В предыдущей статье был кратко обрисован психологический портрет четырех значимых общероссийских политических организаций страны. Теперь остается взвесить шансы политического будущего антиолигархического смешанного капитализма: демократия или авторитаризм.

 

Для этого сначала в сжатой форме я суммирую политическую ориентацию четырех основных политических организаций постсоветской России:

Таблица 1

Политическая ориентация основных политических

организаций постсоветской России

Политические организации

Направленность на:

Вчерашний

тоталитаризм

Сегодняшний

олигархический

авторитаризм

Завтрашний или послезавтрашний:

Анти-

олигархический

авторитаризм

Демократический

антиолигархизм

 

«Единая Россия»

Нет

Да

Да

Нет

КПРФ

Да

Нет

Нет

Да

ЛДПР

Нет

Да

Нет

Нет

«Яблоко»

Нет

Нет

Нет

Да

Итого

1 да, 3 нет

2 да, 2 нет

1 да, 3 нет

2 да, 2 нет

 

В неопределившейся постсоветской системе собственности, обладания и социального статуса обзор политической направленности важнейших политических организаций страны говорит о следующем.

Во-первых , как правило, настроения российского народа четко не обозначились: с одной стороны, разные политические организации могут поддерживаться одинаково нацеленными людьми, а, с другой, одна и та же политическая организация может иметь сторонников, придерживающихся разных установочных оценок.

Во-вторых , формально, по числу поддерживающих его течений внутри основных политических организаций, демократический антиолигархизм имеет столько же шансов, сколько антиолигархический авторитаризм. Но это только формально.

Ибо, к сожалению, нет количественных данных о том, какая часть, например, КПРФ поддерживает вчерашний тоталитаризм, а какая — демократический антиолигархизм. Таких проблем не возникает с «Яблоком», все последователи которого, на мой взгляд, нацелены на демократический антиолигархизм . Но психологический портрет усредненного «яблочника» заставляет усомниться в большой решимости последнего претворить свои чаяния в жизнь. Кроме того, в духе морализировавших шестидесятников двадцатого века, «яблочники» слишком большое внимание уделяют правовой стороне дела, отдавая борьбе за права человека предпочтение решению его (человека) социальных проблем, связанных с наличием олигархического строя.

В целом, с сожалением следует констатировать, что, похоже, ближайшее будущее России за антиолигархическим авторитаризмом . Ибо, с одной стороны, в современной России многие гордо, с определенным вызовом, даже кокетничая, и с каким-то инфантильным, глупым смешком говорят: «А я не занимаюсь политикой!»

Ибо, с другой стороны, именно за антиолигархическое авторитарное развитие политических событий в стране стоит наиболее активная часть современного российского общества, мало обремененная моральными препонами: часть неолигархических элементов «Единой России».

Но, даже будучи пессимистом в отношении политического устройства завтрашней России, нельзя не оставаться оптимистом в отношении России послезавтрашней . Поскольку, в-третьих , не может быть никаких сомнений в том, что послезавтрашнее политическое будущее России — это демократический антиолигархизм. В условиях вызревающего гражданского общества это случится тем скорее, чем быстрее, во-первых, произойдет размежевание КПРФ «будущего» от КПРФ «прошлого» и, во-вторых, КПРФ «будущего» сольется с «Яблоком».

Ибо очевидно, что в «Яблоке», как и в КПРФ «будущего», есть сильные социал-демократические элементы. Только в «Яблоке» больше демократического, а в КПРФ «будущего» – больше социального.

Так что вновь образованная от такого слияния не мнимая (как, например, горбачевская, титовская или справедливоросская), а действительная социал-демократическая партия России, в которой мощная социальная направленность части бывшей КПРФ будет сплавлена с твердой, демократической, моральной устремленностью бывшего «Яблока», найдет, в конечном счете, поддержку у значительной части населения страны, все еще пробуждающейся или уже пробудившейся от олигархического угара. В результате, на мой взгляд, новая социал-демократическая партия России сможет стать ядром политической борьбы за слом теперь уже антиолигархического авторитаризма будущего.

Меня могут спросить:

Уверен, что в гибриде, полученном от «скрещивания» КПРФ «будущего» с «Яблоком», эти негативные черты «яблочников» начнут сходить на нет . Почему? Потому что от такого союза у бывших «яблочников» прибавятся силы, решимость и уверенность в достижении своих целей.

Мне могут возразить:

Зачем такие страсти? Кто сказал, что Россия, которая, конечно, должна бороться с олигархами и коррупцией, в ходе этой борьбы должна делать какой-то политический выбор между демократией и авторитаризмом? При нынешней политической системе и нынешней конституции все и так идет в правильном направлении: реальные доходы населения растут, ежегодно реальный ВВП увеличивается, во многих регионах страны за коррупционную деятельность привлекаются к уголовной ответственности губернаторы и мэры, страна подымается с колен, ее начинают уважать и бояться, в страну рвутся многочисленные иммигранты из государств-бывших республик СССР, в страну идут многомиллиардные западные инвестиции и многое-многое другое. . . Не надо делать никаких резких движений. Постепенно все образуется.

 

На это я отвечаю так.

Растущий уродливый перекос структуры российской экономики в сторону сырьевого и топливного секторов, превращая Россию в страну третьего мира, в сырьевой придаток развитых стран, делает ненужным все более значительные пласты населения страны, которое (население) в результате сокращается из года в год.

Зажатые чиновничьими поборами и олигархическими монополиями малые и средние предприятия в состоянии абсорбировать лишь малую толику (по подсчетам, чуть более 10 процентов) экономически активного населения.

Огромные золотовалютные запасы и гигантские государственные фонды, получаемые от продажи нефти и газа по чрезвычайно высоким мировым ценам, вместо того, чтобы, так или иначе, быть инвестированными в реальное перерабатывающее производство, создающее добавочные стоимости и рабочие места, в науку и образование, в жилищное строительство, в строительство дорог, а потому в снижение безработицы, повышение качества и уровня жизни населения, – эти запасы и фонды, под различными предлогами, либо бездействуют, либо вкладываются в иностранные ценные бумаги .

Все увеличивающийся разрыв между ничтожным меньшинством, открыто и вызывающе живущим в роскошных отечественных и заграничных усадьбах и дворцах, летающим на собственных самолетах, плавающим на собственных экстравагантных яхтах, ездящим на собственных дорогих автомобилях, меньшинством, чьи «карманы» набиты миллиардами и миллионами иностранной валюты и которые постоянно придумывают, на что еще потратить капиталы «своего общака», как вывезти их из страны в благополучные страны, и огромным большинством, ютящимся в жалких городских квартирках и деревенских избах, давящимся в метро и на другом общественном транспорте (там, где они есть), большинством, еле сводящим концы с концами и со страхом думающим о завтрашнем дне, – все это, при слабом развитии среднего класса, держит страну в постоянном социальном напряжении, которое, при определенных условиях, вполне может вылиться в бунты, грабежи и погромы.

Деиндустриализация и депопуляция России, при ее огромной территории и несметных ископаемых богатствах, делают восточные районы страны все более лакомым и доступным сырьевым и территориальным куском для Китая , проходящего ускоренными темпами свой этап промышленной и научно-технической революции , и для мощной, но бессырьевой и малотерриториальной Японии .

Коррупция и беспредел, разъедающие все поры российского общества, связывающие по рукам и ногам живую инициативу его возможных изобретателей, ученых, предпринимателей, оттягивающие финансовые, материальные ресурсы из производства товаров и услуг, нужных значительным слоям населения, в обслуживание все увеличивающегося в размерах паразитического чиновничьего сословия, не могут не оказывать своего крайне отрицательного влияния на уродливую структуру российской экономики, импортирующей: предметы роскоши там, где необходима закупка нового оборудования, новой технологии и т.д.; предметов потребления, разрушающих собственное сельское хозяйство, легкую и пищевую промышленность.

В чем же причина всех этих негативных и угрожающих целостности страны явлений, список которых можно удлинить? Что, виновата та или иная политика? Какое место в этой картине занимает тот или иной лидер, непонимание, незнание?

На мой взгляд, никакого . Ибо проблема в рабски-покорном, послушном, равнодушном, детски-наивном народе России; народе, который, в своем большинстве, не просто раб, оправдывающий свое рабское состояние, но, к тому же, и радостно принимающий его. Согласно этому народному большинству, государство—все, отдельная личность—лишь орудие государства.

Итак, в условиях рабской покорности большинства россиян, из советской системы, как я уже отмечал ранее, выросла теперешняя олигархическая структура монополизма и коррупции. Симбиоз этой социально-экономической и политической структуры с холопской покорностью большинства народа все более ускоренными темпами ведет Россию в пропасть.

Поэтому, по моему мнению, союз этот должен быть разорван. Здесь, как уже говорилось ранее, есть два пути .

Первый — это демократический, мирный : большинство российского народа организуется в гражданское общество и выступает на борьбу против олигархии и ее интегральной части, коррупции. При теперешней настроенности и ментальности большинства россиян такое, на мой взгляд, возможно лишь в относительно нескором времени.

Второй путь — это авторитарный, насильственный , когда часть силовых структур, поддержанная значительной частью населения страны, проводит необходимые антиолигархические реформы (о которых речь шла ранее).

Демократический антиолигархический «выбор», по моему мнению, является наилучшим средством решения проблемы. Но, к сожалению, он, похоже, не реализуем.

Авторитарный антиолигархический «выбор», на мой взгляд, является наихудшим средством решения проблемы. Но, к несчастью, именно он, похоже, реализуем.

Тут мне могут задать последний вопрос:

Ну, и что же будет дальше, когда под давлением пробудившихся масс, как ты говоришь, авторитарный антиолигархизм (авторитарный смешанный капитализм) сойдет с политической сцены и твой демократический смешанный капитализм, наконец, восторжествует в России?

 

Я разбиваю свой ответ на две части. В первой я отвечаю, что, если меня спрашивают, что последует после демократического смешанного капитализма, то у меня на это нет и не может быть ответа: современные реальные социально-экономические и политические системы в мире такого ответа не предоставляют.

Если же, с другой стороны, интересуются моим мнением о форме правления в условиях будущего демократического смешанного капитализма, то мой ответ таков: вполне возможно, что конституционная монархия в полностью восстановленных границах бывшего Советского Союза .

В результате, новая Россия сможет продолжить движение по пути демократического смешанного капитализма , по которому шла царская Россия и который был прерван Первой мировой войной и вызванными ею Февральской и Октябрьской революциями. В этом движении смешанный капитализм станет той социально-экономической структурой, а конституционная монархия – той ее (структуры) политической демократической формой, которая, как магнит, вернет в новую Россию бывшие союзные республики.

Чем же конституционная монархия сможет привлечь нерусские народы?

Во-первых , тем, что президентской форме правления в стране придет конец. Отмена президентской республики вызовет уничтожение той политической системы, в которой президентом страны всегда и при всех обстоятельствах остается русский как представитель наиболее многочисленной национальности. С введением конституционной монархии проблема потеряет свою остроту, поскольку двор царствующей, но не властвующей монархии будет включать в себя аристократических представителей многих народов новой России. Отсюда национальность премьер-министра, наиболее важной фигуры исполнительной власти, будет иметь малое значение, ибо правительство будет формироваться партией, получившей наибольшее количество голосов в законодательное собрание, при условии, что партии, организованные по национальному признаку, будут запрещены законом.

Во-вторых , конституционная монархия, например, испанского типа будет означать конец так называемому административному ресурсу. Причина: в то время как роль конституционного монарха сведена к минимуму, его должность главнокомандующего вооруженных сил страны явится препятствием на пути каждого (включая и премьер-министра), кто попытается путем манипуляций добиться власти в государстве на всеобщих выборах.

Основой такой реинтеграции могут стать географическая компактность бывшего СССР и сохраняющиеся, как следствие советской промышленной и культурной революций 30х годов прошлого века: высокий уровень экономической взаимозависимости (сейчас не всегда фактической, но, по крайней мере, потенциальной) и (благодаря, в частности, смешанным бракам) национально-смешанное население, общим языком общения которого остается русский язык.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив