1980-е гг. стали переломными в тенденциях экономического и социального развития латиноамериканских стран и Эквадора в частности.

Во многих из них обозначился переход к качественно новой, неолиберальной модели развития , с реализацией которой связывались надежды на преодоление затяжного финансово – экономического кризиса, на разрешение проблемы долгов, на повышение эффективности национальных экономик.

В Эквадоре курс на неолиберальные реформы был взят в 1984 году, в результате победы на выборах Леона Фебреса Кордеро, выдвинувшего популистский лозунг «Хлеб, жилье, работа для всех» и обещавшего открыть двери иностранному капиталу, отказавшись от любых форм вмешательства государства в экономику, перенеся центр тяжести на частный сектор. Таким образом, президент заручился поддержкой не только беднейших слоев населения, но и крупной олигархической верхушки и иностранных монополистических объединений.

Однако уже совсем скоро «неолиберальный курс» развития экономики, которым руководствовался правительство, привел к обострению имевшихся в стране проблем . В нефтяной области новое правительство стремилось расширить экспорт, прежде всего нефтяной. Президент заявил, что государственной монополии на нефть пришел конец. К поиску новых месторождений все шире привлекался иностранный капитал. Антиинфляционная политика предполагала ограничение спроса. Неоднократно поднимались транспортные тарифы, цены на топливо и жизненно необходимые товары. Достаточно привести следующие данные: за период 1984 – 1986 гг. стоимость жизни в стране возросла на 73, 2% (тем не менее, правительство наложило вето на решение конгресса о повышении минимальной заработной платы до 16 тыс. сукре под тем предлогом, что это приведет, к дальнейшему росту цен и инфляции). По официальным данным, минимальная заработная плата, введенная с 1 января 1986 г., покрывала только 68 % насущных потребностей семьи. План строительства дешевого жилья для населения, согласно которому за четыре года должно было быть построено 120 тыс. домов, по существу, остался на бумаге. Скрытая безработица достигла почти 50%. Инфляция, вопреки многочисленным обещаниям «загнать» ее в определенные рамки, продолжалась. В надежде разрешить тяжелые экономические и финансовые проблемы, правительство добивалось получения новых кредитов от международных финансовых организаций, несмотря на то, что внешний долг Эквадора к 1988 году составлял 8 млрд. 837 млн. долл. точно привести следующие данные: за период 1984 - 1986 и трибунала конституционных гарантий с начала своего президентства

В финансовой сфере не только повышались, но при некоторых операциях предусматривались плавающие банковские ставки. В целях либерализации внешней торговли были существенно снижены таможенные пошлины на импорт значительного числа товаров.

Правительство Фебреса Кордеро продолжала проведение «сукретизации» внешнего долга частного сектора. Сроки платежей были увеличены с трех до семи лет при четырехлетнем льготном периоде, процентная ставка заморожена. Такие условия ложились тяжелым бременем на государство, но были весьма благоприятны для предпринимателей.

Фебрес Кордеро стремился к активному привлечению иностранных инвестиций . Резкий протест ряда экономистов, политиков, общественных организаций вызвало подписание договора с североамериканской корпорацией частных вкладов за рубежом – OPIC, основной целью, которой являлось изучение рентабельности инвестиций. Договор содержал положения, противоречившие еще не отмененным в тот момент позициям Картахенского соглашения о создании Андской группы и конституции Эквадора, что привело к обособлению его среди латиноамериканских стран. Вместе с тем договор получил поддержку крупных предпринимателей.

Деятельность правительства способствовала привлечению иностранного капитала, прежде всего из США, что еще раз подтверждает гипотезу о том, что олигархическая верхушка Эквадора действовала согласовано с политикой, проводимой Вашингтоном.

На основе договоров с OPIC Фебрес Кордеро добивался получения прямых иностранных инвестиций . Он поддержал «план Бейкера», запросив кредит в 400-500 млн. долларов. В то же время Эквадор, несмотря на хронический дефицит платежного баланса, порожденный внешней зависимостью, превратился в экспортера капитала. Его вывоз за 5 лет в значительной мере превысил объем иностранных инвестиций. За этот же период в результате неравного обмена республика потеряла 4 млрд. 560 млн. долларов.

Как справедливо отметил лидер КПЭ Може Москера, для подавления протеста правительство нередко прибегало к государственному терроризму : военизированные банды преследовали демократов, врывались в их дома, пытали и убивали. По данным правозащитных организаций, в результате подобных действий погибло более 100 граждан. С начала своего президентства Фебрес Кордеро игнорировал решение национального конгресса, верховного суда и трибунала конституционных гарантий, систематически нарушал законы. Эквадорский народ жил в условиях диктатуры, прикрывающийся фиговым листком конституционности.

Проводимая Фебресом Кордеро политика не решила экономических проблем, и встретила осуждение со стороны оппозиции, которая обвинила его в авторитаризме, указав на нарушение президентом конституции, игнорирование им решений конгресса и трибунала конституционных гарантий, создание препятствий для работы неугодного главе государства Верховного суда. Поэтому вполне закономерно, что на выборах 1988 г. победил представитель левых Родриго Борха.

Правительство Р. Борхи заявило о своем намерении отказаться от проведения неолиберальной политики , поскольку она приводила к обострению социальных проблем. Была разработана специальная программа по увеличению занятости. Однако она фактически не была реализована и осталась свидетельством озабоченности правительства ростом безработицы и связанных с ней проблем.

Вопреки собственным декларациям Р. Борха продолжил идти по неолиберальному пути . В 1990 году правительство начало проведение таможенной реформы, в результате которой были изменены прежние пошлины. Принимались меры по привлечению иностранного капитала. В 1991 году был принят декрет, в соответствии с которым значительно расширились права зарубежных инвесторов: они получали доступ в такие ранее закрытые формы, как средства массовой информации, транспортное обслуживание внутри страны. Сокращались ограничения по инвестициям в торговлю, в которых до принятия декрета участие иностранного капитала ограничивалось 49%. При правительстве Р. Борхи был восстановлен экспорт нефти, значительно сократившийся из-за повреждения трансандийского нефтепровода вследствие разрушительного землетрясения 1987 года.

Однако все также далека от решения была проблема внешней задолженности, продолжала расти инфляция, увеличилась безработица, не хватало товаров первой необходимости. К 1992 году дефицит бюджета достиг 7%, а внешний долг составил 99,5% ВВП.

Новая волна неолиберального моделирования приходится на 1992 год, когда в результате выборов победу одержал лидер правоцентристов Сиксто Дуран Бальен .

Новое правительство объявило о динамизации процесса реформирования, либерализации финансового сектора, разработало широкую программу приватизации. Эта программа предусматривала передачу частному сектору права распределения и продажи нефти, управления трансандийским нефтепроводом, обслуживания и управления морскими портами и аэропортами, таможен, железных и шоссейных дорог, почтовой связи, продажу государственной телефонной компании EMETEL, цементных предприятий, морских транспортных компаний TRANSNAVE и FLOPEC.

Такая политика привела к повышениям цен на энергоносители, сокращением государственных расходов, замораживанием найма работников в общественном секторе. Программой правительства предусматривалось повышение до 200% цен на товары первой необходимости и коммунальные услуги.

Вследствие финансовой либерализации и увеличения притока «коротких денег», резко возросло предложение на рынке капитала, что породило кредитный бум и увеличило инфляцию . Политический кризис конца 1994 года вызвал сокращение краткосрочных вкладов. Национальная валюта – сукре – была девальвирована к концу 1992 г. на 35%, был установлен ее плавающий курс (1700-2000 за 1 долл. США). По официальным данным инфляция составила 60,22% (в 1991- 49%) К началу 1993 года внешняя задолженность достигла 12,5 млрд. долл.

Центральный банк повысил кредитные ставки, государственные расходы были урезаны. Сокращение кредитования и инвестиций негативно сказалось на производстве, при этом снижение государственных расходов и структурные реформы болезненно затронули малоимущие слои населения.

Сложившаяся ситуация способствовала победе на выборах 1996 года Абдалы Букарама. Немалую роль при этом сыграли самые обездоленные слои населения Эквадора, привлеченные популистскими лозунгами борьбы с бедностью.

Новое правительство заявило о намерении снизить инфляцию, проводить политику сохранения природных ресурсов, пересмотреть обязательства по внешнему долгу, провести аграрную революцию, расширить инвестиции в народные промыслы. Вместе с тем администрация Абдалы Букарама высказывалась в поддержку передачи в разных формах частному сектору государственных компаний, связанных с транспортировкой нефтепродуктов, производством электроэнергии, телекоммуникациями, почтой, портовым хозяйством.

Планы Букарама вызвали разногласия в правительственных кругах . Для их осуществления требовалось принять более 70 новых законов. Экономическая политика отличалась непоследовательностью, а резкое увеличение (в 5 раз) тарифов на бытовой газ, услуги телефонной связи, электроэнергию, водоснабжение, а также бензин и другие нефтепродукты вызвали возмущение его бывшего электората. Немалого размаха достигла коррупция.

В феврале 1997 года прошла всеобщая национальная забастовка протеста против семейственности, насаждаемой президентом, его стремления к авторитаризму, непоследовательной экономической политики. Букарам был вынужден покинуть страну.

На следующих президентских выборах 1998 г. победу одержал бывший мер Кито Хамиль Мауад , убежденный сторонник рыночных реформ.

К моменту прихода к власти Мауада экономическая ситуация была очень тяжелой. Темпы прироста ВВП замедлились, поступления от экспорта сократились на 15%, на обслуживание внешнего долга тратилось до 40% бюджета, дефицит которого составил 7% ВВП, годовая инфляция превысила 30%, безработица достигла почти 14%, а скрытая безработица – более 53% экономически активного населения.

Правительство считало, что первоочередным шагом, предшествующим проведению структурных преобразований, должно было стать смягчение бюджетного дефицита . Были разработаны программы по уменьшению расходов за счет сокращения бюрократического аппарата, предполагалось проведение тотальной приватизации неэффективной собственности, контролируемой государством, включая недвижимость. Сокращалась социальная помощь, на которую отныне могли претендовать только самые бедные (20% населения).

Решением президента в сентябре 1998 г. в пять раз была увеличена цена бытовых газовых баллонов, в три раза – тарифы на электроэнергию, на 12% возросли цены на бензин и на 27% - стоимость проезда на городском транспорте, а также проведена очередная девальвация.

Однако инициативы президента не принесли положительных результатов . В 1999 году в стране разразился самый тяжелый за последние 70 лет финансово-экономический кризис. Бюджетный дефицит достиг 5,9% ВВП, дефицит платежного баланса – 9,6 %. Инфляция, составлявшая 43%, стала самой высокой на тот момент в Латинской Америке, а реальный рост ВВП равнялся всего 0,8 %. Лишь за один год золотовалютные резервы сократились на 600 млн. долл.

К январю 2000 г. кризис достиг своего пика – буквально за несколько дней курс национальной валюты, сукре упал по отношению к доллару почти в два раза. И тогда президент страны Хамиль Мауад принял нестандартное решение – курс был зафиксирован, сукре начали изымать из оборота и заменять их долларами США. Эквадор стал четвертым государством в мире после Панамы, Либерии и Британских Виргинских островов, где национальной валюты не существует. Это шаг стоил Мауаду президентского кресла.

Практика показала, что замена слабого сукре на сильный доллар способна была дать кратковременный положительный эффект – если в 2000 г. инфляция составляла 100%, то в 2001 г. она сократилась до 22%, а в 2002 – до 10%. В макроэкономическом плане долларизация принесла больше вреда, нежели пользы. Во-первых, Эквадор лишился самого надежного рычага повышения конкурентоспособности своей промышленности – возможности девальвации своей валюты. В результате весь промышленный экспорт страны стал менее конкурентоспособен, да и на внутреннем рынке позиции отечественных товаров ослабли. Во-вторых, начался безудержный рост розничных цен, исчисляемых в долларах - в беднейшей южноамериканской стране основные товары стали стоить столько же, а зачастую и дороже, чем в самых богатых государствах Западной Европы. К концу 2002 г. Эквадор вновь оказался на пороге тяжелейшего кризиса: дефицит внешнеторгового баланса превысил 1,6 млрд. долларов, утечка капиталов через частные банки составила приблизительно 1,5 млрд. долларов только за 2002 год.

Таким образом, подводя итог, мы можем отметить, что в Эквадоре ни одна из национальных программ реформ не была доведена до конца . С 1984 г. в экономике и социальной сфере росли диспропорции. Внешние шоки послужили лишь катализатором для выхода наружу трудностей, порожденных внутренними проблемами, решение которых откладывалось из года в год. Руководство страны не приняло своевременных мер по наведению порядка в фискальной и кредитной сферах, и именно поэтому не смогло стабилизировать финансовую ситуацию и сохранить доверие населения и инвесторов к своей экономической политике. Началось массовое изъятие вкладов из банков, для прекращения чего было введено временное замораживание депозитов. Банки, на которые пришлось свыше 70% всех активов, перешли под контроль государства, у которого не оказалось средств для их санации. В сентябре 1999 г. Эквадор стал первой в мире страной, объявившей дефолт по облигациям «Брейди». В условиях полного развала финансовой системы правительство страны решилось пойти на «долларизацию» экономики, что вызвало новый рост социальной напряженности и ослабление отечественных товаров на внутреннем рынке.

В результате такой политики в стране обострились социальные, этнические и политические конфликты, которые отчетливо показали слабость государства и затяжной кризис властей. Отход от предвыборных обещаний и коррупция вели к потере доверия и дискредитации элиты. Рост недовольства неолиберальной политикой, проявлялся в массовых протестных акциях и индейских восстаниях. Неустойчивая многопартийная система давала сбои, конфликты между ветвями власти приводили к политическим кризисам. Череда преждевременных отставок глав государства сделали Эквадор чемпионом нестабильности в регионе: с 1996 по 2007 гг. в стране сменилось 8 президентов.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив