Настоящая Моника

26 декабрь 2012
Автор:
Есть ли у героини сексуального скандала с Биллом Клинтоном шанс прославиться на новой книге откровений.

Есть какая-то нелепость в том, что довольно примитивные и присущие людям любого возраста и любого положения поступки, порой разрушают жизни, ставят государства на грань кризиса, испытывают политическую систему на прочность и остаются долго несмываемым и неотстирываемым пятном на всей биографии участников.

Действительно: по человечески это выглядит так – взрослый мужчина, активный, сильный и в ореоле славы девять раз встретился с молодой девушкой для орального секса у себя в кабинете. И (о, боже, что за подробности) только два из этих сеансов "офисного секса” закончились, как и принято, оргазмом. Вообще-то, по нашему, это смахивает на сексуальную катастрофу. Но, может быть, мужчина был с похмелья, может ему истрепала нервы жена, а, может, он все время думал о работе. Все это – обыденная случайность, нравится это женам или нет. Что называется, "с кем не бывает”. Достаточно вспомнить, что на большую часть офисных вечеринок в Москве например, специально не приглашают супругов – только порознь.

Но эта случайная связь стала причиной кризиса в одной из самых мощных стран мира, выцепила из архивов слово "импичмент”, стала притчей во языцех и, наконец, разрушила жизнь девушки, которая пошла на эту связь. Да и мужчине тоже не прибавила моральных очков в глазах свидетелей исторического процесса.

Конечно мы говорим о случае с Моникой Левински и Биллом Клинтоном.

То есть не просто "случай”- affair, а случай в смысле case, да такой, что полетели клочки по закоулочкам.

На самом деле, в этой истории мутно все. И не только потому , что все стороны лгали и изворачивались, но и потому, что когда читаешь знаменитый доклад Старра, не оставляет мысль «кому все это надо», а от этой мысли до теории заговора совсем недалеко. Кстати, доклад Старра называется очень серьезно: «Доклад Независимого Прокурора Кеннета У. Старра конгрессу США по делу об отношениях Президента США Билла Клинтона и Моники Левински»

Миленькая, склонная к полноте девушка из хорошей еврейской семьи (немецких и литовских корней), изучала, как водится, тихо-мирно психологию в Портленде в колледже. Что совершенно не объясняет, каким образом она попала на стажировку в Белый дом в 1996 году и собственно зачем – что это за стажировка такая для молодого психолога двадцати трех лет от роду.

Как-то из-за девушки Моники все забыли, что Клинтон в разное время и на разных государственных должностях вляпывался уже в сексуальные скандалы. Так, в бытность его прокурором, некая стриптизерша Дженнифер Фоулз объявила, что у нее уже 12 лет отношения с Клинтоном. Тогда Клинтону удалось отвертеться. Собственно, когда ахают и охают по поводу того, что «тень Моники будет всегда витать над супружеской постелью Клинтонов», я бы все-таки поменял имя на Дженнифер Фоулз – потому что 12 лет измен это вам не девять попыток орального секса, который многие и за секс-то не считают. Да и вообще в случае с политиками понятие «супружеская постель» представляется мне несколько неуместным. А уж если в доме два политика – то думается главный секс у них в голове – жажда власти – и командная работа – отражать происки врагов, всеми силами выпячивать свою респектабельность перед избирателями и всячески скрывать темные делишки и ненужную информацию от прессы.

Ведь имя прокурора Кеннета Старра всплыло совсем не случайно. Этот республиканец давно точил зуб на семейку Клинтонов – он вел расследование вокруг компании Whitewater Development, которая занималась строительством и средства в которую мошенническим образом, по мнению прокурора, вкладывала чета Клинтонов. Муж и жена – одна сатана, говорит русская пословица. И я не удивлюсь, что в случае с Клинтонами это – чистая правда. Это доказывает TravelGate – скандал вокруг того, что, по требованию Хиллари Клинтон, управделами президента незаконно уволил сотрудников транспортного департамента Белого дома. Этим тоже занимался прокурор Кеннет Даблью Старр. Он же взялся за дело, когда в 1994-м Пола Корбин Джонс подала в Клинтона в суд по поводу сексуальных приставаний и все грозилась «рассказать о его отношениях с кучей других женщин»

Так вот, именно во время расследования по Джонс, Клинтону были заданы вопросы по поводу сексуальных отношений с другими женщинами, состоящими на государственной службе – у него в офисе и вне его с 1986 года. Клинтон сказал "нет таких”. Ну, с этого дня начал потихоньку нарываться. Потому что Левински, которая у него уже не работала в Белом доме, а трудилась в Пентагоне (что там у них с психологами-стажерами происходит?) на самом деле, отбегав свое на свидания в кабинет, который пошляки всего мира начали называть не Oval, а Oral, стала делиться потрясающим знанием со своей подружкой Линдой Трипп. Линда, чьи мотивы до сих пор считаются неясными, не будь дурой, все ее признания записывала на магнитофон. И как-то очень вовремя все это слила.

Тем временем, Билл Клинтон твердил свое: что у него не было ни "sexual affair," ни "sexual relationship," ни "sexual relations” с посторонними леди. Более того, когда подошли к Левински, которая, кстати, фигурировала на процессе как потенциальный свидетель по делу Джонс (и, по мнению следствия, оказывала давление на других свидетелей), Клинтон сказал, что даже не помнит, чтобы оставался когда-либо наедине с Моникой.

28 января 1998 года в ходе процесса "Джонс против Клинтона” была раскрыта информация о сексуальных отношениях Моники и Билла. Затем доводы Джонс были признаны правдивыми, но ничтожными с точки зрения уголовного права, и она слилась со сцены.

Самое любопытное, что Клинтон пытался сказать, что оральный секс - это практически дружеское рукопожатие и поэтому на слушаньях он утверждал, что не было никаких sexual relations.

Вообще, девушка Левински оказалась с первых тактов этой пьесы в крайне незавидном, унизительном положении: тайные свидания, когда партнер к тому же не шибко настроен на взаимный секс, обесценивание этих отношений со стороны партнера ("Ну разве это был секс? Да так – ничто”), утешение в виде трофея – знаменитого синего платья со следами спермы самого могущественного человека в мире, предательство подружки Линды Трипп, ошеломляющая скандальная слава, которая последовала вслед за этим. Кстати, Трипп, которая в молодости была под статьей за воровство, утверждала, что ее порывы абсолютно чисты и патриотичны. Ну, и к тому же, отдав пленки прокурору, она избежала судебного преследования за незаконную запись частных переговров. После скандала с Левински она вышла замуж с немецкого архитектора Рауша и они содержат магазин подарков "Рождественские Саночки”.

Клинтон получил свой импичмент- не столько за овальный секс, сколько за вранье под присягой.

А что с Моникой? Похоже, что ее психика не очень выдержала мирового любопытства. Не считая града насмешек в собственной американской прессе, сложно пережить то, что твое имя стало нарицательным – от Канады до Сомали и Сахалина.

В разговорах с Линдой Трипп Моника говорила, что влюбилась:

Я знаю, что это глупо, но я не знаю, почему я к нему так отношусь. Может быть, я сумасшедшая. Может быть, в реальности никакой такой любви и нет. Может, я только себе это выдумала. Я не знаю. Я тебе говорю – я никогда не думала, что буду так чувствовать. Я не шучу… Когда я первый раз заглянула ему в глаза наедине, я увидела совершенно другого человека, нежели ожидала увидеть. И это как раз тот человек, в которого я влюбилась.

 

В свете влюбленности не стирать платье со спермой любимого мужчины все равно выглядит каким -то извращением. Или задумкой.

Никто не знает, что там себе девушка напридумывала. Но, судя по тому, как развивалась ее дальнейшая карьера в свете софитов, с нервами у нее непорядок. В 1999 году в аэропорту она отказалась давать автографы, сказав «Я не сделала ничего такого хорошего, чтобы брать у меня автограф» Тем не менее, программу Барбары Уолтерс с интервью с Моникой 3 марта 1999 смотрело рекордное количество зрителей: 70 миллионов только в Америке. Она совместно с писателем Мортоном выпустила «Историю Моники», получила 500 000 долларов разового гонорара и потом 1 миллион отчислений за продажи записей интервью с Уолтерс по всему миру.

Уважение вызывает то, что на два раза появилась на комической программе SNL, которая высмеивала ее похождения с Клинтоном – в роли самой себя. В это же время в 1999-м году с компанией The Real Monica она начала впускать именные сумки, которые продавались по интернету а также в магазинах типа The Cross в Лондоне. Ее бизнес начался собственно в ее квартире на Манхеттене, которая, как писали журналисты выглядит, как все квартиры одиноких девушек, которые только что переехали на Манхеттен. Кроме свечек и томика «Дневника Бриджет Джонс» там заметили компакт диски Jewel, Alanis Morissette и диск Bill Clinton Jam Sessions: The Pres Blows. «Президент дует» - имеется ввиду его хобби играть на саксофоне. Но конечно, тот кто подарил ей диск имел ввиду непристойные коннотации.

Спустя четыре года после скандала она бросила пить. Получила недурные деньги за рекламу средств для похудания ( Jenny Craig Inc) – потому что похудела. Но рекламу быстро свернули из-за дурных ассоциаций. Она до сих пор не считает себя знаменитостью, хотя не так давно судья рассматривая дело о сексуальном домогательстве в университете, счел выражение «Моника Левински» в устах преподавателя по отношению к студентке – грязным домогательством. Она в очень близких отношениях со своей мамой и ее новым мужем – телекомуникационным магнатом Питером Штраусом (Строссом), часто с ними путешествует.

В 2004 году в интервью Daily Mail она, оценивая, автобиографию Клинтона, горько говорит:

Он врал, защищая свое президентство, он врал насчет наших отношений...

 

Похоже что горечь как-то всколыхнулась со дна ее души. В 2005-м она закрыла свою компанию с хипповыми сумочками подалась в Лондон, где пошла учиться социальной психологии в Лондонской школе экономики. Защитилась по теме «Изучение эффекта «третьей стороны» и досудебной публичности». С тех пор тщательно избегает публичности. Тем не менее, она согласилась дать сведения своему однокурснику, который теперь видный ученый в университете в Питтсбурге – Кену Гормли для его книги, которая вышла в 2010.

Судя по всему, к 2012 году ее состояние только ухудшилось, в том числе и финансовое. Поэтому в этом году она встречалась с издательствами насчет новой книги откровений. Она обещает там вылить все детали встреч (напомню – их было всего девять, достаточно мимолетных) в Овальном кабинете и про то, что Билла терзало "ненасытное желание заняться сексом втроем, любовь к оргиям и использованию секс-игрушек всех видов". И о том что он называл Хиллари холодной рыбой и что у них уже нет секса давным-давно. За все это она хочет 12 миллионов долларов. Все это должно похоронить не только Билла, но и самое главное – Хиллари Клинтон, которая метит на высокие посты при президенте- демократе.

Ну и конечно, она опубликует любовную переписку. При этом автор переписки всего лишь один – она, да и то часть писем она так и не отправила. То есть такой разговор с самим собой, как сказал бы любой психиатр. Но деньги ей нужны. Сумки закончились. За интервью не платят. А сейчас стало ясно, что ее никто не хочет брать на работу потому, чтобы не оказаться посмешищем в глазах общественности и коллег («О, это та самая Моника у тебя работает? И как она?» – веселый смех) . Это самый большой кошмар Моники Левински в жизни и во всем она винит только Билла Клинтона. А на биологических часах уже сорок.

И жизнь впустую.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив