Корни и истоки краха системы в Тунисе

10 май 2012
Автор:

Первые тревожные сигналы начали поступать из Туниса еще в 2002 году. Тогда на страну обрушилась ужасная засуха. Очень серьезно пострадало сельское хозяйство — один из столпов местной экономики. С последствиями без особыфх успехов боролись несколько лет. Собственного продовольствия не хватало. Пришлось закупать у соседей.

 


В ноябре прошлого года глобальная финансовая группа «Nomura» включила Тунис в группу стран, которым реально угрожает продовольственный кризис.

   

Но сначала пришел кризис финансовый. Мировой. Поток инвестиций иссяк. Банковский сектор пошатнулся. Промышленность начала буксовать. В результате все больше и больше людей оказывались на улице. Особенно тяжело это ударило по югу страны, где нет туристов, почти нет промышленности, а аграрный сектор особенно уязвим для засух.

 

Макроэкономическая статистика успокаивала — страна продолжает расти.

 

Но это было сродни средней температуре по больнице. Прибрежные районы условно благоденствовали. Центральные и южные провинции — скатывались к нищете и голоду. Цены на основные продукты неудержимо росли. Правительство отчасти пыталось их контролировать. Но в его регулируемом перечне значилось лишь 13% продуктовых наименований. Цены на остальное диктовал «дикий» рынок. Тем более что в экономике Туниса огромную роль играл теневой сектор — множество мелких торговцев, абсолютно неподконтрольных и не платящих налоги.

 

Тысячи людей не могли найти работу годами. Безработных в Тунисе насчитывается 500 тыс. Большая часть — молодежи около 140 тыс. - с высшим образованием. Научить-то ее научили, а пристроить к делу оказалось невозможно.

 

До этого новые рабочие места создавались за счет притока иностранного капитала. В кризис его почти не стало. Вроде бы в президентском дворце обдумывали проект принять всю эту армию безработных на госслужбу (о ней в Тунисе мечтают очень и очень многие), но это лишь отодвинуло бы решение проблемы.

   

Между тем казалось, что время еще есть, что все не так страшно.

 

Полиция убеждала, что ситуация под контролем. СМИ молчали. Оппозиция (за ней, между прочим, зарезервировано 25% мест в парламенте) кричала о чем угодно, но не о реальных проблемах. Недовольство закипало, но выхода не находило. Взрыв оставался вопросом времени. Прозвучал он в декабре.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив