В развитии левого движения в Эквадоре мы условно выделим два этапа.
  1. Создание и становление левых партий в стране. (1920-1977 гг.)
  2. Образование левого широкого фронта. (1977-1999 гг.)

Эта периодизация позволит нам более четко представить и показать действие левых организаций от момента из зарождения и становления до четко спланированных совместных действий и результатов.

Второй период, уже трудно рассматривать вне контекста унитарных действий левых, так как в этот период создаются крупнейшие левые блоки, действия которых продиктованы совместной четко выработанной программой, что, несомненно, свидетельствует о политической активности и зрелости электората.

Активизация левого движения в Эквадоре приходиться на 1920-е гг., когда впервые наметились предпосылки для создания Эквадорской социалистической партии

Большое изменение в поляризации политических сил эквадорского общества произошли под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России. Так уже в 1926 году была образована Эквадорская социалистическая партия (СПЭ), которая была расколота в 1928 году в результате вхождения большинства из ее членов в Коминтерн. Так была сознана Эквадорская коммунистическая партия (КПЭ) . К 1930-е гг. в Эквадоре действовали уже две крупные левые партии, которые к середине 40-х годов добились крупных успехов. Так в 1944 году в результате народного восстания было свергнуто правительство Арройо дель Рио. В новый кабинет наряду с правыми вошли представители социалистической и коммунистической партий. И хотя левые силы вскоре были вытеснены из правительства, майское восстание 1944 года показало продуктивную совместную работу социалистов и коммунистов. 

В 1950-х годах во многих странах Латинской Америки зарождается социал-христианское движение. В Эквадоре в 1951 году была основана еще одна левая партия – социал - христианская партия (ПСК).

Дальнейшим стимулом в деятельности левых партий стала Кубинская революция, которая нашла живой отклик во многих странах Латинской Америки. Следует отметить, что в 1961 году на конференции в Пунта-дель-Эсте, где проходило совещание иностранных дел американских государств, Эквадор, не смотря на жесткий нажим со стороны США, устоял и не голосовал против революционной Кубы. Однако в апреле 1962 года правительство Аросемены под воздействием влиятельных кругов США разорвало дипломатические отношения с революционной Кубой.

Такое действие со стороны правительства вызвало негодование у трудящихся слоев Эквадора. В стране непрерывно происходили забастовки и манифестации. Начинает активно действовать новая популистская группировка – Эквадорское революционное народное действие (АПРЭ), возникшая в 1961 году. 

К середине 1960-х годов в стране имелись четыре крупные левые партии. Следует отметить, что правых партий по количеству было значительно меньше. К 1960 году в стране действовали только две основные правые партии - консервативная и либеральная, которые возникли еще в 1860-х годах XIX века, а также одна центристская партия (Объединение народных сил), основанная в 1949 г.

Успеху в развитии левого движения с начала 20-х гг. XX века сопутствовали две четко спланированных коммуникационные стратегии:

  1. Внешняя стратегия: удачная пропаганда левых организаций широким слоям эквадорских рабочих и крестьян на примере Октябрьской и Кубинской революций.
  2. Внутренняя стратегия: расширение интереса к партийной жизни, в результате идеологической работы членами партий, что являлось характерной чертой коммунистических и социалистических партий во всем мире.

Для более яркого показательного примера, приведем здесь слова известного французского политолога Мориса Дюверже. В своей книге «Политические партии» он неоднократно отмечал, что Марксизм - это не только политическая доктрина, но и всеобъемлющая философия, метод мышления, настоящая духовная космогония . Именно поэтому, в отличие от других политических партий, социалистические воспитывают своих членов таким образом, что вся их профессиональная жизнь протекает в рамках партии, направляется партией, ставится ей на службу. Так же обстоит дело и с досугом: значительная его часть поглощается партийными и профсоюзными собраниями или заседаниями. В результате чего умножаются формы принадлежности индивида: к партии, профсоюзам, спортивным клубам, художественным объединениям. 

Коммунистические и социалистические партии, воспитывали своих членов, внушая им идеологию объединения, всеобщего равенства и борьбы за справедливость. Член коммунистической партии, представлял и отстаивал, таким образом, интересы своей партийной семьи, а не свои собственные интересы. К сожалению, как внутренние, так и внешние факторы мешали достижению этого идеала.

Для Эквадора, как и для всей Латинской Америки, в целом, такая идеология воспринималась и утверждалась достаточно быстро, так как уровень жизни рабочих и крестьян их положение в обществе, были гораздо ниже, чем в Северной Америке и Европе. Благодаря неграмотности и нищенскому положению рабочих и крестьян лидерам левых объединений было легче привлекать их на свою сторону. В результате чего в Эквадоре левые партии создавали профсоюзные объединения. Многие рабочие становились полноценными членами партий. Однако помимо положительных факторов в деятельности пропаганды, имел место отрицательный элемент, который, несомненно, тормозил революционный переворот в стране. Он заключался в желании членов партии, добиться в первую очередь не победы социалистической революции, а материального достатка.

Это было вполне психологически объяснимо и на первом этапе социалистического преобразования общества и воспитания масс, вопросу материального стимулирования уделяли особое место

Для подтверждения данной информации обратимся к словам, сказанным одним из идеологов и героев Латинской Америки Эрнесто Че Гевары. В своем выступлении 24 марта 1963 года он говорил:

материальные стимулы необходимы, поскольку мы выходим из общества, не помышлявшего ни о чем, кроме материальных стимулов, и строим новое общество на основе старого, при многочисленных пережитках его в сознании людей. Поскольку мы не имеем еще возможности давать каждому по потребностям. Поэтому материальный интерес будет определенное время играть роль в процессе строительства социализма.

 

Таким образом, в 1960-х годах основной внутренней задачей левых партий было изменение социально-материального положения трудящихся масс.

Моральное стимулирование, которое необходимо для осуществления пролетарской революции, в Эквадоре носило не искусственно выработанный, а случайный характер. В 1963 году на партию обрушились тяжелые репрессии, связанные с приходом к власти в Эквадоре военной хунты, после чего ушедшая в подполье партия продолжала непрерывную борьбу за разоблачение американского империализма, разъяснения необходимости проведения аграрной реформы. 

Таким образом, политические репрессии сыграли положительный результат в деятельности КПЭ. Теперь молодые члены партий могли на примере своих арестованных руководителей, а среди них были такие известные политические лидеры партии, как П. Саад, Э. Хиль Хильберт, убедиться, в том, что главным в социалистическом движении является не материальный, а моральный стимул, так как «деятельность авангардной партии состоит именно в том, чтобы поднимать как можно выше знамя противоположного принципа - знамя морального интереса, не рассчитывая ни на что, кроме признания товарищей».

Другой немаловажной задачей, стоявшей перед лидерами КПЭ, было сохранить совместную стратегическую линию с другими левыми партиями Эквадора, в особенности с Социалистической партией. Отметим, что, несмотря на огромное количество разногласий в 1960-х годах все-таки удалось сохранить общую взаимосвязь этих двух партий. Так в 1966 году в результате всеобщей забастовки была уничтожены военная диктатура в стране и решающую роль в ней сыграли члены этих двух партий. 

Взаимосвязь КПЭ, СПЭ с Социал-христианской партией развивались не так активно как между двумя первыми партиями. Однако общей точкой соприкосновения являлась борьба за аграрную реформу в Эквадоре.

Известным идеологом Социал-христианского объединения был епископ Леонидас Проаньо, который пользовался огромным уважением среди лидеров всех левых партий не только в Эквадоре, но и во всем мире. Епископ возглавлял Комитет солидарности с народами Латинской Америки в

городе Риобаме (провинция Чимборасо) . В эту организацию входили члены левых политических партий, демократических и рабочих организаций, профсоюзов, крестьянских объединений. Во многом благодаря активной деятельности Леонидаса Проаньо осуществлялось тесное сотрудничество между всеми левыми партиями. 

В августе 1968 года VIII съезд КПЭ в своей программе отметил, что необходимым условием для победы революции считает создание и укрепление фронта национального освобождения, в котором объединяться все прогрессивные силы страны. Однако это объединение в начале 1970-х годов осложнялось в результате следующих идеологических причин: 

  1. Разногласия по поводу характера проведения революции. Будет ли она буржуазно-демократической, антифеодальной, антиимпериалистической либо пролетарской, социалистической.
  2. Споры по поводу участия революционеров в выборах в 1960-1970-х гг.
  3. Внутрипартийное сектантство.
  4. Действия маоистов, проводивших раскольническую политику под аккомпанемент революционной фразеологии.
  5. Разрыв с новыми левыми организациями.

В 1970-х годах в Эквадоре появляютсянесколько новых левых партий. Это Демократическая левая (ИД), основанная в 1970-м году, которая придерживалась Социал-демократической ориентации. Руководствовалась доктриной «демократического социализма», отвергала революционное насилие, считала эволюционно-реформистский путь единственно оптимальным. Выступала за многопартийную демократию.

Эквадорское революционное народное действие (АПРЭ) – популистская группировка и Народная демократия – Христианско-демократический Союз (ДП-УДК). Партия христианских демократов. Идеология партии основана на доктрине коммунарного социализма, под которым понимается строй, где сосуществуют различные формы собственности: частная, государственная и коммунарная (собственность трудовых коллективов). Эта модель, призванная преодолеть классовую борьбу, включала также систему социально-экономических прав трудящихся, гарантируемых государством, которому отводиться ключевая роль при регулировании общественных отношений. 

Левопопулистская партия Народно-Демократическое движение (МПД). Была создана в марте 1978 года членами маосистской Марксистко-ленинской коммунистической партией Эквадора. 

Возникновение этих четырех партий вызвало резкую критику со стороны КПЭ и СПЭ, а также уже ранее существовавших левых партий. Это послужило новой причиной раскола левого движения в Эквадоре. Между старыми левыми партиями и новыми возникло соперничество. Так по инициативе коммунистов 1968 году было создано объединение левых сил – Народно-демократический союз, который определял своей главной задачей собирание сил для предстоящих битв за интересы рабочего класса, всех трудящихся.

Из-за того, что Демократическая левая партия выдвинула новую Социал-демократическую альтернативу и к тому же превратилась в одну из самых влиятельных, КПЭ, СПЭ предприняли меры по укреплению своих позиций, по выработке совместной альтернативной программы.

Подтверждения данной информации мы находим в высказывании председателя Федерации трудящихся провинции Пичинча и члена Революционной социалистической партии Т.Идальго: «Полагать, что в такой стране, как наша, судьба революционных преобразований решается на выборах, - абсурд». «Революция требует – причем настоятельно – объединение левых, марксистских сил. И не менее настоятельно выдвигает необходимость размежеваться с реформистскими партиями, ибо те не прочь поговорить о единстве, а когда возникает в нем нужна, не способны поднять на борьбу даже ста человек. До сих пор опыт был таков. Что мы гибли в сражениях, а реформаторы, несмотря на всю порой энергичную, риторику, спокойненько продолжали пить кофе. Нельзя допускать, чтобы призрак военного переворота сковывал активность трудящихся». 

К середине 1980-х годов КПЭ положила конец этому спору, провозгласив на VIII, IX,X съездах единую стратегическую цель для всех левых объединений, которая звучала следующим образом: «За единство антиимпериалистических, демократических и патриотических сил».

За этим лозунгом, стояла новая четкая политическая программа. КПЭ, пойдя на сближение с реформистскими, популистскими и демократическими партиями, практически отказалась от прежних целей проведения пролетарской социалистической революции. Обратимся к словам генерального секретаря ЦК КПЭ Рене Може Москера: 

Мы не ставим непосредственной целью ни социалистическую, ни буржуазно-демократическую революцию. Речь идет о передовой демократии, которая обеспечила бы поступательное развитие революционного процесса.

 

С одной стороны это заявление приблизило находившуюся в изгнании КПЭ к другим молодым левым течениям, но с другой пошатнуло идеологическую основу ее революционной стратегии. 

Союз КПЭ со всеми реформистскими и демократическими партиями давал возможность для возникновения широкого левого фронта, а с другой стороны отказ от прежних партийных установок проведения революции, усиливал реформистские иллюзии о демократическом преобразовании государства, тем самым, превращая идеи партии в мелкобуржуазный утопизм, о котором писал В.И. Ленин. 

Мелкобуржуазные демократы, эти якобы социалисты, заменившие классовую борьбу мечтаниями о соглашении классов, представляли себя и социалистическое преобразование мечтательным образом, не в виде свержения эксплуататорского класса, а в виде мирного подчинения меньшинства понявшему свои задачи большинству.

 

События, которые развернулись в Эквадоре, полностью подтвердили данную теорию.

Неолиберальное моделирование, которое очень часто прикрывалось демократическими лозунгами, привели страну к еще более затяжному экономическому и политическому кризису. 

Эквадорский левый лагерь перешел от идей вооруженной борьбы к мирному построению социализма совместно с другими демократическими партиями. И уже с этого периода мы можем рассматривать левое движение, как совместные четко организованные блоки.

Первым шагом в консолидации левых партий было создание в 1976 г. Левого широкого фронта (ФАДИ). В него вошли (КПЭ Революционно Социалистическая партия (ПСРЭ), Революционное движение левых христиан (МРИК), Движение за единство левых сил, Движение за второе освобождение и Комитет народа.) 

Ряд организаций, тяготеющих к социалистам, образовали Социалистический фронт (ФС) Народно-демократическое движение (МПД)

Серьезные разногласия внутри ФАДИ обнаружились в конце 1978 – начале 1979 гг. при определении позиции по отношению к реформистским силам, кандидат которых Х. Рольдос во втором туре президентских выборов (1979) противостоял кандидату правых сил. Решение ЦК КПЭ о голосовании во втором туре недействительными бюллетенями не нашло полной поддержки в рядах ФАДИ, который фактически раскололся: в то время как КПЭ, ПСРЭ и МРИК выступили против обоих кандидатов, МСИ и Комитет народа поддержали Рольдоса. Как подчеркивало впоследствии руководство КПЭ, «решение голосовать против всех кандидатов на президентских выборах 1979 года было грубейшей ошибкой».

В начале 80-х годов ФАДИ в его первоначальном составе фактически перестал существовать. Организации левопопулистского толка - МСИ и комитет народа, образовав Народно-революционный союз (УРПЭ), с 1980 г. стали ориентироваться на блок с популистскими партиями. От активного сотрудничества в ФАДИ практически отошел МРИК. В ПСРЭ произошел раскол: лишь умеренная фракция во главе с единственным депутатом парламента от ФАДИ Х. Чирибогой ориентировалась на союз с КПЭ. 

После X съезда, учитывая ошибки прошлого, КПЭ установила контакты с рядом реформистских организаций. Была предпринята попытка воссоздания ФАДИ и легализации левых сил для участия во всеобщих выборах 1984 года.

Однако намеченного объединения не произошло. На момент выборов левые силы заняли различную позицию: ФАДИ поддержали кандидата Демократической левой (ИД) Борху, ФС и МИР призывали голосовать недействительными, а МПД – чистыми бюллетенями. Такая позиция, в конечном счете, дезориентировала население, способствуя победе правых сил. 

Выборы серьезно изменили политическую обстановку в стране. Приход к власти представителя олигархии, лидера неоконсервативных сил Фебреса Кордеро привел к ускоренной и резкой поляризации социальных и политических сил. «Неолибиральная» экономическая политика, повлекшая снижение жизненного уровня широких слоев населения, авторитаризм и систематическое нарушение президентом конституционных норм, атмосфера коррупции и насилия, открыто проимпериалистичекая ориентация внешней политики – все это создавало в стране обстановку широкого социального недовольства и морального кризиса.

Превентивно-оборонительной реакцией «левого центра» на политику нового президента явилось образование в июне 1984 года прогрессивного парламентского блока левыми и реформистскими партиями, в том числе ИД, ДП, ЭСП, МПД и ФАДИ. Программа прогрессивного блока включала такие задачи, как защита конституции, социальных завоеваний трудящихся, противодействие диктаторским тенденциям, репрессивной политике и ограничению участия государства в экономической жизни, подчинение иностранных капиталовложений интересам независимого национального развития, укрепление латиноамериканской интеграции.

Сотрудничество в рамках прогрессивного блока способствовало некоторому преодолению отчуждения во взаимоотношениях партий левоцентристского диапазона. 

Выборы 1986 года были отмечены значительным ростом электората левых сил, так как левые партии (к ним относят ЛШФ, СФ и НДД) вместе получили 18,6 % голосов избирателей и 15 мест в конгрессе. Такому успеху помимо определенного «перелива» голосов из Левой демократической партии, сопутствовало, прежде всего, настойчивая работа в массах, в профсоюзах, в крестьянских общинах, среди маргинального населения, а также благодаря высокому престижу кандидатов левых организаций и в частности Генерального секретаря КПЭ Рене Може Москера, избранного депутатом в Национальный конгресс. 

К весне 1987 года было достигнуто единство действий почти всех основных массовых организаций страны. И уже в апреле 1987 года была подписана совместная правительственная программа левых сил, включавшая комплекс демократических, антиимпериалистических и антиолигархических преобразований. Программу подписали и одобрили коммунисты и ФАДИ, левые радикалы (ЭСП), бывшие маоисты, некоторые ультралевые организации, троцкисты.

В августе 1987 года был создан Фронт объединенных левых сил (ФОЛ), в который вошли ЛШФ, Народно демократическое движение и восемь других революционных партий и движений. 

В предвыборном манифесте объединения подчеркивалось, что оно не ограничивается только целями выборов. ФОЛ стремится к созданию народного, демократического и революционного правительства, которое проведет глубокие преобразования в экономической, социальной и политической жизни, откроет путь к национальному и социальному освобождению во имя построения социализма в Эквадоре.

Несмотря на новые разногласия между членами ФОЛ победу на выборах 1988 года одержал левый демократ Родригес Борха. Его нахождение у власти и новый курс неолиберального регулирования экономики вызвал резкую критику со стороны КПЭ, СПЭ и целого ряда других левых партий, что способствовало новому крупному расколу левого блока. Вследствие чего в 1990 году победу на выборах одержал лидер правой партии Сиксто Альфонсо Дуран Бальен. 

Но неудачи экономических реформ, неэффективное руководство страной и скандал, связанный с обвинениями в коррупции Дурана и его вице-президента, дискредитировали правительство и правящие партии, что способствовало победе на следующих выборах в 1996 году представителя левого течения Абдалы Букарама . Однако ровно через 6 месяцев он был признан психически невменяемый и отстранен от власти.

Новым президентом становится представитель правого течения, являвшийся кандидатом от партии народной демократии Хамиль Мауад , который привел страну к еще более затяжному экономическому кризису, вызванному политикой долларизации, и породившей социально-экономический и политический кризис в Эквадоре. 

Подводя итоги можно сделать вывод о том, что первый этап зарождения левого движения в Эквадоре характеризуется такими явлениями, как становление и развитие левых партий - КПЭ, СПЭ и др., попыткой их объединения в результате совместных стачек.

Однако в 1960-1970-х гг., рано еще было говорить о какой либо серьезной политической борьбе, так как население было политически неграмотным, сильны были традиции каудилизма, вызванные постоянными военными переворотами и на первом этапе борьбы перед левыми партиями стаяла пока только одна задача – материальное стимулирование. Ситуация осложнялась еще и тем, что левые партии не хотели идти на компромисс друг с другом. Взаимная критика вводила население в заблуждение, что давало правым партиям, достаточно сплоченным, несомненное преимущество.

В конце 70-х положение меняется в результате критического пересмотра своих позиций КПЭ, которая идет на сплочение с левоцентристскими и реформистскими партиями. 

Политический опыт 80-х годов до определенной степени убедил левых в необходимости гибкой унитарной политики, ослабил сектантские тенденции. Было достигнуто соглашение о совместных действиях левого блока, провозглашен лозунг «За единство антиимпериалистических и демократических сил»

В 90-х годах в условиях многопартийности в стране складывалась своеобразная квазидвухпартийная система, характеризующаяся чередованием у власти представителей реформистского и консервативного лагерей. Конкретный представитель - партия определенного направления каждый раз менялась. В то же время наличие традиционного эквадорского популизма усложняло ситуацию, несмотря на политическую грамотность электората.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив