Жасминовая революция.

14 май 2012
Автор:
Журналисты любят придумывать мятежам и погромам поэтические названия. Вот и беспорядки в Тунисе окрестили «цветочным» именем. Жасминовая революция. Точно так же двадцать лет назад некоторые называли бескровный приход к власти Бен Али. Название взято исключительно ради красоты. Звучавшие, но не прижившиеся, «финиковая», «багетная» и «голодная» революции — были бы куда точнее.


Первое, что отличает события в Тунисе от внешне похожих «цветных» революций — почти полное отсутствие координации восставших.

Даже начались выступления не в столице, где удобнее всего брать власть, а на периферии, в голодных центральных и южных провинциях. Политические лозунги появились гораздо позже, когда стало ясно, что власть Бен Али дает трещину. До этого люди требовали двух простых вещей: хлеба и работы.

17 декабря в городе Сиди-Бузид (это в 265 км к югу от столицы) покончил с собой молодой дипломированный безработный Мухаммед Буазизи.

У парня был единственный источник существования — торговля фруктами. Но не хватало денег, что бы дать взятку, без которой невозможно получить лицензию на такую торговлю. Когда полиция разгромила его прилавок — он облил себя бензином и поджег.

Жуткая история всколыхнула весь город (отнюдь не благополучный). В тот же день начались стихийные выступления против местных властей.

Еще пять человек последовали примеру Буазизи, но были спасены. Тем не менее, выступления продолжились и постепенно охватывали все новые города и провинции.

24 декабря все в том же Сиди-Бузиде толпа решается на более активные действия. Разгромлены местная штаб-квартира ДКО, вокзал и полицейский участок. В начавшейся перестрелке с полицией один из погромщиков убит.

Брожение не утихает. К митингующим присоединяются профсоюзы. Акции немноголюдны (как правило, несколько сотен человек), но их становится все больше и больше. Полиция просто не успевает их отслеживать.

5 января наступает перелом. Мухаммед Буазизи умирает в больнице от полученных ожогов. На ближайших выходных (8—9 января) страна взрывается — стычки с полицией становятся все более ожесточенными, начинаются погромы магазинов и государственных учреждений. Растет количество убитых и раненых (по последним данным более 150 человек).

Бен Али сначала приказывает вывести на улицы танки, потом запрещает стрелять по митингующим. Потом он обещает хлеб, 300 тыс. новых рабочих мест, перестановки в правительстве. Под конец заявляет, что уже стар, и не будет баллотироваться на выборах 2014 года.

Его просто не слушают. Танки то приезжают, то уезжают — армейское начальство, похоже, не может решить, чего именно хочет. Комендантский час никого не останавливает, и 14 января волнения достигают пика. Возможно, играет свою роль и то, что правительство временно закрыло все учебные заведения — молодежи ничто не мешает идти на улицы.

В конце концов Бен Али не выдерживает и уходит в отставку. Улетая, он назначает преемником премьер-министра Мухаммеда Ганнуши. Тот в свою очередь обещает демократию и свободу, отменяет цензуру и открывает тюрьмы. И зовет оппозицию в правительство. Но на следующий день конституционный совет передает полномочия президента председателю парламента Туниса Фуаду Мебаза. Мародеры и погромщики игнорируют обоих. Президентский дворец разграблен.

Как переживет Тунис два месяца до выборов, и закончится ли брожение после них, не может сказать никто. Вполне вероятно, что с выборов все только начнется. Сначала новые вожди постараются поквитаться со старыми. Кто-то успеет сбежать, кого-то, как племянника жены бывшего президента, просто тихо прирежут, кого-то отправят в тюрьму. Естественно, долго будут искать заграничные счета и собственность, что-то даже найдут.

Потом передерутся сами «победители». Решать проблемы простых людей в таких условиях будет, конечно, недосуг. И те, кто сегодня больше всех кричит о демократии и правах человека, первыми начнут мечтать о сильной руке, которая наведет порядок. И она вполне может появиться — уже сейчас поднимают i олову исламские группировки, которые так и не смог выкорчевать Бен Али.

При всей специфике Тунис остается мусульманской страной, и вряд ли последователи Усамы Бен Ладена вычеркнули его из планов на будущее. В 2001 году спецслужбам Туниса удалось вычислить 34 своих сограждан, работавших на террористическую группировку «Ахль аль-джамаа ва-с-Сунна». Она действовала на территории Италии и обеспечивала вербовку наемников для «Аль-Кайды». Еще около 150 тунисцев подозревают в террористической деятельности в Канаде. Есть также версия, что убийство лидера Северного Альянса Афганистана было совершено двумя представителями так называемой «Тунисской исламской боевой группы», выдававшими себя за журналистов.

А в соседнем Алжире уже не первый год активно действует «Аль-Кайда в Исламском Магрибе». Пока ей не удавалось распространить свою деятельность на Тунис, но вряд ли она упустит такую возможность. Абу Мусаба Абдель Вадуда, лидер террористов, уже опубликовал видеообращение — он предлагает помощь обездоленным тунисцам. В частности для подготовки боевиков в секретных военных лагерях. Он также призвал восставших немедленно ввести в стране законы шариата.

По сведениям алжирской разведки, уже в 2008 году соратники Вадуда начали подготовку к «зрелищным» терактам в Тунисе, призванным дестабилизировать обстановку в стране. Тогда Французский институт международных отношений назвал такой план весьма вероятным — ведь США рассматривали режим Бен Али как одного из самых эффективных союзников в регионе. Теперь руки у потенциальных террористов развязаны.

Встать в ряды восставших призвал своих сторонников и живущий в эмиграции в Катаре бывший глава ныне запрещенного «Исламского фронта спасения» Аббаси Мадани. Изгнание президента Туниса приветствовал представитель движения «Хамас» Фатхи Хамад и пресс-секретарь «Движения исламского сопротивления» Сами Абу Зухри. А вот в Израиле этим обстоятельством очень озаботились. Вице-премьер Сильван Шалом заявил:

Теперь, после падения этого режима, возникают опасения, что исламистские движения, которые были объявлены вне закона, не только вернутся, но и захватят власть.

 

Очень неуютно чувствуют себя соседи Туниса. Там ведь во многом схожая ситуация. Общие продовольственные проблемы, рост цен, безработица, ужасающий разрыв между узким кругом самых богатых и широким слоем самых бедных.

Тунис не зря считался самым благополучным в Северной Африке. У других дела хуже. Аналогичная серия выступлений уже прокатилась по Алжиру. Несколько человек в разных арабских странах пытались покончить с собой так же, как Буазизи (то ли от безысходности, то ли в надежде разжечь революцию в собственной стране).

Повстанцев всех мастей готовы поддержать и направить опытные бойцы из подпольных террористических организаций, действующих по всему Ближнему Востоку и Северной Африке. Их более чем достаточно: «Аль-Харамейн» в Саудовской Аравии, «Армия освобождения Аден-Абийя» в Йемене, «Аль-Гамаа аль-Ислами», «Такфир вал Хиджра» и «Аль-Джихад» в Египте, «Боевая исламская группа» в Ливии, «Марокканская исламская группа борьбы» в Марокко.

Исламские фундаменталисты за последние несколько лет шагнули далеко за пределы привычного региона. Теперь они действуют в Афганистане («Талибан»), Пакистане («Лашкар-и-Тайба»), России («Высший военный Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа»), на Филиппинах («Абу Сайяф») и в Индонезии («Джемаа исламийя» и «Лашкар Джихад»). И список этот далеко не полон.

Мусульманский мир огромен. Но везде, где власть слабеет, где социальные проблемы становятся неразрешимыми, где богатство соседствует с вопиющей нищетой, везде поднимают головы радикальные группировки. Если они объединятся в единый фронт — мир зальет кровью.

А ведь начиналось все с «благополучного», «светского» и «европейского» Туниса... 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив