Продолжающаяся гражданская война в Сирии, как и революции, которые пронеслись по арабскому миру в течение двух последних лет, ведут не только к военно-политической трансформации режимов в отдельных странах Ближнего Востока. Налицо угроза переформатирования арабского и вообще мусульманского мира, предполагающего, как заявила еще в 2006 году госсекретарь США Кондолиза Райс, изменение границ 24 государств.

Хаотичная и беспорядочная корректировка политико-этнической карты региона может создать реальную опасность многолетней нестабильности и конфликтов. То, что произошло при вмешательстве США и НАТО в Югославии, может произойти и в Сирии. Насильственная смена режима Башара Асада в состоянии привести к разделению страны на автономные этнические и религиозные анклавы. Первые признаки воплощения в жизнь подобного сценария дальнейшего развития внутренней ситуации в Сирии уже есть.

Поддерживаемая Западом гражданская война изменила внутреннюю ситуацию в стране. Прежняя политика политической династии Асадов создавала, конечно же, далеко не идеальную, но в целом относительно устойчивую систему, в которой конфессиональные и религиозные различия в большой степени нивелировались идеями общего национального самосознания, чтобы граждане позиционировали себя в первую очередь как сирийцев, а только после этого ощущали себя арабами, алавитами, друзами или курдами. Следует признать, что достижение гражданской идентичности своего населения для Дамаска всегда было непростой задачей.

Ведь, по данным ООН, в 2011 году в Сирии проживали 20,8 млн. человек, представляющих 33 этнические группы. Доминирующей нацией в стране являются арабы, однако и они делятся на целый ряд народностей: сирийские арабы (более 14 млн.), арабы-бедуины Наджди (1,59 млн.), палестинские арабы (0,59 млн.), ливанские арабы (0.13 млн.) и другие, менее малочисленные арабские диаспоры (к примеру, арабы Северного Ирака, арабы Иордании, левантийские бедуины). Арабская часть сирийского общества, исповедующая ислам суннитского толка, доминирует, её доля превышает 80 процентов населения страны. Представители шиитского ислама - алавиты и друзы, - также говорящие на арабском языке (северо-левантийское наречие), составляют в населении Сирии меньшую часть, их число оценивается примерно в 2 млн. человек. В конфессиональном плане население также разнородно, но и здесь мусульмане-сунниты составляют абсолютное большинство, среди которого курды являются второй по величине группой в этнической мозаике Сирии, составляя не менее 10 процентов населения страны.

В основном курды проживают компактно, но не являются большинством, даже в северо-восточной части Сирии, граничащей с Турцией, там они составляют примерно 30-40 процентов населения. Отношения курдов с сирийскими властями никогда не были простыми. Дамаск решительно пресекал сепаратистские настроения местных курдов, не допускал их сближения с соплеменниками в соседних государствах, ограничивал политические и гражданские права. Пожалуй, из положительного местные курды могут с уважением лишь вспомнить, что Сирия в 90-х предоставила убежище народному герою курдов, лидеру Рабочей партии Курдистана Абдулле Оджалану, и отказалась выдать его Анкаре, несмотря на военные угрозы со стороны Турции. Однако сейчас при оценке западными экспертами потенциальных победителей и проигравших от политического хаоса в Сирии курдское меньшинство чаще всего относится к числу победителей. Фаваз Гергес, профессор, эксперт ближневосточной политики в Лондонской школе экономики в этой связи отметил, что «сирийские курды уже воспользовались моментом и заложили основу для создания автономной области, как и их коллеги в Ираке».

Действительно, за время гражданской войны правительство Асада, ранее не желавшее выдавать паспорта многим курдам, уже предоставило сирийское гражданство 2,5 миллионам человек. Дамаск вывел войска из районов, заселенных преимущественно курдами, оказав им доверие в борьбе с вооруженными исламистами, переправляемыми из Турции, для чего были сформированы отряды местной самообороны. Сирийская армия покинула курдские районы на северо-востоке страны, за исключением двух крупных городов Хассеке и Камышлы. Все остальные населенные пункты этого региона перешли под контроль курдов. Американский эксперт Джошуа Лэндис из университета Оклахомы считает, что отзыв войск позволил правительству сосредоточиться на наиболее важных фронтах гражданской войны в Алеппо и Дамаске, а «расширение прав курдов является способом ослабления арабов-суннитов». Лэндис усматривает в курдской политике Асада и стремление заложить основы будущего противостояния между центральной властью и исламистской оппозицией, которая, вероятнее всего, придет на смену его режиму. Похоже, что и сами сирийские курды не исключают подобного развития ситуации. Курдская милиция, которая пока стремится лишь защитить свое население от потерь в гражданской войне, начинает одновременно готовить свой собственный автономный анклав. Как представляется, пока основная ставка сделана на поддержку Асада при параллельном налаживании контактов на удобных для себя условиях с недавно созданным блоком - Национальная коалиция сирийской оппозиции и революционных сил во главе с известным исламским проповедником и ученым Ахмедом Хатибом. Третья сторона в конфликте, вооруженная наемная оппозиция радикальных исламистов, поддерживаемая Турцией, монархиями Персидского залива и связанная обязательствами перед этими странами, не может позволить себе даже обсуждать курдскую автономию.

В сотрудничестве с Асадом принимается во внимание нынешняя слабость его режима, который никак не смог отреагировать на решение 12 курдских организаций объединиться, создан Курдский национальный парламент, требующий автономию. Ведь Дамаск сейчас абсолютно не препятствует обособлению курдов, рассматривая их как потенциальных союзников, в обмен на лояльность которых, власти вынуждены идти на обещание принять автономию для курдов, которые уже стали выделяться в самостоятельного игрока на поле сирийского урегулирования. В этой связи, отмечается, что в сирийском конфликте произошел неожиданный поворот. Курдские вооруженные формирования, до последнего времени соблюдавшие нейтралитет, вступили в бой с отрядами оппозиции в городе Алеппо. Если Асад сумеет закрепить тенденцию, баланс сил в сирийской войне может измениться в его пользу, считает эксперт Владислав Ткачев. С этим мнением можно согласиться, особенно принимая во внимание то, что сирийские курды приступили к созданию собственной независимой армии для защиты территории сирийского Курдистана от любого вооруженного вмешательства. Да, речь идет именно о вооруженных силах – важнейшем атрибуте государственности.

Примечательно высказывание по этому поводу главы Национального курдистанского совета Ширко Аббаса, который отметил, что «главной задачей создаваемой нами армии является защита территории сирийского Курдистана от любого вооруженного вмешательства, будь то войска Асада, или отряды оппозиционной Сирийской свободной армии, или боевики исламистских радикальных группировок». Более того, по его словам, США и страны Западной Европы выразили, якобы, согласие предоставить военную и финансовую помощь в создании независимой курдской армии, которая, по их мнению, может стать препятствием распространению радикального исламизма в Сирии. Обратим внимание на то, что речь идет не только о сирийском Курдистане, а о Сирии в целом. При этом личный состав курдской армии будет формироваться, по словам Аббаса, как из курдов, так и из арабов, причем и из мусульман, и из христиан, проживающих в сирийском Курдистане. Из этого замысла можно сделать, как минимум, три вывода: армия создается против всех основных действующих сейчас сторон конфликта, театр ее военных действий может распространяться на всю территорию государства Сирия, она будет формироваться не по национальному, а по территориальному принципу в районах компактного проживания сирийских курдов.

Вопрос в реальности замысла. Может ли сирийский Курдистан после гражданской войны стать новой парадигмой для государств региона, включая Турцию и Иран, где курды также находятся в этническом и племенном меньшинстве? Или это, по-прежнему, - всего лишь очередная политическая фантазия на курдскую тему, ведь призрак Большого Курдистана уже не один год парит над регионом Ближнего Востока. Курды, растворившиеся среди арабов, турок и иранцев, увидели в смене автократического режима Асада ?возможность для присоединения к новой ближневосточной игре. Претворение в жизнь мечты об объединении их «распыленной» нации в независимое курдское государство с повестки не снималось никогда. Уже есть геостратегический прецедент, указывающий на вероятность появления серьезных тенденций в изменении политической структуры многогранного региона Ближнего Востока. В соседнем с Сирией Ираке после свержения режима Саддама местные курды автономию получили, можно сказать, из рук США и НАТО, поддержавшего Вашингтон в той войне.

Лидер Иракского Курдистана М. Барзани, как оппонент режима Саддама Хусейна, с приходом американцев получил возможность из оппозиционера стать крупным политиком регионального уровня. Иракский Курдистан, при содействии США, имеет свои вооруженные силы, службы разведки, международный аэропорт и другие не менее важные атрибуты независимости, явно выходящие за рамки автономии. Как отмечает Аббас Халаф, бывший посол Ирака в России, бывший 17 лет личным переводчиком Саддама, у курдов в Ираке есть и реальный экономический потенциал – сейчас они пошли в обход центральной власти Ирака и сами экспортируют свою нефть. Таким образом, у них появилась сила не только военная, но и экономическая. Тем более, много международных компаний работает в иракском Курдистане, в том числе и российские и американские. Таким образом, для курдов Сирии, с одной стороны, складывается выгодная внутриполитическая ситуация ослабления центральной власти и потери контроля со стороны государства во главе с Асадом, а с другой, появился весомый потенциал военной и экономической поддержки иракских курдов, возможность использования которого нельзя отвергать.

Так, заместитель председателя Национального совета курдов Сирии (НСКС) Халед Джамиль Мухаммед в интервью ИА REGNUM раскрыл «последний козырь» на случай, если «оппозиционеры» будут продолжать попытки игнорировать права курдов и силой навязать им какой-нибудь новый режим: «Мы в силах защитить себя… Недавно в Эрбиле (столица Иракского Курдистана) со всеми курдскими движениями мы договорились объединить все вооруженные силы и создать единую армию. В этом направлении уже идет работа. Мы должны быть готовы ко всякому повороту событий, и мы готовимся».При этом Халед не смог не признать, что главное разногласие между курдами и «сирийской оппозицией» - это отказ признать права курдов: «В этом отношении они не отличаются от баасистов. В Сирии курды борются за свои права не одно десятилетия. Мы не стремимся расчленить Сирию, а хотим решить курдскую проблему в составе единой страны».

Другой лидер курдов Сирии Салех Муслим, глава Курдской Партии демократического союза, в своем интервью российского телеканалу Russia Today на арабском языке также отмечает нежелание оппозиции признавать право курдов на автономию. Так, он назвал оскорбительным решение Национальной коалиции сирийской оппозиции и революционных сил, сформированной недавно в столице Катара Дохе, о предоставлении сирийским курдам квоты в этом объединении в количестве всего трех мест. Салех с возмущением отмечает, что «три места также были выданы туркменам, и как это нам понять, если население курдов в Сирии почти 3 миллиона, а туркменское население не превышает 100 тысяч человек». Очевидно, что отношения Западного Курдистана, а именно так в последнее время стали себя называть лидеры сирийских курдов, с объединенной оппозицией не складываются, перспективы установления сотрудничества без признания их права на автономию - близки к нулю. Национальная коалиция, похоже, смирилась с тем, что в ближайшее время получит «народную поддержку» без курдского участия. Этого не могут замечать и в госдепартаменте США, обещающем помощь и поддержку Национальной коалиции. Об этом заявлял заместитель официального представителя Госдепартамента США Марк Тонер.

В этой ситуации, а также с учетом принимаемых совместных мер по объединению военных возможностей курдов Сирии и Ирака, обращение за военной помощью к Барзани уже не представляется политической фантазией. Правда, иракские курды, как отмечают многие эксперты, сейчас ждут благоприятного момента для объявления собственного независимого Курдистана. Естественно, они не против того, чтобы поставить сирийских курдов в очередь за получением своей автономии в Сирии, но проявлять чрезмерную активность в этом вопросе, вряд ли, пока станут.

Видимо, и поэтому Барзани просто игнорирует явный конфликт Турции с сирийскими курдами. Турецкое правительство делает и будет продолжать делать всё возможное, чтобы не допустить создание курдами в Сирии своей собственной автономии, похожей на ту, что существует в иракском Курдистане. Турецкое правительство начало вмешиваться в деятельность Свободной сирийской армии (FSA), Сирийского национального совета (SNC) и сирийской оппозиции в надежде на то, что этого не случится. Анкара делает всё возможное, чтобы курды вышли из игры. Однако после полутора лет активной деятельности в этом направлении, как считает ветеран курдского национально-освободительного движения, член Рабочей партии Курдистана (PKK) с 1990 года Алдар Халил, «турки потерпели неудачу в своих попытках». Движение Западного Курдистана в сторону автономии продолжается.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив