмотренных системой, как время для ведения расследования, затем отпускают. Сложности возникают также в поисках свидетелей: принцип горожанина - «ничего не видел, ничего не знаю». Более двух лет население получает извещения об успешных рейдах своей полиции. Конфискации крупных партий наркотиков, оружия или денег должны подтвердить серьезность этих ударов. Однако в большинстве своем арестовать удается лишь мелких наркоторговцев, что не наносит особого урона картели.

Программа Кальдерона имеет поддержку широкой общественности, но о действенности ее нельзя говорить однозначно. Только с начала 2009 года число жертв картелей составляет более чем тысячу человек. В прошедшем году уровень преступлений этого же разряда превышал более чем на 100% показатели 2007 года.

Картели открыто демонстрирую свою мощь. На улицах можно встретить баннеры, с указыванием их требований, устраиваются показательные казни, как то выбрасывание на улицы отрубленных голов солдат, упакованных в целлофановые мешки. Возможности картелей исчисляются миллиардами долларов. Деньги идут на покупку судей, полицейских, тюремных надсмотрщиков и политических деятелей. Свои «кроты» у наркодиллеров были даже в посольстве США, так же им удалось купить директора Интерпола. 

Люди, занимающие важные посты находятся в уязвимом положении. При отказе от взятки им грозит смерть. Потому соблазн перейти на сторону зла сродни инстинкту самосохранения. В похожей ситуации военные. Чтобы лишний раз не попадать в поле зрения картели, современному мексиканскому солдату разрешено скрывать свое лицо и отращивать волосы, так как прическа «ежик» выдает его принадлежность к армии, а значит, он становится мишенью для картели.

В прошлом году в Мексике говорили о 2 204 «зонах безнаказанности». Таким определением обозначались территории, находящиеся под полным покровительством картелей. Сегодня властям удалось снизить эту цифру до 233. Правительство говорит о взрывах насилия, как о предсмертных муках картелей, что не умаляет его ужаса. 

Согласно правительственным оценкам США, около 450 тысяч мексиканцев заняты в медицинской промышленности. Одна треть непосредственно вовлечена в наркобизнес. Остальные две трети либо косвенно относятся к работе картелей, либо самостоятельно выращивают наркотики в сельской местности. Точной оценки числа занятых в производстве людей нет. 

Развитие проблемы.

Проблема страны во многом сложнее, чем во время обычной войны. Враг в данной ситуации – это некая расплывчатая масса, а поле битвы – повсюду: от приграничных городов, как например Тихуана, до столицы. Если Филиппе Кальдерон с трудом обеспечивает даже свою безопасность, практически каждый день находят мертвым одного из охраняющих его солдат, то что можно сказать о сохранности обычных горожанах. 

В свое оправдание Филиппе Кальдерон неоднократно упоминает о недостаточной подготовке армии, о нехватках информации, предварительный сбор которой мог бы облегчить полиции организацию борьбы с картелями. Политики, сотрудничающие с наркобизнесом, подвергаются критике, обвиняются в затягивании этой войны. Последними стараниями хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки остаются попытки внесения изменений в закон, которые с одной стороны должны одарить представителей правоохранительных органов большими полномочиями, с другой – ужесточить наказание за сотрудничество с картелями.

Главы стран Латинской Америки готовы оказать свою поддержку Мексике. Одним из возможных предложений по достижению консенсуса в данной проблеме, называют даже легализацию наркотиков. Она могла бы лишить картели части их прибыли. Но возможность быстрой победы все еще остается очень туманной перспективой. 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив