С 70-х годов, т.е. после достижения ядерного паритета между США и СССР, американским стратегам постепенно стало ясно, что любая война с применением ядерного оружия абсолютно бесперспективна и самоубийственна.

 

* Статья написана в соавторстве с Киреевым С.А.
Киреев Сергей Александрович, военно-политический аналитик, эксперт Регионального общественного объединения в поддержку развития информационного общества «Информационная цивилизация – XXI век». Родился в 1951 г. в Москве, с отличием окончил Военный институт иностранных языков (Восточный факультет) и Центральные краснознаменные курсы усовершенствования офицеров разведки, а также Финансовую академию при Правительстве России. Проходил службу на различных должностях в стране и за рубежом. Награжден медалью «За службу миру» от имени Генерального Секретаря ООН. После ухода в запас в 1991 г. работал в государственных и корпоративных структурах.

 

Однако это не означало, что американцы решили вовсе отказаться от вооруженного уничтожения своего главного противника. Еще в начале пятидесятых годов прошлого века английский военный теоретик Б.Х. Лиддел Гарт писал: «В настоящее время атомное оружие, не позволяющее применять прямые действия, имеет тенденцию стимулировать разработку агрессорами более гибкой стратегии. Таким образом, становится все более очевидным, что этому мы должны противопоставить соответствующее развитие своего стратегического искусства».

Таким образом, еще в середине прошлого века на повестку дня встал непростой вопрос : как сделать будущую войну победоносной, но безъядерной. Договариваться о неприменении ядерного оружия в случае глобального конфликта – совершенно бессмысленное занятие. И та, и другая сторона в своих военных доктринах предусматривали его применение. Более того, даже после коллапса Советского Союза военная доктрина новой России предусмотрела применение ядерного оружия, если ей будет угрожать реальное уничтожение пусть даже исключительно неядерными средствами:

Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности Российской Федерации ситуациях.

 

Военными теоретиками доказано, что наиболее простым способом избежать применения противником ядерного оружия по своим войскам является постоянно тесное соприкосновение с ним. В понятиях XXI века это означает ведение войны повсеместно на территории противника. Но как этого достигнуть?

Устремления американского военно-политического истеблишмента достаточно откровенно были озвучены американским политологом Энтони Саттоном:

Синтез, которого ищет (американский – прим.авт.) Истеблишмент, называется Новый Мировой Порядок. Без управляемого конфликта этого Нового Мирового Порядка не будет. Случайные действия отдельных лиц в обществе не приведут к искомому синтезу. Он запрограммирован, его нужно создать. И его создают с помощью управляемого, тщательно рассчитанного конфликта.

 

И вот на этом фоне, в процессе оправдания американских военных и политических неудач и началась активная разработка методов и приемов войны нового типа . Ведь вполне логично поставить перед собой вопрос: если противник побеждает нас (т.е. американцев) используя методы повстанческой войны, то почему бы не адаптировать эти методы должным образом к войне с вражеским государством. В обычных условиях это не возможно. Но если перед началом развертывания такой войны провести целую серию «гражданских» информационных, морально-психологических, экономических и политических подрывных операций, обозначить правильные наиболее соответствующие времени новые объекты и задачи войны, разработать ее стратегию с учетом всех «военных» и «гражданских» технологий, то возможность переноса войны на территорию противника и использования для этого экономического и человеческого потенциала противника становится не такой уж нереальной.

Проведенный авторами статьи анализ американской военной теории и характера недавних региональных конфликтов показывает, что именно этим сейчас занимаются специалисты Пентагона и Госдепартамента. Хотя в открытом доступе на данный момент отсутствуют какие-либо готовые боевые уставы и наставления по ведению войны в новых условиях, можно с высокой степенью вероятности говорить о целенаправленной работе по обобщению уже имеющегося опыта и предположить наличие или подготовку таких документов под различными грифами секретности.

В публикациях американских военных экспертов (У.Линда, Т.Хэмса, Э.Уилмхерст) и разработанных американскими военными теоретиками доктринальных документах (FMFM) (см. предыдущие статьи авторов) содержится не только апологетика поражений, но и конкретные предложения по внедрению новой тактики ведения боевых действий и морально психологическому разложению войск и населения противника.

В процессе анализа американских и иных западных источников и практики ведения конфликтов низкой интенсивности в Магрибе и на Ближнем Востоке авторы статьи пришли к следующим заключениям, которые, естественно, требуют дальнейшего анализа и доработки.

Существо, цели, объекты и технологии 4GW…

Разрабатываемая в настоящее время в США стратегия войны четвертого поколения – это стратегия глобального цивилизационного столкновения, характерной чертой которого является широкомасштабная информационно-психологическая война, подрывные операции экономического и политического характера и наличие целой серии объединенных единым замыслом ожесточенных локальных и региональных конфликтов низкой интенсивности, наблюдаемых последовательно или одновременно на огромных территориях с участием больших масс гражданского населения, частей и подразделений различных видов вооруженных сил различных государств. Война четвертого поколения - это наиболее аморальная и циничная война из всех известных истории, в которой будет отсутствовать понятие jusinbello, и в которой юридическое право будет одной из технологий ее ведения. Стратегия войны четвертого поколения основывается на триаде: «лицемерие, ложь и провокация».

Вместе с тем, очень важно учитывать, что война четвертого поколения - это не нечто концептуально новое, трудно понимаемое человеческим разумом. Это доведенный до определенной точки абсурда результат развития военной мысли в новых геополитических условиях. Что же касается ее технологий, методов и способов ведения, то во многом они уже достаточно хорошо известны человечеству. Изменился, правда, порядок, последовательность их применения и состав сил и средств, задействуемых на различных этапах. «В войне четвертого поколения нет ничего мистического. Как и все войны, она стремится изменить политическое положение противника. Как и во всех других войнах, для достижения этой цели в ней используются все имеющиеся в наличии системы вооружений. Как и в любой другой войне, в ней отражается соответствующее общественное устройство. Подобно войнам предыдущих поколений, она развивается в рамках общества как такового. Она развивается просто потому, что ее руководители решают конкретные проблемы борьбы против своих значительно более мощных врагов. Именно эти лидеры создали ее, выпестовали ее и способствуют ее развитию и росту. Перед лицом врагов, с которыми они просто не способны вести обычную войну, они избирают иной путь».

Целью этой войны является не просто разгром вооруженных сил противника, захват его территории или уничтожение его военно-экономического потенциала, а полная смена неугодной власти в стране . Если говорить об объекте основного воздействия в войне четвертого поколения, об основной цели, на которую направлено острие всех военных, информационно-психологических, политических, экономических и прочих действий, то именно здесь отличие войны четвертого поколения от войны третьего поколения и предыдущих поколений становится очевидным. Объектом основного воздействия в войне четвертого поколения становится руководство страны - правящая элита и лидеры государства. В качестве основной задачи агрессор ставит разрушение национального самосознания народа, деморализацию правящей элиты и таким образом изоляцию военно-политического руководства страны-противника, лишение его политической воли к сопротивлению, убеждение в том, что поставленные им цели защиты страны недостижимы или не стоят тех затрат, которые пойдут на их достижение. После этого отстранение этого руководства от власти и замена его людьми, готовыми любой ценой и любыми средствами выполнять желания новых хозяев, становится просто формальностью.

Война четвертого поколения – это война за головами лидеров. В этом заключается ее главное и коренное отличие от всех предшествующих войн .

Еще одной особенностью войны четвертого поколения является латентный характер ее начала . Поскольку эта война, как показывает практика, видимо, начнется с реализации комплекса политических, информационных и морально-психологических операций, обнаружить ее начало на фоне общей многолетней политической конфронтации руководству и специальным службам страны будет достаточно сложно. В такой ситуации они могут быть поставлены в положение «постоянного запаздывания» в адекватном реагировании.

Если вернуться к стратегии войны четвертого поколения, то здесь важно зафиксировать, что она рождается в процессе поиска американским истеблишментом способов ведения победоносной войны против такого противника, как, например, Россия или Китай, без применения атомного оружия. Т.е. поиска возможностей создать такие условий ведения войны, когда применение ядерного оружия становится не только нецелесообразным и не эффективным, но и просто невозможным. Война четвертого поколения может предоставить при достаточно грубых допущениях такую возможность. Кроме того, эта война - мечта американского военного. Она - апофеоз бесконтактной войны, когда для того, чтобы быть героем, вовсе не нужно подставлять грудь под пули. Создается впечатление, что в такой войне действительно будет возможно не только управлять ударно-разведывательными беспилотными комплексами с расстояния несколько тысяч километров в промежуток между завтраком и обедом дома, но и в целом вести войну, лишь дергая за определенные нити и не выходя на авансцену, т.е. поле боя войны.

«В целом военные действия четвертого поколения по всей вероятности будут в высшей степени рассредоточенными и по большей части неопределенными; различие между миром и войной будет размыто вплоть до полного исчезновения. Война будет нелинейной в такой степени, что, вполне возможно, в ней будут отсутствовать поддающиеся идентификации поле боя и линии фронта. Различие между «гражданскими» и «военнослужащими», вероятно, исчезнут. Военные действия будут одновременно направлены на всю «глубину» участвующих сторон, включая все их общество, понимаемое не только в его физической, но и культурной сущности. Крупные военные объекты, такие как аэродромы, стационарные узлы связи и крупные штабы станут редкостью по причине их уязвимости; то же самое, вероятно, коснется и их гражданских эквивалентов, таких, как правительственные резиденции, электростанции и промышленные площадки (это относится не только к обрабатывающей промышленности, но и к «экономике знаний»). Успех будет сильно зависеть от эффективности совместных операций, поскольку разграничительные линии между задачами и ответственностью разных участников окажутся размыты. Опять-таки, все эти элементы присутствуют и в войнах третьего поколения; четвертое поколение просто усиливает их».

А теперь несколько слов о технологиях войны четвертого поколения, применение которых предусматривается в комплексе и в течение достаточно длительного времени, иногда в течение десятилетий. Для удобства анализа их можно сгруппировать вокруг двух основных компонентов – «военного» и «гражданского», хотя такое деление и носит достаточно условный характер:

  1. «Военный компонент» включает:
    • Организацию под флагом некой оппозиционной силы (так называемого «агрессивного негосударственного субъекта») и повстанческого движения в стране-объекте воздействия.
    • Террористические акты различного характера, начиная с подрывов военных и гражданских объектов и кончая партизанскими действиями крупных и мелких отрядов на большой территории страны.
    • Широкое использование в военных действиях транснационального компонента, т.е. иностранных наемников, боевиков «частных армий», а также собственных групп СПЕЦНАЗ, отдельных штурмовых и разведывательно-диверсионных отрядов регулярной армии агрессора.
    • Оказание широкомасштабной информационной, финансовой и военно-технической помощи формированиям, ведущим партизанскую войну.
  2. «Гражданский компонент» включает:
    • Целенаправленные агрессивные атаки на традиционные культурно-исторические ценности населения. Применение технологий разобщения общества, разрушения традиционной общины и семьи.
    • Утонченную и высокотехнологичную психологическую войну, манипулирование средствами массовой информации, постоянное проведение агрессивных акций информационной войны, как внутри страны, так и в мировом медийном пространстве, включая Интернет, применение технологий «сетевой войны».
    • Использование технологии "lawfare”. Это производное от двух слов: слова «закон» ("law”) и слова «война» ("warfare”). Lawfare переводится некоторыми экспертами как «юридическая война», но авторы считают, что это скорее «злонамеренное юридическое манипулирование», как одна из форм «асимметричной войны».
    • Оказание всех форм давления на страну-жертву: политического (международная изоляция), экономического (санкции), социального и военного.
    • Организация «цветных революций», демонстраций, пикетов и кампаний ненасильственного неповиновения с применением при необходимости новейших интернет-технологий.

Вобрав в себя очень многое из опыта прошлых поколений войн, война четвертого поколения отличается от них коренным образом именно потому, что она постоянно мимикрирует и маскируется в зависимости от конъюнктуры под национально-освободительную, гражданскую, религиозно-этническую или любую другую войну. Это война без лица. Война, стремящаяся породить управляемый хаос.

Очень важно учитывать, что стратегия войны четвертого поколения в зависимости от политических и экономических условий, конкретных интересов агрессора и объектов нападения может предусматривать совершенно различные и неожиданные комбинации «военных» и «гражданских» технологий, а также их составных элементов, совершенно различный порядок и последовательность ввода их в действие, применение на различных этапах различных приемов ведения информационной, психологической и вооруженной борьбы. Никаких правил игры нет. Выигрывает тот, кто коварнее. Главное – неразборчивость в средствах и беспринципность. Это война, в которой глобальные ценности могут легко размениваться на сиюминутные выгоды. Перефразируя один хорошо известный читателям старшего поколения принцип, можно сказать, что для американцев в войне четвертого поколения «морально все, что в интересах Соединенных Штатов Америки».

Общий обзор практических мер…

Рамки статьи не дают возможность подробно поговорить о практических мерах по подготовке стратегии 4GW в Пентагоне и Госдепе США. Поэтому авторы вынуждены ограничиться лишь их общим обзором.

Даже весьма поверхностный анализ публикаций американских военных экспертов, доктринальных документов, дебатов американских военных на различных форумах, а также развития недавних локальных конфликтов, показывает, что в Пентагоне, Государственном департаменте и разведсообществе США уже сегодня наработан достаточно богатый опыт, дающий возможность сделать целый ряд рекомендаций относительно технологии ведения войны четвертого поколения . Очевидно, что в недалеком будущем эти рекомендации облекут какую-то обобщенную форму уставов и наставлений. И хотя каких-либо официальных кодифицированных документов пока нет (во всяком случае, в открытом доступе), можно привести целый ряд показательных примеров.

В рамках «военного» компонента разработана концепция использования так называемого «агрессивного негосударственного субъекта» как основной ударной силы войны четвертого поколения. Под этим мудреным термином американские военные эксперты понимают некие внутренние силы в стране-жертве агрессии, находящиеся в прямой политической и военной конфронтации с законной властью. Проще говоря, политическую оппозицию и ее боевые отряды. Столкнувшись с такой силой в исламских странах, ставших жертвами американской агрессии, и одновременно вернувшись к опыту вьетнамской и афганской (1979-1989 гг) войн, американские военные пришли к выводу, что использование такой силы в интересах США в стране-объекте агрессии было бы значительно более эффективным, нежели прямая интервенция. А если такой силы в стране нет или она не пользуется авторитетом у народа, то ее нужно просто создать из представителей эмиграции, пусть даже самой одиозной, связанной с криминалитетом, террористами или религиозными экстремистами. Качество такого «оппозиционного правительства в изгнании» роли не играет, поскольку оно создается adhoc и после победы будет заменено марионеточным правительством. При этом государство-агрессор, не выходя прямо на авансцену, рекрутирует, вооружает, обучает и финансирует силовую и политическую составляющие этого «агрессивного негосударственного субъекта», планирует и обеспечивает его подрывные операции, как с применением, так и без применения оружия, оказывает ему международную политическую, информационную и юридическую поддержку. Искусственно созданная «гражданская война» лишает законную власть возможностей применения всего арсенала оружия для отражения скрытой агрессии. Отстранение от власти действующего правительства происходит как бы силами самого народа без участия внешнего агрессора. Практика войн в Ливии и Сирии подтвердила эффективность этой технологии.

В сфере непосредственно вооруженной борьбы на сегодняшний день существует широкий набор рекомендаций по подготовке легкой пехоты, войск специального назначения и коммандос как основной силы на полях сражений войны четвертого поколения. Этот набор включает рекомендации, касающиеся тактики, новых образцов оружия и боевой техники, взаимодействия с авиацией, применения боевых самолетов и вертолетов, совершенствования средств и способов ведения разведки, механизмов управления и логистики, применения беспилотных разведывательно-ударных комплексов и высокоточного оружия, средств обеспечения блокады воздушно-космического пространства противника и т.д. Не остались в стороне даже танковые части. В частности, «в проведенном (в Школе современных военных исследований Армии США, Форт-Ливенворт, шт. Канзас – прим. авт.) исследовании делается вывод о важности применения танков и боевых машин пехоты в ходе войны четвертого поколения при условии их правильного и скоординированного использования командованием». Вывод сделан на основе анализа опыта применения танков в ходе операции израильской армии "Defensive Shield” в 2002 г.

Нельзя исключать того, что создание новых позиционных районов ПРО США в Европе и на Дальнем Востоке также является одним из элементов будущей операции по «закрытию неба» России на случай войны четвертого поколения .

В рамках «гражданского компонента» большое внимание уделяется развитию технологий информационного противоборства и психологической войны. Соответствующая работа активно ведется в корпорации RAND, Пентагоне и Стэнфордском университете.

О некоторых информационных продуктах, созданных в RAND Corporation, мы уже говорили выше. Хотелось бы добавить следующее. В настоящее время США и Запад в целом имеют четко отстроенную и отлаженную систему средств массовой информации, включая печатные, электронные и сетевые СМИ. При необходимости все крупнейшие информационные агентства Европы, Америки, а также агентства, живущие на деньги катарских и саудовских шейхов (Аль Джазира, Аль Арабия), работают в унисон и способны обеспечить полную информационную блокаду той или иной страны. Это абсолютно новое явление конца XX – начала XXI века. Одновременно с недавних времен стала обыденной практика отключения целых стран от крупнейших ретрансляционных спутников типа «Интелсат» в нарушение всех существующих международных договоров. Человечество постепенно оказывается в медийном пространстве нового типа, которое можно условно назвать «псевдо-информационным пространством» или «псевдо-информационной средой». Сегодня, перефразируя эпиграф к известному фильму «Плутовство», можно сказать, что собака настолько искусно виляет хвостом, что создается впечатление, что это хвост виляет собакой. В наши дни создана ситуация, когда нет необходимости не только в новостном факте, но в реальном событии в целом. Можно с полным успехом создавать любые информационные поводы и тиражировать по всему миру новости, сконструированные на их основании. И самое удивительное, что в эту прямую ложь люди верят и эта прямая ложь провоцирует, т.е. фактически создает политические события и делает известных во всем мире государственных деятелей «нерукопожатными». «Ложь, сказанная сто раз, становится правдой», - писал в 1945 г. в своем дневнике небезызвестный руководитель пропагандистской машины фашисткой Германии. Вот наглядный пример сегодняшних дней, информационным поводом начала активного вмешательства Запада во внутренние дела Ливии стала растиражированная в Интернете агентством Аль Джазира видеозапись обстрела мирной антиправительственной демонстрации в Бенгази солдатами Каддафи. Именно она спровоцировала жесткие резолюции ООН, последующие варварские бомбардировки, тысячи убитых и свержение законной власти в Ливии. Позже было установлено (и Аль Джазира была вынуждена признать это), что запись является монтажом, а в действительности на ней была заснята проправительственная демонстрация, обстрелянная террористами оппозиции. Но дело было уже сделано. «Нерукопожатный» Каддафи был убит. В августе 2008 г. ведущие телевизионные компании растиражировали видеоматериал о якобы имевших место обстрелах жилых домов в Гори (Грузия) российскими танками и артиллерией.

Тот факт, что западные СМИ хорошо «отформатированы» и вполне согласны со своим положением в «стойле», нужно хорошо понимать тем молодым и не очень молодым российским журналистам, которые постоянно сетуют на отсутствие свободы СМИ в России. Прежде, чем подражать принятым в тех же Штатах способам донесения информации, мы бы посоветовали им почитать размещенные в свободном доступе в Интернете хотя бы некоторые цитаты из выступлений и статей главного фашистского «журналиста» Йозефа Геббельса. Возможно, им стало бы понятнее, что не каждое подражание морально.

Наряду с работой в информационной сфере в процессе подготовки стратегии войны четвертого поколения американские эксперты уделяют большое внимание проведению психологических операций и деморализации населения и элиты страны, как в подготовительный период, так и в ходе вооруженной борьбы.

Если внимательно читать сегодняшнюю американскую военную аналитику и, в частности, вышеуказанные модельные проекты уставов, то можно найти массу рекомендаций по подготовке психологических операций, организации провокаций и распространению лжи. Например, в документе FMFM-1A указывается: «Предположим, что одним из наших противников является религиозная группировка. В городке, где расквартирована наша часть, в результате местной вражды убит какой-то священнослужитель. Само по себе это очень незначительное тактическое событие (Itane?- прим.авт). Но если мы используем свои средства информационной войны и акцентируем внимание населения на данном факте, при этом апеллируя к тому, что религиозные догматы нарушаются теми, кто позиционирует себя как защитник веры, мы можем получить настоящую «моральную бомбу»».

«У морской пехоты может быть два подхода к СМИ – оборонительный и наступательный. В рамках оборонительного подхода целью является минимизировать объем отрицательной информации за счет контроля над потоком новостей. Это типичный для армии подход, практиковавшийся в войнах второго и третьего поколений. В рамках наступательного подхода необходимо манипулировать СМИ, а не контролировать их. Хотя от некоторых технологий контроля и не стоит отказываться полностью. В ходе войны четвертого поколения манипулирование СМИ, в частности, неофициальными Интернет-изданиями является крайне эффективной технологией».

На интеллектуально-психологическом уровне войны четвертого поколения сама политика становится продолжением войны иными средствами… На самом мощном уровне войны, психологическом, ключом к нашей победе является убеждение местного населения в идентификации себя с нами или как минимум молчаливое согласие с нами, но не с нашими противниками. Поскольку мы является иностранными интервентами, несущими другую культуру (а иногда и религию), это очень трудная задача.

 

А теперь давайте перейдем к хотя бы краткому обзору накопленного американцами опыта политических и экономических диверсий и провокаций, как элемента войны четвертого поколения. С этой точки зрения такая война в частности против России ведется уже достаточно давно и вполне эффективно. Для примера остановимся на применении технологии т.н. «цветных революций» и на подрывных действиях с использованием НКО (некоммерческих организаций).

Вот цитата из статьи еще пятилетней давности: «16 июля 2008 г. в Вашингтоне прошла церемония учреждения Корпуса гражданского реагирования (КГР) (Civilian Response Corps). Это межведомственная организация, созданная Государственным департаментом, Агентством США по международному развитию, Министерством сельского хозяйства, Министерством торговли, Министерством здравоохранения и социальных служб, Министерством внутренней безопасности, Министерством юстиции и Министерством финансов. Куратором Корпуса является Государственный департамент США… Если отбросить в сторону весь камуфляж … то можно сказать, что главной задачей Корпуса является практическая реализация "цветной революции", доведение до требуемого уровня и закрепление ее итогов. КГР, фактически, является главным структурированным и отлаженным не просто инструментом, но механизмом проведения "цветной революции" на всем постсоветском пространстве.

Корпус состоит из 250 "активных" штатных сотрудников. Это высококвалифицированные специалисты в сфере дипломатии, государственного управления, местной администрации, здравоохранения, охраны закона и порядка, юстиции, техники, экономики, юриспруденции, сельского хозяйства, функционирования портов и аэродромов, способные не только оказать квалифицированные услуги местным управленческим кадрам, но и при необходимости заменить их, вплоть до самостоятельного формирования переходного правительства. Все они прошли необходимую специальную подготовку и имеют необходимое оснащение. В дополнение к ним создан "Действующий резерв" в составе 2000 специалистов аналогичных специальностей и "Общий резерв" в составе еще 2000 человек. Это внештатные добровольцы – работники государственных организаций и частных компаний, готовые, как и "активные" штатные сотрудники по первому требованию вылететь на определенный срок в любую точку планеты. Конгресс США уже выделил 75 млн. долларов для первоначального финансирования работы "активных" сотрудников и "Действующего резерва".

Особо желательно отметить, что в состав ведомств, сформировавших Корпус, не входит ни ЦРУ, ни ФБР, ни АНБ, ни РУМО, ни прочие привычные элементы разведывательного сообщества США. И это вполне понятно и логично. Эти организации лишь дискредитировали бы Корпус, а в действующей конфигурации он "вне подозрений, как жена Цезаря" . Ведь, например, в авиастроительной компании созданием самолета должна заниматься не служба безопасности, привлекая по необходимости конструкторов, а конструкторы, привлекая по необходимости службу безопасности. Что же касается силового и информационного обеспечения работы Корпуса, то можно быть уверенным, что в помощь этим 4250 профессионалам своего дела могут быть приданы любые силы, вплоть до авианосной группы».

В 2004 г в США было создано Управление реконструкции и стабилизации (Office of the Coordinator for Reconstruction and Stabilization), во главе с вышеупомянутым Робертом Лофтисом. Фактически Управление координировало подрывные политические операции в 23 странах Азии и Африки, в том числе на территории СНГ. В частности, Лофтис и его люди непосредственно занимались проектом «поддержки развития полиэтнической демократии в Кыргызстане» накануне «цветной революции» в этой стране. Американская агентура в основном была собрана под крышей все того же Корпуса гражданского реагирования и активно действовала под видом проведения гражданского и электорального мониторинга с середины 2010 года. Два другие основные объекта, которыми в 2010 году занималось Управление реконструкции и стабилизации (УРС) – это Афганистан и Судан. Думаем, не ошибёмся, если предположим, что разделение Судана на два государства произошло по планам УРС. Американцы и не скрывают своих заслуг в организации референдума о признании независимости Южного Судана, где у них находятся основные нефтяные активы. В 2011 году УРС было объединено с вновь созданным Управлением по разрешению конфликтов (ConflictStabilizationOffice) Госдепартамента США.

Вплоть до ноября 2012 г. основная нагрузка по проведению стратегических подрывных операций, в частности в Российской Федерации, возлагалась на Агентство США по международному развитию (АМР США). Не случайно многочисленные сотрудники АМР занимали целый модуль на новой территории Посольства США в Москве. По заключению профессора Института Европы, России и Евразии при Университете Дж. Вашингтона (США) Жанины Ведль в 90-е годы в России Государственным департаментом США посредством АМР был создан целый ряд "псевдо-частных организаций-хамелеонов", которые «мало напоминали частные организации в странах-донорах, как например, неправительственные организации, выполняющие многие программы АМР. Часто упускалось, что эти организации были созданы лишь для удобства доноров (которым необходимо было "складировать” финансовые средства) и подогнаны под их стандарты. В жизни созданные Агентством организации напоминали хамелеонов. Они заняли свои ниши в сумеречной зоне между государственным и частным секторами, между Российским Правительством и западными донорами, между прозападной ориентацией и российским почвенничеством. Сегодня они частные, а в другое время - государственные, сегодня - прозападные, а завтра - пророссийские».

Главное, что эти организации были созданы как каналы иностранного финансирования экономических и политических проектов, выгодных Западу, то есть как инструменты иностранного политического влияния.

«Показательной» организацией такого типа является Общественно-государственный фонд Российский центр приватизации. В среде доноров его считают моделью для других псевдо-частных организаций. Глава Всемирного Банка Либерман сказал об РЦП так: "Многие доноры считали его очень удобным источником осуществления зарубежного финансирования”.РЦП получил займы от Всемирного Банка, ЕБРР и миллионы долларов в качестве помощи от стран Большой Семерки, включая более 41 млн. долларов от АМР». ЦРП имел огромное влияние на Российский фонд федерального имущества, Комиссию по ценным бумагам и Министерство финансов России и возглавлялся Анатолием Чубайсом, а позднее Максимом Бойко.

«По словам сотрудника АМР У. Коулза создание РЦП отстранило министерства и ведомства от политического процесса и дало зеленый свет "независимому органу”, т.е. Чубайсу, Бойко, Васильеву и Гарвардскому Проекту. Такая "независимая группа, финансируемая не из правительственных структур, могла оплачиваться по рыночным расценкам”. "Создание РЦП, - пишет Коулз, - было…способом заполучить хороших ребят, таких как Максим Бойко…и группу лиц, которой управлял Чубайс и которая продолжала сидеть в Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом… РЦП, может быть, и частная организация, но выглядит политической…(также, как) Фонд "Heritage Foundation”, может, и частная структура, но реализует политические цели… и обыкновенный россиянин не в состоянии провести различие.”»

РЦП действовал, как спрут, развернув свои региональные центры (РгЦП). «Созданием РгЦП занимались три консультационные фирмы, чьи услуги также оплачивались АМР США, это Price Waterhouse, Arthur Andersen иCarana. Каждая из этих фирм отвечала за два-три РгЦП. Представители всех трех фирм утверждают, что РгЦП использовались в политических целях и предполагали определенный уровень устойчивости. Консультант фирмы Price Waterhouse, занимавшийся созданием трех РгЦП писал: ”Они создали центры, чтобы использовать их как политический инструмент.”»

Помимо работы в качестве канала прокачки иностранных денег на политические нужды, РЦП активно занимался подготовкой различных псевдо-экономических проектов реструктуризации предприятий . Истории, да и только истории еще предстоит разобраться в том, какую роль сыграла эта организация в массовом закрытии угледобывающих предприятий Сибири, что вольно или не вольно привело к уничтожению стратегически важных источников угля для Кузнецкого и Западносибирского металлургических комбинатов.

Параллельно с РЦП на деньги Госдепартамента США был создан так называемый Институт правовой экономики, зарегистрированный Правительством России в качестве неправительственной организации в 1995 г. По словам Ведль для начала ИПЭ получил от АМР США грант в сумме 20 млн. долларов, а затем существовал на средства Всемирного банка. Эта структура, которая финансировалась из американской казны, готовила проекты законов, резолюций и решений высших органов власти России.

Аналогично РЦП и ИПЭ на деньги Агентства (при определенной поддержке других доноров) была создана еще одна организация - Секретариат по ресурсам при Федеральной Комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. Задачей Секретариата по ресурсам являлось предоставление "интеллектуального капитала" (и координация действий финансируемых американцами компаний по подбору персонала).

Что касается «цветных революций» , то такая форма политических подрывных операций начала отрабатываться еще в конце 80-х годов. Первой попыткой «цветной революции» стала организация антиправительственных выступлений студентов на площади Тяньаньмэ?нь в Пекине, однако, эти выступления были решительно подавлены Правительством КНР 4 июля 1989 года. Тогда первый опыт «цветной революции» провалился, благодаря политической воле китайского руководства. Позднее в период с 1989 по начало XXI века целая серия «цветных революций» была с успехом осуществлена на территории стран бывшего социалистического лагеря и СССР. В 2000-е годы новая волна «цветных революций» захлестнула Центральную Азию. Неудачные попытки захвата власти методом «цветной революции» имели место также в 2006 и в 2010 гг в Минске (Белоруссия). К попытке организации «цветной революции», видимо, можно также отнести организованные извне волнения в Москве, в частности, на Болотной площади в 2012 году.

Схема «цветной революции» достаточно проста: полное и бескомпромиссное отрицание любых невыгодных «революционерам», а точнее их хозяевам, результатов любых национальных выборов (парламента или президента), получение извне крупной финансовой помощи, организация на эти деньги массовых волнений и постоянно действующего уличного центра политической напряженности, провоцирование сил правопорядка на силовые акции и в случае слабой политической воли государственного руководства захват власти в стране. Цель подрывной операции – организация управляемого хаоса в столице и основных городах, нарушение деятельности государственных органов, паралич власти, разрушение национальной экономики и подготовка почвы для последующих операций войны четвертого поколения. Последнее нужно понимать и иметь в виду всем, кто чистосердечно принимает участие в таких политических провокациях.

Особый интерес представляет собой технология ‘lawfare” или технология злонамеренного юридического манипулирования. Это одна из очень немногих новаций войны четвертого поколения. Она предусматривает использование законов и институтов права для достижения целей войны, одним из факторов которой является игнорирование каких-либо правил и законов или злоупотребление ими. Но об этой новации авторы намерены рассказать в своих последующих статьях.

Итак…

Резюмируя все вышесказанное можно сделать основные выводы.

  1. 4GW – это в чистом виде война, но война нового типа, в которой информационно-психологическое противоборство занимает одно из центральных мест, но не подменяет собой вооруженную борьбу.
  2. Война четвертого поколения это война без лица, постоянно маскирующаяся под различные конфликты низкой интенсивности, связанные между собой глобально единым замыслом. Это война «за головами лидеров», направленная на разложение и затем физическое подавление народа и правящей элиты. Ее главная задача –смена неугодных правительств для обеспечения, прежде всего экономических, а уж затем и политических интересов агрессора. Хотя и те, и другие интересы неотрывно связаны между собой. Но даже смена неугодных режимов - это лишь основное средство достижения глобальной цели: решение собственных глубоких угрожающих самому существованию США и Запада финансово-экономических проблем, причем решение их любым путем и любой ценой без ссылок на такие «анахронизмы», как этика, мораль, право и гуманизм.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив