Сегодня американским военными экспертами и историками предлагается следующая классификация войн, которая отличается от всех прочих классификаций тем, что она фундаментально построена на изменении тактики и стратегии ведения войны, а уже потом и в значительно меньшей степени на модернизации систем оружия.

 

* Статья написана в соавторстве с Киреевым С.А.
Киреев Сергей Александрович, военно-политический аналитик, эксперт Регионального общественного объединения в поддержку развития информационного общества «Информационная цивилизация – XXI век». Родился в 1951 г. в Москве, с отличием окончил Военный институт иностранных языков (Восточный факультет) и Центральные краснознаменные курсы усовершенствования офицеров разведки, а также Финансовую академию при Правительстве России. Проходил службу на различных должностях в стране и за рубежом. Награжден медалью «За службу миру» от имени Генерального Секретаря ООН. После ухода в запас в 1991 г. работал в государственных и корпоративных структурах.

 

В конце концов, настоящее понимание истории заключается именно в том, что НЕТ НИЧЕГО НОВОГО под солнцем. В ответ на все разговоры слоняющихся вокруг интеллектуалов-аналитиков «войны четвертого поколения» о том, что, мол, характер войны фундаментально изменился, ее тактические приемы стали абсолютно новыми и т.д., я должен ответственно заявить: Не совсем…»
Генерал Мэттис, командир 1 дивизии морской пехоты США

 

За точку отсчета в данной классификации взят 1648 год, год заключения Вестфальского мира, ознаменовавшего окончание Тридцатилетней войны в Священной римской империи. Почему? Потому что после подписания этих мирных соглашений государство установило свою монополию на ведение войны. После 1648 г. сначала в Европе, а затем по всему миру войны стали вестись одними государствами против других государств с использованием регулярной армии и флота (а позже и военно-воздушных сил).

До Вестфальского мира войны велись множеством различных субъектов – этническими группами, религиозными общинами, адептами различных культурных традиций, торговыми компаниями и даже криминальными группировками. Эти войны часто были многосторонними, а военные союзы постоянно распадались и создавались вновь. Цели этих войн достигались не только на полях сражений, но и путем подкупа, убийства, предательства, измены и даже династического брака. Границы между «гражданскими» и «военными», между преступлением и войной были настолько призрачны, что иногда исчезали вовсе.

Но перейдем к самой классификации и посмотрим, какое место в ней занимает Fourth GenerationWarfare (4GW), если она вообще занимает таковое.

1. Войны первого поколения (велись армиями с применением линейной тактики. К этому типу войн относятся войны периода, начиная с Вестфальского мира вплоть до Гражданской войны в Америке. Наиболее важным здесь является то, что боевые действия велись на поле боя войсками в определенном боевом строю, что создало некую «культуру строя» в регулярных армиях. Отсюда происходит многое, что различает «гражданских» и «военных»: правила приветствия, военная форма, воинские звания и т.д. Проблема в том, что с середины XIX века строй на поле боя начал рассыпаться. С появлением массовых армий и в процессе совершенствования оружия (появление нарезного оружия, заряжаемого с казенной части, колючей проволоки и пулеметов) старая линейная тактика стала самоубийственной. С исчезновением строя на поле боя военная культура, которая в войнах первого поколения согласовывалась с понятием определенного боевого построения войск, все больше вступала с ним в противоречие. Это противоречие частично и объясняет тот факт, почему в войнах четвертого поколения регулярные войска встречаются с таким большим количеством проблем, ибо в этих войнах неупорядоченным является не только поле боя, но и все общество, в котором имеет место данный конфликт. Оперативное искусство как понятие в войнах первого поколения отсутствовало, хотя его методы и применялись некоторыми полководцами, большей частью Наполеоном.

2. Войны второго поколения (Second Generation Warfare – 2GW) стали ответом на появление нарезного оружия, заряжаемого с казенной части, колючей проволоки, пулемета и возможности ведения огня с закрытых позиций. В ситуации разрушения строя военачальники в тот период стремились хоть как-то упорядочить построение войск на поле боя. Принято говорить, что тактика войн второго поколения - это в основном тактика французской армии времен Первой мировой войны, хотя на Западном фронте немцы тактически мало отличались от французов. Война носила позиционный характер, поскольку при большом скоплении малоподвижных войск их выживание под воздействием массированного огня стрелкового оружия и артиллерии зависело исключительно от наличия мощных долговременных фортификационных сооружений и укрытий для пехоты. Эти сооружения, ДОТы и форты формировали линию фронта. Ответом на создание мощных укреплений, не позволявших наступающим войскам сходу прорывать оборону противника, стало внедрение тактики предварительного нанесения массированного огневого воздействия силами крупнокалиберной артиллерии с закрытых позиций и бомбардировочной авиации. Артиллерийская подготовка нередко продолжалась несколько дней. Тактику войн второго поколения можно резюмировать одной фразой «Артиллерия побеждает, пехота занимает». В войнах второго, как и первого поколения «подчинение превалирует над инициативой», поскольку инициатива вредит синхронизации артиллерийского огня с действиями пехоты, кавалерии и даже авиации тех времен. Войны второго поколения сопровождались формальным признанием оперативного искусства. Первоначально это произошло в прусской армии после изучения германскими генералами наполеоновских кампаний. К числу технологических факторов можно отнести более широкое использование железнодорожного транспорта и телеграфа. Интересно, что современная американская армия во многом применяет тактику войн второго поколения до сих пор (Афганистан, Ирак), но артиллерия при этом уступила место авиации. Для американцев война – это «удар сталью по цели». Однажды преподаватель тактики Артиллерийской школы в Форте Нокс, США, в раздражении сказал своим курсантам: «Я сам не знаю, почему должен учить вас всей этой старой французской ерунде, но я это делаю».

3. Война третьего поколения (Third Generation War – 3GW) иначе называется маневренной войной. Американские эксперты считают, что ее положения были впервые разработаны германской армией еще в время Первой мировой войны. В войне третьего поколения, как и в войне второго поколения военачальники столкнулись с феноменом развала войскового строя, однако, в отличие от периода войн второго поколения они уже не стремились к его восстановлению, а пытались извлечь максимальную пользу из сложившейся ситуации. В войне третьего поколения на первый план выходит не огневая мощь, а скорость маневра и темп продвижения войск. Главной задачей становилось поставить противника в неожиданную и опасную ситуацию, причем сделать это быстрее, чем он опомнится, раздавить противника психологически, а затем уже и физически. Какая либо линейная тактика пехоты была полностью отвергнута. Вместо того чтобы удерживать линию обороны, ставилась задача заманить противника вглубь, отрезать его прорвавшиеся части от основных сил и разгромить их в «мешке». В наступлении применялась тактика «германских штурмовых отрядов», разработанная в немецком генеральном штабе еще в 1918 г. Штурмовые отряды обтекали, как вода, опорные пункты противника, прорвались глубоко в его тыл и окружали его части на передовой. Такая тактика, но уже с использованием танковых и механизированных соединений, получила во Второй мировой войне наименование «Блицкриг». В отличие от войн второго поколения в войне третьего поколения предпочтение отдавалось инициативе перед подчинением. Упор делался не на слепую дисциплину, а на самодисциплину командира. В 1940 году французская тактика войн второго поколения в течение полутора месяцев полностью проиграла немецкой тактике войны третьего поколения в то время, как французская армия имела больше танков (и лучшего качества), чем немецкая. Победа была обеспечена военной мыслью, а не вооружением. Однако американские эксперты зря приписывают заслуги в разработке тактики маневренной войны исключительно немецким генералам. Еще в 20-х годах прошлого века советским военным теоретиком комкором Владимиром Триандафиловым началась разработка «теории глубокой операции», аналогичной германскому «Блицкригу». В начале 30-х годов эта теория была «изящно присвоена себе» будущим маршалом Тухачевским. Ее практическая «обкатка» началась уже в 1941 году в ходе битвы под Москвой, а затем в ходе Сталинградского сражения. Апофеозом советской тактики маневренной войны, которая показала свое очевидное превосходство над германской тактикой, стали «10 сталинских ударов» в 1944 году и Висло-Одерская операция в 1945 году.

Несмотря на очевидное преимущество тактики и стратегии войны третьего поколения, продемонстрированное 67 лет назад, большинство регулярных армий мира продолжают придерживаться тактики войн второго поколения. Они никак не могут порвать с «культурой строя», чего требует стратегия войны третьего поколения. И это одна из причин того, почему регулярным армиям всегда так трудно воевать с партизанскими формированиями. Регулярным войскам главное - нанести огневой удар по цели, а партизаны за счет своей высокой маневренности постоянно исчезают как цель огневого воздействия. По существу, партизанские формирования не отягощены «культурой строя» войн первого поколения. У партизан ценится инициатива, поскольку их отряды рассредоточены на большой площади, и их командиры опираются только на самодисциплину. В большинстве случаев армии войн второго поколения бессильны перед ними.

4. Война четвертого поколения (Fourth Generation War – 4GW) - это такой способ ведения войны, когда стороны ставят своей целью, прежде всего, достижение моральной победы над противником. Характерной чертой стратегии 4GW является то, что для реализации своих замыслов страна-агрессор использует некоего «агрессивного негосударственного субъекта» страны-объекта агрессии, т.е. силы, находящиеся в прямой политической и/или военной оппозиции к законной власти в этой стране. Государство-агрессор, не выходя прямо на авансцену, рекрутирует, вооружает, обучает и финансирует силовую и политическую составляющие этого «агрессивного негосударственного субъекта», планирует и обеспечивает его подрывные операции, как с применением, так и без применения оружия, оказывает ему международную политическую, информационную и юридическую поддержку. Война четвертого поколения, в сущности, «является развитием концепции повстанческой войны». Стратегия войны четвертого поколения опирается на фундаментальный принцип, что правильно примененная сильная политическая воля может оказаться выше экономической и военной мощи. Война четвертого поколения использует все связи общества. В отличие от войн предыдущих поколений, стороны не ставят перед собой задачу победить за счет нанесения поражения вооруженным силам противника. Вместо этого, воздействуя через эти связи, они напрямую атакуют сознание руководителей государства противника с целью подавить его политическую волю. Войны четвертого поколения могут продолжаться очень долго – не месяцы и годы, а десятилетия».(".. is an evolved form of insurgency. Still rooted in the fundamental precept that superior political will, when properly employed, can defeat economic and military power, 4GW makes use of society’s networks to carry on its fight. Unlike previous generation of warfare, it does not attempt to win by defeating the enemy’s military forces. Instead, via the networks, it directly attacks the minds of enemy decision makers to destroy the enemy’s political will. Fourth-generation wars are lengthy – measured decades rather than months and year”.) Война четвертого поколения – это война нового типа, это вооруженный конфликт с участием, как регулярной армии, так и иррегулярных, партизанских формирований, средств массовой информации, международных институтов, транснациональный корпораций, общественных объединений и движений. Некоторые военные теоретики ставят знак равенства между конфликтами низкой интенсивности, «управляемыми» конфликтами и войной четвертого поколения. Это верно только частично, поскольку кроме чисто «военных» технологий ведения войны стратегия 4GW предусматривает использование целого комплекса «гражданских» технологий, которые в рамках такой войны необходимо рассматривать неотрывно от «военных» технологий. В следующем разделе мы постараемся рассмотреть феномен войны четвертого поколения подробнее.

«В самом прямом смысле, все войны обусловлены политикой. Первые два поколения войн велись между армиями - людьми и техникой, которые сражались между собой на поле боя или на фронте с намерением уничтожить друг друга, в то время, как гражданские цели остались по большей части не затронутыми. Целями войны третьего поколения стали промышленные структуры, которые делали войну возможной, т.е. заводы, линии снабжения и железные дороги, в то время как противоборствующие армии действовали как щит, защищающий эти структуры. Непосредственной целью войны четвертого поколения становятся политические структуры, которые управляют войной».(In a very real sense, all war is driven by politics. The first two generations of war were waged between armies: men and materiel introduced to a battlefield, or onto a front, with the intent to destroy each other, while civilian targets were left alone, for the most part. Third-generation warfare was waged against the industrial structures that made warfare possible: factories, supply lines, and railroad systems, with the opposing military acting as a shield to defend those resources. Fourth-generation warfare is a direct assault on the political structures that guide warfare).

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив